Тарас дрозд контрактура



бет2/5
Дата22.01.2017
өлшемі0.65 Mb.
#2429
1   2   3   4   5

(Кивая на Стёпу.) У тебя ну очень догадливые соседи… Послушайте, молодой человек… Извините, что прерываю ваши размышления…



КРАСОВСКИЙ (с укором). Вероника!..

СТЁПА. Вы мне абсолютно не мешаете. (Ложится.)

ВЕРОНИКА. У него что, проблемы?

КРАСОВСКИЙ. Проблем нет только у лежащих в морге.

ВЕРОНИКА. Ну что ж… Если мне делают что-то назло, я непроизвольно отвечаю взаимностью. (Тащит Красовского за руку к постели.)

КРАСОВСКИЙ. Да что ты, как озверела?



ВЕРОНИКА (вполголоса). А тебе не понять? Все эти дни с тобой носилась жена перед тем, как отправить на операцию. С кем она только не консультировалась! Разве что не съездила в Ватикан. Сегодня утром она привезла тебя сюда, уехала в командировку, а приезжает уже послезавтра!.. А я за неделю извелась. Для меня это подвиг!

КРАСОВСКИЙ. Что же ты делала эту неделю?



ВЕРОНИКА. Ходила по улицам и била по головам всех романтиков. Таких эгоистов, как ты. Больной, вам пора на массаж.

КРАСОВСКИЙ. Что ты собираешься массажировать?



ВЕРОНИКА (игриво). Твою совесть. Пока она не проснётся.

КРАСОВСКИЙ. Совесть – не животное. Она не может просыпаться и засыпать. Это свойство души.



ВЕРОНИКА. Сначала мы отдадим дань телесному, а потом ты мне будешь про духовное. (Укладывает его, ложится рядом.)

СТЁПА. Постойте, вы чего?.. Вы что же это?..

ВЕРОНИКА. Если мы тебе не мешаем, то уж ты нам тем более.

СТЁПА. Но это же!.. Это как называется?..

ВЕРОНИКА. А ты подумай. Посмотри в окно. Мир большой и в нём хватит места для счастья на всех.

КРАСОВСКИЙ. Стёпа, мы хотим сделать тебе добро, а ты?

ВЕРОНИКА. Ему? Добро?

КРАСОВСКИЙ. Мы с товарищами решили сброситься на операцию Стёпе. Чтобы парень побыстрее выписался.



ВЕРОНИКА (достаёт из своей сумочки карты). Добро, говоришь?.. (Раскидывает карты.) Правильно… Сейчас у тебя самое время для добра…. Причем, связано с твоей болезнью. Взаимосвязано. Стёпа, тебе же хочет помочь коллега по несчастью.

СТЁПА. По несчастью? Какому? Как вы можете сравнивать его и меня? У нас разные несчастья!

ВЕРОНИКА. Под скальпелем хирурга все равны. Тебя совсем не волнует, что к твоему соседу, такому же больному, пришла посетительница?

СТЁПА. Сейчас не время посещений! Навещать больных разрешается после шестнадцати часов. И до семи! Я сейчас у сестры Азы спрошу, кто разрешил вам посещение во время медицинского осмотра и процедур.


Входит сестра АЗА.
АЗА. В чём дело, Стёпа?

СТЁПА (с удивлением). Я хотел спросить…

КРАСОВСКИЙ. Он только захотел спросить, и она тут же явилась. Ничего себе… (Веронике, строго.) Прекрати сейчас же.

АЗА. Так, потом спросишь. (Громко, в строну двери.) Сюда, пожалуйста!..

Входит и вкатывает за собой огромную тележку Дора Степановна, женщина в соответствии с именем дородная и сложением и красотой.


ДОРА. Здравствуйте.

КРАСОВСКИЙ. Здравствуйте. Вы к кому?

ДОРА. Всё, показывать не надо. Я вижу, где его постель.

СТЁПА. Аза, почему сейчас впускают посетителей?



ДОРА (подкатывая тележку к кровати Поросенкова). Я не посетитель. Я жена. Я не на свиданку пришла, а устроить мужа на проживание. Вот вы, дамочка, тоже ведь жена?

ВЕРОНИКА. Не совсем. Я не супруга, а подруга.



КРАСОВСКИЙ (Веронике). Пошли, я тебя провожу.

АЗА. Стёпа, отдыхай, тебе нельзя волноваться.

Красовский с Вероникой, а затем и Аза, выходят.
ДОРА. Это что же получается? Сюда может прийти, кто угодно? Но это же бардак, а не больница. Что это за стены? Нельзя было обои поклеить? А кровати, что это за кровати?

СТЁПА. Это специализированные кровати.

ДОРА. Кормят плохо, одноместных палат у них нету, приличных кроватей тоже, впускают, кого попало!.. Я представляю, какие операции делают в таких условиях.

СТЁПА. Зря вы так говорите. Я здесь давно и мне нравится. И операции здесь делают лучшие хирурги в городе.



ДОРА. Конечно лучшие!.. Кто же тебе скажет, что худшие, или там средние. Куда ни обратись, везде всё самое лучшее. Вот только жить становится всё противнее. Ну-ка, давай, помоги мне. (Быстро наводит порядок на постели Поросенкова и начинает выкладывать из тележной сумки вещи.) Вот это нужно положить в холодильник. (Подаёт Степе большой пакет.) Куда ты понёс?

СТЁПА. Холодильник у дежурной сестры.

ДОРА. Как это?.. У вас в палате нет холодильника? Почему?

СТЁПА. Не знаю…

ДОРА. Ты давно здесь лежишь?

СТЁПА. Больше месяца.

ДОРА. И до сих пор не потребовал, чтобы в твоей палате поставили холодильник?

СТЁПА. Да мне и хранить-то как-то нечего.

ДОРА. Вот поэтому ты такой и есть. И нету у тебя ничего, и пролежишь ты здесь неизвестно сколько. Мы не умеем настаивать на своих правах. Мы потому такие бессильные, что нету у нас силы воли, понимаешь? Если ты заплатил за операцию, и платишь за каждый день своего проживания здесь, то почему не требуешь качественного к себе отношения? Ты сколько заплатил?

СТЁПА. Я иду по системе страхования.

ДОРА. А-а, ну тогда понятно… Положи всё на стол. Это нужно съесть в первую очередь. Сколько вас тут? Четверо? Справитесь. Ешь, давай.

СТЁПА. Я не хочу.



ДОРА. Ты ешь, пока угощают. Ешь, а то испортится. (Достаёт коробку, а из неё телевизор.) Телевизор мы поставим… Вот сюда!.. (Устанавливает телевизор.)

СТЁПА. Но это моя тумбочка.

ДОРА. Чтобы Славику было удобно смотреть, где должен стоять телевизор? Здесь, что ли?

СТЁПА (настойчивей). Но это моя тумбочка!

ДОРА. Он заплатил в отличие от тебя, и ему здесь должно быть комфортно. Чего тебе не нравится? Тебя угощают, телевизор. (Достаёт ещё одну коробку.) Вот, горяченькую пищу будете кушать. Это микроволновка. А поставим мы её вот на это место.

СТЁПА. Это же мой стул. И почему рядом с моей кроватью?

ДОРА. А что, она у Славика под носом будет стоять? Потом переставите. Ты… Со мною лучше не спорить. Если ты мне понравишься, то Дора Степановна много чего тебе хорошего сделает. Тебя как зовут?

СТЁПА. Стёпа Сысоев.

ДОРА. А меня Дора Степановна. Ты лучше вот что… Я сюда каждый день приходить буду, а ты мне будешь докладывать, чем он тут занимался, как себя вёл, и всё такое. Потому что от него правды не дождёшься. Я тебе угощений разных приносить буду. Ты чего любишь? Ладно, я сама. Ты, я вижу, парень скромный. И вот что ещё. Передай обязательно Славику, что деньги на его мобильник я положила, так что может звонить теперь мне по любому поводу. Ты всё понял?

СТЁПА. Понял.

ДОРА. Что ты понял?

СТЁПА. Нужно передать.

ДОРА. Что передать? Кому?

СТЁПА. Ему, этому… Больному Поросёнкину.

ДОРА. Что-о?.. Ты как сказал, придурок? Наша фамилия По-ро-сен-ко-о-вы!.. Поросенковы, запомнил? И не вздумай при Славике неправильно выразиться. Он тебе сразу башку… Перебинтует. Обязательно сообщишь мне, как прошла операция, как тут за ним ухаживают, и не хотят ли содрать лишних денег.

СТЁПА. Лишних денег?.. Нет, с него не хотят содрать, он сам!.. Я вам уже сообщаю!.. Он сам хочет отдать лишние деньги.

ДОРА. Что значит – отдать?

СТЁПА. Ну, подарить, что ли. Они решили заплатить за мою операцию.

ДОРА. С чего это вдруг?

СТЁПА. Вот и я говорю. Как будто у вашего мужа так много денег. А моя операция дорого стоит, дорого. Вы ему разрешаете просто так, запросто, выбросить кругленькую сумму?

ДОРА. Его точно мама в детстве уронила.

СТЁПА. А вы запретите ему, запретите! Что у вас денег некуда девать? Они решили доброе дело сделать для меня, надо же! А мне совсем не надо, не нуждаюсь. Они боятся чего-то, а если боятся, значит, совесть нечиста.

ДОРА. Чего ему бояться? Мой Славик ничего не боится.

СТЁПА. Они же доброе дело с корыстной целью делают. Если как бы мне помогут, то и у них операция пройдёт хорошо. Боятся чего-то. Даже смешно.



ДОРА. Да нет, дружочек, это не смешно… Ты вот что… Если уж Славик задумал доброе дело, то ему лучше не мешать. Чего ты ерепенишься? Если к тебе с добром, то прими с благодарностью, понял? Смотри, не дай Бог, операция пройдёт неудачно… Я тогда тебя сама перебинтую… (Достаёт пиликающий сотовый телефон.) Алло-чего?.. Да, доченька, слушаю, слушаю… Как это?.. (Стёпе.) Ну-ка, выйди… (Когда Стёпа вышел.) Да как он посмел, этот преподаватель, поставить тебе плохую отметку?.. Что значит, тебе всё равно, сдала и слава Богу?.. А мне вот не всё равно!.. Если мы платим за твоё образование, то ты должна получать хорошие знания, а за эти знания приличные отметки!.. Так, стой там, я сейчас буду… Жди меня в фойе этого вашего несчастного института!

Затемнение.


К А Р Т И Н А Ш Е С Т А Я

Пост дежурной сестры.


СТЁПА. Нет, вы мне объясните, пожалуйста, что в больнице делать можно, а чего нельзя, запрещено? Вы просили поставить вас в известность, если они будут меня раздражать. Так вот!.. Они меня раздражают!.. Особенно эти их женщины!.. Почему им разрешили посещение в неположенное время? Вы просили меня сообщать вам, если мои соседи будут проявлять как-то своё недовольство, сообщать, если им что-то не понравится, якобы для порядка. Так это вы для них стараетесь, доктор, а не для порядка. Потому что они вот такие особенные! Я сообщу конкретные действия. Только не вам. А главврачу. Завтра, когда он приедет и будет меня смотреть.

ЛЕПЁХИН. Стёпа, для меня все больные равны.

СТЁПА. Но, почему-то, этим троим вам нужно угодить. Почему? Я заметил, заметил!..

АЗА. Стёпочка, ну зачем волноваться? Меня тоже многое раздражает. Иногда смотришь на пациента, и хочется вставить ему вот этот градусник, знаешь куда?

СТЁПА. Куда?

АЗА (весело). Я тебе потом расскажу. Когда телевизор придёшь смотреть. Хочешь сейчас пойти ко мне в сестринскую и посмотреть телевизор?

СТЁПА. В нашей палате теперь свой телевизор имеется! Ни у кого нет, а у нас есть.


Стёпа уходит.

АЗА. А вдруг он и в самом деле нажалуется главному?

ЛЕПЁХИН. Чего он так завёлся? Они хотят ему помочь, а он в штыки. Конфликт между богатыми и бедным? Социальный катаклизм?

АЗА. Этого ещё не хватало. Ну и пусть они тогда не помогают.

ЛЕПЁХИН. Зачем же мешать? Мешать доброму делу нам не выгодно. Нужно сделать так, что бы он не знал об этой помощи. Добро должно твориться незаметно
Затемнение.
К А Р Т И Н А С Е Д Ь М А Я

Больничная палата.

У стола Поросенков и Трубицын.

Входит Красовский.


КРАСОВСКИЙ. Вот! (Показывает листок бумаги.) Вот примерная стоимость операции. Эту цифру доктор написал.

ПОРОСЕНКОВ. Если разделить на три, то получается… (Достаёт бумажник, отсчитывает купюры, кладёт их на стол.) Столько? Могу добавить, не вопрос.

ТРУБИЦЫН (достаёт из сумки футляр, из него бинокль, затем деньги.) Помочь убогому – святое дело.

КРАСОВСКИЙ (берёт книгу, из неё деньги). Здесь хватит даже с избытком. Предлагаю сделать так, господа. Завтра приезжает главный. Мы зайдём к нему, выложим эту сумму, которую выделяем на операцию пострадавшему, и скромно удалимся. Добро нужно делать с достоинством.

ТРУБИЦЫН (подняв стакан). Жить смешно с интересом, когда впереди хаотичная неизвестность. А вот когда наступит время определённости, и тебе спросят: «Ну, что?» – вот тогда воем вой, плачем плач, смехом смей, только не становись раком.

ПОРОСЕНКОВ. Хороший тост, надо запомнить.


Выпили, закусывают, а когда вошёл Стёпа, быстро прячут деньги со стола.
ТРУБИЦЫН. О, Стёпа!.. Давай к нам, дружище!..

СТЁПА. К вам тут жена приходила.

ПОРОСЕНКОВ. Да я вижу.

СТЁПА. Она вам запретила тратить деньги на чужую операцию. Строго-настрого. Она сказала, что если вы так сделаете, будете потом ходить с забинтованной головой.

ПОРОСЕНКОВ. А зачем ты ей рассказал?

КРАСОВСКИЙ. Слава, ничего, мы окажем помощь без твоего участия.

ТРУБИЦЫН. Конечно. Если для тебя вопрос стоит так круто.

СТЁПА. И вам она запретила!.. Ваши жёны вам тоже запретят. Я им скажу, и они вам не позволят!



КРАСОВСКИЙ (удивленно). Ну, моя жена приедет не скоро…

ТРУБИЦЫН. А я сейчас вообще немножечко в разводе…

ПОРОСЕНКОВ. Так ты придумал? Ты это сочинил? Ну не могла моя Дора запретить доброе дело. Да я и сам себе хозяин.

КРАСОВСКИЙ. Так, Стёпа, выпей. Немножко алкоголя полезно для души.

СТЁПА. Я – нет! Я не приемлю ни за что!

ТРУБИЦЫН. Вообще не пьёшь?

СТЁПА. Я пил, несколько раз пробовал. Но когда люди превращаются в скотов!.. Я ненавижу пьяных!.. Особенно пьяненьких и добреньких, таких как вы!..
Стёпа быстро выходит.
ТРУБИЦЫН. Не будем его раздражать. (Прячет бутылку.)

КРАСОВСКИЙ. Так ты со своей женой даже не встретился?

ПОРОСЕНКОВ. А зачем? Чем реже видимся, тем крепче отношения. Хороший тост? Ну так нужно наполнить.
Входят доктор Лепёхин и сестра Аза.


ЛЕПЁХИН (внимательно оглядывая стол). Закусываем?

КРАСОВСКИЙ. Перекусываем. Доктор, всё в порядке. Мы пришли к единодушному мнению… (Показывает деньги.)

ЛЕПЁХИН. Ещё раз напоминаю вам, единодушные господа, что нарушение внутреннего распорядка здесь очень строго наказывается. (Трубицыну.) Трубицын, вы разве не помните?

ПОРОСЕНКОВ. Какое нарушение? Мы же наоборот, хотим оказать помощь.

АЗА. И не вздумайте здесь курить.

ПОРОСЕНКОВ. А кто курит? Сестрёнка, о чём репортаж?



ЛЕПЁХИН. Постарайтесь быть внимательными. Не теряйте благоразумия. (Азе.) Я ничего такого не усматриваю.
Лепёхин и Аза выходят.
ТРУБИЦЫН. А вот теперь мы быстренько нальём.

КРАСОВСКИЙ. За духовное единство.

ПОРОСЕНКОВ. А как оно бывает? Какое такое духовное?

КРАСОВСКИЙ. Вот мы сидим, пьём. Нам хорошо. И если сейчас за стенкой, например, запоют «Ой, туманы мои, растуманы», - мы обязательно подхватим!



ПОРОСЕНКОВ. Ага!.. (Выпил, прислушался и вполголоса затянул). Ой, тума-а-аны мои-и, растума-а-а-а-аны…
Появляется Стёпа и останавливается при входе.
СТЁПА. Вы что же это, песни уже поёте?

ТРУБИЦЫН. Степа, да выпей ты хоть чуть-чуть.

КРАСОВСКИЙ. Стань на пятьдесят грамм добрее.

ПОРОСЕНКОВ. Мы для тебя подарок готовим, а ты что же? Совсем не уважаешь Вячеслава Витальевича?

КРАСОВСКИЙ. Если парень не хочет, не надо заставлять. Тогда просьба у нас к тебе. Предупреди нас, будь другом, если доктор к палате станет приближаться.

СТЕПА. Что-о?..

Стёпа быстро выходит, и почти тут же возвращается. За ним доктор.
СТЁПА. Сюда идёт доктор. Вы просили сообщить. (Вошедшему доктору.) Вот, смотрите. Я говорил, что здесь пьют, а вы не верите!

ЛЕПЁХИН. Я же вас предупреждал!..

СТЁПА. Они сами пьют и меня заставляют!

ТРУБИЦЫН. Ты что же это, Стёпик? Ты нас заложил?

ПОРОСЕНКОВ. Причём второй же раз. Пять минут назад вы заходили с медсестрой тоже по его наводке? А, доктор?

ЛЕПЁХИН. Я должен перед вами отчитываться?

СТЁПА. Они пьют и пьяными становятся! А здесь больница!

ПОРОСЕНКОВ. Стёпа, за такие дела не операцию тебе нужно сделать, а вообще голову открутить на хрен.

ЛЕПЁХИН. Как вы смеете, больной Поросёнкин?

ПОРОСЕНКОВ. Доктор Лепёхин, ну я же не называю вас «лепёшкин»!.. Я говорил вам – Поросенко-ов! (Стучит себя по лбу.) Что, с первого раза фамилии не запоминаются? Значит, пора лечиться, пилюльки принимать.

ЛЕПЁХИН. Я просто вынужден буду принять строгие меры.


Лепёхин выходит.
ТРУБИЦЫН. Как же так, Стёпа?

ПОРОСЕНКОВ. У тебя что, никаких понятий в забинтованной голове?

КРАСОВСКИЙ. Тебя в школе не учили, что стучать грешно?

ТРУБИЦЫН. Он тогда сильно болел.

СТЁПА. Я вас не боюсь! Вы думаете, что вам всё дозволено? Что захотите, то и сделаете, да? Только я не боюсь, потому что мне уже бояться нечего. Вы же просили вас предупредить. Я предупредил. А доктор тоже просил сообщить, и я сообщил. Что я неправильно сделал?

ПОРОСЕНКОВ. За такую правильность наказывают.



СТЁПА. Не запугаете!.. Это вы меня таким сделали!.. (Тычет пальцем в Трубицына.) Это на вашей стройке я упал со строительных лесов!.. Вы же экономили на материалах для себя.

ТРУБИЦЫН. Ты про что?



СТЁПА (Красовскому). Это в вашем подвале вспыхнул пожар, а я пытался спасти имущество, потому что вы пообещали хорошее вознаграждение!..

КРАСОВСКИЙ. Да когда это было?



СТЁПА (Поросенкову). Это вы заставили нас работать на холоде в респираторах. Вы заставляли нас пить, пить для сугрева, чтобы не околеть! Нужно вкалывать, вкалывать, если хотите прилично заработать!.. Так вы говорили?

ПОРОСЕНКОВ. Да я тебя в первый раз вижу, ты чего?

СТЁПА. А я вас хорошо запомнил. Вы делаете всё, что захотите! Для вас нет преград! Но пришёл час расплаты. У вас или операция пройдёт неудачно, или рана будет плохо заживать. А то вообще отсюда выгонят, и болезнь будет прогрессировать, прогрессировать!.. Так бывает со всеми у кого на совести не чисто. Мне про это главврач говорил. А он лучший хирург в городе!

КРАСОВСКИЙ. Да что мы тебе сделали, Стёпа?



СТЁПА. Вы мне нагадили на мечту! (Трубицыну.) Знаете, почему у вас была контрактура на левой руке, а теперь на правой? Потому что взяток много берёте. А вот не сделают вам операцию, и нечем будет брать. Потому что уволят. Кто же вас будет держать на руководящей работе со скрюченными руками?

ТРУБИЦЫН. Стёпа, ты сейчас получишь!..

СТЁПА. Я вас не боюсь! Что вы мне можете сделать? Убить, выбросить из окна? Вы можете только поцеловать меня в зад!

ТРОЕ (одновременно). Что-о-о-о?!!

СТЁПА. Только не все сразу, по очереди! (Быстро выходит.)

ТРУБИЦЫН. А мы хотели ему помочь.

ПОРОСЕНКОВ. Да я удавить его готов, паскудника. Ему здесь лучше не жить. Я его забодаю.

КРАСОВСКИЙ. Он психически нездоров. Это человек, которому везде мерещатся обидчики. Он же запросто может про всё рассказать моей жене, когда она явится.

ТРУБИЦЫН. Да, он из тех, кто может застрелиться.

КРАСОВСКИЙ. Мы всё-таки обязаны ему помочь.



ПОРОСЕНКОВ. Согласен. Это нам как испытание свыше. Если мы передумаем, то вдруг… (Посмотрел на правую руку.) А у меня всё-таки бизнес.

ТРУБИЦЫН (посмотрев на свою руку). Если уж решили, то нужно идти до конца. Откуда он узнал про стройматериалы?
Затемнение.

К А Р Т И Н А В О С Ь М А Я

Уголок для свиданий.
ЛЕПЁХИН. Только пять минут. У меня совещание.

КРАСОВСКИЙ. Доктор, мы действительно помочь хотели этому Богом за что-то наказанному человеку… Или Богом отмеченному?

ЛЕПЁХИН. Вы что же, верите в суд небесный?

КРАСОВСКИЙ. Перед операцией и в чёрта поверишь. Но мы, ей-богу, хотели помочь. (Достаёт деньги.) Вот деньги… Ну, значит, эти деньги… Мы хотели… Нет, всё. Я хочу заплатить за свою операцию больше, чтоб вы сделали мне под общим наркозом.

ЛЕПЁХИН. Эти деньги вы хотели потратить на другое... Да?



КРАСОВСКИЙ. Мы говорим «да», а «нет» на ум пошло. Если вовремя не вычистить наросты, то руку вообще может скрючить, так ведь? (Протягивает деньги.) Как бы вы поступили на моём месте?

ЛЕПЁХИН. Уберите, сюда идут!


Появляется Трубицын.
КРАСОВСКИЙ (Трубицыну). Ситуация усложнилась.

ТРУБИЦЫН. Позволь теперь мне. (Когда Красовский ушёл.) Он сказал, что ситуация усложнилась. Но ведь всё можно решить.

ЛЕПЁХИН. Ситуация усложнилась конкретно для вас, Трубицын. Вы помните, что устроили здесь в прошлом году? Тогда главврач вас простил. А если завтра он узнает, что в нарушениях распорядка опять фигурируете вы…



ТРУБИЦЫН. Мысль ясна, подробностей не надо. (Достаёт из кармана деньги.) Главврач приезжает завтра после обеда. Прооперируйте меня, пожалуйста, до его приезда.

ЛЕПЁХИН. Вы у нас на послезавтра. Завтра по плану другие.

ТРУБИЦЫН. Поменяйте с кем-нибудь. Или отработайте на одного пациента больше. Вопрос, я думаю, не сложный.

ЛЕПЁХИН. Сейчас в ординаторской как раз идёт совещание насчёт завтрашнего дня…

ТРУБИЦЫН. Я понимаю, что вы не один, у вас бригада…

ЛЕПЁХИН. Эти деньги, как я понимаю, вы хотели…

ТРУБИЦЫН. Это мои деньги. И я их трачу, как хочу.

ЛЕПЁХИН. Уберите!


Появляется Поросенков.
ПОРОСЕНКОВ. Иди, отдохни. (Когда Трубины, пряча деньги, скрылся, улыбается доктору.) У меня будет к вам другое предложение. (Достаёт свои купюры.) Вот, возьмите, чтобы замять этот конфликт вообще. Сестричке дайте, этому Стёпе надо что-то предложить. Всех, в общем, успокоить. Ну, и себе купите чего-то успокаивающего. Да, мы сначала хотели помочь бедному Стёпе. Якобы и наши операции от этого пройдут лучше, и можно вообще не бояться, если на совести… Ну, это самое… Спокойней.

ЛЕПЁХИН. Вы же умный человек. Что вы несёте?

ПОРОСЕНКОВ. Да потому что страшно! Почему вы не взяли у них на доброе дело?

ЛЕПЁХИН. Вы уверены, что ваши друзья предлагали деньги на доброе дело? Они предлагали деньги, чтобы я прооперировал их до приезда главврача. Завтра утром. А не послезавтра.

ПОРОСЕНКОВ. Они?.. Оба?.. А как же я?.. И меня, пожалуйста, доктор. И меня, и меня тоже!..

ЛЕПЁХИН. Вы мне надоели все трое! Взрослые мужики!.. У меня совещание. Всё.

Затемнение.


К А Р Т И Н А Д Е В Я Т А Я

Пост дежурной сестры.


СТЁПА. Вот, Аза, мой решительный протест. Против всех тех!.. Ну, этих. Которым вы способствуете.

АЗА. Какой ещё протест, Стёпа?

СТЕПА. Заявление. Я прошу принять меры против нарушителей. Вы просили конкретные действия? Здесь они указаны.

АЗА. Пошли я сделаю тебе укольчик.

СТЁПА. Чтобы я про всё забыл, да?

АЗА. Ну, хочешь, я переведу тебя в другую палату?

СТЁПА. Вот! Ты с доктором всячески им помогаешь! Они просили меня переселить, да? Не выйдет! Это их вышвырнут отсюда. А я останусь на своём лучшем месте. Которое заслужил! Я больше не верю тебе, Аза. Я понимаю, что вы за деньги, всем нужны деньги, а они платят, и вы делаете так, как они захотят…

АЗА. Стёпа, ты меня сейчас выведешь. У меня ведь тоже есть нервы. И одноразовых шприцов у меня хватит на всех.

СТЁПА. Заявление составлено по форме. Написали мои друзья из второй палаты. Они разбираются в законах и знают права. И подписались как свидетели. Составлено в двух экземплярах, так что не вздумайте уничтожить. Завтра этот документ будет у главврача!

АЗА (взяв бумагу). Ну, Стёпочка Сысоев!.. А ну, пошли в процедурную. Нужно сделать маленький укольчик.

СТЁПА. Я не хочу!

АЗА. Не хочешь маленький, сделаем большой.
Затемнение.

К А Р Т И Н А Д Е С Я Т А Я

Больничная палата.
ПОРОСЕНКОВ. Без меня наливаете? Как же так, ребята?

ТРУБИЦЫН (со стаканом). Мы ждали, ждали…




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5




©stom.tilimen.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет