Р. Л. Стивенсон остров сокровищ (пьеса в двух действиях А. Дударева по одноименному роману Р. Л. Стивенсона) минск – 2014 действующие лица



бет1/4
Дата16.07.2018
өлшемі468.6 Kb.
  1   2   3   4


Р.Л.СТИВЕНСОН


ОСТРОВ СОКРОВИЩ
(пьеса в двух действиях А.Дударева

по одноименному роману

Р.Л.Стивенсона)


МИНСК – 2014

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Джим Гокинс

Сильвер

Ливси

Трелони

Смолетт

Бен Ганн

Билли Бонс

Пью

Хендс

Мерри

Дик

Морган

Моряки, морячки, слуги, пираты

Порт. Таверна «Подзорная труба». За столом поют моряки

Мери, Хендс, О’Брайен, Пью, Дик, Морган. На столе

танцуют и поют морячки.

МОРЯКИ (поют)

Кто готов судьбу и счастье

С бою брать своей рукой,

Выходи корсаром вольным

На простор волны морской!

МОРЯЧКИ (танцуют и поют)

Ветер воет, ветер злится –

Мы, корсары, не сдаем.

Мы – спиной к спине у мачты,

Против тысячи вдвоем!

МОРЯКИ (поют)

Нож на помощь пистолету –

Славный выдался денек!

Пушка сломит их упорство

Путь расчистит нам клинок!

МОРЯЧКИ (танцуют и поют)

Ветер воет, ветер злится –

Мы, корсары, не сдаем.

Мы – спиной к спине у мачты

Против тысячи вдвоем!

МОРЯКИ (поют)

Славь, корсар, попутный ветер,

Славь добычу и вино!

Эй, матрос, проси пощады,

Капитан убит давно!

МОРЯЧКИ (танцуют и поют)

Ветер воет, ветер злится –

Мы, корсары, не сдаем,

Мы – спиной к спине у мачты,

Против тысячи вдвоем!

МОРЯКИ (поют)

Славь захваченное судно,

Тем, кто смел, сдалось оно.

Мы берем лишь груз и женщин,

Остальное – все на дно!

МОРЯЧКИ (танцуют и поют)

Ветер воет, ветер злится –

Мы, корсары, не сдаем,

Мы – спиной к спине у мачты

Против тысячи вдвоем!

ХЕНДС (стучит кружкой по столу). Эй, там, на палубе, молчать!

Тишина.

Я один знаю, что значит «остальное – все на дно». Я был на корабле Флинта, когда мы захватили гелион с золотом, которое везли в одну из колоний. Вот тогда попугай Джона и научился кричать «пиастры», «пиастры»! Еще бы! Мы перегрузили столько ящиков с пиастрами на свой «Морж».



ДИК. Ух, ты!

ХЕНДС. Да, малыш… Остальное – все на дно! Так и было… А под утро Флинт облюбовал какой-то необитаемый остров и решил там зарыть эти свои сокровища. С ним было еще шесть моряков – здоровенные, сильные люди.

МЕРРИ. А что это был за остров?

ХЕНДС. А кто ж его знает? Необитаемый остров в океане… Флинт с матросами пробыли на нем с неделю, а мы сидели на старом «Морже». В один прекрасный день мы увидели шлюпку, а в шлюпке сидел Флинт, голова его была повязана синим платком. Всходило солнце, он был бледен как смерть и плыл к нам… один, а остальные шестеро были убиты… Убиты и похоронены… да… Билли Бонс был штурманом, а Долговязый Джон – квартирмейстером. Они спросили, где сокровища. «Ступайте на берег и поищите, – сказал он в ответ, – Но, клянусь громом, корабль не станет вас ждать!» И отдал карту Билли Бонсу. Она и сейчас у него! А Флинт умер.

ДИК. Где сейчас этот Билли Бонс?!

ПЬЮ. Билли Бонс бросил якорь в таверне «Адмирал Бенбоу», у этих слюней Гокинсов.

ДИК. Так надо пойти и забрать у него эту карту!!!

МОРГАН. Не горячись, мой мальчик… Из всех слов, что касается этой карты, самое любимое у Билли – это «нет». Нет! Нет! И нет!!! Только и повторяет он нам.

МЕРРИ. Я давно говорил: надо действовать согласно законам и обычаям братства…

ВСЕ. Согласно законам и обычаям!

Затемнение.

Таверна «Адмирал Бенбоу». БИЛЛИ БОНС лежит на кровати.

Возле него ДЖИМ ГОКИНС.

БОНС. Джим, ты один здесь чего-нибудь стоишь. Видишь, друг, мне скверно. Я всеми покинут! И, Джим, ты принесешь мне кружечку рома, не правда ли?

ДЖИМ. Доктор…

БОНС. Все доктора – бездельники! Что они понимают в моряках? Я бывал в таких странах, где жарко, как в кипящей смоле, а от землетрясений стояла качка, словно на море. И я жил только ромом, да! Ром был для меня и мясом, и водой, и женой, и другом! Если я не выпью рому, Джим, мне будут мерещиться ужасы. Кое-что я уже видел, ей-Богу! Я видел старого Флинта, вон там, в углу, у тебя за спиной.

ДЖИМ. Хорошо. Я принесу вам стакан, но только один-единственный.

ДЖИМ уходит за ромом. Появляется слепой ПЬЮ.

ПЬЮ. Не скажет ли какой-нибудь благодетель бедному слепому, в какой местности он находится?

ДЖИМ. Вы находитесь возле трактира «Адмирал Бебноу», добрый человек.

ПЬЮ. Я слышу голос, и молодой голос. Дайте мне руку, добрый молодой человек, и проводите меня в этот дом!

ДЖИМ. Добро пожаловать, сэр!

ДЖИМ подает ПЬЮ руку. Тот как клещами хватается за нее.

ПЬЮ. А теперь, щенок, веди меня к Билли Бонсу!

ДЖИМ. Сэр, я не знаю никакого Билли Бонса. У нас есть постоялец, который величает себя капитаном.

ПЬЮ. Ну, мой дружок Билли может себя и так величать. Веди!

ДЖИМ. Сэр, честное слово, я боюсь…

ПЬЮ. Веди меня сейчас же, или я сломаю тебе руку!

ДЖИМ. Сэр, боюсь я не за себя, а за вас.

ПЬЮ. Живо, марш! Веди меня прямо к нему и, когда он меня увидит, крикни: «Вот ваш друг, Билли». Если не крикнешь, я вот что сделаю!

Выворачивает ДЖИМУ руку, ДЖИМ кричит.

Потом медленно подходит к БИЛЛИ БОНСУ.

ДЖИМ. Вот ваш друг, Билли!

ПЬЮ. Ничего, Билли, сиди, где сидишь… Я хоть и не вижу, зато слышу, как стучат твои пальцы. Дело есть дело. Протяни свою правую руку… Мальчик, возьми его руку и поднеси к моей правой руке.

ДЖИМ исполняет.

О-о-о, да ты хвораешь… Бедный Билли! Дело сделано!



ПЬЮ выпускает ДЖИМА и уходит.

БОНС (разжимает кулак, в котором черный кружочек бумаги). Это черная метка… Черная метка…

ДЖИМ. Что такое черная метка?

БОНС. Это вроде как повестка, приятель… Здесь написано, что я должен сделать и когда они придут, они придут за картой!!! Сколько сейчас?

ДЖИМ. Почти десять.

БОНС. Они придут в десять! Они уже здесь! Запри все двери, Джим!

ДЖИМ запирает двери.

Как жаль, что твои родители уехали в город! Открой мой сундук, Джим! Открой сундук и забери все деньги…



ДЖИМ. Я заберу только то, что вы нам задолжали и ни фартинга больше.

БОНС. Там, на дне сундука бумаги Флинта. Карта! Теперь уж мне все равно… Бери ее себе, скачи в город, скажи, чтоб там свистали всех наверх и накрыли моих гостей на борту «Адмирала Бебноу», всю шайку старого Флинта, всех до одного, сколько их еще осталось в живых. Я был первым штурманом Флинта и он отдал мне эту карту… А я отдаю ее тебе… Беги, Джим, я задержу их!

Часы бьют десять.

Беги! Они уже здесь!



ДЖИМ. Держитесь, капитан!

ДЖИМ с картой выскакивает в окно. В дверь стучат,

потом начинают ломиться. Врываются ПЬЮ, ХЕНДС, МЕРРИ,

МОРГАН, ДИК и еще несколько пиратов.

БОНС. Я сказал: нет! Нет! Нет и нет!!! А если дело дойдет до висельницы, то пусть на ней болтаются все!

БОНС выхватывает кортик и бьется с пиратами.

Убивает одного, второго, третьего! Потом падает сам.

МЕРРИ. Билли мертвый!

ПЬЮ. Обыщите его, подлые лодыри! Сундук его обыщите!

Пираты роются в сундуке.

МОРГАН. Эй, Пью, здесь уже успели побывать раньше нас. Кто-то перерыл весь сундук сверху донизу!

ПЬЮ. А то на месте?

МОРГАН. Деньги тут.

ПЬЮ. К черту деньги! Я говорю о карте Флинта!

МОРГАН. Карты не видать.

ПЬЮ. Посмотрите, нет ли ее у покойного!

ДИК (осмотрев труп Бонса). Его успели обшарить до нас.

ПЬЮ. Это все здешние хозяева, да ихний щенок! Ищите же их, ребята! Ищите во всех углах… Переройте весь дом!

Пираты бросаются на поиски. Слышен свист.

МЕРРИ. Это Дэрк!

МОРГАН. Слышите, он свистит два раза… Надо бежать, ребята…

ПЬЮ. Бежать?! Ах вы, олухи! Дэрк всегда был дурак и трус.

ДИК. Но cюда кто-то скачет, Пью! Я слышу.

ПЬЮ. Нечего слушать Дэрка. Карта где-то здесь! Вы должны ее найти. Ищите же, псы! Ищите во всех закоулках! О, дьявол! Будь у меня глаза… У нас в руках тысячи, а вы мямлите как идиоты! Если вы найдете карту, вы станете богаче короля! Карта здесь! Ищите!

О’БРАЙЕН. Но ведь дублоны у нас.

МОРГАН. А карту он, должно быть, хорошо припрятал.

МЕРРИ. Бери деньги, Пью, и перестань бесноваться.

ПЬЮ. Я должен пресмыкаться в нищете и выпрашивать гроши на стаканчик, когда мог бы разъезжать в каретах! Ищите карту!

ПЬЮ набрасывается на сотоварищей и бьет их тростью.

Те защищаются. Грянул пистолетный выстрел.

МЕРРИ. Уходим, ребята! Это королевские солдаты!

МОРГАН. Я их вижу!

В окнах появляются солдаты. Залп. Кто-то падает.

Пираты бросаются врассыпную.

ПЬЮ (мечется из стороны в сторону). Джонни, Черный Пес, Дэрк. Ведь вы не оставите старого Пью, ведь вы не оставите старого Пью!

Залп. ПЬЮ падает.

ГОЛОС ПОПУГАЯ. Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Затемнение.
Комната в поместье сквайра ТРЕЛОНИ.

Над картой склонились ДЖИМ, доктор ЛИВСИ и

сквайр ТРЕЛОНИ.

ЛИВСИ. Ну, сквайр…

ТРЕЛОНИ. Ну, Ливси…

ЛИВСИ. По порядку, не все сразу… Надеюсь, вы слышали об этом Флинте?

ТРЕЛОНИ. Слыхал ли я о Флинте?! Вы спрашиваете, слыхал ли я о Флинте? Это был самый кровожадный пират из всех, какие когда-либо плавали по морю. Черная Борода перед Флинтом младенец. Испанцы так боялись его, что, признаюсь вам, сэр, я порой гордился, что он англичанин.

ЛИВСИ. Предположим, что эта карта ключ, с помощью которого можно узнать, где Флинт спрятал свои сокровища: Велики ли эти сокровища?

ТРЕЛОНИ. Велики ли, сэр! Так слушайте! Если только действительно в наших руках находится ключ, о котором вы говорите, я немедленно беру вас и Гокинса и отправляюсь добывать это сокровище, даже если нам придется искать его целый год.

ЛИВСИ. Отлично! Эту карту Билли Бонс сам тебе отдал, Джим?

ДЖИМ. Да, сэр… На ней рука Флинта. Его подпись.

ТРЕЛОНИ. Все ясно, как день! На карте указана широта и долгота месторасположения острова в океане. Вот! Далее написано: Высаживайся здесь. На острове Скелета. Далее все расскажут Скелеты. А что скелеты могут рассказать, доктор?

ЛИВСИ. Ну, рассказать они ничего не смогут, а вот указать…

ТРЕЛОНИ. Ливси, вы должны немедленно бросить вашу жалкую практику. Завтра мы с Гокинсом едем в Бристоль. Через три недели… нет, через две недели, …нет, через десять дней у нас будет лучшее судно, сэр, и самая отборная команда во всей Англии. Гокинс пойдет юнгой… Из тебя выйдет прекрасный юнга, Гокинс… Вы, Ливси, – судовой врач. Я – адмирал. Мы возьмем с собой Джойса и Хантера. Попутный ветер быстро домчит нас до острова. Отыскать там сокровища, имея эту карту, не составит никакого труда и денежки наши, хоть пируй, хоть купайся в них, хоть бросай их на ветер.

ЛИВСИ. Трелони, я еду с вами. Ручаюсь, что Джим тоже и что он оправдает ваше доверие. Но есть один человек, на которого я боюсь положиться.

ТРЕЛОНИ. Кто он? Назовите этого пса, сэр.

ЛИВСИ. Вы.

ТРЕЛОНИ. Почему?

ЛИВСИ. Потому что вы не умеете держать язык за зубами. Не мы одни знаем об этой карте. Пираты сделают все возможное, чтобы завладеть этими сокровищами. Мы никому не должны говорить ни слова о нашей поездке.

ТРЕЛОНИ. Ливси, вы всегда правы. Я буду нем как могила.


Порт. Таверна «Подзорная труба».

За столом моряки и морячки. Им прислуживает СИЛЬВЕР.

ХЕНДС. Друзья, а давайте попросим нашего хозяина сплясать!

СИЛЬВЕР. Да ты что, Израэль? Я же на костыле.

ВСЕ. Пляши, Джон! Пляши, Сильвер! Просим! Ты же умеешь! Пляши, Окорок!

СИЛЬВЕР. Ну, как скажете!

Джон СИЛЬВЕР на костыле пляшет и поет.
Славь захваченное судно,

Тем, кто смел, сдалось оно,

Мы берем лишь груз и женщин,

Остальное все на дно!



ВСЕ (поют)

Ветер воет, ветер злится,

Мы, корсары, не сдаем,

Мы, спиной к спине, у мачты,

Против тысячи вдвоем!
Входит сквайр ТРЕЛОНИ и ДЖИМ. Песня умолкает.

ГОЛОС ПОПУГАЯ. Пиастры! Пиастры! Пиастры!

ТРЕЛОНИ. Кто здесь Джон Сильвер?

МОРГАН. Джон, к тебе, кажется, пришли…

СИЛЬВЕР (Трелони). Меня так зовут, сэр… Чем могу?

ТРЕЛОНИ. Я – сквайр Трелони, а это мой юный друг Джим Гокинс…

СИЛЬВЕР. Здравствуй, Джим…

ДЖИМ. Здравствуйте.

ТРЕЛОНИ. Мы хотели бы поговорить с вами, мистер Сильвер.

СИЛЬВЕР. Я к вашим услугам, сэр.

ТРЕЛОНИ. Нам посоветовали обратиться к вам, мистер Сильвер, по вопросу набора команды на судно.

СИЛЬВЕР. Вас направил ко мне очень умный человек. Это также верно, как и то, что я потерял свою ногу в боях за Родину! Но позвольте задать один вопрос, сэр: какова цель вашего плаванья?

ДЖИМ. А можно мы не станем отвечать на этот вопрос?

СИЛЬВЕР. Нельзя, сынок… Подбор команды и цель плаванья – одного поля ягоды. И мне надо знать кого из моряков вам посоветовать… А уж я-то их знаю всех как облупленных!

ТРЕЛОНИ. Ну, скажем так: мы хотим посетить один из островов, который когда-то посещал сам Флинт.

ДЖИМ. Из чистого любопытства!

ТРЕЛОНИ. Конечно, из любопытства! Хочется бросить взгляд на джунгли! Кто же другое говорит?!

СИЛЬВЕР. Сэр, я сам старый моряк, жизнь на суши расстроила мое здоровье, и я тоже хотел бы отправиться в море, глянуть на остров, где гулял Флинт!

ТРЕЛОНИ. Но ведь, милейший…

СИЛЬВЕР. Вас смущает мой костыль? Но это, право, пустяки! Я же не претендую на роль боцмана, или даже матроса… Но с обязанностями судового повара я бы вполне справился! Как-никак содержу таверну.

ТРЕЛОНИ. Хорошо. Я предлагаю вам быть коком у нас на корабле!

СИЛЬВЕР. Премного вам благодарен, сэр. А что касается команды… Так она вся здесь, сэр! Хендс! Мерри!

Подходит ИЗРАЭЛЬ ХЕНДС и ДЖОРЖ МЕРРИ.

Рекомендую. Настоящие, опытные, просоленные океаном моряки! Могут быть и боцманом, и штурманом, даже, если понадобится, капитаном.



ТРЕЛОНИ. Капитан у нас уже есть!

СИЛЬВЕР. Виртуозно владеют кортиками! Ну-ка, Израэль, покажи!

ХЕНДС и МЕРРИ бьются на кортиках.

ТРЕЛОНИ. А это еще зачем?

СИЛЬВЕР. А на случай встречи с дикарями, пиратами или с проклятым французом.

ТРЕЛОНИ. Ты согласен… как тебя… Хендс?

ХЕНДС. Согласен!

ТРЕЛОНИ. А ты? Как тебя?

МЕРРИ. Джорж Мерри, сэр! Согласен!

ТРЕЛОНИ. Зачислены в команду «Испоньолы»!

СИЛЬВЕР. Том Морган! Староват, но еще силен и смекалист!

ТРЕЛОНИ. Зачислен!

СИЛЬВЕР. О’Брайен!

ТРЕЛОНИ. Зачислен!

СИЛЬВЕР. Дик! Воспитывался в набожной семье! Постоянно ходит с молитвенником!

ТРЕЛОНИ. Зачислен!

ГОЛОС ПОПУГАЯ. Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Затемнение.
Борт «Испаньолы». Каюта. В Каюте ТРЕЛОНИ,

ЛИВСИ, ДЖИМ и слуги. Входит ХЕНДС.

ХЕНДС (Трелони). Капитан Смолетт, сэр, хочет с вами поговорить.

ТРЕЛОНИ. Я всегда к услугам капитана. Попроси его пожаловать сюда.

ХЕНДС (открывает двери каюты). Прошу вас, сэр!

Входит капитан СМОЛЕТТ.

СМОЛЕТТ. А вы, Хендс, покиньте каюту.

ХЕНДС выходит.

ТРЕЛОНИ. Ну, что скажите, капитан Смоллетт?

ЛИВСИ. Надеемся все в порядке?

ТРЕЛОНИ. Шхуна готова к отплытию?

СМОЛЕТТ. Вот что, сэр, я буду говорить откровенно, даже рискуя поссориться с вами. Мне не нравится эта экспедиция. Мне не нравятся наши матросы. Вот и все. Коротко и ясно.

ТРЕЛОНИ. Быть может, сэр, вам не нравится также и шхуна?

СМОЛЕТТ. Я ничего не могу сказать о ней, сэр, пока не увижу ее в плавании…

ТРЕЛОНИ. Тогда, сэр, быть может, вам не нравится ваш хозяин?

ЛИВСИ. Погодите, погодите… Этак ничего кроме ссоры не выйдет. Капитан сказал нам и слишком много и слишком мало, и я имею право попросить у него объяснений… Вы сказали, капитан, что вам не нравится наша экспедиция? Почему?

СМОЛЕТТ. Меня пригласили, сэр, чтобы я вел судно, как говорится, не задавая вопросов, – туда, куда прикажет этот джентльмен. Отлично! Я ни о чем и не расспрашивал. Но вскоре я убедился, что самый последний матрос знает о цели путешествия больше чем я. По-моему, это непорядок. А как, по-вашему?

ЛИВСИ. По-моему, тоже.

СМОЛЕТТ. Затем, я узнал, что мы едем искать сокровища! Я услыхал об этом, заметьте, от собственных подчиненных. А искать сокровища – дело щекотливое. Поиски сокровищ вообще не по моей части, особенно, если это – дело секретное, а секрет – прошу прощения мистер Трелони! – выболтан, так сказать, попугаю.

ТРЕЛОНИ. Попугаю Сильвера?

СМОЛЕТТ. Нет, это поговорка такая. Она означает, что секрет уже ни для кого не секрет.

ЛИВСИ. Вы еще что-то говорили о матросах?

СМОЛЕТТ. Не нравятся мне они. И, если говорить начистоту, нужно было поручить набор команды мне.

ЛИВСИ. Не спорю. Моему другу, пожалуй, следовало набрать команду вместе с вами. Это промах, и, уверяю вас, совершенно случайный.

СМОЛЕТТ. Вы твердо решили отправиться в это плавание, джентльмены?

ТРЕЛОНИ. Бесповоротно.

ЛИВСИ. Твердо.

СМОЛЕТТ. Отлично! Слушайте дальше. Порох и оружие складывают в носовом трюме, где разместится вся команда. А почему бы не сложить их под вашей каютой? Это – первое. Затем, ваших слуг хотят поместить тоже в носовой части. Почему бы не устроить им койки возле вашей каюты. Это – второе.

ЛИВСИ. Есть и третье?

СМОЛЕТТ. Есть. Слишком много болтают.

ЛИВСИ. Да, чересчур много болтают.

СМОЛЕТТ. Говорят, будто у вас есть карта какого-то острова. Будто на этой карте обозначено место, где зарыты сокровища. Будто этот остров лежит… я специально записал его широту и долготу. Вот!

СМОЛЕТТ показал бумагу.

ТРЕЛОНИ. Я не говорил этого ни одному человеку!

СМОЛЕТТ. Однако каждый матрос знает об этом.

ТРЕЛОНИ. Это вы, Ливси, все разболтали… Или ты, Гокинс…

ЛИВСИ. Теперь уже все равно кто разболтал.

СМОЛЕТТ. Я, джентльмены, не знаю, у кого из вас хранится эта карта. И я настаиваю, чтобы она хранилась в тайне и от меня и от команды. В противном случае я подаю прошение об уходе.

ЛИВСИ. Понимаю. Во-первых, вы хотите прекратить лишние разговоры. Во-вторых, вы хотите устроить крепость в кормовой части судна, перегрузив туда оружие и порох. Другими словами, вы опасаетесь бунта.

СМОЛЕТТ. Сэр! Нельзя оправдать капитана, решившего выйти в море, если у него есть основание опасаться бунта. Я уверен, что многие матросы – честные люди. Быть может, они все честные люди! Но я отвечаю за безопасность корабля и за жизнь каждого человека на борту.

ЛИВСИ. Готов поклясться, что когда вы явились сюда, вы хотели потребовать у нас много больше.

СМОЛЕТТ. Явившись сюда, я не имел ни малейшей надежды, что мистер Трелони согласится выслушать меня.

ТРЕЛОНИ. И не стал бы слушать! Если бы не Ливси, я бы сразу послал вас ко всем чертям! Но как бы, то, ни было, я выслушал вас и сделаю все, что вы требуете. Однако, мнение мое о вас изменилось к худшему.

СМОЛЕТТ. Это как вам угодно, сэр! Потом вы поймете, что я исполнил свой долг. (Джиму.) А ты что здесь делаешь, юнга! Прочь отсюда! Ступай к коку, он даст тебе работу.

ДЖИМ убегает.

Я не потерплю, чтобы на судне были любимчики!



Уходит.

ЛИВСИ. Трелони, против своего ожидания, я убедился, что вы пригласили на корабль двух честных людей: капитана Смоллетта и Джона Сильвера.

ТРЕЛОНИ. Насчет Сильвера я с вами согласен, а поведение этого несносного болтуна, я считаю недостойным мужчины, недостойным моряка во всяком случае, недостойным англичанина!

ЛИВСИ. Ладно. Увидим.

ГОЛОС ПОПУГАЯ. Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Капитанский мостик.

На мостике вся команда «Испаньолы».

Возле капитана СМОЛЕТТА ТРЕЛОНИ, ЛИВСИ,

ДЖИМ, ДЖОЙС и ХЕНДС.

Чуть поодаль вторая часть команды.

СМОЛЕТТ. Я дерзну вторично задать вам свой вопрос, джентльмены… Вы твердо решили отправиться в это плаванье?

ТРЕЛОНИ. Бесповоротно.

ЛИВСИ. Твердо.

ДЖИМ. Твердо.

СМОЛЕТТ. Вас никто не спрашивал, юнга!

ТРЕЛОНИ. Джим Гокинс имеет свой голос в принятии наших решений. Мы идем в это плавание.

СМОЛЕТТ. Отлично. (Подает команду.) Свистать всех наверх!

ХЕНДС свистит в дудку.

По местам стоять, с якоря сниматься!



Команда рассыпается по судну.

ХЕНДС. Есть по местам стоять, с якоря сниматься!

СМОЛЕТТ. Баковые на бак! Готовые на ют! Поднять паруса! Отдать швартовый! С Богом!

«Испаньола» выходит в открытое море.

Камбуз «Испаньолы». На камбузе хлопочет СИЛЬВЕР.

Появляется ДЖИМ ГОКИНС.

СИЛЬВЕР. А-а. Гокинс! Заходи, поболтай с Джоном. Никому я не рад так, как тебе, сынок. Садись и послушай. (Показывает на попугая на плече.) Вот капитан Флинт… Я назвал моего попугая капитаном Флинтом в честь знаменитого пирата… Так вот, капитан Флинт предсказывает, что наше плаванье будет удачно… Верно, капитан?

Каталог: files
files -> 1 дәріс : Кіріспе. Негізгі түсініктер мен анықтамалар. Тиеу-түсіру жұмыстары жөніндегі жалпы түсініктер
files -> Қыс ең зақымданатын жыл мезгілі. Бірақ жаралану, сынық, тоңазу, үсіп қалу біздің қысқы тұрмыстың міндетті салдары емес
files -> Қазақ халқының ұлттық ойындары
files -> Тема: Детский травматизм. Травма мягких тканей лица и органов рта у детей. Особенности первичной хирургической обработки ран лица. Показания к госпитализации ребенка
files -> Тематичний план практичних занять


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет