Роль фразеологических актуализаторов в смысловой реализации фразеологизмов и пословиц



Pdf көрінісі
Дата26.10.2018
өлшемі177.97 Kb.

 

О.В.


 

Ломакина


Роль фразеологических актуализаторов в смысловой реализации фразеологизмов…

 



 



 

 

Лингвистика

 

 

РОЛЬ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ АКТУАЛИЗАТОРОВ В СМЫСЛОВОЙ 

 

РЕАЛИЗАЦИИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ И ПОСЛОВИЦ

 

В ТЕКСТЕ

 

(НА МАТЕРИАЛЕ ЯЗЫКА Л.Н.

 

ТОЛСТОГО)

 

 

О.В.

 

Ломакина

 

 

Православный Свято

-

Тихоновский гуманитарный университет, Москва

 

 

Статья посвящена изучению роли

 

фразеологических актуализаторов в смысловой реализации 

фразеологизмов и пословиц

 

в тексте. Внимание  уделено

 

исследованию  теории фразеологиче-

ского  контекста.  Приведены

 

примеры  фразеологических  конфигураций  и  проанализированы

 

способы семантизации фразеологических единиц и пословиц в тексте. В качестве материала 

исследования выступает язык Л.Н.

 

Толстого

.  

 

Ключевые  слова:



 

контекст,  фразеологический  контекст,  семантизация,  фразеологическая 

единица,  пословица,  фразеологическая  конфигурация,  фразеологический  актуализатор,  язык 

Л.H.

 

Толстого



 

 

Движение от речи к языку  характеризует динамические процессы в области фра-

зеологии,  паремиологии,  крылатологии,  проявляющиеся  в  контексте,  который  обнаружи-

вает  новые  смыслы  единицы,  впоследствии  фиксируемые  лексикографами.  Как  отмеча-

лось нами ранее 

[4], 


контекст изучается в русле различных гуманитарных наук. Наиболее 

распространенным  является  анализ  контекста  с  позиций  функциональной  и  коммуника-

тивной  лингвистики.  В  настоящее  время  текст  рассматривается  в  двух  плоскостях: 

1) 


анализ  вертикального  контекста;  2)

 

анализ  горизонтального  контекста,  включающий 



описание особенностей функционирования языковых единиц различных уровней. Изуче-

ние вертикального контекста проводится в рамках глобальной интерпретации текста, го-

ризонтального

 



 

локальной интерпретации (термин Т.А. ван Дейка). Смысловые реализа-

ции  значения  как  фразеологических  единиц  (ФЕ

)

,  так  и  пословиц



 

осуществляются  в  со-

ставе микро

или макроконтекста. 



 

Базовые  положения  теории  фразеоконтекста  рассматривались  Ю.Ю.

 

Авалиани, 



Н.Н.

 

Амосовой, 



В.Л.

 

Архангельским, 



Р.А.

 

Аюповой, 



В.П.

 

Жуковым, 



А.В.

 

Куниным, 



А.М.

 

Мелерович,  В.М.



 

Мокиенко,  Л.И.

 

Ройзензоном  и  др.  Вслед  за  В.И.



 

Кодуховым 

А.В.

 

Кунин предлагает разделять



 

контекст функционирования и контекст порождения. Под 

контекстом он понимает «отрезок текста, вычленяемый и объединенный языковой едини-

цей или речевой единицей, могущей перейти в языковую, которые детерминированы ак-

туализатором  при  узуальном  или  окказиональном использовании»,  а  под  фразеологиче-

ским  актуализатором  –

 

«слово,  словосочетание,  предложение  или  группу  предложений, 



семантически  связанных  с  употребляющимися  в  данных  контекстах  фразеологизмами, 

вводящих  их  в  речь  при  узуальном  или  окказиональном  использовании»  [

3:  199]. 

В.П.


 

Жуков при характеристике ФЕ и ее

 

окружения объясняет обусловленность сочетае-



мости ФЕ их валентными свойствами. По его мнению, без слов

-

сопроводителей, т.



 

е. слов 


свободного употребления,

 

выполняющих отдельную синтаксическую функцию, невозмож-



на семантическая реализация ФЕ [

1: 19]. 


Несмотря  на  кажущуюся  разработанность  проблемы  фразеоконтекста  во  второй 

половине ХХ

 

в., ученые продолжают исследовать фразеоконтекст и отвечать на спорные 



вопросы,  возникающие  при  описании  ФЕ  в  связи  с  их  контекстуальным  употреблением.

 

А.М.



 

Мелерович  и  В.М.

 

Мокиенко  дополнили  разработанную  теорию  фразеологического 



контекста  А.В.

 

Кунина,  указав  на  необходимость  рассмотрения  терминологической  триа-



8  

Вестник ЦМО МГУ, 2015, №

 2. 

Лингвистика



 

 

 



 

ды фразеологическая конфигурация =



 

фразеологический контекст + ФЕ

 

+ фразеологи-

ческий актуализатор, в которой под фразеологической конфигурацией ученые понимают 

«структурно

-

семантическое и стилистическое единство, образуемое ФЕ и фразеологиче-



ским контекстом» [

5: 346]. 

Большинство  авторов  рассматривают  функционирование  ФЕ  в  семантическом 

ключе, а при изучении контекста опираются на метод

 

семантического анализа ФЕ, одним 



из этапов которого является обнаружение элементов

 

изоморфизма ФЕ с целью выявле-



ния их системных преобразований как узуального, так и окказионального характера. В со-

ответствии с этим были обозначены узуальные фразеологические актуализаторы, выпол-

няющие функцию специализации фразеологического значения с представлением контек-

стов  функционирования  ФЕ,  и  окказиональные  фразеологические  актуализаторы,  влия-

ющие на появление окказионального смыслового содержания ФЕ и окказиональных

 

фра-



зеологизмов с представлением контекста порождения [

5: 356]. 

Важно описывать и

 

новые 



значения,  и

 

появившиеся  смысловые  нюансы



 

единиц.  В  этой  же  плоскости  находится 

точное  замечание  Е.В.

 

Радченко:  «При  индивидуальном,  не  свойственном  единице  упо-



треблении

 

возникают новые, своеобразные смысловые оттенки, не образующие пока са-



мостоятельного значения. Следовательно, вопрос о динамичности языковой и ФЕ должен 

решаться на основе взаимодействия языкового (системного) значения и смысла» [

6: 129]. 

При изучении языка писателя особый интерес вызывают различные индивидуаль-

но

-

авторские  приемы  использования  фразеологических  ресурсов  языка.  Л.Н.



 

Толстой  в 

произведениях разных стилей и жанров сочетает различные устойчивые единицы, созда-

вая  фразеологически  насыщенный  контекст  –

 

фразеологическую  конфигурацию.



 

Опира-


ясь  на  типологию

 

функциональной  обусловленности  фразеологических  конфигураций, 



предложенную А.М.

 

Мелерович и В.М.



 

Мокиенко, выделим фразеологические конфигура-

ции,  служащие  семантизации,  определению  смыслового  содержания  ФЕ

 

и  пословиц



 

в 

контексте,  и



 

фразеологические  конфигурации,  реализующие  стилистический  контекст 

единицы,  служащие  определению  видоизменений  их  семантико

-

стилистической  тональ-



ности

.  


Одним  из  способов  экспликации  коммуникативного  намерения  в  языке 

Л.Н


Толстого


 

является  авторская  «самодефиниция»  (термин  А.М.

 

Мелерович, 



В.М.

 

Мокиенко),  т.



 

е.  толкование  единиц  с  целью  уточнения,  конкретизации  общеизвест-

ного,  узуального  значения.  Приведем  примеры  фразеологических  конфигураций,  служа-

щих определению смыслового содержания пословиц, где Толстой прибегает к авторской 

«самодефиниции»:

 

Да, праздность 



 

мать всех пороков, в особенности умственных: ложных рас-

суждений: политика, наука, богословие

 

(Дневники, 22 ноября 1907



 

г.

) [7: 



т.

 56, 79]. 

 

В  тесноте, да не в  обиде







 

сказал певучим голосом улыбающийся  Тарас  и, 

как перышко, своими сильными руками поднял свой двухпудовый мешок и перенес его к 

окну. –

 

Места много, а то и постоять можно, и под лавкой можно. Уж на что покойно. 

А  то  вздорить!  –

 

говорил  он,  сияя  добродушием  и  ласковостью

 

(«Воскресение»,  ч



. 2, 

гл.


 

Х

LI) [7: 



т.

 32, 355]. 

В  первом  примере  пословица  Праздность  –

 

мать  пороков

 

подвергается  экспли-

кации за счет определительного местоимения всех, выступающего в качестве обобщаю-

щего  понятия.  Семантизация  представлена  посредством  присоединительной  конструк-

ции, включающей

 

обобщающее слово и ряд однородных определений. Так писатель вы-



ражает  свое

 

отношение  к  изображаемому  и  наполняет  его  индивидуально



-

авторским 

смыслом:  существительные  политика,  наука,  богословие  выступают  как  согипонимы,  а 

атрибутивное словосочетание ложные рассуждения



 

 



в роли

 

гиперонима.



 

Проанализируем  второй  пример.  Пословица  В  тесноте,  да  не  в  обиде



 

обычно 


используется,  если

 

говорится  о  переполненном  помещении,  и  такая  ситуация  всех 

устраивает. Контекст употребления этой паремии представляет собой реплику диалога 

и  состоит  из  четырех  предложений.  Предложение,  включающее  пословицу,  и  следую-

щее за ним предложение не только противопоставлены друг другу по квантитативному 

признаку  ‘мало  –

 

много’,  но  и  связаны  с предыдущим  общей  семой  ‘пространство’. Та-



ким образом, несмотря на формальные показатели, этот пример, на наш взгляд, стоит 

трактовать  как  способ  окказиональной  семантизации:  для  писателя  важно  не  просто 



 

О.В.


 

Ломакина


Роль фразеологических актуализаторов в смысловой реализации фразеологизмов…

 



 



 

«видимое»  свободное  место,  а  необходима  реализация  более  глубинной  семантики 

«довольствоваться малым».

 

Ряд  фразеологических  конфигураций  в  языке  Л.Н.



 

Толстого  помогает  семантиза-

ции, что важно для уточнения семантики ФЕ и пословиц и находит отражение при созда-

нии  авторского  фразеологического  словаря:  подчас  писатель  не  просто  реализует  узу-

альное значение,  а привносит смысловые  оттенки.  В  контекстуальном  употреблении  се-

мантизация может осуществляться разными способами, язык Л.Н.

 

Толстого содержит по-



добные доказательства.

 

Как показывают наши наблюдения, преобладают случаи, когда семантизация про-



изводится при помощи синонимов, в роли которых могут выступать разного рода устойчи-

вые единицы. В приведенных ниже примерах для семантизации одной паремии писатель 

приводит другую пословицу, выступающую в качестве контекстуального синонима: 

 

Матрена





Бог  души  не  вынет,  сама  душа  не  выйдет



В  смерти  и  животе 

Бог волен, Петр Игнатьич. Тоже и смерти не угадаешь. Бывает, и поднимешься. Так

-

то вот у нас в деревне мужик совсем уж было помирал... («Власть тьмы», д.

 

2, явл.



 XII) 

[7

: т.



 26, 161]. 

Мужик


 

(присаживается на порог).

 

Отчего же доброму человеку не дать?



 

Работник.

 

Дать

-

то –

 

дашь, да назад не возьмешь



Долги давать –

 

под гору 

кидать, а собирать –

 

на гору вытягивать. Так

-

то старики говорят

 

(«Первый вино-



кур», д.

 

3, явл.



 5) [7: 

т.

 26, 46]. 



Беды от этого особенной не было бы, если бы эти дармоеды занимались букаш-

ками  и  звездами  рядом  с  картами,  скачками,  нарядами,  чем  бы  дитя  ни  тешилось, 

только бы не плакало, но беда в том, что знает кошка, чье

 

мясо съела, эти люди 

хотят  оправдать  свою  праздную  и  незаконную  жизнь  на  шее  других  людей  тем,  что 

они заняты самым важным делом, науками, и для этого называют наукой те пустяки, 

к[отор]ыми они занимаются, уверяя, что все

 

это они делают на пользу людей

 

(Письмо 



Ф.А.

 

Абрамову, 7 сентября 1900



 

г.

) [7: 



т.

 80, 3]. 

Приводимый  ниже  минимальный  контекст  представляет  собой  фразеологическую 

конфигурацию,  где  наблюдаем  семантизацию  книжной  ФЕ  наставлять  /  наставить  на 



путь истинный

 

в значении «Воздействуя каким



-

либо образом, побуждать кого

-

либо


 

изме-


нить  поведение  в  хорошую  сторону,  склонить  к  хорошему»  [8:  т.

 

2,  17]  посредством  ряда 



контекстуальных синонимов, в т.

 

ч. ФЕ



-

латинизма золотая середина

 

«Образ действия, по-



ведения, лишенный крайностей» [8: т.

 

1, 235], что увеличивает экспрессивный характер ФЕ:



 

Старец получил письмо от старого Еропкина, предупреждающее его о приезде 

дочери и об ее

 

ненормальном, возбужденном состоянии и выражающее уверенность в 

том, что старец наставит

 

ее

 

на путь истинный

 



 

золотой середины, доброй хри-

стианской  жизни,  без  нарушения  существующих  условий

 

(«Фальшивый  купон»,  ч.



 2, 

гл.


 XII) [7: 

т.

 36, 47]. 



Представленный ниже пример включает ФЕ дело прикрыть, для семантизации ко-

торой  Л.Н.

 

Толстой  использует  ФЕ  концы  в  воду



 

со  значением  «Сделать  так,  чтобы  не 

осталось  никаких  улик,  следов  чего

-

л.» 



[8: 

т.

 1,  315]



.  Примечательно,  что  следующее  за 

этим предложением –

 

парцеллированная конструкция, также включающая «осколок» ФЕ 



спихнуть со двора, сохраняющий узуальное значение «прогнать», и ФЕ без греха

Матрена





Тоже острабучилась как баба. Да и то сказать, обидно. Ну, да слава 

богу, дай это  дело  прикроем



и концы в воду.  Спихнем девку  без  греха. Останется 

сынок жить покойно

 

(«Власть тьмы», д.



 

4, явл.


 XIII) [7: 

т.

 26, 209]. 



Следующий контекст содержит ФЕ сколько воды утекло

 

и трансформ пословицы 



Времени  не  воротишь,  которые  образуют  фразеологическую  конфигурацию,  эксплици-

рующую временную семантику, а семантизация ФЕ

 

происходит при помощи



 

паремии:


 



 

Да, княжна, –

 

сказал, наконец, Николай, грустно улыбаясь, –

 

недавно кажется, 

а сколько воды утекло

 

с тех пор, как мы с вами в первый раз виделись в Богучарове. 



Как мы все казались в несчастии, –

 

а я бы дорого дал, чтобы воротить это время... 

да не воротишь

 

(«Война и мир», эпилог, ч.



 

1, гл.


 VI) [7: 

т.

 12, 253]. 



В приводимом ниже примере семантизация пословицы

 

Десять раз примерь, а раз 



отрежь

 

происходит посредством ФЕ резать по живому, которая выступает актуализато-



ром и уточняет значение пословицы:

 


10  

Вестник ЦМО МГУ, 2015, №

 2. 

Лингвистика



 

 

 



 

Анна  Павловна



Еще  бы,  разумеется.  Переживать  все,  что  было,  еще  раз, 

было бы ужасно. 

 

Каренин




Да, вот где десять раз примерь, а раз отрежь. Резать по живому 

очень трудно

 

(«Живой труп»



д.

 



1, явл.

 9) [7: 


т.

 34, 14]. 

Кроме  перечисленного

писатель  использует  обратный  прием,  употребляя  ФЕ  в 



качестве  актуализатора  лексического  значения  слова.

 

В  следующем



 

предложении

 

ФЕ

 



море по колено

 (

ср.: Пьяному море по колено, а лужа по уши) и трын



-

трава

 

выступают в 



качестве  контекстуальных  синонимов  и  служат  в  романе  «Война  и  мир»  для  уточнения 

значения лексемы размашистость



Губернская жизнь в 1812 году была точно такая же, как и всегда, только с тою 

разницею, что в городе было оживленнее по случаю прибытия многих богатых семей 

из Москвы и что, как и во всем, что происходило в то время в России, была заметна 

какая

-

то особенная размашистость –

 

море по колено



трын

-

трава

 

в жизни, да еще

 

в 

том, что тот пошлый разговор, который необходим между людьми и который прежде 

велся  о  погоде  и  об  общих  знакомых,  теперь  велся  о  Москве,  о  войске  и  Наполеоне

 

(«Война и мир», т.



 

4, ч.


 

1, гл.


 IV) [7: 

т.

 12, 16



17]. 


В контексте статьи о вегетарианстве «Первая ступень» ФЕ сажать / посадить на 

хлеб и воду

 

получает концептуальное значение. Здесь также происходит обратная семан-



тизация, когда писатель включает ФЕ в вопросно

-

ответное единство с целью актуализа-



ции высказывания: ФЕ со значением «Наказывать лишением пищи, ограничениями в еде» 

[8: 


т.

 2,  212] 

получает  дополнительный  семантический  оттенок,  вербализованный  в  во-

просе: 


 

В  чем  наказание  самое  жестокое  с  детства?  Посадить  на  хлеб  и  воду.  Кто 

получает из мастеровых наибольшее жалованье?

 

(«Первая ступень»,



VIII) [7

: т.


 29, 75]. 

Семантизация  может  происходить  при  помощи  употребления  однотипных  по 

структуре  синтаксических  конструкций,  «определяющих,  конкретизирующих,  развиваю-

щих» значение ФЕ или пословицы [

5

: 352]. Приведем примеры:



 

Вспоминаю

 

все  сотни  и  тысячи  людей  городских,  –

 

и  хорошо  живущих,  и  бед-

ствующих, –

 

с которыми я говорил о том, зачем они пришли сюда, и все без исключения 

говорят, что они пришли сюда из деревни кормиться, что Москва не сеет, не жнет, а 

богато живет, что в Москве всего много и что потому только в Москве можно добыть 

те деньги, которые им нужны в деревне, на хлеб, на избу, на лошадь, на предметы пер-

вой необходимости («Так что же нам делать?», XIII) [7: т.

 25, 228]. 



Много  воды  утекло

 

с  тех  пор,  много  людей  умерло,  много  родилось,  много 

выросло и состарилось, еще более родилось и умерло мыслей

 

(«Два гусара», IX) [7: 



т.

 3, 174]. 

В  первом  примере,  представляющем  собой  сложное  предложение,  паремия 

Москва не сеет, не жнет, а богато живет

 

употребляется наряду с другими однород-



ными  придаточными  предложениями  (…в  Москве  всего  много,  …только  в  Москве 

можно  добыть  те  деньги),  которые  передают  писательское  видение.  Кроме  того, 

Толстой  частично  дополняет  значение  паремии,  напоминая,  что  в  деревне  источник 

всяческого  богатства.  Во  втором  примере  семантизации  ФЕ  много

 

воды  утекло  слу-

жат  другие,  похожие  по  структуре  простые  предложения,  которые  объединены  в  бес-

союзное сложное предложение.

 

Другой  вид  фразеологических  конфигураций  приводит  к  изменению  семантико



-

стилистической тональности

 

единиц.


  

В следующем примере наблюдаем изменение стилистической характеристики ФЕ. 

Контекст  обусловливает  изменение  коннотации  ФЕ  и  объясняет  замену  компонента  ФЕ 

обетованная земля

позволяя не только уточнить значение единицы, но и объяснить пи-



сательский

 

замысел: 



 

Здесь много тех самых людей, которых я видел у входа в Ляпинский дом, но эти 

люди разбросаны здесь между рабочим народом. Да и кроме того, тех я видел в самое 

их несчастное время, когда проедено и пропито все, и они, холодные, голодные, гоняе-

мые

 

из трактиров, ждут, как манны небесной, впуска в бесплатный ночлежный дом и 

оттуда в обетованный острог

 

для отправления на место жительства; здесь же я 

видел  этих  среди  большинства  рабочих  и  в  то  время,  когда  этим  или  другим  сред-

 

О.В.


 

Ломакина


Роль фразеологических актуализаторов в смысловой реализации фразеологизмов…

 

11 


 

 

ством приобретены 3 или 5  копеек на ночлег и иногда рубли для пищи и питья

 

(«Так 


что же нам делать?», VI) 

[7: 


т.

 25, 203]. 

В  зависимости  от  способа  актуализации  значения  единиц  можно

 

дифференциро-



вать узуальные и окказиональные фразеологические актуализаторы. Узуальные актуали-

заторы


 

служат раскрытию значения единиц, а окказиональные, представляя собой струк-

турно

-

семантические  варианты,  способствуют  выявлению  окказионального  смыслового 



содержания употребляемых в контексте единиц 

[5]. 


Обратимся  к  примерам,  включающим  узуальные  фразеологические  актуализато-

ры. Значение пословицы

 

Человек ходит, Бог водит «Все

 

зависит от высших сил, божье-



го  промысла»  выявляется  при  помощи

 

узуальных  актуализаторов  высшая  воля,  судьба



имеющих общую сему «Складывающийся независимо от воли человека ход событий»: 

 

Источник  всех  бедствий,  от  которых  страдают  люди,  в  том,  что  они  хотят 

предвидеть будущее: сначала для себя каждый и для него работать, потом для семьи, 

потом для народа. Человек может только делать то, чтó

 

должно, предоставляя жиз-

ни  складываться  так,  как  того  хочет  высшая  воля  или  судьба.  Человек  ходит,  Бог 

водит

 

(Дневники, 7 сентября 1900



 

г.) 


[7: 

т.

 54, 41]. 



В составе реплики героя романа «Война и мир» реализация значения послови-

цы Снявши голову, по волосам не плачут  «Совершив что

-

л. непоправимое, бессмыс-



ленно  сожалеть  о  мелочах,  выражать  сочувствие.  Говорится  тогда,  когда  поздно  и 

бесполезно жалеть о чем

-

л.» [2: 430] происходит при помощи наречия  попусту, явля-



ющегося синонимом слова бесполезно, что способствует раскрытию узуальной семан-

тики этой паремии: 

 

Несколько купцов столпилось около офицера.

 



 



Э!

 

попусту

 

брехать

-

то!

 



 



сказал один

 

из них, худощавый,

 

с строгим лицом. 

 

Снявши  голову,  по  волосам  не

 

плачут.  Бери,  что  кому

 

любо!

 



 



И  он  энергическим 

жестом махнул рукой и боком повернулся к офицеру

 

(«Война и мир», т.



 

3, ч.


 

3, гл.


 X

Х

I) [7: 



т.

 11, 330]. 

Приведенный  ниже  контекст  состоит  из  трех  парцеллированных  предложений, 

первое из которых представляет собой пословицу Дело середкой крепко, а второе и тре-

тье –

 

ее



 

авторскую семантизацию, в составе которой контекстуальные контрарные анто-

нимы начать –

 

доделывать, где «средним» членом парадигмы является паремия, вклю-

чающая концептуально важный компонент середка



Дело  середкой  крепко.  И  начать  легко  и  доделывать  легко.  А  вот  середка!

 

(Письмо Л.Л. и Т.Л.



 

Толстым, 6 марта 1894

 

г.)


 [7: 

т.

 67, 73]. 



Языку  Л.Н.

 

Толстого  присущи  различные  структурно



-

семантические  преобразова-

ния,  поэтому  окказиональные  фразеологические  актуализаторы  представлены  по

-

разному.



 

Использование ФЕ толочь  воду  в  ступе

 

в  эксплицированном  виде  представляет 



собой  пример  окказионального  фразеологического  актуализатора.  Как  известно,  расши-

рение  компонентного  состава  ФЕ  используется  с  целью  актуализации  высказывания. 

Кроме  того,  во  втором  примере  писатель  прибегает  к  «самодефиниции».  Расширение  в 

приводимых контекстах происходит за счет определения, выбор которого связан с рабо-

той Л.Н.

 

Толстого в 1894



 

г. над статьей «Христианство и патриотизм», получившей услов-

ное  название  «Тулон».  Таким  образом  писатель  добивается  уточнения,  конкретизации 

высказывания, а ФЕ получает экспрессивную окраску:

 

Я все толку воду

 

в Тулонской ступе. Должно быть, я отупел и ничего не вый-

дет

 

(Письмо Е.И.



 

Попову


, ? 

февраля 1894

 

г.)


 [7: 

т.

 67, 31]. 



Я все продолжаю толочь воду в Тулонской ступе, т.

 

е. не могу кончить. Вер-

но есть что

-

то недодуманное

 

(Письмо В.Г.



 

Черткову


8 февраля 1894

 

г.

) [7: 



т.

 87, 255]. 

Другим  примером  порождения  окказиональной  ФЕ  является  образование  ФЕ  по 

структурно

-

семантической модели на основе антонимии путем замены стержневого ком-



понента (ср.

 

тянуть канитель

 



 

«Медленно делать что

-

либо; затягивать начатое дело» 



[8: 

т.

 2, 317]. 



Никита



Нужно  мне  очень  жениться,  и  так  не  хуже  женатого  живу,  завидуют 



люди. И как это толкнул кто, как я на образ перекрестился. Так сразу всю канитель и 

оборвал

 

(«Власть тьмы», д.



 1, 

явл.


 XVI) [7

: т.


 26, 143]. 

12  

Вестник ЦМО МГУ, 2015, №

 2. 

Лингвистика



 

 

 



 

Следующий  контекст  содержит  пример  образования  окказиональной  пословицы, 

противоположной по значению паремии Бедному жениться и ночь коротка



 

Это как есть, –

 

певучим голосом говорила сторожиха. –

 

Бедному жениться и 

ночь коротка, богатому только задумал, загадал, –

 

все тебе, как пожелал, так и сбу-

дется.  У  нас  такой,  касатка,  почтенный,  так  что  сделал...  («Воскресение»,  ч.

 1, 


гл.

 

ХLIX) [7: т.



 32, 167]. 

Определение границ контекста для толкования как фразеологического значения в 

целом, так и семантических оттенков –

 

одна из проблем, стоящих перед исследователем 



и лексикографом.

 

Для анализа ФЕ заговорила свиная кровь



 

приведем макроконтекст, состоящий из 

нескольких реплик персонажей пьесы:

 

Работник





Видел? Теперь заговорила свиная кровь. Из волков свиньями поде-

лались. (Показывает на хозяина.) Лежит, как боров в грязи, хрюкает.

 

Старшой




Заслужил! Сначала как лисицы, потом как волки, а теперь как свиньи 

сделались. Ну, уж питье! Скажи ж, как ты такое питье сделал? Должно, ты туда лись-

ей,

 

волчьей и свиной крови пустил.

 

Работник




Нет, я только хлеба лишнего зародил. Как было у него хлеба с нуж-

ду, так ему краюшки не жаль было; а как стало девать некуда, и поднялась в нем лисья, 

волчья и свиная кровь. Звериная кровь всегда в нем была, только ходу ей не было.

 

Старшой




Ну, молодец! Заслужил краюшку. Теперь только бы вино пили, а они у 

нас в руках всегда будут!

 

(«Первый винокур», д.



 

6, сц.


 

3) [7: т.

 26, 60]. 

Необходимо  отметить,  что  в

 

пьесе  «Первый  винокур,  или  Как  чертенок  краюшку 



заслужил» Л.Н.

 

Толстого четко просматривается антиалкогольная мораль. Писатель ста-



рается  привлечь  различные языковые  средства,  чтобы  показать,  как  чертенок,  потерпев 

крах в других попытках одурачивания человека, пытается внушить мужику пристрастие к 

выпивке. В данном случае для интерпретации примера стоит учитывать и вертикальный 

контекст: здесь представлено авторское видение концепта «Пьянство», осуждение этого 

явления.  В  первой  реплике  Работника  фразеоконфигурация  включает  актуализатор

-

предложение  Из  волков  свиньями  поделались,  связанное  с  последующей  репликой 



Старшого и использованием градационных сравнений как лисицы, как волки, как свиньи

В  реплике  Работника  используется  ФЕ  поднялась  лисья,  волчья  и  свиная  кровь,  являю-



щаяся  субститутом  по  отношению  к  анализируемой  ФЕ,  и  ФЕ

-

окказионализм  звериная 



кровь, выступающая здесь родовой единицей по отношению к видовым. 

 

В  контексте  драмы  «Власть  тьмы»  тема  греха  имеет  концептуальное  значение: 



греховной  сущностью  наделены  многие  герои.  Следующий  макроконтекст  представляет 

собой диалог разнополярных персонажей –

 

праведника Акима и грешника Никиты:



 

Аким




Говорил я тебе, Тае, про сироту, что обидел ты сироту, Марину, значит, 

обидел

Никита. Эк помянул. Про старые дрожжи не поминать двожды, то дело про-



шло

 

Аким





Прошло?  Не,  брат,  это  не  прошло.  Грех,  значит,  за  грех  цепляет,  за 

собою тянет, и завяз ты, Микишка, в грехе. Завяз ты, смотрю, в грехе. Завяз ты, по-

груз ты, значит

 

(«Власть тьмы», д.



 

3, явл.


 

15) [7: т.

 26, 196]. 

Если в первой реплике Аким говорит об обиде, то после ответа Никиты в уста Аки-

ма писатель вкладывает пословицу Грех за грех цепляет, за собою тянет, значение ко-

торой  актуализирует  ФЕ  завязнуть  в  грехе

 

и  повторение  формы  глагола  завязнуть



представляющей  собой  «осколок»  этой  ФЕ. Выделение макроконтекста  необходимо для

 

раскрытия не только характеров героев, но и понимания содержания произведения.



 

Данные примеры показывают, насколько важно определять объемы контекста при 

вычленении фразеологических конфигураций, что помогает правильно

 

интерпретировать



 

и более точно представлять

 

значения как ФЕ, так и пословиц.



 

Итак, проведенный анализ употребления фразеологии в языке Л.Н.

 

Толстого поз-



воляет говорить, что в контексте смысловая реализация значения ФЕ и пословиц проис-

ходит благодаря фразеологическим актуализаторам в составе фразеологических конфи-

гураций.  Одним  из  приемов,  используемых  писателем,  является

 

«авторская  самодефи-



ниция».  Именно  фразеоконтекст  позволяет  выявить  смысловые  нюансы  при  употребле-

 

О.В.


 

Ломакина


Роль фразеологических актуализаторов в смысловой реализации фразеологизмов…

 

13 


 

 

нии фразеоресурсов языка, характеризуя писательские предпочтения. Это важно как при 



описании  языковой  личности  Л.Н.

 

Толстого,  так  и  в  лексикографической  практике  –



 

при 


создании словаря языка Х

I

Х



 

в. и словаря языка Л.Н.

 

Толстого.



 

 

Литература



 

 

1. 



Жуков

 

В.П. Русская фразеология. М.: Высшая школа, 1986.

 

2. 



Жуков В.П.

 

Словарь русских пословиц и поговорок. М.: Советская энциклопедия,



 1967. 

3. 



Кунин А.В.

 

Курс фразеологии современного английского языка. М.: Высшая школа, 1996. 



 

4. 



Ломакина  О.В.

 

Понятие  контекста  в  современной  лингвистике  //  Юбилейный  сборник  научных 



трудов, посвящённый 165

-

летию преподавания русского языка в Венгрии. Т. 1.



 

Печ: Изд


-

во Печ-


ского ун

-

та, 2015. 



 

С. 94–


98. 

5. 



Мелерович А.М., Мокиенко В.М.

 

Семантическая структура фразеологических единиц совре-



менного 

русского 

языка. 

Кострома: 



Костромской 

государственный 

университет 

им.


 

Н.А.


 

Некрасова, 2008. 

 

6. 


Радченко  Е.В.

 

Соотношение значения  и смысла в языковой единице (на  материале процессу-



альных  фразеологизмов)  //  Литературная  и  диалектная  фразеология:  история  и  развитие  (Пя-

тые Жуковские чтения): материалы Междунар. научн. симпоз. К 90

-

летию со дня рождения Вла-



са Платоновича Жукова: в 2

 

т. Т.



 1 

/ сост., отв. ред. В.И.

 

Макаров; НовГУ им. Ярослава Мудрого. 



Великий  Новгород:  Новгородский  государственный  университет  им.

 

Ярослава  Мудрого



,  2011. 

С.

 129



132. 


7. 

Толстой Л.Н.

 

Полн



собр


соч


.: 

в 90 т. М.; Л.: Гос. изд

-

во, 1928–



1958. 

8. 


Фразеологический словарь русского литературного языка:  в 2

 

т. / сост. А.И.



 

Федоров. М.: Цита-

дель, 1997.

 

 



 

THE ROLE OF PHRASELOGICAL ACTUALISATOR PLAYED IN SENSE  

REALIZATION OF THE PHRASEOLOGICAL UNITS  

AND PROVERBS IN THE TEXT 

(BASED ON LEO TOLSTOY LANGUAGE) 

 

O.V. Lomakina 

 

St. Tikhon's Orthodox University, Moscow 

 

The article concerns the role of phraseological actualisator played in sense and realisation of phraseolog-

ical  units  and  proverbs  in  the  text.  Special  attention  is  paid  to  the  theory  of phraseological  context.  The 

examples  of  phraseological  configurations  are  shown.  The  means  of  semantisation  of  phraseological 

units and proverbs are analysed. The source of research material is Leo Tolstoy language. 

 

Key  words:  context,  phraseological  context,  semantization,  phraseological  unit,  proverb,  phraseological 



configurations, phraseological actualisator, L.N. Tolstoy language. 

 

 

Каталог: documents
documents -> Аденома гипофиза Общая информация
documents -> Первичный гиперпаратиреоз (пгпт) – первичное поражение одной или большего количества паращитовидных желез, выражающееся в автономной избыточной секреции парат-гормона, приводящей к повышенной концентрации кальция в крови
documents -> Перечень изделий медицинского назначения и стоматологических материалов, лекарственных препаратов, необходимых для оказания стоматологической помощи
documents -> Итоговое тестирование по патологии (специальность 060301 «Фармация») Общая патология (70 тестов)
documents -> Классификация опухолей по Международной системе tnm


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет