Вестник нгу. Серия: Психология. 2009. Том 3, выпуск 1 И. В. Савкин, Т. П. Пушкина, Е. К. Букин, Е. В. Казаева, А. В. Бечикова, Е. В. Зонова, В. Г. Орловский, 2009



Pdf көрінісі
Дата25.10.2018
өлшемі232.63 Kb.

 

 

 



ISSN 1818-7919. Вестник НГУ. Серия: Психология. 2009. Том 3, выпуск 1 

© И. В. Савкин, Т. П. Пушкина, Е. К. Букин, Е. В. Казаева, А. В. Бечикова,  

Е. В. Зонова, В. Г. Орловский, 2009 

 

 



 

 

УДК 159.9.072



 

 

И. В. Савкин 

1

, 



Т. П. Пушкина 

2

, 



Е. К. Букин 

3

, 



Е. В. Казаева 

3



А. В. Бечикова 

3

, 



Е. В. Зонова 

4

, 



В. Г. Орловский 

3

 

 



Институт клинической иммунологии СО РАМН 



ул. Ядринцевская, 14, Новосибирск, 630099, Россия 

 



Новосибирский государственный университет 

ул. Пирогова, 2, Новосибирск, 630090, Россия 

 



Новосибирский областной центр по профилактике 



и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями 

ул. Широкая, 15, Новосибирск, 630108, Россия 

 



Институт клинической и экспериментальной лимфологии СО РАМН 



ул. Арбузова, 6, Новосибирск, 630117, Россия 

 

E-mail: vs@online.nsk.su 



 

 

ПСИХОДИНАМИКА ДИСБАЛАНСА ИММУННОЙ СИСТЕМЫ 



 

Проведено  сравнительное  исследование  личностных  особенностей  пациентов  со  сниженным  иммунитетом 

(ВИЧ-инфекцией) и аутоиммунными процессами (ревматоидный артрит). В качестве экспериментальных методик 

были  выбраны:  опросник  Келлермана-Плутчика,  тест  фрустрационной  толерантности Розенцвейга,  метод  порт-

ретных выборов (тест Сонди в адаптации Собчик). В ходе исследования для данных пациентов были выявлены 

статистически достоверные различия по широкому спектру показателей, среди которых: уровень активности Су-

пер-Эго, уровень экспансии Эго, баланс ауто- / гетероагрессивности. 

Ключевые слова: иммунная система, психодинамический подход, психосоматика, ВИЧ-инфекция, ревматоид-

ный артрит, Эго, Супер-Эго, агрессивность. 



 

 

Введение 

 

Вопрос  взаимосвязи  между  различными 

психиатрическими  симптомами  и  синдро-

мами,  а  также  иммунными  функциями  

устойчиво фигурировал в научных публика-

циях  на  протяжении  многих  лет.  В  ранних 

исследованиях,  проводимых  с  участием 

психиатрических  пациентов,  сообщается  об 

ассоциации  психотических  состояний  с  из-

менением количества лимфоцитов [Freeman, 

Elmadjian, 1947; Phillips,  Elmadjian, 1947]  

и менее выраженным B-клеточном ответе на 

вакцину  против  коклюша  [Vaughan  et  al., 

1949


].  В  дальнейшем  иммунологические 

корреляты  были  выявлены  для  целого  ряда 

психиатрических  расстройств  [Kiecolt-

Glaser et al., 1984; Appelberg et al., 1997; Na-

gata, 1999

]. Однако подавляющее большин-

ство  исследований,  сфокусированных  на 

психопатологии,  посвящено  иммунологиче-

ским  измененениям,  ассоциированным  с 

аффективными  и  тревожными  симптомами 

и  расстройствами.  В  ряде  исследований  при-

водятся доказательства того, что депрессия и 

тревога  усиливают  продукцию  провоспали-

тельных  цитокинов  включая  интерлейкин-6 

[Maes et al., 1995; Maes, Song et al., 1998; Den-

tino et al., 1999; Maes, Lin et al., 1999; Appels 

et  al., 2000

].  Также  выявлена  ассоциация 

между  повышенной  заболеваемостью  и 

смертностью  и  депрессивными  и  тревож-

ными  расстройствами  [Appels  et  al., 2000; 

Kiecolt-Glaser  et  al.,  2002

].  Помимо  депрес-

сивных синдромов, депрессивные симптомы 

также  могут  провоцировать  иммунные  из-

менения,  сказывающиеся  на  общем  состоя-

нии  организма.  Например,  депрессивные 

симптомы  ассоциированы  с  понижением 

уровня CD8+ T-лимфоцитов и повышением 

частоты  генитальной  герпес-вирусной  ин-

фекции (ВПГ-2) [Kemeny et al., 1989]. 


76                                  Психологические исследования 

 

 



Депрессивные  симптомы  у  ВИЧ-серопо-

зитивных  мужчин-гомосексуалистов  ассо-

циированы  с  пониженным  уровнем  CD4+  

T-

лимфоцитов, повышенным уровнем B-лим-



фоцитов  и  маркера  иммунной  активации 

(HLA-DR


),  невзирая  на  соблюдение  здоро-

вого  образа  жизни  и  поддерживающую  ме-

дикаментозную  терапию  [Kemeny  et  al., 

1995


].  Особого  внимания  заслуживает  тот 

факт,  что  депрессивные  симптомы  не  ассо-

циированы  с  вышеперечисленными  эффек-

тами  у  ВИЧ-серопозитивных  мужчин-гомо-

сексуалистов,  чьи  сексуальные  партнеры 

умерли от СПИДа [Ibid.]. 

Клинически  диагностированное  тревож-

ное  расстройство  также  ассоциировано  с 

иммунными изменениями. Так, для пациен-

то в  с  генерализованным  тревожным  рас-

стройством,  понижение  уровня  экспрессии 

рецептора  интерлейкина-2  на  поверхности 

лимфоцитов  ассоциировано  с  повышением 

количества  навязчивых  мыслей  и  повыше-

нием  количества  пропущенных  рабочих 

дней  по  причине  респираторных  инфекций 

верхних  дыхательных  путей  [La  Via  et  al., 

1996


].  Кроме  того,  пациенты  с  генерализо-

ванным  тревожным  расстройством  или  па-

ническим расстройством имеют сниженный 

уровень  пролиферации  лимфоцитов  при 

стимуляции ФГА и продукции интерлейки-

на-2 [Koh,  Lee, 1998].  Повышение  уровня 

симптомов  группы  ПТСР  и  навязчивых 

мыслей у жертв ураганов ассоциировано со 

снижением цитолитической активности НК-

клеток,  что  может  быть  опосредовано  при-

ступами  бессонницы  [Ironson  et  al., 2007]. 

Ветераны  Вьетнама  с  диагностированным 

ПТСР  и  другими  тревожными  расстрой-

ствами  через  20  лет  после  войны  имеют  

более  высокий  уровень  T-клеток  и  CD4+  

T-

клеток и более выраженную реакцию ГЗТ 



на ряд антигенов по сравнению с ветерана-

ми  без  психиатрических  заболеваний  [Bos-

carino,  Chang, 1999

].  Высокий  уровень  

тревожных  симптомов  ассоциирован  со 

снижением цитолитической активности НК-

клеток через 1 неделю после проверки ВИЧ-

серостатуса  у  ВИЧ-серонегативных  муж-

чин-гомосексуалистов [Ironson et al., 1990] и 

со снижением иммунного ответа на вакцину 

против  гепатита  B  у  студентов-медиков 

[Glaser et al., 1992]. 

Здоровый  образ  жизни  рассматривается 

как  кофактор  во  взаимоотношениях  между 

психопатологией  и  иммунной  функцией. 

Так,  курение  обладает  синергизмом  с  де-

прессией  относительно  снижения  уровня 

цитолитической  активности  НК-клеток 

[Jung, Irwing, 1999

], а снижение физической 

активности  модулирует  ассоциацию  между 

депрессией  и  пролиферацией  лимфоцитов 

[Miller et al., 1999

]. У пациентов с клиниче-

ской депрессией и соматических  пациентов 

с  депрессивными  симптомами  объективные 

и субъективные индикаторы нарушений сна 

имеют значимые ассоциации с уровнем ци-

толитической активности НК-клеток [Irwing 

et  al., 1992

] и общим количеством T-клеток 

[Savard et al., 1999

]. Вообще, нарушения сна, 

которые  являются  депрессивными  симпто-

мами,  могут  иметь  ряд  иммунологических 

коррелятов  [Irwing  et  al., 1992; Appelberg  

et al., 1997; Savard et al., 1999; Ironson et al., 

2007]. 


Таким образом, на данный момент суще-

ствует целый ряд доказательств взаимосвязи 

между  психопатологическими  симптомами 

и  расстройствами  и  иммунологическими 

альтерациями. Более того, в настоящее вре-

мя аффективные нарушения постулируются 

как  ключевой  психологический  модулятор 

иммунной функции, первичный по отноше-

нию к таким факторам, как личностные осо-

бенности и межличностные отношения. 



Личностные особенности и иммунитет

Личностные  характеристики  и копинг-стра-

тегии отражают индивидуальные отличия в 

распознавании и реакции на стрессоры, ко-

торые могут влиять на иммунную функцию. 

Отражая  общие  тенденции  в  психосоматиче-

ской  медицине  того  времени,  в  большинстве 

работ  до  1970  г.  производились  попытки  со-

отнести  личностные  черты  с  отдельными 

заболеваниями.  Так,  например,  исследова-

тели  пытались  идентифицировать  личност-

ные  качества,  предрасполагающие  к  аллер-

гическим заболеваниям [Mitchell et al., 1947; 

Feingold  et  al., 1962; Cassel,  Fisher, 1963;  

Ely et al., 1963; Solomon, Moos, 1965; Jacobs 

et al., 1966; Freeman et al., 1967]: 

кожная ре-

активность  при  инъекции  аллергенов  была 

слабее у испытуемых с личностными стиля-

ми,  описываемыми  как  пассивный,  негати-

вистичный,  избегающий,  несчастливый, 

тревожный,  неудовлетворенный  и  импуль-

сивный;  пациенты  с  ревматоидным  артри-

том, у которых не выявлялся ревматоидный 

фактор в сыворотке крови, были более тре-

вожными и дисфоричными, чем пациенты, у 

которых он присутствовал. 


Савкин И. В. и др.

 Психодинамика дисбаланса иммунной системы                  77 

 

 

Специфические  личностные  характери-



стики  –  такие,  как  мотивация  на  учебные 

достижения и уровень агрессии, ассоцииро-

ваны  с  иммунологическими  вариациями. 

Среди кадетов военной академии повышен-

ная  мотивация  на  успешность  в  обучении 

ассоциирована  с  худшими  академическими 

успехами  и  повышенной  подверженностью 

ВЭБ-инфекции [Kasl et al., 1979]. Агрессив-

ность в виде проявления симптомов антисо-

циального  личностного  расстройства,  по 

DSM-III-R

,  положительно  ассоциирована  с 

уровнем  T-  и  B-клеток  у  мужчин  военно-

служащих,  причем данный  эффект  не  зави-

сит от уровня тестостерона, возраста и кли-

нического статуса [Granger et al., 2000]. 

Копинг-стратегии,  ассоциированные  с 

изменениями иммунных реакций, включают 

подавление,  отказ,  избегание  и  сокрытие. 

Стратегия  подавления  ассоциирована  с  по-

ниженным  уровнем  моноцитов,  повышен-

ным уровнем эозинофилов и глюкозы крови 

у  соматических  пациентов  [Jamner  et  al., 

1988


], а также с повышенным титром анти-

тел к ВЭБ у студентов-медиков, связанным, 

вероятно,  со  сниженным  ответом  T-клеток 

памяти на латентную форму вируса [Esterl-

ing et al., 1990

]. Среди членов семьи пациен-

тов,  перенесших  трансплантацию  костного 

мозга, стратегия избегания совместно с тре-

вожностью  асоциированы  со  сниженным 

уровнем  суммарных  T-клеток  и  CD4+  

T-

клеток;  кроме  того,  стратегия  избегания 



сама по себе ассоциирована с повышенным 

уровнем  B-клеток  в  период,  предшествую-

щий трансплантации [Futterman et al., 1996]. 

Стратегия  отказа,  вероятно,  имеет  протек-

тивный  эффект  в  случае  мужчин-гомосек-

суалистов,  ожидающих  результатов  анали-

зов на ВИЧ; среди серонегативных мужчин 

стратегия  отказа  асоциирована  с  понижен-

ным уровнем навязчивых мыслей и уровнем 

кортизола  и  повышенным  индексом  проли-

ферации лимфоцитов при стимуляции ФГА 

[Antoni et al., 1990]. 

Среди  данных  исследований  особое  

место  занимает  обширное  лонгитюдное  ис-

следование,  продолжавшееся  9  лет,  в  ре-

зультате  которого  выявлено,  что  сокрытие 

гомосексуального  статуса  ассоциировано  с 

более  быстрым  и  тяжелым  течением  ВИЧ-

инфекции  по  таким  факторам,  как  уровень 

CD4+  T-


клеток,  клинические  показатели, 

смертность,  обусловленная  СПИДом;  при-

чем  в  данном  исследовании  контролирова-

лись следующие переменные: демографиче-

ские,  образ  жизни,  психопатология  [Cole  

et al., 1996]. 

Очевидно,  что  личностные  черты  и  ко-

пинг-стратегии  ассоциированы  с  аффектив-

ной  регуляцией  и  с  большой  вероятностью 

должны  иметь  иммунологические  корреля-

ты,  что  также  верно  и  для  межличностных 

отношений.  Поэтому  неудивительно,  что 

интервенции  направленные  на  самораскры-

тие, имеют иммунологические последствия. 

Так, высоко враждебные субъекты дают бо-

лее  высокий  прирост  в  уровне  цитотоксич-

ности НК-клеток после самораскрытия, чем 

низко враждебные субъекты, что согласует-

ся с гипотезой о том, что более циничные и 

враждебные личности считают самораскры-

тие  более  опасным;  в  отсутствие  саморас-

крытия между вышеуказанными субъектами 

не  наблюдается  никаких  отличий  [Christen-

sen et al., 1996

]. Повышенная эмоциональная 

открытость при описании личностно значи-

мых  ситуаций  среди  студентов  ассоцииро-

вана со сниженным титром IgG против кап-

сидного  белка  ВЭБ  [Esterling  et  al., 1990]. 

Необходимо  отметить,  что  самораскрытие, 

по-видимому,  является  одним  из  важных 

факторов,  обеспечивающих  положительные 

соматические  эффекты  психотерапии.  Так, 

улучшения в клинической динамике у паци-

ентов  с  астмой  и  ревматоидным  артритом 

достоверно ассоциированы с данным факто-

ром [Smith, McDaniels, 1983]. 

Основные  механизмы  взаимодействия 

нервной и иммунной систем организма. Ис-

торически самый первый из открытых путей 

взаимодействия  ЦНС  и  иммунитета  –  это 

кардиоваскулярные  реакции.  Данный  фено-

мен  описывал  еще  Вильгельм  Райх  [1997]. 

Суть  данного  феномена  заключается  в  том, 

что  баланс  симпатической  /  парасимпатиче-

ской активации изменяет тонус капилляров в 

различных частях тела и таким образом влия-

ет  на  трофику  и  подвижность  клеток  крови.  

А  воспалительные  реакции,  инициируемые 

иммунной  системой,  посредством  болевых 

ощущений влияют на состояние ЦНС. 

Следующий  путь  взаимодействия  –  это 

путь,  опосредованный  эндокринной  систе-

мой.  Иммунная  система  реагирует  на  гор-

моны гипофиза, шишковидной железы, щи-

товидной железы, надпочечников и половых 

желез.  Активность  же  данных  желез  нахо-

дится,  в  то м  числе,  и  под  ко нтр олем  ЦНС 

[

Александер, 2002; Goldsby et al., 2002]. 



78                                  Психологические исследования 

 

 



Третий  путь  взаимодействия  –  нейроим-

муномедиаторный.  Установлено,  что  на  

поверхности  лейкоцитов  присутствуют  

рецепторы  множества  нейромедиаторов: 

ацетилхолина,  сератонина,  мелатонина,  ад-

реналина,  норадреналина,  энкефалинов, 

опиоидов  и  канабиноидов.  На  поверхности 

нейронов, кроме того, присутствуют рецеп-

торы многих цитокинов, основных иммуно-

медиаторов  [Black, 1994; Lotan,  Schwartz, 

1994; Trautmann, Vivier, 2001; Goldsby et al., 

2002;  Cabrall,  Marciano-Cabral, 2005; Zhang, 

Oppenheim, 2005]. 

Четвертый  путь  пока  точно  научно  не 

подтвержден,  однако  имеется  ряд  публика-

ций  [Khan  et  al., 2001; Trautmann,  Vivier, 

2001;  Zhang  et  al., 2006

],  говорящих  о  воз-

можности его существования. Так, в работах 

2000 г. было показано, что ключевой белок, 

участвующий в образовании синапсов меж-

ду  моторными  нейронами  и  миоцитами,  – 

агрин – выполняет аналогичную функцию в 

образовании  комплексов  между  антиген-

презентирующими  клетками  (АПК)  и  лим-

фоцитами,  клетками  иммунной  системы. 

Таким  образом,  вполне  вероятно,  что  мо-

торные  нейроны  способны  образовывать 

синапсы с лимфоцитами и моноцитами, ос-

новными  клетками  иммунной  системы,  и 

влиять на взаимодействия этих клеток меж-

ду собой.  

Учитывая  вышесказанное,  на  данный 

момент  взаимосвязь  нервной  и  иммунной 

систем  на  органном,  гуморальном,  клеточ-

ном  и  молекулярном  уровнях  –  действи-

тельно  хорошо  установленный  и  исследо-

ванный феномен. 



Психодинамический  подход  в  психосо-

матике.  Большинство  из  вышеперечислен-

ных  исследований  было  выполнено  в  рам-

ках  теории  личностных  черт  и  использует 

соответствующую  терминологию,  однако 

имеются  и  работы,  выполненные  в  психо-

динамической парадигме [Perini et al., 1990; 

Matsumoto et al., 1993

]. Наша работа ориен-

тирована не только на теоретическое иссле-

дование,  но  и  на  практическое  применение 

полученных  результатов  при  психологиче-

ской  реабилитации  пациентов  с  иммунной 

патологией. Поэтому мы решили воспользо-

ваться  психодинамическим  подходом  как 

основной  методологической  парадигмой, 

которая  не  только  сочетает  в  себе  теорети-

ческие аспекты, но также имеет прикладные 

разделы.  

В  целом,  на  основании  литературных 

данных,  пациентов  с  аутоиммунными  забо-

леваниями  можно  охарактеризовать  как 

личности  с  инфантильными  чертами  Эго  и 

повышенной  активностью  карающего  ком-

понента Супер-Эго. 

Прямому  исследованию  личностных 

особенностей  больных  с  ВИЧ-инфекцией 

посвящено  сравнительно  мало  работ,  как 

правило,  для  этой  группы  больных  прово-

дятся  исследования  только  депрессивных 

тенденций,  болевых  синдромов,  СПИД-

дементного  симптомокомплекса  и  социаль-

ной  активности.  Преобладают  публикации, 

предоставляющие  только  социологические 

данные,  позволяющие  лишь  косвенно  су-

дить  о  психологических  особенностях  дан-

ной группы больных. 

Таким образом, на основании литератур-

ных  данных,  а  также  на  основании  наших 

собственных  наблюдений  мы  предположи-

ли,  что  сила  реакций  иммунной  системы 

ассоциирована  с  силой  карающего  компо-

нента Супер-Эго.  

Данная  работа  посвящена  эксперимен-

тальному подтверждению выдвинутой гипо-

тезы. В качестве модели гипоиммунных ре-

акций мы взяли СПИД/ВИЧ-инфекцию,  а в 

качестве модели гипериммунных реакций – 

ревматоидный  артрит.  Для  исследования 

личностных  особенностей  пациентов  мы 

выбрали  психодинамический  подход,  и  

конкретно судьбоанализ Л. Сонди, фрустра-

ционную  теорию  С.  Розенцвейга  и  струк-

турную  теорию  механизмов  защиты  Эго  

Р. Плутчика.  

Фундаментальная  цель  нашей  работы – 

теоретическое  обоснование  практических 

методов психологической реабилитации со-

матических больных с патологиями иммун-

ной системы, в первую очередь пациентов с 

ВИЧ-инфекцией. 



Ревматоидный артрит и ВИЧ-инфекция 

как  иммунные  патологии.  Согласно  совре-

менным  представлениям,  ревматоидный 

артрит – это хроническое заболевание, чет-

ко не установленной этиологии, со сложным 

аутоиммунным  патогенезом,  клинически 

проявляющееся,  главным  образом,  пораже-

нием  суставов  по  типу  прогрессирующего 

эрозивного  артрита  [Дормидонтов  и  др., 

1981;  Goldsby  et  al., 2002

].  Однако  в  меди-

цине  главенствует  инфекционная  теория 

возникновения  ревматоидного  артрита 

[

Дормидонтов  и  др.,  1981].  Так,  замечено, 



Савкин И. В. и др.

 Психодинамика дисбаланса иммунной системы                  79 

 

 

что иммунным нарушениям по типу ревма-



тоидного  артрита  часто  предшествует  пер-

вичная  инфекция.  Как  основные  ифекцион-

ные  агенты,  способствующие  развитию 

ревматоидного  артрита,  часто  рассматрива-

ются  гемолитический  стрептококк  группы 

A

, парамиксовирусы, пикорнавирусы, арбо-



вирусы  и  рубулавирус  [Дормидонтов  и  др., 

1981]. 


Можно  выделить  следующие  этапы  раз-

вития ревматоидного артрита: 1) первичная 

острая  инфекция;  2)  латентная  фаза  разба-

лансировки  иммунной  системы,  длящаяся  

от  нескольких  недель  до  нескольких  лет;  

3)  развернутая  клиническая  фаза  с  выра-

женными  аутоиммунными  поражениями 

суставов и внутренних органов [Там же]. 

СПИД  –  системное  заболевание,  прояв-

ляющиеся в основном как группа симптомов 

иммунодефицита,  т. е.  снижения  защитной 

функции иммунной системы организма. Ос-

новные  клинические  проявления  СПИД  / 

ВИЧ-инфекции – это повышенная частота и 

тяжесть  оппортунистических  инфекций,  

таких как кандидоз, ЦМВ-инфекция, опоясы-

вающий и простые герпесы. По современным 

научным  представлениям,  этиологическим 

агентом СПИД/ВИЧ-инфекции являются рет-

ровирусы рода лентивирус – вирусы иммуно-

дефицита  человека  первого  и  второго  типов 

[

Бартлет, Галлант, 2003]. 



В  развитии  данного  заболевания  также 

можно  выделить  несколько  стадий:  1)  пер-

вичная  острая  ретровирусная  инфекция, 

обычно  проявляющаяся  через  2–3  недели 

после  заражения,  часто  в  виде  лихорадки;  

2) субклиническая фаза, характеризующаяся 

сероконверсией и отсутствием выраженных  

 

клинических  проявлений,  длящаяся  в  сред-



нем  3–10  лет;  3)  стадия  собственно  СПИД, 

на  которой  уровень  CD4+  T-клеток  снижа-

ется  до  200  клеток/мм

3

 



крови  (800–1 200  у 

здоровых людей) и проявляется развернутая 

клиническая картина симптомов иммуноде-

фицита [Там же]. 

Таким  образом,  на  патогенетическом  и 

клиническом  уровнях  данные  заболевания 

обладают  определенным  сходством.  Более 

того,  в  последнее  время  подчеркивается 

роль  CD4+  T-клеток  и  в  патогенезе  ревма-

тоидного  артрита  [Goldsby  et  al., 2002].  На 

иммунологическом  уровне  ревматоидный 

артрит  и  СПИД  являются  заболеваниями  с 

противоположно  направленными  тенден-

циями.  Ревматоидный  артрит  представляет 

группу гипериммунных  реакций,  а СПИД – 

гипоиммунных.  Стоит  отметить,  что  на  ос-

новании  собственного  клинического  опыта, 

а также литературных данных мы заметили, 

что эти группы пациентов проявляют и про-

тивоположные  поведенческие  реакции,  в 

первую  очередь  проявляющиеся  в  балансе 

гетеро- и аутоагрессии. В ходе нашей рабо-

ты  мы  решили  детализировать  и  экспери-

ментально проверить данную гипотезу. 

 

Методы 

 

В психологическом обследовании приня-

ли участие две группы по 15 человек. Кри-

терий отбора – клинически диагностирован-

ное  заболевание:  ВИЧ-инфекция  для  одной 

группы  и  ревматоидный  артрит  для  другой 

(табл. 1). Пациенты обеих  групп были про-

информированы  о  своем  диагнозе  как  

минимум за 6 месяцев до психологического 

 

 

 

Таблица 1 

Основные характеристики исследованных групп пациентов 

с патологиями иммунной системы 

 

Характеристика 



Диагноз 

ВИЧ-инфекция 

ревматоидный артрит 

Количество пациентов в группе, чел. 

15 

15 


Минимальный возраст 

18 


28 

Максимальный возраст 

40 

62 


Средний возраст 

26 


45 

Количество мужчин, % 

73 

27 


Количество ПИН, % 

80 


 

 



80                                  Психологические исследования 

 

 



обследования.  Таким  образом,  исключается 

группа  острых  реактивных  психоэмоцио-

нальных  проявлений.  Все  испытуемые  на 

момент обследования находились в стацио-

наре как минимум 4 дня. Исследования бы-

ли  проведены  на  базе  стационаров  Област-

ного  центра  по  профилактике  и  борьбе  со 

СПИДом  и  инфекционными  заболеваниями 

и  клиники  НИИ  лимфологии  СО  РАМН. 

Необходимо  отметить,  что  хотя  данные 

группы существенно отличаются по некото-

рым показателям, они являются репрезента-

тивными,  так  как  отражают  основные  

гендерные, возрастные и социальные харак-

теристики  групп  населения  (см.  табл. 1), 

подверженных  указанным  заболеваниям 

[AIDS…, 2004; 

Дормидонтов  и  др.,  1981]. 

Кроме  того,  выбранные  нами  методики, 

сравнительно  инвариантны  относительно 

таких факторов как социальный статус, пол, 

возраст,  уровень  интеллекта  и  социокуль-

турные  особенности  [Сонди,  1989;  Собчик, 

2005]. 


Перед  основным  психологическим  обсле-

дованием проводилось структурированное ме-

дицинское  интервью.  Затем  испытуемые  об-

следовались  по  трем  психодиагностическим 

методикам: опросник Келлермана – Плутчика 

в  адаптации  Клубовой  (см.:  [Романова,  Гре-

бенников,  1996]),  тест  фрустрационной  толе-

рантности Розенцвейга в адаптации Яньшина 

[2007],  метод  портретных  выборов  –  тест 

Сонди в адаптации Собчик [2005]. 



 

Результаты и обсуждение 

 

Основные  отличия  исследуемые  группы 



проявили  в  тестах  Розенцвейга  и  Сонди.  

В  методике  Келлермана  –  Плутчика  досто-

верные отличия выявлены только по одному 

показателю – по уровню замещения (рис. 1). 

У  пациентов  с  ВИЧ-инфекцией  уровень  за-

мещения оказался выше, причем ни одна из 

групп  не  проявила  отличий  от  среднепопу-

ляционных значений (50 ± 10 T-баллов). 

Оценку  полученных  данных  проводили 

при помощи рангового U-критерия Манна – 

Уитни.  Средние  значения  и  доверительные 

интервалы (p = 0,95) рассчитывали для нор-

мального распределения. 

В тесте Сонди исследуемые группы про-

явили  значимые  отличия  по  силе  Эго-

диастолического  фактора  и  по  силе  паро-

ксизмального  и  Эго-побуждений  (рис. 2).  

У  больных  с  ВИЧ-инфекцией  более  выра-

жены Эго-диастола (p) и за счет этого Эго-

побуждение (Sch); а у больных с ревматоид-

ным артритом преобладает пароксизмальное 

побуждение (P). 

Максимальный  спектр  отличий  иссле-

дуемые  группы  дали  в  тесте  рисуночной 

фрустрации Розенцвейга (рис. 3). Так, среди  

 

0



10

20

30



40

50

60



70

80

90



100

От

ри



цан

ие

По



дав

лен


ие

Рег


рес

си

я



Ком

пен


сац

ия

Пр



оек

ци

я



Зам

ещ

ен



ие

Ин

те



лл

ек

туа



ли

за

ци



я

Реак


ти

вн

ые 



об

ра

зов



ан

ия

T-



ба

л

л



ы

ВИЧ


РА

 

 



Рис. 1. Сравнительные показатели напряженности защиты Эго, полученные по методике 

Келермана – Плутчика (T-баллы). Средние значения и доверительные интервалы 

для двух групп пациентов: с ВИЧ-инфекцией и с ревматоидным артритом 


Савкин И. В. и др.

 Психодинамика дисбаланса иммунной системы                  81 

 

 

0,00



1,00

2,00


3,00

4,00


5,00

6,00


7,00

8,00


h

s

e



hy

k

p



d

m

S



P

Sch


C

Кол


ич

ес

тв



о 

вы

боров



ВИЧ

РА

 



 

Рис. 2. Сравнительные показатели выраженности основных факторов и векторов личностных побуждений 

без учета отношения Эго (сумма предпочтений и отвержений), полученные на основании адаптированно-

го теста Сонди: сексуальное влечение S (h-либидо и s-мортидо), контактное влечение C (d-потребности к 

поиску  и  m-удержанию  объекта),  пароксизмальное  влечение  P  (потребности  в  e-этическом  и  



hy-

моральном поведении) и Эго-влечение Sch (потребности в капитализации и партисипации, или k-Эго-

систола  и  p-Эго-диастола).  Средние  значения  и  доверительные  интервалы  для  двух  групп  пациентов  

с ВИЧ-инфекцией и с ревматоидным артритом 

 

 

 



0,00

1,00


2,00

3,00


4,00

5,00


6,00

7,00


8,00

E'

I'



M'

E

I



M

e

i



m

ΣE/ΣI


i/e

С

ы



ры

е 

бал



лы

ВИЧ


РА

 

 



Рис. 3.  Основные  показатели  типов  и  направлений  реакций,  полученные  в  тесте  рисуночной 

фрустрации Розенцвейга. Средние значения и доверительные интервалы для двух групп пациен-

тов – с ВИЧ-инфекцией и с ревматоидным артритом: E – экстрапунитивность; I – интропунитив-

ность; M – импунитивность; символом со штрихом обозначены – препятственно ориентирован-

ные  реакции;  прописными  буквами  –  Эго-защитные  реакции,  строчными  буквами  – 

потребностно-настойчивые реакции 



82                                  Психологические исследования 

 

 



основных  показателей  значимые  отличия 

были  выявлены  по  препятственно  ориенти-

рованной  экстрапунитивности,  Эго-защит-

ным  экстра-  и  интропунитивности,  потреб-

ностно-настойчивой  экстрапунитивности, 

балансу  агрессивности  и  степени  самостоя-

тельности.  У  группы  пациентов  с  ВИЧ-ин-

фекцией  повышены  показатели  эго-защит-

ной  экстрапунитивности  (E),  потребностно-

настойчивой экстрапунитивности (e), баланса 

агрессивности (∑E / ∑I); и снижены показа-

тели  Эго-защитной  интропунитивности  (I), 

препятственно  ориентированной  экстрапу-

нитивности  (E')  и  самостоятельности  (i  /  e

относительно  группы  пациентов  с  ревмато-

идным артритом. 

Таким образом, обобщая результаты трех 

методик, можно сказать, что основные пси-

хологические  отличия  между  пациентами  с 

ВИЧ-инфекцией  и  с  ревматоидным  артри-

том  были  выявлены  по  следующим  показа-

телям: 


1)

 

уровень  выраженности  механизма  за-



мещения (опросник Келермана – Плутчика); 

2)

 



уровень  активности  Супер-Эго  (тест 

Сонди); 


3)

 

уровень экспансии Эго (тест Сонди); 



4)

 

уровни  препятственно  ориентирован-



ной, Эго-защитной и потребностно-настойчи-

вой гетероагрессивности (тест Розенцвейга); 

5)

 

баланс  гетеро-  и  аутоагрессивности 



(тест Розенцвейга); 

6)

 



степень  самостоятельности  (тест  Ро-

зенцвейга). 

Для  пациентов  с  ВИЧ-инфекцией  харак-

терны сниженные общая активность Супер-

Эго,  способность  сдерживать  собственные 

агрессивные  импульсы  и  повышенная  экс-

пансия Эго. Для пациентов с ревматоидным 

артритом  характерны  противоположные 

тенденции,  кроме  того,  для  пациентов  с 

ревматоидным артритом характерен неадап-

тивно  высокий  уровень  самостоятельности, 

что  говорит  о  неадаптивно  высокой  актив-

ности карающего компонента Супер-Эго. 

Повышенная  гетероагрессивность,  сни-

женная  аутоагрессивность  и  сниженный 

уровень  препятственно  ориентированной 

агрессии (неспособность к жесткой саморе-

гуляции  и  социально  приемлемой  реализа-

ции  агрессии)  пациентов  с  ВИЧ-инфекцией 

также  говорит  о  недостаточной  сформиро-

ванности  Супер-Эго,  поскольку  с  позиций 

психоанализа  гетероагрессивность  первич-

на,  а  аутоагрессивность  вторична  и  обу-

словлена  функционированием  карающего, 

аутореактивного  компонента  Супер-Эго 

[Яньшин, 2007]. 

Для пациентов с ревматоидным артритом 

характерны сниженная гетероагрессивность, 

повышенная аутоагрессивность, а также по-

вышенный уровень препятственно ориенти-

рованной  агрессии  (неадаптивно  высокий 

контроль  над  собственной  агрессией,  бло-

кировка  прямых  и  сублимированных  агрес-

сивных  проявлений  вовне),  что  говорит  о 

повышенной активности карающего компо-

нента Супер-Эго. 

Вышесказанное  в  полной  мере  подтвер-

ждает выдвинутую нами гипотезу о взаимо-

связи  функций  Супер-Эго  и  реакций  им-

мунной  системы.  Кроме  того,  косвенно  в 

пользу  предложенной  гипотезы  говорит  и 

тот факт, что в тесте Сонди (табл. 2) группа 

пациентов с ВИЧ-инфекцией дала среднюю 

реакцию  d−,  m+,  что  характерно  для  так  

называемого  дуальюниона  с  матерью  –  со-

стояния единобытия,  психического  слияния 

с матерью, по Сонди [Сонди, 1989; Собчик, 

2005


], нормативного для грудных детей. 

Проявление  подобных  тенденций  гово-

рит  о  частичном  «застревании»  в  грудном 

возрасте,  т. е.  незавершенности  процесса 

формирования Супер-Эго. Повышенные по-

казатели  по  шкале  замещения  в  методике 

для группы  ВИЧ-инфицированных – стран- 

 

 



Таблица 2 

Средние личностные профили, полученные в тесте Сонди для групп пациентов 

с ВИЧ-инфекцией и с ревматоидным артритом 

 

Патология 









hy 







ВИЧ 


± 



− 

− 



− 

РА 



± 

± 



± 

− 



± 

 



Савкин И. В. и др.

 Психодинамика дисбаланса иммунной системы                  83 

 

 

ный  феномен,  наиболее  вероятным  объяс-



нением  которого  нам  представляется  

следующее:  ввиду  недостаточной  сформи-

рованности  Супер-Эго  пациенты  с  ВИЧ-

инфекцией  обладают  большей  бытийной 

силой  (которая  в  норме  реализуется  как 

проявления  Супер-Эго),  расширенными 

границами  Эго,  эгоцентризмом,  характер-

ными  для  грудных  детей,  состоянием  пер-

вичной  проекции –  рудиментом  младенче-

ского  состояния;  поэтому  им  приходится 

постоянно снижать уровень агрессии за счет 

действия  защитных  механизмов.  Это  также 

подтверждается  показателями  e+,  hy−  теста 

Сонди – авелевыми тенденциями, совестли-

востью  и  скромность.  Сочетаться  с  повы-

шенной  агрессивностью  в  полной  мере 

Авель может только у грудного ребенка. 

 

Заключение 



 

Полученные данные об ассоциации силы 

карающего  компонента  Супер-Эго  с  силой 

реакций  иммунной  системы  предполагают 

различную трактовку. 

Так,  самым  прозаическим  объяснением 

данной  ассоциации  было  бы  влияние  ин-

станции  Супер-Эго  на  соблюдение  индиви-

дом  норм  здорового  образа  жизни.  Супер-

Эго  включает  в  себя  шаблоны  социально 

желаемого  поведения,  одним  из  данных 

шаблонов  является  соблюдение  здорового 

образа  жизни  (физкультура,  отдых  на  при-

роде,  регулярное  посещение  врача,  соблю-

дение санитарно-гигиенических норм) и, как 

следствие,  хорошее  физическое  состояние 

организма.  Однако  данный  тезис  не  объяс-

няет  целый  ряд  феноменов,  в  том  числе 

описанных в литературе. 

Собственно  говоря,  повышенная  актив-

ность  карающего  компонента  Супер-Эго  в 

случае  аутоиммунных  заболеваний  описана 

еще Александером [2002], и аутоиммунный 

процесс  рассматривается  как  обращение 

физической  агрессии,  первоначально  обра-

щенной вовне, на самого субъекта агрессии. 

В  настоящее  время  данный  тезис  вполне 

объясним на физиологическом, клеточном и 

молекулярном уровнях. 

Однако  в  случае  иммунодефицита  мы, 

вероятно, столкнулись с новым, еще не опи-

санным в литературе феноменом. А именно, 

когда физическая агрессия чрезмерно обра-

щается  вовне,  субъект  агрессии  становится 

неспособным  поддерживать  жизненные 

функции  собственного  организма  и,  в  пер-

вую  очередь,  сопротивляться  инфекцион-

ным агентам. 

Более  того,  для  пациентов  с  ВИЧ-

инфекцией  в  литературе  приводится  ряд 

фактов,  говорящих  о  том,  что  ситуации  ес-

тественным  образом  провоцирующие  ак-

тивность Супер-Эго, благотворно влияют на 

состояние организма. Так показано, что бе-

ременность  и  уход  за  грудным  ребенком 

улучшает  физическое  и  психическое  со-

стояние  женщин  с  ВИЧ-инфекцией  [Swartz 

et al., 1998

]. Наставничество и забота о дру-

гих  ВИЧ-инфицированных  в  группах  под-

держки  для  людей, живущих  с  ВИЧ,  также 

улучшает  состояние  организма  [Jacquelyn  

et  al., 2000

].  С  другой  стороны,  антисоци-

альное личностное расстройство значитель-

но  повышает  вероятность  ВИЧ-инфекции 

среди ПИН [Brooner et al., 1993]. Кроме то-

го,  по  нашим  собственным  наблюдениям, 

активная  религиозная  миссионерская  дея-

тельность,  тренерская  деятельность  в  спор-

те, руководящая деятельность в организации 

ассоциированы  с  более  благоприятным  и 

стабильным течением ВИЧ-инфекции. 

Данные факты предполагают глубинную 

регуляцию  иммунитета,  обусловленную  на 

психическом  уровне  активностью  Супер-

Эго,  а  на  физиологическом  –  взаимодейст-

вием ЦНС и иммунной системы. 

 

 

Список литературы 



 

Александер Ф. Психосоматическая меди-

цина.  Принципы и применение. М.: Эксмо-

Пресс, 2002. 

Бартлет  Дж.,  Галлант  Дж.  Клиниче-

ский  подход  к  лечению  ВИЧ-инфекции. 

Балтимор; Мэриленд, 2003. 

Дормидонтов  Е. Н.,  Коршунов  Н. И., 

Фризен Б. Н. Ревматоидный артрит. М.: Ме-

дицина, 1981. 



Райх В. Функция оргазма. Основные сек-

суально-экономические  проблемы.  СПб.; 

М.: Университетская книга, 1997. 

Романова Е. С., Гребенников Л. Р. Меха-

низмы  психологической  защиты.  Генезис. 

Функционирование.  Диагностика.  М.:  Та-

лант, 1996. 



Собчик  Л. Н.  Метод  портретных  выбо 

ров  –  адаптированный  тест  Сонди.  СПб.: 

Речь, 2005. 


84                                  Психологические исследования 

 

 



Сонди  Л.  Учебник  экспериментальной 

диагностики побуждений. Кишинев, 1989. 



Яньшин П. В. Клиническая психодиагно-

стика личности. СПб.: Речь, 2007. 



AIDS Epidemic Update. UNAIDS, 2004. 

Antoni  M. H.,  August  B. A.,  LaPerriere  A., 

Baggett  H. I.,  Klimas  N.,  Ironson  G.,  Schnei-

derman  N.,  Fletcher  M. A.  Psychological  and 

Neuroendocrine Measures Related to Function-

al Immune Changes in Anticipation of  HIV-1 

Serostatus Notification // Psychosomatic Medi-

cine. 1990. Vol. 52. P. 496–510. 

Appelberg B., Katila H., Rimon R.  Plasma 

Interleukin-1 Beta and Sleep Architecture in 

Schizophrenia and Other Nonaffective Psy-

choses  // Psychosomatic Medicine.  1997. 

Vol. 59. P. 529–532. 

Appels A., Bar F. W., Bar J., Bruggeman C., 

Baets M.  de.  Inflammation, Depressive Symp-

tomatology, and Coronary Artery Disease  // 

Psychosomatic Medicine. 

2000. 


Vol. 62. 

P. 601–605. 



Black  P. H.  Immune System-Central Nerv-

ous System Interactions: Effect and Immuno-

modulatory Consequences of Immune System 

Mediators on the Brain // Antimicroblal Agents 

and Chemotherapy. 1994. Vol. 38. P. 7–12. 

Boscarino J. A., Chang J. Higher Abnormal 

Leukocyte  and  Lymphocyte Counts 20 Years 

after  Exposure to Severe Stress: Research and 

Clinical Implications  // Psychosomatic Medi-

cine. 1999. Vol. 61. P. 378–386. 

Brooner R. K., Greenfield L., Schmidt C. W., 

Bigelow G. E.  Antisocial  Personality Disorder 

and HIV Infection  among  Intravenous Drug 

Abusers // The American Journal of Psychiatry. 

1993. Vol. 150. P. 53–58. 



Cabrall G. A., Marciano-Cabral F.  Canna-

binoid  Receptors in Microglia of the Central 

Nervous System: Immune Functional Relev-

ance  //  Journal of Leukocyte Biology.  2005. 

Vol. 78. P. 1192–1197. 

Cassell W. A., Fisher S. Body Image Boun-

daries and Histamine Flare Reaction // Psycho-

somatic Medicine. 1963. Vol. 25. P. 350. 

Christensen A. J., Edwards D. L., Wiebe J. S., 

Benotsch E. G., McKelvey L., Andrews M., Luba-

roff D. M.  Effect of Verbal Selfdisclosure  on 

Natural Killer Cell Activity: Moderating Influ-

ence  of  Cynical Hostility  // Psychosomatic 

Medicine. 1996. Vol. 58. P. 150–155. 



Cole S. W., Kemeny M., Taylor S. E., Vis-

scher B., Fahey J.  Accelerated  Course of Hu-

man Immunodeficiency Virus Infection in Gay 

Men who Conceal their Homosexual Identity // 

Psychosomatic Medicine. 

1996. 

Vol. 58. 



P. 219–231. 

Dentino A. N., Pieper C. F., Rao K. M. K., 

Currie M. S., Harris T., Blazer D. G., Co-

hen H. J. Association of Interleukin-6 and Oth-

er Biologic Variables with Depression in Older 

People Living  in the Community  // Journal of 

the American Geriatrics Society. 1999. Vol. 47. 

P. 6–11. 

Ely N. E., Verhey J. W., Holmes T. H.  Expe-

rimental Studies of Skin Inflammation // Psycho-

somatic Medicine. 1963. Vol. 25. P. 264–284. 

Esterling B., Antoni M., Kumar M., Schnei-

derman N. Emotional  Repression, Stress Dis-

closure Responses, and Epstein-Barr  Viral 

Capsid Antigen Titers  // Psychosomatic Medi-

cine. 1990. Vol. 52. P. 397–410. 



Feingold B. F., Gorman F. J., Singer M. T., 

Schlesinger K.  Psychological  Studies of Aller-

gic Women: The Relation Between Skin Reac-

tivity  and  Personality  // Psychosomatic Medi-

cine. 1962. Vol. 24. P. 193–202. 



Freeman E. H., Gorman F. J., Singer M. T., 

Affelder M. T., Feingold B. F.  Personality  Va-

riables and Allergic Skin Reactivity: A Cross-

validation Study  // Psychosomatic Medicine. 

1967. Vol. 29. P. 312–322. 



Freeman H., Elmadjian F. The Relationship 

Between Blood Sugar and Lymphocyte Levels 

in Normal and Psychotic Subjects // Psychoso-

matic Medicine. 1947. Vol. 9. P. 226–233. 



Futterman A. D., Wellisch D. K., Zighel-

boim J., Luna-Raines M., Weiner H. Psycho-

logical and Immunological Reactions of Family 

Members to Patients Undergoing Bone Marrow 

Transplantation  // Psychosomatic Medicine. 

1996. Vol. 58. P. 472–480. 

Glaser R., Kiecolt-Glaser J. K., Bonneau R. H., 

Malarkey W., Kennedy S., Hughes J.  Stress-

Induced Modulation of the Immune Response 

to Recombinant Hepatitis B Vaccine // Psycho-

somatic Medicine. 1992. Vol. 54. P. 22–29. 



Goldsby R. A., Kindt T. J.,  Osborne B. A., 

Kuby J. Immunology. N. Y.: W. H. Freeman & 

Company, 2002. 



Granger D. A., Booth A., Johnson D. R. 

Human Aggression and Enumerative Measures 

of Immunity // Psychosomatic Medicine. 2000. 

Vol. 62. P. 583–590. 



Ironson  G., LaPerriere A., Antoni M., 

O’Hearn P., Schneiderman N., Klimas N., 

Fletcher M. A.  Changes in Immune and Psy-

chological Measures as a Function of Anticipa-

tion and Reaction of News of HIV-1 Antibody 


Савкин И. В. и др.

 Психодинамика дисбаланса иммунной системы                  85 

 

 

Status  // Psychosomatic Medicine.  1990. 



Vol. 52. P. 247–270. 

Ironson G., Wynings C., Schneiderman N., 

Baum A., Rodriguez M., Greenwood D., Be-

night C., Antoni M., LaPerriere A., Huang 

H. S., Klimas N., Fletcher M. A.  Posttraumatic 

Stress Symptoms, Intrusive Thoughts, Loss, 

and  Immune Function  after Hurricane Andrew 

// Psychosomatic Medicine.  2007.  Vol. 59. 

P. 128–141. 

Irwin M., Smith T. L., Christian G.  Elec-

troencephalographic  Sleep  and  Natural Killer 

Activity  in  Depressed Patients and  Control 

Subjects  // Psychosomatic Medicine.  1992. 

Vol. 54. P. 10–21. 

Jacobs M. A., Friedman M. A., Franklin M. J., 

Anderson L. S., Muller J. J., Eisman H. D.  Inci-

dence of Psychosomatic Predisposing Factors 

in  Allergic Disorders  // Psychosomatic Medi-

cine. 1966. Vol. 28. P. 679–695. 



Jacquelyn S., Renee R., Capps L., Zisook S., 

Atkinson J. H., Mccutchan E., Mccutchan J. A., 

Deutsch R., Patterson T., Grant I.  The Influ-

ence of HIV-Related Support Groups on  Sur-

vival in Women Who Lived With HIV // Psy-

chosomatics. 2000. Vol. 41. P. 262–268. 



Jamner L. D., Schwartz G. E., Leigh H. The 

Relationship  between  Repressive and Defen-

sive Coping Styles and Monocyte, Eosinophil, 

and  Serum Glucose Levels: Support for the 

Opioid Peptide Hypothesis of  Repression // 

Psychosomatic Medicine. 

1988. 

Vol. 50. 



P. 567–575. 

Jung W., Irwin M.  Reduction of Natural 

Killer Cytotoxic Activity in Major Depression: 

Interaction  between  Depression  and  Cigarette 

Smoking  // Psychosomatic Medicine.  1999. 

Vol. 61. P. 261–270. 

Kasl S. V., Evans A. S., Niederman J. C. 

Psychosocial  Risk Factors in the Development 

of  Infectious Mononucleosis  // Psychosomatic 

Medicine. 1979. Vol. 41. P. 445–466. 



Kemeny M., Cohen F., Zegens L.  Psycho-

logical and Immunological Predictors of Genit-

al Herpes Recurrence  // Psychosomatic Medi-

cine. 1989. Vol. 51. P. 195–208. 



Kemeny M. E., Weiner H., Duran R., Tay 

lor S. E., Visscher B., Fahey J. L. Immune Sys-

tem Changes  after the Death of a Partner in 

HIV-positive Gay Men // Psychosomatic Medi-

cine. 1995. Vol. 57. P. 547–554. 



Khan A. A., Bose C., Yam L. S., Solos 

ki M. J., Rupp F. Physiological  Regulation of 

the  Immunological  Synapse by Agrin // 

Science. 2001. Vol. 292. P. 1681–1686. 

Kiecolt-Glaser J. K., McGuire L., Robles T. R., 

Glaser R. Emotions, Morbidity, and Mortality: 

New Perspectives from  Psychoneuroimmunol-

ogy  // Annual Review of Psychology.  2002. 

Vol. 53. P. 83–107. 



Kiecolt-Glaser J. K., Ricker D.,  George J., 

Messick G., Speicher C. E., Garner W., Glas-

er R.  Urinary  Cortisol Levels, Cellular Immu-

nocompetency, and Loneliness in Psychiatric 

Inpatients  // Psychosomatic Medicine.  1984. 

Vol. 46. P. 15–24. 



Koh K. B., Lee B. K.  Reduced  Lymphocyte 

Proliferation  and  Interleukin-2  Production in 

Anxiety Disorders  // Psychosomatic Medicine. 

1998. Vol. 60. P. 479–483. 



La Via M. F., Munno I., Lydiard R. B., 

Workman E. W., Hubbard J. R., Michel Y., 

Paulling E.  The  Influence of Stress Intrusion 

on  Immunodepression in Generalized Anxiety 

Disorder Patients and Controls // Psychosomat-

ic Medicine. 1996. Vol. 58. P. 138–142. 



Lotan M., Schwartz M. Cross Talk between 

the  Immune System and the Nervous System  

in Response to Injury: Implications for Regene-

ration // The FASEB Journal: Official Publica-

tion  of the Federation of American Societies  

for Experimental Biology.  1994.  Vol. 8. 

P. 1026–1033. 

Maes M., Bosmans E., Jongh R. d., Kenis G., 

Vandoolaeghe E., Neels H.  Increased  Serum 

IL-6 and IL-1  Receptor Antagonist Concentra-

tions  in  Major Depression and  Treatment Re-

sistant Depression  // Cytokine.  1995.  Vol. 9. 

P. 853–858. 

Maes M., Lin A., Delmeire L., Gastel A. van, 

Kenis G., Jongh R.  de, Bosmans E.  Elevated 

Serum Interleukin-6 (IL-6) and IL-6  Receptor 

Concentrations  in  Posttraumatic Stress Disord-

er Following Accidental Man-Made Traumatic 

Events  // Biological Psychiatry.  1999.  Vol. 45. 

P. 833–839. 



Maes M., Song C., Lin A., Jong R. de, Gas-

tel A. van, Kenis G., Bosmans E., Meester I. de, 

Benoy I., Neels H., Demedts P., Janca A., 

Scharpe S., Smith R. The Effects of Psycholog-

ical Stress on Humans: Increased Production of 

Pro-Inflammatory Cytokines and a Th1-like 

Response in Stress-Induced Anxiety  // Cyto-

kine. 1998. Vol. 10. P. 318. 

Matsumoto Y., Uyama O., Shimizu S., Mi-

chishita H., Mori R., Owada T., Sugita M.  Do 

Anger and Aggression Affect Carotid Atheros-

clerosis? // Stroke. 1993. Vol. 24. P. 983–986. 

Miller G. E., Cohen S., Herbert T. B.  Path-

ways Linking Major Depression and Immunity 



86                                  Психологические исследования 

 

 



in Ambulatory Female Patients // Psychosomat-

ic Medicine. 1999. Vol. 61. P. 850–860. 



Mitchell J. H., Curran C. A., Myers R. N. 

Some  Psychosomatic Aspects of  Allergic Dis-

eases  // Psychosomatic Medicine.  1947. 

Vol. 1947. P. 184–191. 



Nagata T., Tobitani W., Kiriike N., Iketani T., 

Yamagami S.  Capacity to Produce Cytokines 

During Weight Restoration in  Patients  with 

Anorexia Nervosa  // Psychosomatic Medicine. 

1999. Vol. 61. P. 371–377. 



Perini  C.,  Muller  F. B.,  Rauchfleisch  U., 

Battegay  R., Hobi V., Buhler F. R.  Psychoso-

matic  Factors in Borderline Hypertensive Sub-

jects  and  Offspring  of  Hypertensive Parents  // 

Hypertension. 1990. Vol. 16. P. 627–634. 



Phillips L., Elmadjian F. Rorschach Tension 

Score  and the Diurnal Lymphocyte Curve in 

Psychotic Subjects // Psychosomatic Medicine. 

1947. P. 364–371. 



Savard J., Miller S. M., Mills M., O’Leary A., 

Harding H., Douglas S. D., Mangan C. E., 

Belch R., Winokur A. Association between Sub-

jective Sleep Quality and  Depression on Im-

munocompetence in Low-Income Women  at 

Risk  for  Cervical Cancer  // Psychosomatic 

Medicine. 1999. Vol. 61. P. 496–507. 

Smith G. R., McDaniels S. M. Psychologically 

Mediated Effect on the Delayed Hypersensitivity 

Reaction to Tuberculin in Humans // Psychoso-

matic Medicine. 1983. Vol. 45. P. 65–70. 



Solomon G. F., Moos R. H.  The  Relation-

ship of Personality to the Presence of Rheuma-

toid Factor in  Asymptomatic Relatives of  Pa-

tients with Rheumatoid Arthritis 

// 

Psychosomatic Medicine. 



1965. 

Vol. 27. 

P. 350–360. 

Swartz H. A., Markowitz J. C., Sewell M. C. 

Psychosocial Characteristics of Pregnant and 

Nonpregnant HIV-Seropositive Women // Psy-

chiatric Services. 1998. Vol. 49. P. 1612–1614. 



Trautmann A., Vivier E.  Agrin –  A Bridge 

between  the Nervous and Immune Systems  // 

Science. 2001. Vol. 292. P. 1667–1668. 

Vaughan W. T. J., Sullivan J. C., Elmadjian F. 

Immunity and Schizophrenia // Psychosomatic 

Medicine. 1949. Vol. 11. P. 327–333. 

Zhang N., Oppenheim J. J.  Crosstalk be-

tween  Chemokines and Neuronal Receptors 

Bridges Immune and Nervous Systems // Jour-

nal of Leukocyte Biology.  2005.  Vol. 78.  

P. 1210–1214. 

 

Список сокращений 

 

АПК – антиген-презентирующие клетки 



ВИЧ – вирус иммунодефицита человека 

ВПГ-2 – вирус простого герпеса второго 

типа 

ВПГ-6 – вирус простого герпеса шестого 



типа 

ВЭБ – вирус Эпштейна-Барр 

ГЗТ –  гиперчувствительность  замедлен-

ного типа 

ГНТ –  гиперчувствительность  немедлен-

ного типа 

НК – натуральные (естественные) киллеры 

ПИН –  потребитель  инъекционных  нар-

котиков 

ПТСР –  посттравматическое  стрессовое 

расстройство 

РНК – рибонуклеиновая кислота 

СПИД –  синдром  приобретенного  имму-

нодефицита 

ФГА – фитогемаглютинин 

ЦМВ – цитомегаловирус 

ЦНС – центральная нервная система 

CD –  cellular determinant (

клеточная  де-

терминанта) 

DSM – Diagnostic and Statistical Manual of 

Mental Disorders 

IgG – 

иммуноглобулин класса G 



HLA-DR – human leukocyte antigen DR 

LSI – Life Style Index 

PF-Test – Picture Frustration Test 

 

 



Материал поступил в редколлегию 12.02.2009

 

 

 



I. V. Savkin, T. P. Pushkina, E. K. Bukin, E. V. Kazaeva, A. V. Bechikova, E. V. Zonova, V. G. Orlovskij 

 

PSYCHODYNAMICS OF IMMUNE SYSTEM DISBALANCE 

 

Our work is devoted to comparative study of personalities of hypoimmune patients (HIV-infection) and the patients 



with an autoimmune disorder (rheumatoid arthritis). As experimental methods we chose LSI of Kellerman-Plutchik, Ro-

senzweig PF-test and Szondy test. As a result we revealed a wide specter of statistically reliable differences, including 

Super-Ego activity level, Ego expansion level, auto-/heteroaggressiveness balance. 

Keywords:  immune system, psychodynamics, psychosomatics, HIV-infection, rheumatoid arthritis, Ego, Super-Ego, 

aggressiveness. 



Document Outline




Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет