Шевченко Анна Юрьевна, аспирантка кафедры социологии и политологии Самарского государственного университета



Дата08.03.2018
өлшемі137.41 Kb.
Шевченко А.Ю. Дискурс-анализ политических медиа-текстов // Политические исследования. 2002. № 6 (http://www.politstudies.ru/N2004fulltext/2002/6/3.htm)

Шевченко Анна Юрьевна, аспирантка кафедры социологии и политологии Самарского государственного университета.

Актуальность использования дискурс-анализа при изучении политических медиа-текстов продиктована прежде всего потребностью в постижении механизмов образования значений в подобных текстах, в выявлении их структуры, скрытых смыслов, приемов, используемых авторами для убеждения политической аудитории, т.е. в более глубоком качественном исследовании, нежели позволяет традиционный контент-анализ [Алтунян 1999: 5]. Вместе с тем применение данной методики еще не получило широкого распространения, что, по-видимому, объясняется недостаточной проработанностью соответствующих процедур, а также недостаточным знакомством отечественного научного сообщества с опытом дискурс-анализа. Обобщенному представлению результатов наиболее перспективных, с точки зрения автора, направлений дискурс-анализа и посвящен настоящий обзор.

Хотя дискурс-анализ укоренен в целом ряде интеллектуальных традиций [см. Герасимов, Ильин 2002; Толпыгина 2002], в своем нынешнем виде и под нынешним именем он возник в середине 1960-х — 1970-х годов как новое направление в гуманитарных науках, в т.ч. в политической аналитике и политической истории_1_. Одними из первых, по крайней мере среди французских исследователей, вопрос о совмещении структурно-лингвистических методов с политической проблематикой поставили теоретики школы Л.Альтюссера [Серио 2001: 549]. Согласно Альтюссеру, предметом дискурс-анализа является “воображаемая деформация”, которую претерпевают “реальные отношения” между людьми при превращении их в идеологические позиции [Althusser 1994: 96]. Использование динамического аспекта дискурса позволяет изучать процесс социальных изменений и объяснять динамические процессы в обществе, направленные на поддержание существующих институтов и порождение новых, исходя из топологии социальных структур [Шевченко 1997: 12].

Наиболее интересными видятся три подхода к анализу дискурса. Первый представлен прежде всего трудами Дж.Синклера и М.Коултарда и их коллег из Бирмингемского университета, предложивших методику изучения вербальных интеракций. Второй подход, рассчитанный на анализ повседневного общения, можно найти в работах Х.Сакса, И.Щеглова, Г.Джефферсона и других специалистов в области социологии повседневной жизни. У истоков третьего стоят лингвисты, социологи и литературные критики из Университета Восточной Англии (Р.Ходж, Г.Кресс, Р.Фулер), разработавшие технику “критической лингвистики”, которая позволяет анализировать отражение и воспроизводство в языке социальной организации власти. Общим для всех подходов является внимание к организации дискурса на уровне идеологии/нравственного наставления, к форме подачи и структуре текста, к его значениям и интерпретации [Thompson 1987: 99].

Предметом исследования при дискурс-анализе выступают высказывания, способ структурирования которых обладает значимостью для определенного коллектива. Иными словами, анализируются тексты, которые содержат разделяемые неким коллективом убеждения, порождают либо усиливают их и предполагают ту или иную позицию в дискурсном поле. Корпус текстов при этом рассматривается не сам по себе, а как одна из частей признанного социального института, который “определяет для данной социальной, экономической, географической или лингвистической сферы условия действия актов высказывания” [Dijk 1985: 234]. Дискурс-анализ имеет целью привести к позиционному единству рассеянное множество высказываний, причем такая перегруппировка осуществляется на основании не формального критерия, а отношения к месту акта высказывания, что позволяет выявить так наз. дискурсную формацию. Так, например, объектом анализа выступают не политические листовки как таковые, но совокупность листовок, указывающая на исторически очерченную идентичность в процессе высказывания. Чаще всего дискурсная формация охватывает не какой-то один жанр, а объединяет несколько (листовки, манифесты, газетные статьи).

Термин “дискурс” обладает широкой синонимией. Вместе с тем за многообразием дефиниций отчетливо прослеживаются два подхода к определению этого понятия. В соответствии с первым из них дискурс рассматривается в качестве формы высказывания и характеризуется либо как расчленение, различение (представление в виде высказывания), либо как форма выражения, в которую может быть вложено любое нужное содержание, либо как метаязык и особая грамматика, которой соответствует определенный ментальный мир, либо как способ описания предмета обсуждения или эквивалент понятия “речь” в соссюровском смысле. Данный подход особенно целесообразен при изучении дискурса как инструмента манипуляции словом, посредника власти или средства достижения понимания и договоренности.

Второй подход делает упор на внутреннюю организацию элементов текста, и тогда дискурс предстает в качестве связного текста; диалога; группы высказываний, связанных между собой по смыслу; единицы, по размеру превосходящей фразу; высказывания в глобальном смысле, т.е. того, что является предметом исследования “грамматики текста”, изучающей последовательность отдельных высказываний. Подобный подход эффективен при описании методики проведения дискурс-анализа, выявлении единиц такого анализа и “распознании” самого дискурса.

Поиск единицы анализа дискурса вообще является одной из наиболее сложных проблем, встающих при разработке методики дискурс-анализа. Требуется найти такое сообщение, которое могло бы быть охарактеризовано как многозначное, т.е. пригодное для истолкования в различных семантических системах и обладающее высокой информативностью. Напомним, что в рамках классической теории коммуникации под сообщением понимается комплекс знаковых средств, построенных на базе одного или более кодов с целью передачи определенных смыслов и поддающихся интерпретации и интерпретируемых на основе этих же или других кодов. Код же, согласно определению У.Эко, есть “система коммуникативных конвенций, парадигматически соединяющих элементы, серии знаков с сериями семиотических блоков (смыслов) и устанавливающих структуру обеих систем: каждый из них устанавливается правилами комбинаторики, определяющими порядок, в котором элементы (знаки) синтагматически выстроены” [цит. по Назаров 2002: 35].

Для того чтобы описать сообщения, способные порождать процесс массовой коммуникации, необходимо объяснить конфигурацию содержащейся в них интриги, т.е. выявить границы и характеристики сообщения. Интрига, представленная сообщением, являет собой совокупность упорядоченных “фактов”, выраженных словами, фразами, предложениями, последовательность которых создает эффект открытости, недосказанности, необходимости дальнейшей работы по смыслообразованию, разрешению поставленных вопросов. Поэтому единицей дискурс-анализа может служить только такое высказывание, которое содержит в себе интригу, вне зависимости от того, выражено ли оно последовательностью слов или предложений.

Рассматривая проблему поиска единицы дискурс-анализа, следует упомянуть позицию Д.Кристала. Определяя дискурс как непрерывный протяженный “отрезок” языка размером более предложения, Кристал считает единицей дискурса тексты. Понятно, что при таком подходе принципиальным для анализа дискурса становится исследование языка в его актуальном употреблении в противовес языку как структуре [см. Crystal 1985].

На наш взгляд, наиболее последовательной является методика дискурс-анализа, предложенная Т.ван Дэйком в монографии “Дискурс элиты и расизм” [Dijk 1985]. Описанная там техника дискурс-анализа новостных публикаций (news articles) британских газет по сути универсальна и подходит для анализа любых медиа-текстов, в т.ч. политических. Во-первых, политические тексты, подобно новостным публикациям, могут быть полностью разложены на отдельные составляющие, приемы формирования, отвечающие их прагматическим задачам. Во-вторых, они имеют общие с новостными публикациями жанровые особенности (логическая, семантическая, риторическая упорядоченность). В-третьих, такие тексты, как и новостные публикации, обладают определенной интенцией и оказывают столь же серьезное влияние на формирование у населения социальных и политических знаний и представлений о мире. Таким образом, принципиальные для дискурс-анализа характеристики новостной публикации присущи и политическим медиа-текстам.

Ван Дэйк выделяет два направления дискурс-анализа медиа-текста: микро- и макроанализ. Исследование на микроуровне представляет, по сути, изучение семантических элементов текста, которые ученый называет микроструктурами статьи, и предполагает анализ значений слов и предложений, отношений и взаимосвязей между предложениями, а также стилистического и риторического образования значений. Ван Дэйк убежден, что на формирование у читателей ментальных моделей (т.е. субъективных интерпретаций событий) влияет скорее не общая тема публикации, а используемые журналистами формулировки.

Один из важных фокусов исследования семантики текста — формы сопряжения отдельных его частей. Локальная взаимосвязанность элементов текста (например, утверждения с релевантными фактами) может достигаться за счет согласования времени, условий, причин, обстоятельств. Вместе с тем ван Дэйк указывает на присутствие в текстах таких составляющих, которые рассчитаны на наличие у читателей некоего предварительного знания. Выявление осознаваемых журналистами, но не актуализируемых читателями “утраченных связей” между концептами и утверждениями, т.е. зависимости восприятия информации от имеющихся знаний о мире и убеждений, — также необходимый компонент локального семантического анализа.

Однако связь между элементами текста может быть не только референтной, но и функциональной, устанавливаемой с помощью функций спецификации, парафраза, контраста, примера. Как отмечает ван Дэйк, утверждения в новостных публикациях часто связаны отношением спецификации: более конкретные утверждения следуют за более общими, обеспечивая их дальнейшую детализацию.

Помимо отношений между предложениями, тексту также присуще семантическое единство, целостность. Этот тип взаимосвязанности обеспечивается так наз. темами. Темы, или семантические макроутверждения, посредством особых макроправил (селекция, абстракция и операционализация) концептуально суммируют текст, формируют его структуру и упрощают восприятие заключенной в нем информации. В новостных публикациях вершину макроструктуры обычно составляют название и первый параграф материала. В целом медиа-текст может быть представлен как последовательность утверждений, раскрывающих содержание его основных тем.

К числу ключевых для семантического анализа новостей относится также понятие подоплеки (подразумеваемого). Как уже упоминалось, информация в медиа-тексте никогда не бывает выражена полностью — она всегда преподносится с расчетом на базовые представления о мире, имеющиеся у читателей. Между тем, по заключению ван Дэйка, анализ “несказанного” иногда дает больше, нежели изучение того, что реально написано. Медиа-текст является своего рода идеологическим айсбергом, у которого видна лишь вершина.

В качестве иллюстрации рассмотрим, вслед за ван Дэйком, следующий отрывок из статьи в британской газете “Daily Male”: “Вот почему мы должны быть более настойчивыми в своем отказе и указать на дверь тем, кто не относится к гражданам Британии и злоупотребляет нашим гостеприимством и терпимостью. Сделать это — значит пресечь попытки спровоцировать нас на несправедливость”. В этом коротком фрагменте содержится много идеологических подоплек. Например, подразумевается, что англичане по природе гостеприимны и толерантны, но иммигранты злоупотребляют этим и потому они сами будут виноваты в случае какой-либо несправедливости по отношению к ним. Интересны также семантические и риторические формы подачи материала: твердость и непреклонность при отказе в гостеприимстве определяется как “настойчивость”, вместо выражений “выдворить” или “выгнать” звучит “указать на дверь” и т.д. Понятно, что использование таких приемов направлено на оправдание жесткой антииммиграционной политики.

Особый упор на подразумеваемое в ходе дискурс-анализа политических текстов делает также отечественный исследователь А.Г.Алтунян [см. Алтунян 1999]. Идеологическая и политическая ориентация авторов текстов, указывает он, обычно заранее известна исследователям. Поэтому их внимание сосредоточено на средствах — не на том, “что имеется в виду”, а на том, “как это сказано”, на изменениях и нюансах трактовки. Основная задача, которая встает при изучении текста, — понять его идеологический план, тот набор идей и представлений, с помощью которого автор объясняет действительность. При этом в подлежащий анализу идеологический комплекс входят не только те идеи, которые автор представляет открыто, но и те, из которых он исходит имплицитно и которые можно вычленить, проанализировав как прямые высказывания (их содержательную сторону), так и формальные приемы, использованные автором.

Рассмотрим теперь предложенную ван Дэйком методику проведения макроанализа медиа-текстов. Любой медиа-текст имеет иерархическую структуру, включающую в себя такие компоненты, как заглавие, краткий обзор, основное событие, контекст, история события. Семантическое содержание новостей раскрывается по ходу текста: в первую очередь излагается самая важная информация, далее используется определенная стратегия формирования так наз. релевантной структуры подачи материала. Последовательность представления структурных компонентов может варьировать в зависимости от специфики статьи и журналистских интересов.

По заключению ван Дэйка, анализа требует каждая составляющая текста, “дискурс может усматриваться в каждой части структуры публикации” [Dijk 1985: 89]. В качестве примера ученый разбирает название статьи из британской газеты “Mail” — “Депортация Мендиса вызвала бурный протест”. В этом заголовке он выделяет две конструирующие дискурс темы: факт депортации Мендиса и наличие людей, активно недовольных подобным актом. Отмеченные позиции обобщают основную информацию текста и указывают на важность обоих сюжетов, а тем самым — и на место, отводимое “Mail” социальному и политическому фону событий.

Особого внимания в процессе дискурс-анализа требуют используемые в публикациях цитаты, которые показывают, чья позиция наиболее значима для автора статьи. В качестве иллюстрации вновь сошлемся на пример, приводимый ван Дэйком. В сообщениях о расовых конфликтах высказывания представителей “цветных” меньшинств цитируются значительно реже, чем “белых”. Более того, если они и приводятся, то только в двух случаях: когда выраженное в них мнение совпадает с мнением “белых” элит и когда речь идет о так наз. “безопасных” темах вроде культуры, эмиграции, этнической политики и т.п. Это свидетельствует о том, что позиция “белых” элит представляется создателям медиа-текстов более важной и достойной доверия, а также о том, что такие элиты имеют лучший доступ к медиа.

К числу объектов дискурс-анализа относится и стиль как результат выбора между альтернативными вариантами синтаксической структуры. Стилистические формы подачи материала имеют свою социальную и идеологическую подоплеку и указывают на отношение репортера к тому или иному новостному событию и его действующим лицам, а также на особенности социальной и коммуникативной ситуации. Помимо выражения негативных или позитивных установок автора, использование определенных слов свидетельствует о специфике культурного измерения повседневного языка новостей.

Итак, на различных уровнях анализа (общей и локальной семантики, схемы новостей, стиля) мы находим проявления дискурсных конфигураций, которые выражают идеологическую позицию автора статьи в отношении определенного события.

Дискурс-анализ не просто направлен на изучение структуры текста. Он призван выявить выражаемые этими структурами “подстрочные” (подразумеваемые) значения, мнения и идеологию. Для того чтобы показать, как эти “подстрочные” значения относятся к тексту, нужно подвергнуть анализу когнитивный, социальный, политический и культурный контексты публикации. Когнитивный подход отталкивается от постулата, что сами по себе тексты не имеют смысла, их смысл образуется в сознании носителей языка [Dijk 1999: 116]. Другими словами, требуется “разобрать по частям” когнитивные представления журналистов в процессе производства ими новостей и читателей во время восприятия текста публикации. Ван Дэйк выделяет две задействованные здесь ментальные структуры: (1) собственно значение текста, присутствующее в памяти как текст-представление, и (2) уникальное, личное представление об описанном в тексте событии самих носителей языка.

Это знание-представление в памяти читателя ван Дэйк называет ситуационной (событийной) моделью. “Переваривая”, осмысляя описанное в тексте событие, мы строим его ментальную модель. Данная модель не только отражает информацию, передаваемую через текст, но и содержит много дополнительной информации, не включенной в него, поскольку считается, что она уже известна читателям, или поскольку она кажется журналисту несущественной. Часть этой информации возникает из так наз. культурно-очерченных сценариев и конвенциональных знаний.

Кроме того, как отмечает ван Дэйк, люди имеют специфическую ментальную (контекстуальную) модель существующего коммуникативного контекста, которая охватывает информацию о целях дискурса, его коммуникативных актах и особенностях аудитории. Эта контекстуальная модель связывает дискурс с социальной ситуацией и структурами. Модели событий в памяти характеризуют не только знания, но также мнения, представления о событии и его участниках. Много оценочных подоплек текста может быть объяснено посредством внимательного “отслеживания” в описании ментальных моделей журналиста. Наличие у публикации “уклона” обычно объясняется ментальной моделью журналиста, его мнением и специфической идеологической установкой на событие.

Совершенно очевидно, что детальный когнитивный анализ позволяет связать социальные и политические знания автора текста с дискурсом, а микроструктуры дискурсного действия и коммуникации — с социетальными макроструктурами групп (журналистов, демонстрантов, беженцев) и институтов (газет, правительства, судов). В данной теоретической сетке, существенно превосходящей по своей сложности традиционные исследования “эффектов”, мы можем, таким образом, объяснить, почему определенная публикация способна легитимировать и воспроизвести некую социальную ситуацию, скажем, антииммиграционную идеологию и расизм в британском обществе.

Итак, целесообразность использования при исследовании политических медиа-текстов дискурс-анализа не вызывает сомнений. Традиционный контент-анализ при всех его достоинствах оставляет нерешенным вопрос о механизмах и формах воздействия подобных текстов на аудиторию. Вместе с тем методика дискурс-анализа еще недостаточно проработана. Среди встающих в этой связи проблем одной из самых сложных является выбор единицы анализа. Наиболее плодотворной в данном отношении представляется концепция Т.ван Дэйка, который считает, что единицами дискурс-анализа должны выступать макроструктуры текста, отражающие его общий смысл. Следует отметить, что разработанная им схема анализа новостных публикаций по сути универсальна и может быть использована для изучения любых, в т.ч. политических, медиа-текстов.

В заключение хотелось бы вслед за ван Дэйком повторить: особенность дискурс-анализа заключается в том, что он описывает текст в терминах теорий, разработанных для нескольких уровней дискурса. Если классическая лингвистическая семиотика разводит понятия формы (означающего) и значения (означаемого) как составляющих знака, то дискурс-анализ видит в тексте сложное образование и требует отдельного исследования фонетических, графических, морфологических, синтаксических, микро- и макросемантических, стилистических, гиперструктурных, риторических, прагматических, интеракционистских и других структур и стратегий. Каждый из этих уровней имеет собственные характеристики, которые могут быть интерпретированы на других уровнях как в русле традиционной лингвистики, так и вне ее рамок.

Алтунян А.Г. 1999. От Булгарина до Жириновского: Идейно-стилистический анализ политических текстов. М., 1999.

Барт Р. 1984. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.

Герасимов В.И., Ильин М.В. 2002. Политический дискурс-анализ. — Политическая наука, № 3.

Дейк Т.А. ван. 1989. Язык. Познание. Коммуникация. М.

Ленуар Р. 1998. Социальная власть публичного выступления. — Поэтика и политика. СПб.

Лич Э. 2001. Культура и коммуникация. М.

Леви-Стросс К. 2001. Структурная антропология. М.

Майнхоф У. 2001. Дискурс. — Ерофеев С.А. (сост.) Контексты современности-2: Хрестоматия. Казань.

Назаров М.М. 2002. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.

Серио П. 2001. Анализ дискурса во Французской школе (Дискурс и интердискурс). — Степанов Ю.С. (сост.) Семиотика: Антология. М., Екатеринбург.

Соссюр Ф. де. 1977. Труды по языкознанию М.

Толпыгина О.А. 2002. Дискурс и дискурс-анализ в политической науке. — Политическая наука, № 3.

Шевченко Е.С. 1997. Диалектика дискурса и текста в современной социо-гуманитарной парадигме. Дисс…канд.филос.наук. Владивосток.

Эко У. 1998. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. СПб.

Althusser L. 1994. Selected Texts. — Iagleton T. (ed.) Ideology. L., N.Y.

Crystal D.A. 1985. A Dictionary of Linguistics and Phonetics. Vol. 6. Oxford.

Dijk T.A. van. 1985. Elite Discourse and Racism. Vol. 6. L.

Dijk T.A. van. 1999. Discoursive Analysis of News. — Jensen K.B. (ed.) A Handbook of Qualitative Methodologies for Mass Media Research. Vol. 5. L.



Thompson J. (ed.) 1987. Ideology and Methods of Discourse Analysis. Studies in the Theory of Ideology. Vol. 8. L.

_1_ Среди классических работ этого направления, переведенных на русский язык, см., в частности, Соссюр 1977; Барт 1984; Дейк 1984; Ленуар 1998; Эко 1998; Лич 2001; Леви-Стросс 2001; Майнхоф 2001.
Каталог: data -> 2010
2010 -> Программа дисциплины «Психология межличностного диалога»
2010 -> Перспективы использования метода биологической обратной связи в нейротерапии хронических заболеваний
2010 -> «В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психическое содержание» «В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психическое
2010 -> Программа дисциплины "Банковский менеджмент" для направления
2010 -> Общая психология Ощущения и восприятие


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет