Теория искусства



Pdf көрінісі
Дата25.10.2018
өлшемі195.96 Kb.

113

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

Еще в конце прошлого века нефигуративная фаза эволюции изобразительного 

искусства,  предшествовавшая  фигуративному  искусству  верхнего  палеолита,  ре-

конструировалась только гипотетически. Теперь существование этого «протоискус-

ства» можно считать доказанным. Ясно обозначились параллели между эволюцией 

орудий  от  шимпанзе  до  современного  человека,  эволюцией  антропоморфных  «ку-

рьезных объектов» от «кукол» тех же шимпанзе до палеолитических венер Homo 

sapiens sapiens и от «орнаментов» среднего палеолита к полноценным орнаментам, 

созданным в верхнем палеолите уже человеком современного типа.



Ключевые  слова:  первобытное  искусство,  палеолит,  орнаменты,  палеолитиче-

ские «венеры», эволюция.

Вплоть  до  конца XX века,  казалось,  специалисты  были  уверены 

в том, что непревзойденное по качеству искусство верхнего палеолита 

появилось в Европе из ниоткуда: около двадцати пяти тысяч лет назад 

люди  вдруг  начали  создавать  безупречно  точные  изображения  живот-

ных. Никакой предыстории у этих изображений не было, зато были по-

пытки ее обнаружить или объяснить причины ее отсутствия. Но в распо-

ряжении исследователей не было реальных памятников (их приходилось 

придумывать),  и  поэтому  такие  попытки  были,  в  целом,  неудачными. 

В качестве примера можно привести гипотезу А.Д. Столяра, выводив-

шую  изображения,  созданные Homo sapiens sapiens, из  «натуральных 

макетов» (т.е.  попросту  чучел)  животных,  якобы  изготавливавшихся 

некогда неандертальцами

1

.

Но в самом конце прошлого века взгляды на происхождение чело-



века претерпели по-настоящему революционные изменения. Во-первых, 

выяснилось,  что  человек  происходит  из  Африки  и  неандерталец  был 

его дальним родственником, но никак не прямым биологическим пред-

ком;  во-вторых,  время  существования  нашего  биологического  вида 

исчисляется  не  шестьюдесятью,  а  двумя  сотнями  тысяч  лет.  Наконец, 

стало ясно, что кроманьонцы долгое время эволюционировали в Афри-

ке, прежде чем около сорока тысяч лет назад явиться в «готовом виде» 

в ледниковой Европе. Американские исследователи Салли Мак-Брирти 

Петр Куценков

«Символическое поведение» предков 

человека и первые памятники искусства 

Homo sapiens sapiens


114

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

и Элисон Брукс, проанализировав многочисленные африканские наход-

ки, связанные с Homo sapiens sapiens, пришли к выводу, что его «рево-

люционные» достижения очень долго вызревали в Африке, прежде чем 

наши предки покинули свою историческую родину и явились в Европу 

с готовой каменной индустрией, изобразительным искусством и, веро-

ятно, с уже относительно развитой речью. Говоря словами Мак-Брирти 

и Брукс, верхнепалеолитический рывок – это «революция, которой не 

было»


2

. Из этого следует, что вид Homo sapiens sapiens по темпам своей 

эволюции на протяжении среднего и верхнего палеолита

3

 мало чем от-



личался не только от проживавших в одно время с ним в Европе неандер-

тальцев, но и от других, еще более архаичных видов рода Homo.

Все это дает возможность искать памятники гипотетического «про-

тоискусства» (прежде всего на исторической родине всего человечест-

ва – в  Африке),  причем не  только у Homo sapiens sapiens, но и  в  сле-

дах деятельности других представителей рода Homo, которые, судя по 

темпам  эволюции  и  их  самих  и  архаичных  людей  современного  вида, 

были  не  намного  примитивнее  последнего.  До  сих  пор  не  известен  ни 

один объект, который был бы несомненным изображением, сделанным 

одним из многочисленных видов гоминид, когда-то обитавших в Афри-

ке, Европе и Азии. Тем не менее в материальных следах деятельности 

биологических  предков  и  родственников  человека  можно  обнаружить 

некоторые  странности,  которые,  возможно,  имеют  отношение  к  буду-

щему изобразительному искусству.

Число  таких  находок,  сделанных  на  стоянках  нижнего  и  среднего 

палеолита, невелико (особенно с учетом того обстоятельства, что речь 

идет о временном отрезке минимум в 1,5 миллиона лет). Российские ис-

следователи Я.А. Шер, Л.Б. Вишняцкий и Н.С. Бледнова создали клас-

сификацию таких отклонений от «нормального» животного поведения

4

:



•  «курьезные» объекты – имеется в виду прежде всего яшмовая галь-

ка из южноафриканской пещеры Макапансгат, которая, благодаря 

естественным  повреждениям,  напоминает  грубое  антропоморфное 

изображение.  Эта  находка  связана  еще  с  австралопитеками,  т.е., 

по  сути  дела,  с  высшими  обезьянами,  которым,  по  выражению 

П.В. Волкова, «явно не требовалось даже минимума человеческого 

интеллекта» (см. ниже). Подобных странных предметов обнаружено 

довольно много, и особенно в среднепалеолитических слоях;

•  красящие материалы, обнаруживаемые в многочисленных памятни-

ках среднего палеолита;

•  нательные  украшения – бусы  и  подвески  из  раковин,  кости,  зубов 

животных и яичной скорлупы. Возможно, появляются уже в ниж-

нем палеолите;

•  «фигуративные  изображения» – найденная  в 1981 году  ашельская 

«венера» со стоянки Берекат Рам в Израиле, «венера» из Тан-Тан в 

Марокко


5

, и мустьерская каменная личина из пещеры Ла Рош Котар 



115

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



(Франция), где естественные углубления были дополнены костяной 

вставкой, что и придало куску кремня сходство с человеческой ли-

чиной;

•  погребения – несомненны  только  среднепалеолитические  погребе-



ния, но, возможно, какое-то движение в этом направлении намети-

лось еще в ашельскую эпоху.

Кое-что в этом списке отсутствует: к числу находок, не столь эф-

фектных,  как  «скульптура»  из  Берекат  Рам,  относятся  также  «орна-

менты»  из  Бильцингслебена  в  Германии,  чей  предполагаемый  возраст 

оценивается  в 300–400 тысяч  лет  (к  ним  мы  вернемся  чуть  позже). 

К числу «отклонений» в поведении высших гоминид можно смело при-

числить и чашевидные углубления («cupules») в скальной поверхности. 

Причем именно эти артефакты весьма многочисленны. Первоначально 

они были обнаружены в пещере Ла Ферраси во Франции. (Ил. 1.) Затем 

их нашли на реке Муррей в Австралии. В 1992 году чашевидные углуб-

ления  были  идентифицированы  в  пещере  Аудиториум  в  Бхимбетка 

в  Центральной  Индии.  Датированы  они  началом  среднего  или  даже 

финальной  фазой  нижнего  палеолита

6

.  В 1996 году  в  Дараки-Чаттан, 



в 400 км юго-западнее Бхимбетка, была найдена скальная поверхность, 

на  которой  обнаружено,  по  меньшей  мере, 500 (!) таких  углублений. 

(Ил. 2.) Скорее всего, датируются они также финалом нижнего палео-

лита.  Имеются  сведения  об  аналогичных  находках  в  Южной  Африке. 

На авторство чашевидных углублений в Ла Ферраси могут претендовать 

и Homo sapiens neanderthalensis, и Homo sapiens sapiens, австралийских – 

только Homo sapiens sapiens, поскольку в Австралии иных представите-

лей рода Homo не было. Индийские чашевидные углубления могли быть 

сделаны и палеоантропом, и архантропом.

В  целом  «странности»  тяготеют  к  ашелю  и  к  еще  более  позднему 

мустье, связанному с неандертальцами. Тут надо отметить два важных 

момента:  во-первых,  вне  зависимости  от  того,  насколько  сильно  были 



Ил. 1. Камень с чашевидными углубле-

ниями из Ла Ферраси, Франция

Ил. 2. Чашевидные углубления. 

Дараки-Чаттан, Индия

116

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

подправлены естественные формы «скульптур» из Берекат Рам и Тан-

Тан (Ла Рош Котар сомнений не вызывает), они явно не случайно ока-

зались на стоянках; во-вторых, вне зависимости от того, могли или не 

могли  ашельцы  и  мустьерцы  создавать  настоящие  фигуративные  изо-

бражения,  они,  скорее  всего,  были  способны  распознавать  антропо-

морфные образы, в том числе и в естественных формах, поскольку эта 

способность  имеется  у  распознающих  свое  зеркальное  отражение  со-

временных шимпанзе (соответственно, могла быть и у всех гоминид, на-

чиная с австралопитеков). Как подметил Уильям МакГрю, шимпанзе – 

единственный  биологический  вид  (кроме  человека. – П.К.),  которому 

доступно и распознавание образов, и обучение языку глухонемых

7

.



Что касается Homo sapiens sapiens, то до конца прошлого века в рас-

поряжении  исследователей  не  было  полноценных,  хорошо  датирован-

ных следов гипотетически существовавшего «протоискусства». Однако 

теперь,  после  открытия  в  Южной  Африке  «орнаментов»,  датируемых 

временем 60–70 тысяч  лет  назад,  такие  следы  найдены  и  надежно  за-

документированы. Бруски охры, покрытые примитивным ромбовидным 

орнаментом, были найдены в пещере Бломбос в ЮАР и датируются вре-

менем не менее 70 тысяч лет назад, т.е. примерно на 35 тысяч лет раньше 

первых надежно датированных «настоящих» изображений

8

. (Ил. 3.) Эта 



находка  подтвердила  давно  уже  высказанное  предположение,  что  изо-

бражениям должен был предшествовать более или менее продолжитель-

ный нефигуративный этап. Наконец, временем около 60 тысяч лет назад 

датированы вполне «полноценные» орнаменты на скорлупе страусиных 

яиц из пещеры Дипклоф в Западной Капской провинции ЮАР

9

. (Ил. 4.) 



Самое  старое  фигуративное  африканское  изображение  происходит  из 

пещеры  Аполло 11 в Намибии  и  датируется временем  около 28 тысяч 

лет назад. (Ил. 5.) Следует отметить, что известная к настоящему вре-

мени европейская пещерная живопись даже несколько старше: в пещере 

Шове  во  Франции  самое  старое  изображение  было  создано 32 тысячи 

лет назад. Таким образом, во-первых, документально зафиксированное 

время существования палеолитического искусства увеличивается боль-

ше, чем вдвое; во-вторых, самые ранние «орнаменты» архаичного Homo 

sapiens sapiens ничем  не  отличаются  от  «орнаментов»  позднего Homo 

erectus из Бильцингслебена

10

.

Как бы то ни было, все перечисленные «странности» биологических 



предков  и  более  архаичных  современников  человека  не  укладываются 

в картину инстинктивной деятельности животных. Но является ли это 

основанием  считать  их  проявлениями  «знакового  поведения»?  Даже 

такие  сторонники  очень  раннего  возникновения  этого  самого  поведе-

ния,  как  Шер,  Вишняцкий  и  Бледнова  признают,  что  «вещественные 

свидетельства  знакового  поведения  для  периодов  нижнего  и  среднего 

палеолита,  во-первых,  крайне  редки,  а  во-вторых,  с  трудом  поддаются 

однозначной интерпретации. В подавляющем большинстве случаев речь 



117

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



Ил. 4. Фрагменты скорлупы страусиных яиц с выгравиро-

ванными узорами из пещеры Дипклоф, ЮАР

Ил. 3. «Орнамент» из пещеры Бломбос, ЮАР

118

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

просто  идет  о  вещах,  не  имеющих  видимого  утилитарного  значения, 

не связанных непосредственно с жизнеобеспечением»

11

.

Как бы то ни было, «странности» нуждаются в объяснении – речь 



прежде всего идет об ответе на вопрос, прослеживается ли связь меж-

ду  деятельностью  человека  и  его  биологических  предшественников. 

Отправной  точкой  наших  рассуждений  примем  предположения,  что 

все  эти  «странности»,  во-первых,  действительно  не  имеют  отношения 

к  удовлетворению  физиологических  потребностей  и,  во-вторых,  ско-

рее  всего,  связаны  со  схожим  (или  даже  одним  и  тем  же)  поведенче-

ским  комплексом,  характерным  для  всех  высших  гоминид,  включая 

и  архаичного Homo sapiens sapiens – единственного  представителя  не-

когда  весьма  многочисленного  семейства,  дожившего  до  наших  дней. 

Поэтому нам придется повнимательнее присмотреться к представителям 

этого семейства, и в частности – к наиболее распространенным резуль-

татам их деятельности, каменным орудиям.

Останки  наиболее  древней  группы  ископаемых  высших  приматов 

были обнаружены в пустыне Калахари еще в 1924 году. Их назвали «ав-

стралопитеками» («южными обезьянами»). Несколько позже похожих 

существ нашли в Восточной и Центральной Африке, а также в Перед-

ней,  Южной  и  Юго-Восточной  Азии.  Многочисленные  их  виды  (или 

подвиды)  жили  в  плиоцене (4 миллиона  лет  назад).  Объем  их  мозга – 

около 500 см

3

, и по строению он был практически неотличим от мозга 



современных шимпанзе. Сейчас в распоряжении антропологов имеются 

фрагменты  останков  примерно 400 особей  за  период 2 миллиона  лет. 

Главное, что заставляет предположить их связь с современным челове-

Ил. 5. Изображение из пещеры Аполло 11, Намибия. 

Ок. 28000 лет назад 


119

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



ком – то, что часть из них была двуногими всеядными приматами (соб-

ственно австралопитеки, в противоположность несколько более массив-

ным растительноядным парантропам). Это позволяет допустить, что для 

нападения и для защиты могли применяться примитивные орудия: кости 

животных, палки и камни. Весьма вероятно, что некоторые виды умели 

их как-то обрабатывать.

Последующие и наиболее важные открытия в области происхожде-

ния человека были сделаны во второй половине прошлого века, причем 

многие  из  них – в  Олдувайском  ущелье  (Кения).  В 1960 году  Л.  Лики 

нашел там останки древнего человекообразного существа и назвал его 

Homo habilis («Человек умелый»), поскольку предположительно имен-

но от него остались галечные орудия возрастом около 2 миллионов лет. 

При  сходной  с  австралопитеками  массе  тела  емкость  головного  мозга 

у Homo habilis была в среднем несколько больше: 645–660 см

3

. Тем не 



менее правомерность присутствия слова Homo в видовом наименовании 

хабилисов  пока  что  остается  дискуссионной:  нет  ясности,  был  ли  он 

первым представителем собственно человеческого рода, или оставался 

всего  лишь  «южной  обезьяной»,  несколько  превзошедшей  в  развитии 

своих  сородичей.  Хабилисы  были  носителями  олдувайской  каменной 

индустрии.

Следующая находка была сделана в 1972 году в Кооби-Фора, на наи-

более вероятной «малой родине» всего человечества близ озера Турка-

на  (ранее  Рудольф).  Это  был  череп  емкостью 777 см

3

,  очень  близкий 



по  строению  черепу Homo habilis и  возрастом  ок. 1,88 миллиона  лет. 

К тому же типу гоминид относят находки из Эфиопии (долина р. Омо, 

2–1,6 миллиона лет) и из Южной Африки (2–1,5 миллиона лет). Объем 

всех  черепов этого  типа больше, чем у австралопитеков: 540–870 см

3



в  среднем 700 см



3

  (у  современного  человека  объем  мозга  варьируется 

в пределах от 1000 до 1800 см

3

, у Homo erectus – от 700 до 1250 см



3

). За-


метно выражена асимметрия полушарий мозга – как и у современного 

Homo sapiens sapiens. Этот вид получил название Homo rudolfensis; он 

считается переходной ступенью от Homo habilis к Homo erectus. Послед-

ние появились в Африке около 1,8 миллиона лет назад и кое-где дожи-

ли до времени 300 тысяч лет назад, а возможно, и позже. Объем мозга 

у Homo erectus достигал 900–1200 см³ (больше, чем у Homo habilis, но 

меньше,  чем  у Homo sapiens sapiens и Homo sapiens neanderthalensis). 

Эректусы обитали в Африке (Homo ergaster), в Европе (гейдельбергский 

человек)  и  в  Восточной  Азии  (синантропы  и  питекантропы).  Этот  вид 

был носителем ашельской культуры.

Параллельно с углублением знаний об ископаемых гоминидах раз-

вивалось и изучение высших приматов, доживших до наших дней – шим-

панзе, горилл и орангутанов (раньше их также относили к гоминидам, 

но  теперь  выделяют  в  отдельное  подсемейство – Homininae

12

).  За  по-



следние 2–3 десятилетия относительно шимпанзе выяснились поистине 

120

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

удивительные  вещи.  Во-первых,  они  не  только  устраивают  загонные 

охоты  на  небольших  обезьян-колобусов  и  используют  во  время  этой 

охоты «оружие»

13

; оказывается, очень примитивные, но все же камен-



ные  орудия  шимпанзе  эволюционировали  на  протяжении,  по  меньшей 

мере, 4 тысяч лет

14

.  Молодые самки-шимпанзе играют в  «куклы»:  для 



этого они используют деревяшки определенной длины и толщины. Шим-

панзе носят их с собой, на ночь укладывают в гнездо и никогда не ис-

пользуют «куклы» в качестве орудий. (Ил. 6.) Эти игры прекращаются 

после рождения первого ребенка (ранее такое поведение фиксировалось 

только у обезьян в неволе)

15

.



Эти факты полностью лишают смысла все рассуждения относитель-

но скачка, совершенного Homo habilis. Какой может быть скачок, если 

современные  шимпанзе,  не  имеющие  отношения  к  собственно  челове-

ческой  линии  эволюции,  оставляют  материальные  следы  своей  «куль-

туры»,  в  общем,  очень  похожие  на  те,  что  принадлежат  давно  вымер-

шим видам? Напомним, что сама принадлежность Homo habilis к этой 

самой  собственно  человеческой  линии  эволюции  остается,  по  крайней 

мере, недоказанной. Вероятней всего, что среди многочисленных видов 

и/или  подвидов  высших  обезьян  и  гоминид  от  австралопитеков  до  ха-

билисов действительно были и предки Homo sapiens sapiens. Но точно 

определить,  какие  именно  это  виды  (или  вид),  пока  не  представляется 

Ил. 6. «Куклы» и орудия шимпанзе. Слева – четыре деревяшки, исполь-

зовавшиеся юными шимпанзе в качестве кукол, справа – орудия труда 

зонды (или «палки-ковырялки»). 


121

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



возможным. Единственное, что действительно не вызывает сомнений, – 

так это то, что орудия в поведении Homo habilis могли играть роль не 

меньшую, чем у шимпанзе, а скорее всего, и большую. Однако ни это об-

стоятельство, ни вообще все то, что известно об этих созданиях, не по-

зволяет делать такие, к примеру, радикальные и, главное, до странности 

детализированные  выводы: «Австралопитеки,  обделенные  естествен-

ным вооружением, не унаследовали поэтому и прочных инстинктивных 

тормозов внутривидовой агрессии. К тому же, как мы знаем, развитие 

интеллекта,  обеспеченное  беспрецедентной  пластичностью  мозга,  раз-

рушило  и  те  генетические  программы,  которые  имелись.  В  сочетании 

со столь зыбкой инстинктивной базой смертоносное искусственное ору-

жие поставило Homo habilis на грань истребления»

16

.

Что касается Homo sapiens neanderthalensis (или Homo neandertha-



lensis,  палеоантропа),  который  до  самого  конца  прошлого  века  боль-

шинством  исследователей  считался  непосредственным  предком Homo 

sapiens sapiens (неоантропа), то в самом конце XX в. выяснилось, что он 

нашим прямым предком не был

17

.

Таким образом, вырисовывается следующая картина: Homo sapiens 



sapiens стал заключительным звеном в цепочке многочисленных видов 

и/или  подвидов  высших  гоминид,  эволюция  которых  началась  около 

7 миллионов лет назад. Причем многие из этих видов существовали од-

новременно. Пока что все известные в настоящее время факты указы-

вают  на  то,  что  Великая  рифтовая  долина  в  Восточной  Африке  была 

настоящей  «фабрикой»  по  их  производству.  Судя  по  многочисленным 

прямым и косвенным данным, даже самые древние гоминиды могли из-

готовлять примитивные орудия труда. Однако подобные навыки не яв-

ляется исключительным достоянием не только Homo sapiens sapiens, но 

даже и всего рода Homo, поскольку вполне доступны и высшим обезья-

нам (шимпанзе).

Тут  мы  неизбежно  приходим  к  проблеме  «человечности»  нижне- 

и среднепалеолитических орудий. Она чрезвычайно сложна и пока что 

не  имеет  однозначного  решения.  Первоначально,  с  момента  осознания 

глубочайшей  древности  этих  артефактов,  считалось  само  собой  разу-

меющимся, что одно только присутствие орудий в том или ином архео-

логическом  слое  является  признаком  разумности,  т.е. «человечности» 

их создателей. Если есть орудия, значит, есть «труд», – следовательно, 

и сам человек.

Первым объяснение «орудийной деятельности» за пределами челове-

ческого «труда» предложил Л.С. Выготский. Еще в 1930 году (!) он при-

шел к выводу, что оперирование орудиями у высших обезьян объясня-

ется явлениями эйдетизма и происходит не на уровне представлений, но 

только в сенсорном поле, т. е. является сугубо оптическим разрешением 

задачи: «…оптическая связь, устанавливаемая между двумя предметами, 

является истинной основой всех “разумных” действий шимпанзе. …все 



122

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

действия  животных  происходят  под  прямым  воздействием  и  руковод-

ством оптического поля… решения наступают не слепо, а в зависимо-

сти от оптической структуры поля»

18

. Затем в 1935 году П.Я. Гальперин 



в кандидатской диссертации «Психологические  различия  орудий  чело-

века  и  вспомогательных  средств  у  животных  и  его  значение»  показал 

принципиальные отличия ручных операций с орудиями у животных от 

орудийных операций у человека. Эта работа была прочно забыта и толь-

ко недавно снова опубликована

19

.



Гораздо  сложнее  дело  обстояло  с  тождеством  труд – человек, 

краеугольным  камнем  исторического  материализма.  Первым  в  СССР 

в его правомерности открыто усомнился Б.Ф. Поршнев. Он считал, что 

в  основе  изготовления  каменных  орудий  у  высших  гоминид  лежал  не 

осознанный  «проект»,  но  имитативный  рефлекс: «Первым  этажом  па-

леолитической  имитации,  который  мы  можем  наблюдать  в  более  или 

менее изолированном или чистом виде на “олдувайской” стадии галеч-

ных орудий, на чопперах, на дошелльских изделиях, впрочем и вообще 

преобладающих в нижнем палеолите, является имитирование последо-

вательного  комплекса  движений  при  изготовлении  либо  одного  типа 

орудий, либо однотипного технического пучка – ядра-отщепы»

20

. Таким 



образом, с точки зрения Поршнева, по крайней мере, до окончания сред-

него  палеолита  для  изготовления  орудий  не  требовалось  подключения 

мышления и речи

21

.



Отношение к Б.Ф. Поршневу остается очень неоднозначным – одни 

склонны  совершенно  некритично  воспринимать  его  труды  и  считают 

его  всемирно-историческим  гением,  раз  и  навсегда  решившим  пробле-

му происхождения человека; другие убеждены в том, что Поршнев был 

опасным сумасшедшим. Но как бы ни относиться к трудам Б.Ф. Порш-

нева, проблема-то остается: где та грань, что отделяет деятельность жи-

вотных от человеческого труда?

С  иной  стороны  к  ней  подошел  авторитетный  археолог-

экспериментатор П.В. Волков. Изучая и экспериментально воспроизво-

дя технологию изготовления олдувайских (2,6–1,8 миллиона лет назад) 

и ашельских (1,7–0,1 миллиона лет назад) каменных орудий (Ил. 7), он 

пришел  к  выводу,  неплохо  согласующемуся  с  мыслью  Б.Ф.  Поршне-

ва: «Для изготовления всех этих колотых галек, “чопперов”, орудий из 

корявых  отщепов  и  прочих  мелких,  характерных  для  “до-ашельского 

периода”,  изделий  явно  не  требовалось  даже  минимума  человеческо-

го  интеллекта»

22

.  Но  в  том,  что  касается  оценки  интеллектуальных 



возможностей  носителей  ашельской  каменной  индустрии,  мнения 

Б.Ф.  Поршнева  и  П.В.  Волкова  сильно  разнятся.  По  Поршневу, «ни-

что  в  них  (палеолитических  орудиях. – П.К.)  не  может  рассматри-

ваться как доказательство в пользу соучастия языка, речевой деятель-

ности»

23

.  Совершенно  иначе  оценивает  значение  ашельских  орудий 



П.В.  Волков: «Орудия  ашельской  культуры  имеют  высокие  эстетиче-

123

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



ские и технологические характеристики. Их производство требует раз-

витого технологического мышления, большого количества знаний, опы-

та, возможностей этот опыт накапливать, фиксировать и передавать»

24



Излишне, вероятно, пояснять, что для накопления, фиксации и передачи 

какого бы то ни было опыта необходимы речь и язык. Итак, по мнению 

П.В. Волкова, «ашельская культура уникальна, возникает внезапно, без 

фиксируемых археологическими методами “корней”»

25

. Таким образом, 



между  доашельским  периодом  и  ашелем  связи  нет;  больше  того – на 

протяжении, по меньшей мере, 300 тысяч лет олдувайская и ашельская 

каменные индустрии существовали параллельно.

Следует отметить, что новейшие исследования, пожалуй, подтверж-

дают скорее точку зрения Волкова, чем Поршнева: активность мозга со-

временного человека при экспериментальном изготовлении олдувайских 

и  ашельских  орудий  оказалась  разной.  При  воспроизведении  олдувай-

ской  техники  от  экспериментатора  требовались  только  новые  навыки 

восприятия и моторики (т.е. все происходило на уровне сенсомоторных 

функций мозга и координации движений). Но изготовление ашельских 

орудий потребовали от испытуемых подключения высших когнитивных 

способностей, в том числе «сознательного контроля сложных последо-

вательных действий (enhanced mechanisms for cognitive control)», что, по 

мнению авторов исследования, может означать связь между процессом 

изготовления орудий и развитием речи и языка

26

. К тому же выяснилось, 



что пропорции ашельских бифасов (как и «орнаменты» Homo erectus из 

Бильцингслебена в Тюрингии) вписываются в золотое сечение

27

. Таким 


образом, замечание П.В. Волкова относительно «высоких эстетических 

характеристик» ашельских орудий зиждется на весьма прочном основа-

нии.

Но не следует забывать, что изготовление ашельских бифасов тре-



бует применения творческих способностей именно от современного че-

ловека, который никогда не наблюдал процесс их изготовления воочию. 

А вот как дело обстояло в сообществах архантропов, никто не знает и, 

дерзнем утверждать, никогда и не узнает, поскольку исчезли они очень 



Ил. 7. Типичные олдувайское (1) и ашельские (2–5) орудия

124

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

давно. Даже экспериментальное подтверждение того, что современному 

человеку для изготовления ашельского орудия требуется подключение 

«сознательного  контроля  сложных  последовательных  действий»,  не 

может в данном случае быть аргументом: носители ашельской и более 

поздней  мустьерской  каменной  индустрии  были  представителями  дру-

гих биологических видов и морфологически отличались от современно-

го человека.

Рассуждения  и  Поршнева  и  Волкова  не  лишены  изъянов – так, 

Б.Ф.  Поршнев  игнорировал  очевидную  сложность  среднепалеолитиче-

ских орудий (явно несводимую к одной только имитации), а П.В. Волков 

столь же явно избегает ответа на вопрос: если «они» были такими умны-

ми, то чем занимались больше миллиона (!) лет? Заметим, что орудийная 

деятельность вовсе не обязательно нуждалась в «творческом воображе-

нии», «сознательном использовании камня» или языке для обучения мо-

лоди. Даже в современных традиционных обществах обучение ремеслу 

происходит не столько на речевом уровне, сколько в пределах зритель-

ного поля: ученик наблюдает за действиями мастера и усваивает прежде 

всего  комплексы  движений,  сопровождающих  изготовление  того  или 

иного  предмета.  Да  и  в  информационном  обществе  дело  обстоит  при-

мерно так же. Приведем только один пример: в Интернете на сайтах, по-

священных  рыболовным  приманкам,  всегда  размещаются  фотографии 

или  видео,  наглядно  демонстрирующие  весь  процесс  их  изготовления. 

На словах объяснить это, действительно, очень трудно – такое объяс-

нение требует от инструктора недюжинного литературного таланта. Та-

ким образом, усвоение моторных шаблонов в пределах зрительного поля 

очень  глубоко  укоренено  в  человеческой  природе,  настолько  глубоко, 

что  психически  нормальный  современный  человек,  обучаясь  простым 

трудовым навыкам, не обращается при этом к абстрактному мышлению.

Однако  основной  вывод  П.В.  Волкова – для  нас  важнейший – пе-

рекликается с выводами Б.Ф. Поршнева. Опираясь на техническое со-

вершенство ашельских и отчетливую грубость олдувайских орудий, он 

делает  следующее  симптоматичное  замечание: «Антропологи  склонны 

считать существующий около миллиона лет, как они говорят, “подвид” 

Homo sapiens (archaic), Homo sapiens (neanderthalensis), Homo sapiens и 

т.п. уже собственно людьми. Но для нас более подходящим представля-

ется термин архантроп (от греческих “древний”  и “человек”). К како-

вым можно отнести всех людей донеолитеческой, если угодно – “допо-

топной”  истории, т. е. тех, жизнь которых мы знаем преимущественно 

не  по  письменным  источникам,  а  на  основе  анализа  оставшихся  после 

них артефактов»

28



Таким образом, с точки зрения П.В. Волкова, и носители ашельской 



каменной  индустрии,  и  неандертальцы,  и  «настоящие»  люди  верхнего 

палеолита  образуют  группу  видов, «культуры»  которых  отличались 

друг от друга не столько качественными, сколько количественными па-


125

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



раметрами.  Многие  из  этих  видов  сосуществовали  в  одном  времени  и 

пространстве  на  протяжении  многих  сотен  тысяч,  если  не  миллионов, 

лет (к концу верхнего палеолита остается только один вид: Homo sapiens 

sapiens).  Качественное  же  отличие  этой  весьма  обширной  группы  от 

древних австралопитеков (т. е. «южных обезьян») состоит в умении из-

готавливать  орудия  на  отщепах,  отделенных  от  специально  приготов-

ленного нуклеуса. Для этого, по мнению П.В. Волкова, требовался уже 

человеческий интеллект, мало чем отличимый от интеллекта современ-

ного человека.

Относительно пропасти между доашельской и ашельской каменны-

ми индустриями заметим, что она, возможно, не так уж и велика: ведь и 

вид Homo sapiens sapiens еще двадцать лет назад казался внезапно явив-

шимся из ниоткуда около 40 тысяч лет назад

29

. Но, как стало ясно те-



перь,  он  прошел  очень  долгий  эволюционный  путь  в  Африке,  прежде 

чем «внезапно» появиться в ледниковой Европе. Да и весьма продолжи-

тельное параллельное существование ашеля и «доашеля» очень напоми-

нает  сосуществование  неандертальцев  и  кроманьонцев  на  протяжении 

10–20 тысяч лет. И для нас важно, что то немногое, что все же отличало 

нашего  средне-  и  верхнепалеолитического  предка  от  родственных  ему 

видов, – это именно способность к созданию полноценных фигуратив-

ных изображений. 

Разумеется, от способности изготовлять орудия и распознавать обра-

зы еще очень далеко до возможности изобразить что-либо – пока что все 

попытки  склонить  шимпанзе  к  изображению  чего-либо  фигуративного 

окончились  полным  провалом.  Даже  «орнаменты»  вроде  тех,  что  оста-

вили после себя эректусы, шимпанзе недоступны. Но тут уместно вспом-

нить  зафиксированную  у  молодых  самок-шимпанзе  игру  в  «куклы»

30



Если учесть, что ашельцы и мустьерцы в эволюционном отношении ото-



рвались от шимпанзе на огромную дистанцию, то можно допустить, что 

способность распознавать образы соединилась у них с «игрой в куклы», 

для чего антропоморфные объекты вроде «венер» из Берекат-Рам и Тан-

Тан явно подходят гораздо больше, чем бесформенные деревяшки. Таким 

образом,  со  всеми  возможными  оговорками,  можно  предположить,  что 

шимпанзе находятся в самом начале пути длиной минимум в 2 миллиона 

лет – того пути, что в конце концов привел к появлению настоящих изо-

бражений. Примерно также дело обстоит и с «трудом»: каменные орудия 

шимпанзе можно отличить от необработанных камней, только докумен-

тально зафиксировав их употребление в качестве орудий (Ил. 8); именно 

по этой причине нам, вероятно, никогда не удастся получить прямые дока-

зательства орудийной деятельности австралопитеков – их гипотетически 

существовавшие орудия наверняка были такими же, как у шимпанзе. Ору-

дия хабилисов уже подвергались элементарной обработке, но такой, что 

ее признаки может заметить только наметанный глаз археолога; ашель-

ские орудия уже весьма совершенны.



126

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА



Ил. 8. Каменные «орудия» шимпанзе

Таким образом, благодаря деятельности шимпанзе, можно выстро-

ить  пусть  неполный,  несовершенный,  но  все  же  типологический  ряд. 

В  начале  его  будут  необработанные  камни,  используемые  современ-

ными  обезьянами,  в  середине  разместятся  грубо  оббитые  олдувай-

ские  булыжники,  в  конце – ашельские  орудия,  которые,  как  считает 

П.В. Волков, принципиально уже ничем не отличаются от изделий верх-

него палеолита.

Подобное можно наблюдать и в случае с нижне- и среднепалеолити-

ческими  курьезными  объектами:  от  бесформенных  деревяшек,  которы-

ми  шимпанзе  играют  в  «куклы»,  эволюционная  цепочка  протягивается 

к «антропоморфной», но не обработанной гальке из пещеры Макапансгат, 

явно не случайно принесенной на стоянку каким-то Homo habilis (Ил. 9); 

от нее уже не так далеко до «венер» из Берекат Рам и Тан-Тан, чьи есте-

ственные антропоморфные очертания, возможно, уже были «подправле-

ны» обнаружившими их существами; от них совсем близко до мустьер-

ской личины из пещеры Ла Рош Котар, где естественные углубления уже 


127

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



несомненно  были  сознательно  дополнены 

костяной  вставкой. (Ил. 10.) Завершает-

ся  этот  эволюционный  ряд  древнейшими 

европейскими  «венерами»  из  Холе-Фельс, 

Дольне-Вестониц  и  Виллендорфа,  сделан-

ными уже людьми современного типа, неза-

долго перед тем пришедшими в Европу.

Таким  образом,  тут  можно  говорить 

о  медленном  нарастании  способности  не 

только  распознавать,  но  и  «подправлять» 

естественные формы. Правда, нет никакой 

мыслительной возможности сделать из этих 

наблюдений тот же вывод, к какому пришел 

П.В. Волков после экспериментального из-

готовления  палеолитических  орудий:  мо-

жет  быть,  между  ашельскими  и,  к  приме-

ру, ориньякскими орудиями, действительно 

принципиальной разницы нет. Но дистанция 

между  «венерами»  из  Берекат  Рам  и  Тан-

Тан (Ил. 11), и «венерой» из Виллендорфа 

(Ил. 12), все же слишком велика.

Примерно ту же картину можно наблю-

дать  и  в  случае  с  «орнаментами».  В  начале 

этой  эволюционной  цепочки  будут  поме-

щаться  чашевидные  углубления,  фиксируе-

мые  уже  в  среднем  палеолите  (возможно, 

даже в конце нижнего). В среднем палеоли-

Ил. 11. Слева – «венера» из Берекат Рам, Израиль; справа – «венера» из Тан-Тан, Марокко

Ил. 9.  Галька из пещеры Ма-

капансгат в Южной Африке

Ил. 10. «Личина» из мустьер-

ского слоя пещеры Ла Рош 

Котар, Франция


128

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

те  появляются  и  первые  «орнаменты» (из 

Бильцингслебена  в  Германии,  примерно 

300–400 тысяч лет назад. (Ил. 13.) В смыс-

ле сложности они находятся где-то посере-

дине между бессистемно разбросанными по 

скальной поверхности чашевидными углуб-

лениями  и  полноценными  орнаментами 

верхнего  палеолита,  вроде  тех,  что  были 

найдены в Мезине на Украине. (Ил. 14.)

«Орнаменты» – еще  не  изобразитель-

ное искусство, поскольку изображение как 

таковое отсутствует. В смысле сложности 

они  находятся  где-то  посередине  между 

бессистемно  разбросанными  по  скальной 

поверхности  чашевидными  углублениями 

и  полноценными  изображениями.  Однако 

тут важно сделать существенную оговор-

ку: «орнаменты»  палеолита  пронизаны 

ритмом,  они  образуют  композиции,  кото-

рые  практически  полностью  отсутствуют 

в  палеолитических  изображениях.  Это, 

между  прочим,  представляет  собой  одну 

из пока что неразрешимых загадок верхнепалеолитического искусства – 

почему древний человек, вполне уверенно создававший орнаментальные 

композиции,  вдруг  утрачивал  этот  навык,  переходя  к  натуралистиче-

ским фигуративным изображениям? Но надо заметить, что и в палеоли-

тических орнаментах, как и в фигуративных изображениях, отсутствует 

ясно обозначенный центр: каждый последующий элемент механически 

добавлялся к предшествующему, пока «орнамент» не заполнял всю по-

верхность  предмета, – т.е.  происходило  совершенно  то  же  самое,  что 

и в фигуративных «композициях», где изображения животных размеща-

лись на любом свободном пространстве неподалеку от предшествующих 

рисунков,  нередко  перекрывая  предшествующие.  В  результате  такого 

монотонного  прибавления  одних  и  тех  же  элементов  друг  к  другу  по-

верхность  предмета,  на  который  они  наносились,  становилась  упоря-

доченной: зрительно один меандр, размноженный по всей поверхности 

предмета,  производит  впечатление  целенаправленного  компонования, 

в  то  время  как  мыслительная  операция,  стоявшая  за  этим  действием, 

была  прямо  противоположна  осознанному  целеполаганию.  Это  была 

скорее персеверация, монотонное повторение одного и того же действия.

Остается  пока  непонятным,  в  какой  момент  эволюции  образного 

мышления пересеклись наконец способности к распознаванию образов 

и к ритмическим действиям. Создается впечатление, что произошло это 

уже с окончанием верхнего палеолита – первые фигуративные «компо-



Ил. 12. «Венера» из Виллендор-

фа, Австрия

129

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



Ил. 13. «Орнамент» из Бильцингслебена, Тюрингия, Германия

Ил. 14. Образцы верхнепалеолитических орнаментов и «венера» 

со стоянки Мезино, Новгород-Северский, Украина. Ок. 18000 лет назад 

зиции», пронизанные четким ритмом, отмечены только в искусстве ме-

золитического типа (не ранее 10 тысяч лет назад). 

Таков  перечень  артефактов  нижнего  и  среднего  палеолита  (ранне-

го и среднего каменного века по периодизации, принятой для Африки). 

Трудность их интерпретации состоит в том, что непосредственные на-

блюдения над поведением не только высших гоминид, но и архаичного 

Homo sapiens sapiens уже невозможны. Соответственно, следует искать 

возможности  реконструкции  особенностей  поведения  давно  исчезнув-


130

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

ших существ. Само собой разумеется, что речь ни в коем случае не мо-

жет идти о реконструкции всего сложнейшего поведенческого комплек-

са давно вымерших видов: мы можем только попытаться восстановить 

некоторый,  очень  незначительный  сегмент  этого  комплекса,  причем 

никогда  не  сможем  быть  полностью  уверенными  в  том,  что  такая  ре-

конструкция соответствует истине. Тем не менее не вызывает сомнений, 

что основой такой интерпретации должны быть именно ясно обозначив-

шиеся  параллели  между  эволюцией  орудий  от  шимпанзе  до  современ-

ного  человека,  эволюцией  антропоморфных  «курьезных  объектов»  от 

«кукол»  тех  же  шимпанзе  до  палеолитических  «венер» Homo sapiens 

sapiens  и  от  «чашевидных  углублений»  до  «орнаментов»  среднего  па-

леолита,  а  от  них – к  полноценным  орнаментам,  созданным  в  верхнем 

палеолите уже человеком современного типа. Однако практически без 

сомнений можно констатировать, что существование того «протоискус-

ства», которое еще 20 лет назад реконструировалось только гипотетиче-

ски, теперь можно считать доказанным.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М.: Искусство, 1985.

2 McBrearty S., Brooks A.S. The revolution that wasn’t: A new interpretation of the origin 

of modern human behaviour [Journal] // Journal of Human Evolution. 2000. Vol. 39. 

Р. 453–563.

3  Для Африки – средний каменный век.

4  Шер Я.А., Вишняцкий Л.Б., Бледнова Н.С. Происхождение знакового поведения. 

М.: Научный мир. 2004. С. 66–69.

5  Далеко не все исследователи согласны с тем, что «венеры» из Берекат Рам и Тан-

Тан подвергались какой-либо сознательной доработке.

6 Bednarik G. R. Ancient images, ancient thought: the archaeology of ideology / 

Goldsmith S., Garvie S., Selin D. and Smith J. (eds). The Palaeolithic art of Asia. 

Proceedings of the 23rd Annual Chacmool Conference, University of Calgary. 1992. 

P. 383–390; Bednarik G.R. Art origins // Anthropos. № 89. 1994. P. 168–180; Bednarik 

G. R. The Pleistocene art of Asia. Journal of World Prehistory. № 8 (4). 1994. P. 351–

375.


7 McGrew W. The Cultured Chimpanzee: Refl ections on Cultural Primatology. 

Cambridge: Cambridge University Press, 2004. P. 71, 72.

8  Henshilwood C. S., d'Errico Francesco, Yates Royden, Jacobs Zenobia, Tribolo Chantal, 

Duller Geoff A. T., Mercier Norbert, Sealy Judith C., Valladas Helene, Watts Ian, Wintle 

Ann G. Emergence of Modern Human Behavior: Middle Stone Age Engravings from 

South Africa // Science. Vol. 295. №. 5558. Р. 1278–1280.

  9 Texier P-J., Porraz G., Parkington J., Rigaud J-Ph., Poggenpoel C., Miller Chr., 

Tribolo Ch., Cartwright C., Coudenneau Au., Richard Klein, Steele T., Verna Chr. 

A Howiesons Poort tradition of engraving ostrich eggshell containers dated to 60,000 


131

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



years ago at Diepkloof Rock Shelter, South Africa // PNAS. Published online before 

print. March. 1. 2010. Doi: 10.1073 / pnas. 0913047107. URL: http://www.pnas.org/

content/early/2010/02/17/0913047107

10 Homo erectus (гейдельбергский человек) считается сейчас общим предком и не-

андертальца, и современного человека.

11  Шер Я.Р., Вишняцкий Л.Б., Бледнова Н.С. Происхождение знакового поведения. 

М., 2004.

12 «Генетическая близость человека и нашего ближайшего родственника шимпан-

зе дает основание считать их подродами одного рода: Homo Pan и Homo Homo. 

В  Эфиопии,  Кении  и  Чаде  обнаружены  миоценовые  гоминиды  древностью 

7–5 млн лет, что указывает на отрезок 9–7 млн лет назад как на время диверген-

ции. Считается, что человек и шимпанзе – два триба одного подсемейства, что 

ставит вопрос о правомочности отнесения представителей человеческой линии 

к семейству гоминид, однако этот вопрос далеко не ясен. Генеалогически чело-

век не противостоит своим ближайшим родственникам — шимпанзе и горилле, 

но родство его с шимпанзе больше, чем каждого из них – с гориллой, и ясно, что 

человек – эволюционно поздняя ветвь на родословном древе приматов, которая 

резко отделилась и стала развиваться по абсолютно особой траектории» (Чер-

ниговская Т.В. Зеркальный мозг, концепты и язык: цена антропогенеза // Физио-

логический журнал им. И.М. Сеченова. 2006. Т. 92. № 1. С. 84).

13  Pruetz Jill D., Bertolani P. Savanna Chimpanzees, Pan troglodytes verus, Hunt with 

Tools // Current Biology. Vol. 17. Issue 5. Р. 412–417. 6 March 2007.

14 Mercader J., Barton H., Gillespie J., Harris J., Kuhn S., Tyler R., Boesch Chr. 

4,300-Year-old chimpanzee sites and the origins of percussive stone technology // 

PNAS February 27. 2007. Vol. 104. №. 9. P. 3043–3048.

15  Kahlenberg Sonya M., Wrangham Richard W. Sex differences in chimpanzees' use 

of sticks as play objects resemble those of children // Current Biology. 2010. Vol. 20. 

P. R1067–R1068.

16  Назаретян А.П. Антропология насилия и культура самоорганизации. Очерки по 

эволюционно-исторической психологии. М.: URSS, 2007. С. 48.

17  В 1997 году генетику Сванте Пэбо удалось прочесть участок мтДНК, выделенной 

из останков неандертальца, найденного в 1856 году в Фельдгоферовской пещере 

близ  Дюссельдорфа  в  Германии.  В 2000 году  был  исследован  второй  образец 

неандертальской митохондриальной (мтДНК), выделенной из останков скелета 

ребенка, найденного в пещере Мезмайская на Северном Кавказе (возраст 29 000 

лет). В обоих случаях мтДНК неандертальцев имеют общие отличия от мтДНК 

людей и выходят за границы внутривидового разнообразия Homo sapiens sapiens. 

Это  говорит  о  том,  что  неандертальцы  представляют  генетически  отдельную, 

хотя  и  близкородственную  человеку  ветвь.  Время  существования  последнего 

общего предка человека и неандертальца оценивается по числу различий между 

мтДНК как 500 000 лет. По палеонтологическим данным, предки неандертальцев 

появились в Европе около 300 тыс. лет назад. Разделение генетических линий, 

ведущих к человеку и неандертальцу, должно было произойти раньше этой даты, 

что  и  показывают  датировки  по  мтДНК.  Подробнее  см:  Янковский  Н.К.,  Бо-



132

ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

ринская С.А. Наша история, записанная в ДНК // Природа. 2001. № 6. С. 10–17. 

См.  также: Krings M., Tschentscher F., Capelli C., Geisert H., Schmitz R. W., 

Krainitzki H., Pääbo S. Mitochondrial DNA Sequences from the Neanderthals 

// Central and Eastern Europe from 50,000 – 30,000 B.P. International Workshop. 

19–21 March. 1999. Metmann. URL: http://www.neanderthal.de/e_thal/pg_40.htm); 

Ovchinnicov I. V., Götherström A., Romanova G. P., Kharitonov V. M., Lidén K., 

Goodwin W. Molecular analysis of Neanderthal DNA from the northern Caucasus // 

Nature 404, 490–493 (2000).

18  Выготский Л.С. Эйдетика / Психология памяти. М.: ЧеРо, 2002. С. 193. (Первая 

публикация: Выготский Л.C, Геллерштейн С., Фингерт Б., Ширвиндт М. Основ-

ные теории современной психологии / Под ред. Б.А. Фингерта и М.Л. Ширвинд-

та. М.-Л.: Госуд. изд-во, 1930).

19  Гальперин П.Я. Психологические различия орудий человека и вспомогательных 

средств у животных и его значение / Психология как объективная наука. Избран-

ные психологические труды. М.: Изд-во «Институт практической психологии», 

Воронеж: НПО «МОДЭК». С. 37–93.

20  Поршнев Б.Ф. Указ. соч. С. 325. 

21  Мысль  Поршнева  относительно  исключительно  важной  роли  подражания  в 

антропогенезе  получила  подтверждение  и  была  поставлена  на  прочную  есте-

ственнонаучную основу в самом конце XX в. благодаря открытию зеркальных 

нейронов  (см.:  Косоногов  В.  Зеркальные  нейроны:  краткий  научный  обзор. 

Ростов-на-Дону: ООО «Антей», 2009; Черниговская Т.В. Зеркальный мозг, кон-

цепты и язык: цена антропогенеза // Физиологический журнал им. И.М.Сеченова. 

2006. Т. 92. № 1. С. 84–99).

22  Волков П.В. Эксперимент в археологии. Новосибирск: Издательство Института 

археологии и этнографии СО РАН. 2010. С. 297. Ср. с характеристикой того же 

периода А.П. Назаретяна.

23  Поршнев Б.Ф. Указ. соч. С. 329, 330.

24  Волков П.В. Указ. соч. С. 297.

25  Волков П.В. От Адама до Ноя: археология для православных. СПб. : ООО «Ти-

пография «НП-ПРИНТ», 2010. С. 234.

26  Faisal Aldo, Stout Dietrich, Apel Jan, Bradley Bruce. The Manipulative complexity of 

Lower Paleolithic Stone Toolmaking. PLoS ONE, November 2010, Volume 5, Issue 

11, e13718. URL: www.plosone.org.

 

Следует учесть, что исследовались не наши отдаленные предки, с младенчества 



наблюдавшие  действия  с  камнем  и,  соответственно,  имевшие  возможность  их 

имитировать, – олдувайские  и  ашельские  орудия  делал  современный  человек, 

только воспроизводивший древнюю технику.

27  Feliks J. Phi in the Acheulian: Lower Palaeolithic intuition and the natural origins of 

analogy // Pleistocene palaeoart of the world. Proceedings of the XV UISPP World 

Congress (Lisbon, 4–9 September 2006) / ed. D Bednarik R. G. and Hodgson. Oxford: 

[s.n.], 2008. – BAR International Series 1804. P. 11–31.

28  Волков П.В. Эксперимент в археологии. Новосибирск, 2010. С. 297, 298; Волков 

П.В. От Адама до Ноя. СПб., 2010. С. 234.


133

ПЕТР КУЦЕНКОВ.

 

«Символическое поведение» предков человека и первые памятники...



29  Сведения  о  раннем  присутствии Homo sapiens sapiens в  Южной  Африке  появ-

лялись  еще  в 70-х  гг.  прошлого  века,  но  на  них  долго  не  обращали  внимания. 

См., например: Beaumont P., Villiers H. de, Vogel J. C. Modern Man in Sub-Saharan 

Africa Prior to 49,000 Years B. P.: A Review and Evaluation with Particular Reference 

to Cave [Journal] // South African Journal of Science. – November 1978. Vol. 74. 

Р. 409–419.

30  Kahlenberg Sonya M., Wrangham Richard W. Sex differences in chimpanzees' use of 

sticks as play objects resemble those of children [Journal] // Current Biology. – 2010. 

Vol. 20. Р. R1067–R1068.

31  Персеверация (от лат. perseveratio – упорство) – навязчивое повторение одних и 

тех же движений, образов, мыслей. Различают моторные, сенсорные и интеллек-

туальные персервации.

 

Моторные П. возникают при поражении передних отделов больших полушарий 



головного мозга и проявляются либо в многократном повторении отдельных эле-

ментов движения (напр., при написании букв или при рисовании); такая форма 

П. возникает при поражении премоторных отделов коры мозга и нижележащих 

подкорковых структур и носит название «элементарной» моторной П. (по клас-

сификации А. Р. Лурия, 1962); либо в многократном повторении целых программ 

движений  (напр.,  в  повторении  движений,  необходимых  для  рисования,  вместо 

движений  письма);  такая  форма  П.  наблюдается  при  поражении  префронталь-

ных отделов коры головного мозга и называется системной моторной П. Особую 

форму моторных П. составляют моторные речевые П., которые возникают как 

одно из проявлений эфферентной моторной афазии в виде многократных повто-

рений одного и того же слога, слова в устной речи и при письме. Данная форма 

моторных  П.  возникает  при  поражении  нижних  отделов  премоторной  области 

коры левого полушария (у правшей).

 

Сенсорные П. возникают при поражении корковых отделов анализаторов и про-



являются в виде навязчивого повторения звуковых, тактильных или зрительных 

образов,  увеличения  длительности  последействия  соответствующих  раздражи-

телей.

 

Интеллектуальные  П.  возникают  при  поражении  коры  лобных  долей  мозга 



(чаще левого полушария) и проявляются в виде повторения неадекватных сте-

реотипных  интеллектуальных  операций.  Интеллектуальные  П.,  как  правило, 

появляются  при  выполнении  серийных  интеллектуальных  действий,  например, 

при  арифметическом  счете  (от 100 отнимать  по 7, пока  ничего  не  останется, 

и  т.  п.),  при  выполнении  серии  задач  на  аналогии,  классификацию  объектов  и 

т. д., и отражают нарушения контроля за интеллектуальной деятельностью, ее 

программирования, свойственные «лобным» больным. Интеллектуальные П. ха-

рактерны и для умственно отсталых детей как проявление инертности нервных 

процессов в интеллектуальной сфере (Большой психологический словарь. Сост. 

Мещеряков Б., Зинченко В. М.: Олма-пресс, 2004).





Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет