Выдержки из дневников



бет1/7
Дата18.08.2018
өлшемі1.12 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ: СВЯТОЙ И ЧЕЛОВЕК

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДНЕВНИКОВ

НЕПРАВЕДНЫЕ МЫСЛИ О ПРАВЕДНОМ СВЯТОМ (Алексей Плужников)

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ДИСКУССИИ О ДНЕВНИКАХ ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО (Егор Владимиров)

***


ВВЕДЕНИЕ

Протоиерей Иоанн Ильич Сергиев (19/31 октября 1829 — 20 декабря 1908/2 января 1909) известен как праведный Иоанн Кронштадтский — уникальный святой в истории Русской Церкви, трудно найти похожего на него в святцах. Из его житий известна в целом канва его биографии, его подвиги молитвы, уникального служения литургии, общих исповедей, на которых тысячи людей каялись вслух, его милостыня, которую он щедрой рукой раздавал десятилетиями тысячам нищих и бедных. Известны многочисленные и задокументированные чудеса исцелений больных по его молитве, его девственная жизнь с супругой, обличение Льва Толстого, вступление в «Союз русского народа» и многое другое — все то, что описывает неординарного кронштадтского подвижника.

Широко известна его книга «Моя жизнь во Христе», где он рассказывает о своей внутренней духовной жизни, борьбе со страстями, о свих падениях и восстаниях, об отношениях с Богом. Этим же темам посвящены и девятнадцатитомные дневники, изданные не так давно, уже менее известные читателям.

Мы полистали эти дневники и выбрали из них те цитаты, которые можно было бы назвать «житейскими». Бо́льшая часть дневников посвящена духовной стороне жизни Иоанна Кронштадтского, но и есть немало других записей, которые приоткрывают завесу над тем, какой он был человек — не святой, а именно человек — в отношениях с близкими, в мыслях об общественной жизни и проч.

Целью нашей подборки не является какое-то желание «обличить» или «разоблачить» подвижника. Нет, мы лишь предлагаем взглянуть не на икону, а на человека — еще прежде того, как он стал «иконой». Именно крайняя степень откровенности протоиерея Иоанна Ильича в дневниках позволяет уловить черты его психологического портрета — с помощью его собственных слов. К тоже же это и штрихи к портрету той эпохи, в которой он жил.

Нам кажется, что это будет интересно читателям.



ВЫДЕРЖКИ ИЗ ДНЕВНИКОВ

Том III. 1859–1860

Михаил Измаилович [Г…] с покойною твердостию, постоянством молитвы взирал к Богу и ни на кого не обращал внимания, будучи во время чтения молитв (сам читал) выше всех и повелевая всем. Странно, что один чиновник, стоявший сзади его и плюнувший во время молитвы на пол, выслушал с уважением его выговор и стал покойно впереди. Вот какое величие и какая повелительность духа в твердых верою людях!

***

Кронштадт – город мзды неправедной, город пьянства, разврата, разбоя, картежной игры, город всех увеселений бесовских (управляющий, губернатор, секретарь Думы, стряпчий, архитектор, губернатор – не говоря о других)…



***

Если жена имеет причины подозревать меня в неискренности любви к ней, то Бог ли не будет испытывать меня в искренности любви к Нему?

***

Маминька – неприкосновенная святыня моя, к которой не должен прикасаться ни один неправедный помысел, ни одно неприязненное чувство. Чти матерь – вот характер всех моих отношений к ней: почтение в мыслях и в сердце, в словах и делах. Как к Богу, так и к матери имей почтение безусловное, мало того – благоговение всесердечное.



***

Маминьке моей подобает от меня абсолютное почтение!

Закрываю глаза и уши для всяких недостатков матери и знаю одно: что она – моя мать.

***


Маминька – святыня моя, божество мое, поколику она после Бога виновница бытия. К руке маминьки подходи, как к руке мощей святого, ничем не меньше.

***


Давши слово не раздражаться на жену, держи его. Господи, помози!

***


Смущение. Девица, встречаясь с любимым ею человеком, смущается; ненавидящий при встрече с ненавидимым – смущается; завистник – смущается; вообще преданный какой-либо страсти непременно смущается внутренно. Отчего? Оттого, что преданный страсти человек соединяется с диаволом, а он чужд всякого мира.

***


Теснота и неопрятность моей квартиры – достойное возмездие мне от Бога за утеснение мое во утробе моей и за нечистоту сердца моего. Некоторые святые подвижники намеренно жили в тесных и душных кельях или пещерах.

***


Об онанизме. Какие жалкие люди – онанисты! Как жестоко издевается над ними враг. Они – всегда робкие, боязливые, трепещущие, внутренно смятенные. (После исповеди.)

***


Если огонь в правом боку – значит, диавол вошел в сердце и жжет его; если в левом – значит, от чувств покаяния и сердечного сокрушения во грехе он на пути к выходу: входит правым, выходит левым боком.

Что мудреного, что бес скрывается в рукомойнике? И мы молили при Таинстве Крещения: да не утаится в купельной воде демон темный.

***

Нынешнее образование – не образование, а безобразие, потому что проникнуто совершенно духом мира, а не духом Господним, не духом веры и благочестия. Правда, есть Закон Божий, и хоть он поставлен в программе на первом месте, но на деле больше оказывается последним; и по причине [предзанятой] воспитанниками и воспитанницами любви к миру, и по причине растленности человеческой природы грехом – ему мало сочувствуют, а без сочувствия – что за польза от знания? Сочувствие вводит в жизнь всякое знание. К этому прибавьте светские журналы, дышащие совершенно духом света, легкие, игривые, наполненные карикатурными примерами разных страстей человеческих, над которыми читающие любят только смеяться (вообще над другими любят посмеяться, а не заимствовать из них уроки для своей жизни, чему почти нет или совсем нет примеров), – и тогда судите, как ждать от общества духа христианского, духа спасения, духа церковности! Ни Христа, ни Креста там нет в сердце, только с виду.



***

Пред собранием многим Царскую фамилию перечисляй с лицом веселым и благодушно.

***

Чтобы научиться тебе любить как должно любящего Господа, научись прежде любить любящую жену свою: не раздражайся на нее и не оскорбляй ее.



***

У меня обедают свои, то есть братья моей жены. Я должен этому радоваться.

***

За границу уехал. Бывает часто, особенно в нынешнее время, что люди одного с нами отечества за границу уезжают и там живут и с тамошними людьми во общение и дружбу вступают, а своих соотечественников презирают и устно и письменно их бесчестят. Это зовут заграничною жизнию. Но эта заграничная жизнь называется так не в собственном смысле; в собственном же смысле надобно назвать заграничною ту жизнь, которая настанет для нас по разлучении души от тела, – вот по справедливости должна быть названа заграничною жизнью, потому что переходит за границу этого мира и этой жизни; в ней – все заграничное или чрезграничное, то есть совсем не то, что в этом мире: иной образ жизни, иные потребности, иные радости, иные скорби и мучения – все иное. Вот о той жизни нам следует заботиться: как бы нам отсюда – с земли, благополучно и с благими видами отправиться за границу этой жизни и там упокоиться на месте света и прохлаждения. А наши обыкновенные выезды за границу что иное бывают большею частию, как не средство к веселому препровождению времени, которого некуда праздным людям девать; а еще больше – как не средство к растрате накопленного богатства, для которого в своей благословенной стране нет места?



***

Бегайте курения табаку, особенно излишнего. Курение – прямо противоестественное дело. Уста даны вовсе не для того, чтобы есть ими дым. Дым не питателен, спросите хоть у кого угодно, и пищеварению не способствует. Дыхание существует у нас вовсе не для того, чтобы дышать дымом. Иное дело – обонять благоухание кадила или другие ароматические запахи. Табак, по признанию опытнейших и умнейших медиков, решительно вреден для здоровья, особенно для слабых природ, притупляет душевные способности и всего человека делает слабым и недеятельным, малоспособным, а больше и совсем неспособным к важнейшим, требующим времени и усилий предприятиям.

***

Священный журнал – Пресвитер.



Ко всем состояниям жизни приспособлены журналы. Как проходить высокое, пастырское служение – нет журнала.

Т. IV. 1860–1861 гг.

Пироги — враги. Верно.

***

Деньги — пыль.



***

Не допускать явных пьяниц и прелюбодеев до причащения. Сделать перегородку для исповеди и поставить сторожа.

***

Не есть в скором времени после чаю и булки [опять] булки с чаем.



***

Братий принимай так, как будто бы они у тебя и жили, как свою плоть.

***

Отчего преданный чувственности, простой, грубый народ любит громогласное пение? Очень просто это решить: чем грубее душа, тем больше она подавлена житейскими страстями, тем сильнейших возбуждений требует она для своего пробуждения. Окаменелое сердце от громогласного пения размягчается, потрясается.



***

Бросить и совсем курить. Преосвященный Феофан грозил, когда курил я, а сам он был в язве от Бога и в печали, и в озлоблении о вверенной ему пастве. От табаку и ночь не спал.

***

Сам лакомишься – ничего, а другие – жалко и досадно. Чего себе, того и другому не жалей. Пренебреги всем снедомым, как гноем. Люби всех, как себя.



***

Чтение светских книг отдаляет от чтения духовных книг: там – дух мира, а здесь – Дух Божий, но одно другому противоположны. Потому весьма мало между людьми, читающими светские книги, таких, которые бы с удовольствием читали духовные. Большинство читает светские журналы и никогда не заглядывает в Библию или в Евангелие в частности. Хорошо, в ком благочестие глубоко укоренено: тот читает без вреда для души и светские книги, но не оставляет и духовных, и больше читает духовные, чем светские, особенно слово Божие. Как вредна для бессмертной души светская литература, говорит опыт каждого.

***

Журналистика есть сеть, ловушка диавольская, посредством которой он ловит христиан в вечную погибель (болтливостию) празднословием, многословием и пустословием. Всмотритесь, и увидите, что так. Жалки и журналисты, и их страстные читатели.



***

Еще я в Академии был тунеядец, потому что был ленив и едва не самый последний из студентов, бессловесен в классе и на экзаменах, однако же чудом Божией благости благополучно кончил курс и получил отличное место. Между тем я так глуп, нерассудителен, скуп, что ныне не терплю людей, пользующихся часто даром моим столом. Неблагодарность пред Богом крайняя! Бессмыслие бесконечное!

***

Все, не имеющие брачного законного соития, ведайте и помните, что вам для сохранения своего тела в чистоте и целомудрии нужно осторожно, с рассмотрением употреблять пищу и питие, и именно в скоромное время употреблять меньше питательной пищи: мяса, молока, яиц и пить вина, пива, а в постное – стараться или не есть свежей рыбы вкусной, или есть умеренно, и притом соленую: наше тело очень не много требует для поддержания его сил и здоровья, и если вы будете употреблять пищи и питья больше, чем сколько следует, то природа будет усиливаться извергнуть лишнее от себя чрез извержение семени; от того будет происходить раздражение половых органов и требование природы удовлетворить им, требование, которого вы виною будете сами. Не пейте много сладкого чаю и не кушайте много сладкого – это также влечет за собою извержение семени.



***

Почему Церковь часто молится о царском доме? Потому, что земной царский дом носит на себе образ небесного Царского Дома, содержащего всю тварь, – Бога Отца, Сына и Святого Духа.

***

Чтобы не впасть в руки алчного к деньгам врача, не будь скуп в раздаянии милостыни бедным, будь щедр к своим и наблюдай строго умеренность в пище и питии.



***

Ты горд или сребролюбив – злая жена дана тебе для наказания, ибо Бог наказывает нас чрез наших же присных; так и жену Бог укрепляет в терпении и очищает грехи ее пьяным и буйным мужем, который понесет от Бога должное наказание своим грехам, и тем скорейшее и жесточайшее, чем он пьянственнее и жесточе к своей жене.

***

Много ли для христианина нужно? Немного. Мир Христов в сердце и уломок хлеба для желудка да воды стакан.



***

Об идолопоклонстве христиан. Фотографические портреты питают тщеславие и служат идолопоклонству.

У иного идол – одежда, у иного – пища, у иного – орденок.

***


Припомнить разговор Петра Константиновича о блудницах, о жизни их, о раболепстве их мужчинам и содержательницам, о количестве их соитий в один день, о скотоподобности их, о побудительных причинах, по коим они поступают в вольные домы: готовая пища, питье (вино, пиво, мед), нарядная одежда, мягкая постель, беззаботная жизнь; чужды они упования на Бога. Количество блудниц до трехсот. Как допускать их к Святым Тайнам? Причины, от которых распространяется блуд: советы докторов, их неправильные суждения о здоровье человека.

***


Если тебе легко приходят целые рубли, то не удивляйся и не жалей, если и от тебя уходят легко целые же рубли: по приходу как-то всегда бывает и расход. Не стоит приписывать большую цену тому, что легко приходит.

***


Если Бог судит быть протоиереем – позаботиться о том, чтобы на театрах и в цирках не было соблазнительных картин и зрелищ, особенно богов и богинь языческой мифологии; по сношению с гражданскою властию воспретить на праздники и в самые праздники театры или, по крайней мере, сильнее говорить об них в церкви. Вообще, крепче озаботиться о нравственности народной. Помоги, Боже! Закрывать во время службы в воскресные дни питейные домы, лавки, воспрещать работы, чтобы святились дни Господни.

***


Лютеране – антибиблеисты: священства не имеют, которое ясно установил Сам Христос. Кроме того, надо припомнить, что сделал Господь с Дафаном и Авироном, восставшими на священство и дерзнувшими сравнивать с ним себя и всего Израиля!

***


Виды убийства, кроме обыкновенного убийства:

1) когда матери принимают разные детоубийственные составы, чтобы умертвить зародившегося младенца;

2) когда младенца, уже рожденного и крещенного, поят какими-нибудь убийственными составами, чтобы избавиться от забот и беспокойств и издержек; хотя храняй младенцы Господь и отнимает смертельность у пития, даваемого младенцу, но матери должны считаться убийцами, как совершившие уже убийство в намерении. Маловерные, отчаянные матери не надеются на Господа, Кормителя всех! 3) Когда не берегутся матери, имея в утробе младенцев; 4) когда рожденных отдают в воспитательный дом и отказываются от них навсегда или подкидывают их к чужим домам; 5) когда просто чем-либо убивают их.

Соблазны: 1) когда мужчины или женщины возрастные соблазняют молодых девиц и отроков или юношей к беззаконному соединению. Горе тому, через кого соблазны приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов…; 2) когда соблазняют к отступлению от веры православной в неправое исповедание или в раскол; 3) когда соблазняют к нарушению присяги или клятвы, к пренебрежению долгом христианским, например, исповедью, причащением или хождением к службе в праздничные дни, к пренебрежению общественною службою.

Пятая заповедь. Многие родители страдают от непочтения, оскорблений, бешенства и злобы своих детей. Вразумить.

***


У профессора Костомарова мать – простая баба, и он почтительнейший сын.

Том V. 1862 г.

Улучшение вещественного быта сопровождается мучением от лукавого, злобного, завистливого духа. Опыт. Даровая денежная прибыль – мучение; дареная одежда – мучение; исправленная, нарядная квартира – мучение.

Увы! Я впал в материализм, ибо скупец – материалист.

***


Сильно пострадал я сегодня за огорчение на диакона Петра Алекс. во время обедни за монотонное и растянутое чтение праздничного Евангелия и за усумнение в нахождении Господа в пречистой Его Крови. О! Как диавол теснил и палил меня. Проповедь едва говорил голосом страдальческим, голосом скорби и тесноты. Молебны едва служил – совсем расслабел. Какое нужно незлобие и снисхождение к немощам брата во время службы! А диавол вызывает на злобу из-за самого благовидного предлога.

***


Внимай: не люби больше жену свою, чем Господа. Например, если ты ради Господа сохраняешь пост, не решайся есть скоромное ради любезной просьбы жены; или, если ты решился не ужинать вечером или не пить чаю, не сядь за стол и не измени своему благочестивому намерению.

***


От употребления вина ноги болят. Опыт.

Реже в баню ходи. От бани толку мало. Расслабляет только. Впрочем, изредка полезно.

Не спать днем – великая польза. Прекрасный, здоровый сон ночью. И непродолжительный сон прекрасно восстановляет силы.

Кисель овсяный с сытой варить. Фасоль, овсянку.



Том VI. 1864 г.

Дым не дыми, вода не плесни, пальцем меня не тронь, рукой не толкни, на ногу не наступи, панталоны до задницы не дотронься – вот какая нетерпеливая, гадкая плоть наша, или ветхий наш человек! Просто беда! Чуть не по нем что – раскапризничается, разозлится.

***

Чай раздражает внутренние нервы, он – большое пособие врага бесплотного.



***

Курящим табак, особенно детям, я не дал бы дышать свежим воздухом, не дал бы есть-пить дотоле, пока они будут курить: питайтесь, дескать, табаком, когда вы до него жадны, когда вы извратили природу. Да и чай распаляет плоть и кровь и питает страсти.

***

4-е число октября достопамятно наигорьким искушением для меня. Венчал я три свадьбы с диаконом Петром Александровичем и во время первого венчания искусился его вялостью и неповоротливостью – огорчился на него и потому не мог докончить венчания свадьбы, то есть не мог выговаривать слов по причине препятствия засевшего в сердце сатаны. После венчания были крестины – их совершил непреткновенно, твердо, при народе, собравшемся для второй свадьбы. Я думал исправить свою погрешность исправным повенчанием второй и третьей свадеб, но мой брат Петр Александрович соблазнил меня опять своею вялостью, тупостью и неповоротливостью, и я совсем растерялся и смутился, не мог совершенно венчать, связанный сатаною по ребрам моим; третью свадьбу венчал также скверно: преткнулся в самом начале и не мог читать молитв; под самый конец явился некоторый дух умиления во мне, и я исправно кончил венчание. Вот теперь-то я познал сатану и его злобу, да и свое самолюбие и злобу. Зачем мне было огорчаться на вялость и неповоротливость брата моего? Разве не может брат мой искушаться так же, как я? Разве не может бывать с ним замешательство, тупость и вялость, как и со мною? Он благочестивый человек, и враг его искушает так же, как и других благочестивых. Разве я сам без слабостей и преткновений? (…)



***

Всё считай за помои: вино, чай, кофе, сливки, молоко – всё, когда это предлагается человеку. Ибо кто человек? – Образ Божий. Для кого всё? – Для человека. Человек бесценен, а всё земное пред ним ничтожно.

***

Вчера (26 октября) враг смутил, омрачил и стеснил меня клеветою на сослужащего диакона Александра: показалось мне, что диакон может утаивать деньги из братской кружки по причине записи их в двух местах, а не в одном: в книжке и на листе бумаги. Как ядовита была эта клевета! Как мне было тесно, тяжко! Как я был посрамлен сам в себе! Даже до отчаяния в помиловании Божием доходило! (…)



***

В баню как можно реже ходить, месяца через три, и то по требованию телесной нужды. Баня расслабляет. Кофе не пить: кофе раздражает нервы и душу.

***

Ужалил меня сегодня враг сребролюбием в бане (за тестя заплатил) и дома пищелюбием (брат Константин за вечерним чаем). В какую тесноту, скорбь, омрачение, бессилие поверг он меня в тот и другой раз! Какими сетями опутал! (..)



***

Не зазнавайся с тестем. Помни его благодеяние тебе: дочь его (кормление, одеяние ее, воспитание ее) – за тобою, тебе отдана, и с местом его. Теперь вы кормите его на месте его, одевайте его, покойте его, как он некогда беспокоился за всех.

***

Надо возобновлять время от времени ласки к супруге, иначе любовь может погаснуть. А ведь жену надо любить, как свое тело. (..)



***

Курить в моих комнатах – это хуже, чем мараться под себя в моем жилище, при моих глазах. Курящие табак недостойны дышать воздухом, ибо по безумию избрали для дыхания дым, которым ни одно животное не дышит, которого всякое животное отвращается, всякая птица, насекомое.

Не от вас ли, окаянные курильщики, не от вашего ли плотского самолюбия всепожирающего распространилось столько нищих? Не от вас ли, пожирающих дары Божии, многим нечего есть, пить, нечем одеться, нечем за квартиру заплатить? Не оттого ли, что вы пожигаете ни за что, для пустого удовольствия своей плоти дары Божии и не хотите делиться ими с нищими своими братиями, да еще и браните и преследуете их? Курение ваше делает вас язычниками, хуже язычников, – ни пища, ни питье, а самая нелепая прихоть курение табачное. Вы знать не хотите заповедей Христа Спасителя нашего о любви к ближним: да любите друг друга, ибо вы считаете должным любить только себя и презирать бедных. Взыщется с вас за эти сигары ваши, папиросы ваши, трубки ваши; смотрите, остерегитесь, не пришлось бы вам сгорать вечным огнем, как вы теперь жжете в зубах ваших папиросы ваши. (..)

***


Как любит, ценит, уважает, ласкает меня неизменно жена моя, Богом данная мне подруга жизни! Так ли я люблю, уважаю, ласкаю ее?

***


Новая, хорошая скуфья едва сегодня не расстроила всей [молитвы]. О, какую бурю адскую воздвиг во мне сатана! Ужас, исчезновение, да и только! Теснота и скорбь крайние! А из-за чего вся беда? Из-за одного мгновенного жаления скуфьи, что дымится от дыму кадильного. Вот нелепость! Вот как убийственно и на мгновение пожалеть чего-либо земного во время богослужения. Так и дома: пожалеешь сластей для ближнего – и беда: теснота, мрак, зло, посрамление лица так и овладеют тобою!

***


Что причина нашей холодности к вере, к Церкви? Чувственные наслаждения – чай, кофе, табак, театр, игры в карты, в шахматы, в шары. Они сделали сердца людей грубыми, земными, как бы навозными червями, живущими в навозе. Они отбили людей от веры, от молитвы, от Церкви. А сердце (дух) просто: один очень приятный глоток сладкого питья может нарушить его равновесие, одна приятная струя табачного дыма.

***


Молоко есть блуд. Мясо тоже. Сласти – тоже.

***


Священник, служащий в соборе раннюю обедню, должен наблюдать в городе за тем, чтобы питейные домы и гостиница были заперты во время обедни и до обедни, и предписать всем содержателям этих домов и домохозяевам, чтоб наблюдали за этим. В церкви во время обедни поздней тот же священник наблюдает за порядком, чтоб не разговаривали, не смеялись, не ходили в неприличной одежде. Поставить из сторожей представительного наблюдателя, который, невзирая на лица, должен останавливать бесчинных.

Иереям, диаконам, чтецам внушать служить благоговейно, громко, раздельно, неторопливо. Буди! Не велеть мести в церкви пол между ранней и поздней обеднями: от пыли душно и тяжело для легких и всего человека.

***

Ветхозаветная история – фотография новозаветной.



***

Жена, не нежь мою плоть — злодейку, мерзавку – теплыми одеялами.

***

В хорошем, чистом подряснике не мыться, в нуж. место не ходить, не молиться дома.



Том VII. 1863–1864 гг.

Урчание есть прелесть вражия. Не обращать на нее внимания.

***

Всякий человек: православный христианин или неправославный – католик, лютеранин, англиканец, еврей, магометанин, даже идолопоклонник – есть ближний мой, есть я, и я должен любить его, должен уважать его и заботиться о его спасении, как о своем.



***

Синод взял ключ разумения, сам не входит в Царство Небесное и хотящим возбраняет, держит народ в ослеплении. Мысли одного светского человека. Правда ли?

***

И чрез фотографию враг занимает нас суетою и отвлекает от единого на потребу, и картами, и даже пищею и питьем, деньгами…



***

Ты желаешь камилавки бархатной, а какая была камилавка у Спасителя? – Терновый венец. Какие ордена были у апостолов? – Не золотые ордена, а стальные мечи, и мечи эти их обезглавили. Ты желаешь креста золотого? А какой крест был у Спасителя? – Деревянный, и на нем Он был распят. А ты хочешь украшаться да тщеславиться златым крестом! Какие кресты были у апостолов? – Деревянные, и на них они были распяты за то, что служили спасению людей день и ночь. Ох мы, окаянные грешники! На дела благочестия и самоотвержения ленивы, а хотим, чтоб нас за наши незначительные труды награждали. А не угодно ли вам, братья, получить за вашу службу, положим, весьма добросовестную и успешную, крест в собственном смысле, то есть неправду, лишения, оскорбления? Не угодно ли вам получить мзду многую на небесах за то, что вы не получите здесь награды за ваши богоугодные и полезные обществу дела? (..)

***

Когда услышишь от кого-либо отзывы о себе, что с женой не соединяешься, к жене не прилепляешься, говори: Мне прилеплятися Богови благо есть.



***

Дома бывши уже, огорчился на жену, и опять уязвился уже после вечерней молитвы. Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы! Я забыл эту заповедь Божию, Апостолом данную. В горечи сердца говорил с нею, грубо, нелюбовно, хладно – за ее любовь, ласки ко мне! Теснота в груди была, беспокойство. Приласкал ее, помирился с нею – и легко стало. Спал спокойно. А пред этим огорчился на то, что сахар крупно кто-то наколол, – и тоже уязвился, уранился. Но на вечерней молитве слезами отмыл этот грех. Лукавое сердце ко всему придирается, чтоб поссориться с ближними. Деньги с жадностию считал.

***

В Страстной Вторник я заметил одного офицера идущим в дом любодеяния. Хотел остановить его, но опоздал. Не постави мне, Господи, греха сего! А сего офицера вразуми и накажи. Чему только учились эти офицеры?



***

Во всех журналах и газетах, которых умножилось до невероятности много, дышит дух земной, антихристианский, богопротивный; между тем как христианин (в надежде) есть гражданин неба и должен мудрствовать о небесном. Языческая древняя письменность была, кажется, лучше и чище, возвышеннее по своему началу и побуждениям, чем письменность народов христианских (Пушкин). (..)

***

Неблагодарность к тестю за хлеб-соль и за всё, к этому старцу, отдавшему за тебя дочь свою, много и горячо тебя любящую, и место свое (хотя и по болезни) есть гордость пред ним, презрение его и неблагодарность пред ним. Чти отца твоего (ибо муж и жена – одна плоть, и отец ее есть твой отец)…



***

О проповедях, произносимых отцом Матфеем, старец Евтихий отозвался так, что он как сказки размазывает их, то есть лицемерно, и болезновал о нем.

***

Не говори: я священник, меня должны уважать, мне должны уступать, меня должны извинить, если что неладно скажу или сделаю. Нет. Ты уважь, ты уступи другим, ты извиняй, а сам всегда смиряйся и будь к себе самому как можно строг. Будь пред людьми как дитя кроткое, смиренное, незлобивое, уступчивое простодушное.



***

Старец Евтихий сокровенности женские узнаёт, тогда как я не подозревал. Мысли узнаёт самые беглые.

***

Сегодня (5 января) во время утрени был я совершенно непотребным сосудом Владыки по душе и телу: сердце занято было врагом, горло заложило, голосу не было, и служение было бессердечное, унылое, никуда не гоже, а всё от чего? – От чревоугодия и многоядения, и именно от сухарей со сливками, да еще от малинки. Истинно. Вот тебе и лакомься. Через лакомство соединяемся с диаволом.



***

Брат Алексей изменился к худшему оттого, что не держит пост, да и все они.

***

Люби их, говорил старец Евтихий, свою-то собратию, – священников, зная мое сердце, что я их не очень люблю; давай им больше действовать – служить молебны, крестины, больных причащать и пр.



***

После крестин садятся играть в карты, и часто сам кум и кума. Вот и показать им, что они солгали, сказав: отрицаюсь сатаны и всех дел его, они тут же опровергают слова свои; сребролюбие, которое движет картежною игрою, есть дело диавола; праздность и рассеянность – тоже. Оправдания опровергать: я не картежник, говорят, по малой играю, а те картежники, которые помногу играют и ночи проигрывают. Этак, кажется, и грешников нет. Пред крестинами спрашивать (если в доме): будет ли комната сохранена в святости? Будут ли в ней делаться дела диавола? Если увидишь, например, играющих в карты в этой комнате, обличи, ссылаясь на их собственный разум и правила благоприличия даже светского.

***

Исполняйся Духом, а не чаем. (..)



Крепкий чай пить особенно много (стакана три-четыре и пять) – беда для священника: сильно раздражает нервы и Духа Святого изгоняет. Опыт.

***


Церковь. У диавола нет ли церкви? Есть: театр. Есть и свои священники – актеры.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет