Учебное пособие по курсу культурологии Жизни и судьбы деятелей Алаш-Орды Портреты эпохи репрессий: дорогие имена



бет1/7
Дата11.04.2018
өлшемі1.17 Mb.
түріУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7
Кошенова Раушан зав. каф. философии
Учебное пособие по курсу культурологии

Жизни и судьбы деятелей Алаш-Орды
Портреты эпохи репрессий: дорогие имена
ВВЕДЕНИЕ

Реабилитация безвинно осужденных в годы сталин­ских репрессий выдающихся казахских деятелей куль­туры и науки Шакарима Кудайбердиева, Ахмета Байтурсынова, Жусупбека Аймауытова, Мыржакыпа Дулатова, Магжана Жумабаева, возвращение их имен, более-полувека преданных забвению — это обогащение казах­ской литературы, праздник для всего-народа.

Знать их творчество означает любить свою землю, свой язык, свою историю^пбо их имена стали эпицентром всей социально-политический жизни люден, маяком, вер­шиной духовности.

Преобразования последних лет требуют обновления содержания образования, -Переориентации духовных ценностей, качественно нового осмысления исторических фактов, литературного процесса и культурных явлений.

Нравственное прозрение, познание истинно челове­ческого в человеке как высшей ценности невозможно без постижения творческого наследия возвращенных писа­телей и поэтов, деятелей Алаш-Орды.

АХМЕТ БАИТУРСЫНОВ

(1873 — 1937)

Ахмет Байтурсынов родился в ауле номер пять во­лости Тосып Тургайского уезда.

Б 13 лет он познал горечь потери близких. За сопро­тивление царским властям его отца Байтурсына ссылают в Сибирь на 25 лет каторжных работ. Отец, прощаясь с первенцем, скажет: «Какие бы трудности не ждали тебя, преодолей холод, голод, унижение — учись. В доме дол­жен быть человек, который сможет писать мне письма».

Мать Ахмета подтачивала камышинки с одного кон­ца-и давала их сыну вместо карандаша, когда он учился у аульного муллы. Несмотря на жестокую нужду она отправляет .сына па учебу в Тургай.

С 14 лет Ахмет учился в двухклассном русско-казах­ском училище, затем — в Оренбургской русско-казахской школе.

С 1895 года, после окончании учительской школы, в течение десяти лет Байтурсынов работает в школах Ак­молинской и Актюбинском волостей. Революцию 1905 года он встречает в Каркаралинске.

Требования социальной справедливости, которые бы­ли лозунгом революционных событий 1905—1907 годов, были источником и стимулом для формирования местных программ общественного обновления в Казахстане,

Полные веры и надежды на лучшие перемены, Байтурсынов и его сподвижники отправляют петицию в Петербург в адрес правительства, где излагают свои требоваиия о создании самостоятельных земств, о приоста­новлении русификации образования, культуры.

В 1910 году Ахмета Байтурсынова высылают за пре­делы Казахстана в Оренбург. Однако и там он не прек­ращает научение языка и литературы, пишет первые учебники и учебные пособия. В этот период он начинает научные поиски в области языка и методики его препо­давания, приступает к разработке принципов реформы казахской письменности.

Б Оренбурге выходит первый сборник его стихов «Маса» где с просветительских позиций автор размыш­ляет о судьбе парода, о его будущем.

В 1913 году Байтурсынов создаст газету «Казах», редактором которой является вплоть до 1917 года.

В одном из первых номеров газеты редактор выступил с программной статьей, в которой определял задачи га­зеты.. В ней говорилось: «Цель этой газеты — защищать интересы народных масс, способствовать распростране­нию науки и культуры среди казахов, знакомить с жизнью и достижениями других пародов». Кроме того, в данной программе речь шла о развитии языка, об обучении, о школах.

Слово Ахмета Байтурсынова увлекло за собой моло­дых казахских просветителей, демократически настроен­ных литераторов — М. Ссралина, С. Торайгырова, М. Жу-мабаева, Ж- Аймауытова, М. Дулатова, С. Сейфуллина, М. Ауэзова, И. Жансугурова. Все они считали Байтур­сынова идейным вождем, духовным наставником.

Революцию 1917 года он встречает членом партии «Алаш», позднее становится членом правительства Алаш-Орды. В 1919 году пишет письмо в адрес правительства, в котором вносит предложение амнистировать бывших руководителей и членов партии «Алаш». В 1920 году Байтурсынов вступает в ряды ВКП(б), активно участ­вует в организации молодой республики.

А. Байтурсынов был членом ВЦИК, членом Казвоснревкома, первым комиссаром народного просвещения Казахской АССР (1920—1921), членом КазЦИК, пред­седателем и научным сотрудником Академического цент­ра края (1921 —1922), председателем общества по изу­чению казахского края, членом научно-методического совета Нарком проса.

В 1921 —1928 годах он работает в Казахском инсти­туте народного образования, где читает лекции по ка­захскому языку и литературе, истории культуры. В 1928— 1929 годах — профессор Казахского Государственного университета.

.Историческая значимость деятельности БайтурсыноВ'З заключается в том, что он создал национальную систему письменности, усовершенствовал орфографию, которая названа его именем — «Байтурсыновская орфография». Новая графическая система, узаконенная в 1924 году, оказала помощь в повышении письменной культуры казахского народа, в ликвидации неграмотности населе! ия.

А. Баитурсынов является основоположником методики обучения казахского языка. Он впервые применил бук­венный метод обучения грамоте, создал первый казах­ский букварь «Оку куралы», учебник казахского языка «Тіл курал». Ему принадлежит заслуга в разработке основной лингвистической терминологии на родном языке.

В 1926 году вышла его книга «Теория литературы», где собраны" образцы устного народного' творчества и некоторые произведения казахской письменной литера­туры. С 26 февраля по 6 марта 1926 года в г. Паку про­ходил Первый Всесоюзный съезд тюркологов, где обсуждался вопрос о переходе на латинизированный алфавит. Баитурсынов выступал против латинизации, за что позднее был объявлен националистом.

Через три года его. обвинят в измене Родине, осудят за связь с зарубежными учеными. С 1931 по 1934 год он находится в ссылке вторично, на этот раз — в Карелии.

В 1937 году он был арестован. Последнее его приста­нище—камера помер семь следственной тюрьмы НКВД.

По воспоминаниям С. Кокишева, внука старшего брата Ахмста Байтурсынова, жена Александра, или Падрсс (это имя она взяла, принимая мусульманскую веру, чтобы был возможен обряд венчания), до самой своей смерти не знала ничего о судьбе своего мужа.

Мухтар Ауэзов писал о нем; «Когда обозреваешь прошлое казахского парода, приходишь к мысли, что наиболее содержательную жизнь, хотя и отпущено им судьбой очень мало, прожили тс, кто получил образова­ние. Ахмет Байтурсынов-выделялся среди них как самая яркая личность».


Ахмет Байтурсынов

ВЫДАЮЩИЙСЯ КАЗАХСКИЙ ПОЭТ

Абай (настоящее имя Ибрагим) Кунанбаев.

Равного ему из известных нам акынов прошлых лет и современности пет. Его знают в Акмолинской, Семипа­латинской областях. В Тургайской области его знают мало, можно сказать, не знают вовсе. Объяснить это можно тем, что книги Абая не издавались до тех пор, пока они не вышли отдельным изданием. Имя Абая, его слово нельзя было услышать в Тургае. В Акмолинской и Семипалатинской областях на человека, не знающего Абая, смотрят с удивлением. Так же с недоумением смотрели на меня, когда признался, что "ничего не слы­шал об Абае,

Где бы разговор не заходил об акынах, об их мас­терстве, он начинался с восхваления Абая.

Будучи не знаком с его стихами, не особенно верил их восторженным панегирикам, памятуя свойство каза­хов уверить в превосходстве однолетки-жеребца перед прославленным тулпаром. В крайнем случае, думал я, Абай из числа таких наших известных поэтов, как Абубакир, Сейдалы, Акмулла.

В 1903 году в мои руки попала тетрадь со стихами Абая. Прочитав, долгое время сидел оглушенный, до та­кой степени это было не похоже ни на что прежнее, из­вестное мне. Очень глубокие по смыслу, содержатель­ные, емкие стихи.

Если прочитать их в быстром темпе человеку, кото­рый доселе не слышал Абая, то он мало что поймет. Его стихи недоступны человеку, который не привык думать над каждой строчкой, который воспринимает стихи как развлечение. Такому человеку надо растолковать, объ­яснить содержание стихотворения. Слово Абая трудно для восприятия. Но эта трудность отнюдь не слабость поэта, а недостаточный уровень подготовки читателей, которые не достигли того уровня, на котором .написаны стихи. Все, о чем пишет Абай, изложено с глубоким зна­нием, всесторонне. Поэтому чтение его произведений — экзамен на проверку знаний. Читатели вправе крити­чески относиться к стихам, а сами поэтические строки испытывают их па зрелость.

Поэзия Абая несравненно выше творчества всех его современников, значительнее и богаче. Это превосход­ство и значительность касается не только его поэзии, но и самой личности акына. Об этом мы знаем со слов оче­видцев, которые видели и знали Абая. Мы сочли нуж­ным рассказать и о нем самом.

Абай —казах из рода тобыкты Семипалатинской об­ласти. Предок его Иргизбай родился на берегу озера Иргиз, что в Тургайской области. Он был народным батыром, военачальником, бпем, старейшиной рода. Люди тобыкты, перекочевав из Туркестана, поселились у подножия Чингистау, славившегося богатыми урочи­щами.

Дед его Оскенбай прославился среди соплеменников своей справедливостью. К нему приходили за разреше-иием споров люди из других родов. Отец поэта Кунан-бай был одним из влиятельных, авторитетных людей- В то время, когда казахами правили только люди из знат­ного сословия— торе, Кунанбай, выходец из простого народа, благодаря своим недюжинным способностям, был назначен султаном.

Мать поэта Улжан — из рода Бошан племени кара-кесек, которые проживали в Каркаралинском уезде» урочищах Абдирей, Мыржык. Предком Улжан был зна­менитый Бертыс би. Также были известными мастера острых шуток, юмора Кантай и Топтай.

Тонтай был богатым человеком. Во время болезни он заметил, что к нему зачастили муллы и ходжи. Б год своей смерти он сказал одному из мулл, сидящему у его постели: «У меня нет выхода, придется умереть, ведь если поправлюсь, будет стыдно перед вами»".

Абай родился в 1845 году, в год змеи. Абаем звала его Улжан, и это имя более известно в народе.

Абай с 10 до 13 лет проучился в медресе. Во время учебы он 3 месяца посещал русскую школу. Один год он обучался в медресе Ахмета Ырзы. Потом он возвратился домой. В 15 лет детство для него закончилось. Абай стал сопровождать отца, присутствовать на собраниях биев, участвовать в разрешении родовых тяжб. В 20 лет он снискал в степи славу оратора. Обладал великолепной памятью, знал много пословиц, поговорок, острых шу­ток, афоризмов, притч, рассказов про героев прошлого, историй, связанных с ораторами былых времен.

.В прежние времена Абай, без сомнения, был бы од­ним из известных биев Алаша. Но те годы, когда биямя становились умные, знающие люди, ушли безвозвратно. Абаю суждено было родиться в другое время, когда народом правили не мудрые мужи, а владельцы несмет­ных табунов. Абай не мог смириться с этим и включился в активную борьбу за власть, вступив в партию.

Кто знает, может быть, он так и закончил бы свою жизнь, каждый день, проводя в суете, и был бы одним из. многих казахов, которые с вожделением мечтают о должности волостного, и его знания и талант были бы отданы не всему народу, а только интересам рода тобык-ты. Но богом ему была уготована другая судьба.

В 1880 году Абай знакомится с ссыльным Михаэлисом, образованным человеком, и Гроссом, собирателем фольклора. Они становятся частыми гостями Абая, его друзьями. Заметив незаурядные способности друга, пробуждают в нем мысль о том, что есть куда более важные занятия, чем борьба за власть. Абай встал па путь поиска нового пути. Друзья познакомили его с русскими поэта­ми Пушкиным, Лермонтовым, Некрасовым, с мастерами прозы Толстым, Достоевским, Салтыковым, критиками Белинским, Добролюбовым, Писаревым. Абай понял, что поэты Пушкин, Лермонтов, Некрасов стоят выше, чем бии и волостные, что у просвещенных народов поэтиче­ский труд — самое благородное ремесло. У казахов занятия поэзией считались пустым делом, для забавы и на потеху людям, так как акыны большей частью были прислужниками у баев, развлекали их. Абай понял, что назначение высокой поэзии не в этом1, н стал писать сти­хи. В юности он сочинял шуточные стихи, любовные по­слания девушкам, но с годами перестал заниматься стихами, считая это недостойным времяпровождением для себя.

Если бы не Гросс и не Михаэлис, может быть, он и не стал бы поэтом. Какие драгоценные, великие, глубо­кие мысли были бы зарыты в землю, остались для пас неизвестными. Большое счастье, что у казахов есть Абай, который учит критически относиться к себе, подсказы­вает правильную дорогу.

После знакомства с русскими поэтами Абай по-дру­гому стал относиться к стихам, бережно, с уважением. Но в чем преимущество поэзии? Абай говорит об этом в своих стихах. Есть много людей, считающих себя акы­нами, но пишущих легковесные, малосодержательные стихи, не задерживающиеся в памяти. Невеждами можно считать тех, кто сочиняет их, и тех, кто слушает подоб­ных рифмоплетов. Абай говорит о том, какой должна быть настоящая поэзия. Для того, чтобы слог был кра­сочным, нужен зрелый, тонкий ум. Поэзия должна быть содержательной, а для этого нужны определенные зна­ния. Поэт должен быть и мастером слова, и критиком. У Абая есть все три эти достоинства. Кроме того, акын был новатором, пропагандистом новых идей и новых форм стиха. Его гениальность в том, что он, взяв образ­цы новых форм у русских поэтов, показал возможность их использования в казахской поэзии, Абай великолепно. знал все требования, предъявляемые к настоящей поэ­зии. У него есть единственный недостаток в расстановке поэтических строк. При чтении или пении он легко обна­руживается.

Нарушается ритм, строфа становится маловырази­тельной. Это можно сравнить с тем, когда при быстром беге внезапно останавливаешься или, наоборот, при мед­ленной, неспешной ходьбе вдруг резко срываешься с места. Этот недостаток исправим. Надо поменять места­ми строки в четырехсложных и трехсложных строфах. Других слабых сторон не вижу. Некоторые говорят о громоздкости, тяжеловатости слов, но это не из-за сла­бости автора, а из-за новизны слога, его необычности, непохожести на традиционный казахский стих.

Поскольку Абай .сам великолепно владел техникой анализа, критиковать, находить, изъяны в его стихал найдется мало охотников. В какой степени Абай был критиком, как прекрасно знал и чувствовал слово, видно из его стихотворения «Поэзия — властитель языка»;
Поэзия — властитель языка,

Из камня чудо высекает гений.

Теплеет сердце, если речь легка

И слух ласкает красота речений.


А если речь певца засорена

Словами, чуждыми родному духу,—

Такая песня миру не нужна.

Невежды голос люб дурному слуху.


Коран с хадисом славны вязью слов,

В них мысль узорно вплетена в речения,

Когда б не рифмы, не соблазн стихов,

Пророки бы молчали, без сомненья.


Молящийся в мечети мудрый муж,

Ученые, чьи в полночь пылки споры,—

Все любят красноречье, кому ж

Не любо ткать словесные узоры?


К стихам стремятся смертные равно,

Но лишь избранника венчают славой.

Того, чьей мысли1 золотой дано

Блистать стиха серебряной оправой.


На старых биев ныне погляжу:

Пословицами речь отягощали.

Иных певцов глупцами нахожу —

Из мусора стихи они слагали.


В толпе с кобызом пели и с домброй,

Хвалили всех, скитаясь по дорогам.

Бродили попрошайками порой,

Позоря песню, проклятые богом.


Бродяга за подачку расточал

Душевный жар спой, теша встречных лестью.

На стороне чужой, ценой похвал,

Он добивался невысокой чести.


Он шел туда,, где бай и где хвастун,

Но подаяньем не менял удела.

И дешевели звуки звонких-струн,

И жажда несен в людях все скудела.


Как старый бий, пословиц не леплю,

Не бормочу, на грош меняя душу.

Слова скупые, верные люблю.

И ты простую речь мою послушай.


Кичливых мог бы славить богачей.

Красавиц легкой веселить забавой..

Бряцание пустых моих речей

В их жизни было б сладкою приправой.


Немногим по душе благой совет,

Иной безумец лишь упрямству верен.

Надеждой лишь для знати полон свет.

Простите, если мой укор чрезмерен.


Но Абай говорил о ценностях общечеловеческих, да­вал им оценку не только в этом стихотворении. Предме­том его размышлений было многое, и всегда он предстает перед нами познавшим мудрость человеком. Гениаль­ность его стихов в глубинном постижении всего, что его интересовало. Пусть другие акыны и могли бы состя­заться с Абаем в песенном мастерстве, но в знаниях они уступают ему. У Абая не найти таких строчек, как у Абубакира, который тужит о пропаже чая и сапог. Акыны стараются восполнить пышностью, цветистостью строф убогость, бедность мысли. Абай во имя истины, точности изложения не чурается и обиходных слов, если они нуж­ны для отражения реальной картины. Например, в сти­хотворении «Аттын сыны» есть, с эстетической точки зрения, слова, неприятные для слуха. Но они необходимы для полной характеристики коня, и Абай считает возможным их употребление в поэтической речи. Когда мы читаем это стихотворение, перед глазами зримо воз­никнет образ коня, и это благодаря тому, что Абай с осо­бой тщательностью, без ложного стыда рассказал обе всех частях тела лошади.

Стремление познать истину, суть вещей Абай видел и наблюдал у европейских мыслителей. По свидетельству Алихана Бокейханова, Абай читал великих философов Европы --- Спенсера, Льюиса. Из поэтов он больше всего увлекался философской лирикой Лермонтова. Поэтому поэзия его порой недоступна для . многих, они испыты­вают затруднения в восприятии его стихов.

Знаю людей, наизусть выучивших стихи Абая, но не понимающих сути многих его произведений. Они обра­щаются за помощью, просят растолковать значение стихов. И нет ничего зазорного в том, чтобы этим за­няться: проанализировать, высказать свою точку зре­ния, обсудить. Если же читатель и в этом случае не пой­мет, тогда пусть винит сам себя. Одним из таких трудных для понимания является следующее стихотворение:
Время — пряди тумана вдоль гребней гор.

Ты с надеждой глядишь в туманный простор,

Ты следишь за потоком безликих дней,

Вечной сменою их утомляя взор.


Дни — один в один, словно серая мгла,

Прилетят — улетят, расправив крыла;

Притаился меж них твой последний день, .

Но узнать его в силах только аллах.


За богатство — собой придется платить,

За почет — клеветою душу мутить;

Не обманешь ты жизнь! Оборвет она

Все довольство твое, как прелую нить.


Человек полагает: весь мир его,

Но вселенной владеет лишь божество.

Людям плоть их и вещи принадлежат

Неотъемлемо, кроме них — ничего.


Кто хорош, кто плох? Не поймешь до конца.

Зачастую ложь прикрывает сердца.

Только плуты себя восхваляют вслух.

Истый праведник о себе — ни словца.


В стихотворении нет ничего ошибочного, неверного, загадочного/ скрытого. Все верно, правильно, к месту сказано. Если читателю оно недоступно, значит Абай далеко ушел от него в своем развитии. Абая должен знать каждый казах, весь народ. Стихи Абая вышли отдельной книгой в 1909 году. Но до широкого читателя она не дошла. То, что книга распространяется только в Акмолинской и Семипалатинской областях, вызывает удивление. Книгу нельзя прятать в лавках Семипала­тинска, она должна быть в магазинах всех областей. Мы, в свою очередь, сообщаем, что на страницах газеты будем печатать в будущем лучшие его произведения.

Перевод автора



ШАКАРИМ КУДАЙБЕРДИЕВ

(1858—1931)

Шакарим Кудайбердиев родился в Чингистау (Семи­палатинская область). Об его отце и матери сохранились довольно скудные сведения. Известно лишь то, что отец его, Кудайберды, был сыном Кунке и Кунанбая. Он' долго болел и умер в возрасте 37 лет. Шакарим воспи- тывался в семье Абая.

Выросший в окружении талантливых людей, Шака­рим развивал своп способности в сочетании с добрыми помыслами, все свои учения и навыки передавал людям. Он обучал родных и близких . всему, что знал и умел сам: рисовать, изготавливать ножи, ювелирные изделия, музыкальные инструменты, резать по дереву, кроить, шить и т. д.

Занимаясь большей частью самостоятельно, Шакарим . становится одним из образованнейших людей своего вре­мени, Он прекрасно владеет русским, турецким, персид­ским, арабским языками. Но круг, его чтения не ограни­чивается только художественной литературой. Шакарим внимательно читает труды по философии, религии, пси­хологии.

Постепенно, по мере обогащения житейского опыта, Шакарим начал создавать произведения, в которых все1 большее место занимают просветительские мотивы. В этих произведениях акын смело критиковал давние не­достатки земляков, о которых говорил еще .Абай: лень, неповоротливость, благодушие, зависть, стяжательство.

Интернациональное мировоззрение, лингвистические способности, заложенная Абаем добрая традиция привели Кудайбердиева к циклу переводов. Появились стихот­ворные переводы «Дубровского» и «Метели» А. С. Пуш­кина, прозаические переводы рассказов Л.Н. Толстого. Вершиной переводческой деятельности стало вольное изложение'поэмы «Лейли и Меджнуп» по мотивам одно­именной поэмы Фирдоуси.

Шакарим Кудайбердиев сотрудничал с братьями Белолгодовыми, с Е. П. Михаэлисом, с Н. Кульжановой (первой казашкой-журналисткой), будучи членом Рус­ского географического общества.

Смерть Абая, его сыновей, усиление реакции после поражения революции 1905 года глубоко потрясают поэта. В 1906 году он отправляется в дальний путь в Аравию, Турцию, для того, чтобы познать мир, увидеть новые страны и народы, поработать в знаменитой Алек­сандрийской библиотеке. После возвращения Шакарим покидает родной аул и занимается литературным, тру­дом. В 1917 году он прерывает свое одиночество, живет в ауле, но., в 1925 году вновь уединяется в охотничьем домике Саят-Крра, где и живет до последнего трагиче­ского дня — 2 октября 1931 года, когда один из ретивых «блюстителей порядка», увидев возвращающегося с охоты поэта, застрелил его.

Сердцевина идей Шакарима — духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения. Поэт не требовал революционных изменений в обществе, он надеялся пре­образить человеческую жизнь через облагораживание души и духовных потребностей. Он был убежден в необ­ходимости нравственного очищения людей для построе­ния нового общества. Задача родителей и педагогов, по мнению Шакарима,—уберечь юные души от дурных влияний. Плохие привычки легко закрепляются и от них трудно избавиться, поэтому с раннего детства надо при­вивать человеку правила нравственного поведения. Доб­родетели, напротив, требуют постоянных усилий духа воспитуемых. Отдаленность результатов, несиюминут­ность отдачи правильного поведения заслоняют от детей значимость моральных заповедей:-«Неискушенность, ма­лый жизненный опыт подталкивают молодежь идти на поводу у чувственных влечений и предпочитать эгоисти­ческие желания общественному долгу»,— писал Шака­рим в философских думах «Сад подснежников». Если с детства не прививать навыки нравственного поведения и не упражнять воспитанников в правильных моральных поступках, позднее ни самые сильные внушения разума,

ни требования чести и долга не в силах будут изгнать дурные навыки. Всякий обязан стремиться к достижению идеала, пусть даже и не дойдет до цели, но находиться на верном пути — залог успеха. Нравственные нормы и правила поведения не должны быть чём-то внешним, они должны стать глубоко личностными качествами растущего человека и только в этом случае выполнят свое назначение. Значит, главная цель нравственного воспи­тания и самовоспитания, согласно Шакариму, — необ­ходимость формирования в человеке внутренней потреб­ности к активному.утверждению в себе высокой морали, духовности, религиозности.

Именно об этом рассуждает Шакарим в своих ми­ниатюрах «Сад подснежников», которые не "были из­вестны при жизни поэта и впервые были напечатаны в 1988 году.


Каталог: Книги
Книги -> Қазақстан Республикасының Білім және Ғылым Министрлігі
Книги -> Практикумы (цитология, эмбриология және гистология негіздері)
Книги -> А. Ж. Сейтембетова
Книги -> Қазақ әдебиетінің
Книги -> П. наумов омыртқалылар зоологиясы
Книги -> КАзАқстан республикасы білім, мәдениеТ және денсаулық сақтау министрліп сәкем сейфуллин атындағы
Книги -> Қазақстан республикасы білім және ғылым
Книги -> М. С. Байтенов Қазақстан Республикасы білім және ғылым министрлігінің
Книги -> Педагогика тарихы


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет