Письма даша михайловна велланскаго



бет1/5
Дата02.04.2019
өлшемі0.89 Mb.
  1   2   3   4   5


ПИСЬМА ДАША МИХАЙЛОВНА ВЕЛЛАНСКАГО.

(1805—1834 г.г.).

Пятьдесятъ лѣтъ назадъ (15 марта 1847 г.) умеръ въ Пе­тербург!} Дан. Мих. Велланскій, бывшій профессоръ медико­хирургической академіи и первый нроповѣдникъ философіи Шел­линга въ Россіи. Въ 1824 г. Велланскій писалъ къ одному изъ своихъ пріятелей: „почти за двадцать лѣтъ передъ симъ я пер­вый возвѣстилъ россійской публикѣ о новыхъ познаніяхъ есте­ственна™ міра, основанннхъ на феософаческомъ понятіи, кото­рое хотя и зачалось у Платона, но образовалось и созрѣло въ Шеллингѣ... Этотъ „первый провозвѣстникъ шеллингизма въ Россіи“ былъ родомъ изъ г. Борзны (род. 1774 г.) и билъ сы- номъ тамошняго не то козагса, не то мѣщааина—Михайла Кавун- ника О дѣтствѣ и юности Велланскаго существуете разсвазъ одного изъ его учениковъ, Н. И. Розанова, основанный на свѣ- дѣніяхъ самого Велланскаго2). По этому разсказу Велланскій, научившись грамотѣ у дьячка, захотѣлъ учиться дальше; вы­учился латыни у одного студента кіевской академіи и по со- вѣту тогдашняго борзенскаго врача Костенецкаго, пробрался въ Кіевъ, гдѣ и поступилъ на нятнадцатомъ году въ тамошнюю академію. Замѣна фамиліи Кавунника на Велланскаго, по со­общение Розанова, произошла такимъ де образомъ: обижаясь насмѣшками товарищей своего дѣтства надъ прозвищемъ Ка- вунника (кавунъ=арбузъ), Дапило подѣлился своимъ горемъ тоже съ товарищемъ дѣтства, сыномъ одного изъ борзенскихъ пановг Мих. Вл. Бѣлозерскимъ, который будто бы и назвалъ его Вел- лавскимъ, встрѣтивъ въ этотъ моментъ въ бывшей у него въ рукахъ книгѣ слово—ѵаіііапі... Но у насъ подъ руками имѣется другая версія происхожденія этого прозвища. Въ замѣткахъ о Велланскомъ, записанпыхъ сыномъ М. В. Бѣлозерскаго—Нико- лаемъ 1), повидимому со словъ отца, сообщается слѣдующее: „отецъ Велланскаго, козакъ борзенскій Мяхайло Кавуппикъ, от- далъ своего сына въ городническое правлепіе въ Борянѣ. Вел- лапскій былъ едва грамотепъ, пе любилъ ппсать и прятался въ крапиву. Данила (Леонтія?) и Михайла Бѣлозерскихъ везли въ Кіевъ въ академію; Веллапскій и сталь иросить дѣда нашего Василія—взять и его; взяли; учился отлично. БоролисьБеллан- скій съ Мих. Бѣлозерскимъ; Беллапскій и псборолъ папеньку.— Ну, коли такъ, такъ будешь ты Велланскій.—(Сказалъ при этомъ М. В. Б—ій), заимствуя назвапіе отъ фраиц. слова ѵаіі- 1ап4—могучій“. Эга версія о происхожденіи фамилліи Веллан­скаго—какъ будто представляется болѣе правдоподобною... Въ тѣхъ же замѣткахъ Ник. Мих. Бѣлозерскаго о Велланскомъ находимъ еще свѣдѣніе, что В—ій изъ желанія учиться, бѣжалъ въ Кіевъ: братья Бѣлозерскіе, Михаилъ и Леоптій, желая по­мочь Велланскому пробраться въ Кіевъ, согласились взять его туда съ собою тайкомъ, для чего посовѣтовали В—ому спря­таться въ день своего выѣзда въ Кіевг, гдѣ учились въ агеа- деміи, за городомъ, въ рожь, откуда Б—іе и взяли его къ себѣ па повозку, выѣхавъ за Бпрзпу... Самь Велланскій о тогдаш- пемъ своемъ отъѣздѣ изъ Борзпы такъ говоритъ, въ тшсьмѣ къ Мих. Вас. Б—ому: „за сорокъ лѣтъ предь сиыъ ), выѣззісая съ вами первый разъ въ жизни, изъ Борзпы, остав.ія.іъ я сей го- родъ съ крайыимъ восхищеніемъ и молилъ Бога, чтобы опъ пе судилъ мнѣ жить когда-либо въ томъ мѣстѣ... Къ копцу моего пребываиія въ оной (въ Борзнѣ) духъ мой такъ стѣснялся, что

ішсьма Данила Михайлович! велланскаго.

я быль, кпкъ дикая птица въ клѣткѣ2а... Такое состоявіе духа у Велланскаго-отрока указываетъ, что бѣгство его изъ роди- тельскаго дома, въ Кіевъ для ученія, было вполнѣ возможно. '

Разсказывая о поѣздкѣ Велланскаго заграницу, для окон- чанія образованія, Розановъ не говорить, что В—ій учился въ парпжскомъ универеитетѣ; не говорятъ объ этомъ и другіе его біографы (впрочемъ, большею частью повторяюідіе свѣдѣнія Ро­занова); а между тѣмъ о пребыванін В—аго въ парижскомъ | университетѣ въ замѣткахъ Н. М. Б—аго записано слѣдующее: „Велланскому представился случай ѣхать заграницу съ какимъ- | то папомъ; паиъ опредѣлилъ (?) В—аго въ парижскій универ- ситетъ, В—ій ирожилъ всѣ деньги и пришелъ въ такую бед­ность, что оставилъ упиверситетъ и нанялся къ какому-то фран­цузу—чистить сапоги (?). Однажды французъ засталъ своего лакея за разрѣшеніемъ трудныхъ математическихъ задачъ и страшпо удивился. Распросивъ В—аго—кто онъ и чтб, фран­цузъ па свой счетъ отправилъ его въ парижскій университетъ. Изъ Парижа папенька (т. е. Мих. В. Б—ій) получилъ отъ Вел­ланскаго письмо, въ которомъ онъ писалъ: „Велланскій, Вел- ланскій! думалъ ли ты, бывши Кавунникомъ, попасть въ Па- рижъ!“—Трудно сказать, насколько вѣренъ этотъ разсказъ о по- дробиостяхъ пребывапія В—аго въ ІІарижѣ, такъ кавъ извѣстно, что заграницу онъ былъ носланъ на казенный счетъ.

Иечатаемыя здѣсь письма Велланскаго доставлены (въ под- линникахъ) въ редакцію Кіевск. Старины В. И. Бѣлозерскою, вдовою Н. М. Бѣлозерскаго, въ бумагахъ котораго они найдены. ВмѣстЬ съ письмами доставлены и записаппыя Н. М. Б—имъ отрывки изъ преданій о В—мъ. Важпѣйшія изъ нихъ приве­дены нами выше.—Печатаются всѣ полученныя десять пи- еемъ; изъ нихъ одно 1805 г., писано къ сестрѣ, а остальныя девять—къ „другу2 Велланскаго—Михаилу Васильевичу Бѣло- зерскому, какъ видно, занимавшему видное мѣсто въ судьбѣ ' нашего даровитаго шеллипгиста. Письмо, писанное къ сестрѣ, заключаетъ въ себѣ довольно подробныя свѣдѣнія о семьѣ Вел* ланскаго и о его къ ней отношеніяхъ. Письма къ Б—ому дают

ъинтересныя дополненія къ тому, что до сихъ поръ мы знаемѣ о Велланскомъ, какъ ученомъ и частномъ человѣкѣ.

Монографія о Велланскомъ еще не написана, но матеріала для нея подготовлено уже достаточно. Кромѣ очерка Розанова, I обстоятельный сводъ сиѣдѣній о Велланскомъ имѣется въ Ер.- Біогр. Словарѣ г. Венгерова (У, 215—221), гдѣ приведена и полная библіографія Велланскаго '). О значеніи Велланскаго въ исторіи русской философіи подробно говорить г. Филипповъ (Судьбы русской философіи, Русск. Богатство 1894 г., № 3) и г. Милюковъ (Главн. теченін русской историч. мысли, I, 228).

д. д.



  1. Любезная сестрица Наталія Михайловна!

Сего августа 25 дня прибылъ я изъ чужихъ краевъ въ Слуцкъ. Здѣсь засталъ я матушку, хотя не совсѣмъ здоровую, которая посмлаетъ тебѣ свое благословеніе. Письмо твое отъ 23 декабря 1804 года получилъ я въ чужихъ краяхь, въ Вирцбургк Пріѣхавши въ россійскія границы, первое попеченіе мое было

о тебѣ. Я хотѣлъ послать тебѣ отсюда больше нежели сколько ты просила; но обстоятельства матушки и нашего зятя, отца Петра, требовали тоже моего пособія, почему я теперь болѣе десяти рублей тебѣ послать не могу. Матушка приходитъ въ глубокую старость, на глаза такъ ослабѣла, что едва видѣгь мо- жетъ. Сестрица Агафія тоже сдѣлалась почти старухою. Хотя ма­тушка сначала прибытія въ Польщу имѣла желаніе возвратиться въ Малую Россію, однако нынѣ старость и слабое зрѣиіе застав- ляютъ ее остаться при Агафіи до своей кончины. Какъ онѣ раз- сказали жизнь и поступки покойнаго твоего мужа, то я о твоемъ вдовствѣ не сожалѣю больше, а еще радуюсь, что ты отъ него избавилась. Живи, сестрица, такъ, какъ жила матушка наша. Она осталась вдовою съ пятью дѣтьми и была щастлива и до­вольна трудами рукъ своихъ. Ежели ты еще не состарѣла и случится честный челоьѣкъ по твоему состолнію и лѣтамъ, то вьг- ходи замужъ, только берегись пяницы, ибо яѣтъ болыпаго не- щастія въ жизни, какъ жить съ пяницею. Когда же не то, то живи и вдовою. Ты имѣешъ собственный домикъ, отяготительныхъ по­датей отъ тебя не требуютъ и собственными трудами въ своей родимой сторонѣ пропитаться можешь. Я геиерь вижу, что здѣсь, въ Полынѣ, гораздо хуже, нежели въ Малой Россш, наипаче для новоприбывшихъ. Дороговизна тутъ большая, нежели тамъ, а иноиЬріе и различность нравовъ здѣшнихъ жителей пресѣкаютъ всякое пособіе для пришельцевъ. Матушка и сестрица Агафія съ толикими л;е трудами живутъ, какъ и ты, и не почитаютъ себя нещастливыми. Я совѣтую и тебѣ подражать ихъ примѣру. Что же касается до меня, то я, сколько могу, всегда пособлять тебѣ буду. Получивши сіе письмо, отвѣчай тотъ часъ отцу Петру въ Слуцкъ на оное, которій въ томъ увѣдомитъ меня въ Петер­бурга По нѣкоторомъ времени напишу я тебѣ самъ—куда ты мо­жешь адресовать письма свои ко мнѣ. О Матвѣи не имѣю я здѣсь никакого извѣстія. Онъ кажется пошелъ теперь изъ Бѣ- лой Церкви въ походъ къ австрійскимъ границамъ и ежели такъ, то пойдетъ... съ полкомъ либо въ Италію, либо въ Гер- манію противъ французовъ. О Василѣ не знаю я также, гдѣ онъ теперь поворачивается. Я надѣялся застать его въ Слуцкѣ у отца Петра и взять его съ собою въ Петербургу такъ какъ я ему и писалъ съ чужихъ краевъ въ Кіевъ. О гецъ ІІетръ полу­чилъ отъ него письмо отъ 7-го іюля, въ которомъ онъ ему объ- являетъ, что онъ идетъ пѣшкомъ изъ Кіева въ Слуцкъ. Уже проходитъ два мѣсяца и нѣтъ Василя въ Слуцкѣ, почему мы и заботимся, не случилось ли съ нимъ что нибудь на пути, ко­торый онъ по своей глупости осмѣлилса предпринять пѣшкомъ. Слуцкъ отъ Кіева отстоитъ почти на 500 верстъ и ему безъ денегъ и безъ повозки никто ѣхать не велѣлъ и не совѣтовалъ. Какъ бы то ни было, ожидать его здѣсь не могу и чрезъ че­тыре дня отправляюсь въ Пегербургъ чрезъ БЬлую Русь, т. е. Могилевъ и проч. Кланяйся и благодари отъ меня нижайше Ва- силію Дмитріевичу господину Третьякову за его къ тебѣ и се- стрицѣ моей Евфросиніи усердіе. Я ему напишу изъ Петер­бурга особливо. Ежели мужъ Евфроеиніи въ состояніи отку- питься у своего господина, то я буду просить сына его Іаким^ который въ бытность мою въ Негербургѣ служилъ въ гвардіи, оказать человѣколюбіе надъ моимъ сродникомъ о чемъ так­же просить нашего отца Никиту и отца Симеона; и надѣюсь на пхъ великодушіе и доброту, что прозьба моя не будетъ отъ нихъ вовсе отринута. Судомъ и унрямостію искать вольности не можно, ибо сіе противно россійскнмъ законамь. Въ Россіи мпо- гіе миліоны живутъ подъ игомъ рабства11)... причины, никто изъ оного освободиться не моасетъ. Сверхъ того, для его нужно имѣть въ губерпіи и сенатѣ судебиую тяжбу. Михайлу Васильевичу (БЬлозерскому?) напишу изъ Петербурга. Братъ твой Д. Д. (?) Велланскій.

31 августа, 1805 года. Слуцкъ,

  1. Дражайшій, любезнѣйшій другъ Михайло Васильевичъ!

Вчерашній день, въ 7 часовъ вечера, получилъ я письмо ваше. Завтра въ 4 часа послѣ обѣда првнимаютъ на почтѣ; и я снѣшу отвѣчать вамъ. Но прежде всего поздравляю васъ искренно, сердечно съ счастливымъ бракомъ. По древности моихъ лѣтъ, я очень еще помню покойнаго дѣдушку вашей супруги, Сотника Рыбу, при которомъ, кажется, былъ городничимъ Ба- рабанъ. Все сіе происходило въ прошедшемъ столѣтіи. А въ нынѣшнемъ, сначала отъ холодпаго вѣтра па полѣ получили вы ревматическую боль въ ухѣ и около шеи, съ восааленіемъ, и, можеть, быть съ оиухолыо въ горлѣ, что и называютъ жабою. Эго весьма обыкновенная болѣзнь, излѣчивается груднымъ чаемъ, 1 теплымъ содержаніемъ и припарками къ болящему мѣсту. Оста- вшаяся у васъ слабость, при ревностяомъ исполненіи новой ва­шей должности усугубилась, отъ чего появлялась и увеличива- ( лась судорожная боль въ грудяхъ, которая, какь зависитъ отъ повреждепія нервовъ, при всякомъ возмущеніи духа ожесто­чается и усиливается.—'Ежели она теперь поутихла, нѣгъ кашля и колотья въ грудяхъ, а только разслаблепіе и усталость во всемъ тѣлѣ, то сіе означаетъ общее повреждевіе нервной си-стемы, а не чахотку, которая состоитъ въ частномъ поврежде- ніи какой ни есть внутренности, а особливо легкихъ. Но кто легко получаетъ жабу, кашель и колючія боли въ грудяхъ, тому не трудно достать и чахотку, ибо происшедшее воспаленіе въ легкихъ, ежели вскорѣ не будетъ уничтожено посредствомъ при- парокъ, нарывныхъ пластырей, или Шпанскихъ мухъ, либо кро- вопусканія и проч., приходитъ въ нагноеніе, которое и есть ча­хотка. По вашему описанію, я нахожу у васъ нервную сла­бость, которая обыкновенно сопряжена бываетъ съ гиппохопдри- чеекими припадками. На нѣсколысо времени, старайтесь избе­гать всѣхъ душевныхъ возмущеній. Физическимъ упражненіямъ

предавайтесь какъ можно рѣже кіе3) три дни употребляйте

одинъ разъ теплую ванну, въ которую прежде кладите души- стыхъ и горькихъ травъ, какъ то: сушеной мяты, садовой ро­машки и полыню, по равной долѣ, къ которымъ прибавляйте еще по четверти фунта столченныхъ въ порошекъ горчичныхъ сѣменъ. Въ пищу уиотребляйте то, къ чему имѣете аппетитъ, кромѣ жирнаго. Супъ съ цыплятами и овсяною крупою, говя- жая студень, желе, или кисель изъ сушенныхъ фруктовъ, какъ то: вишень, сливъ, грушъ и проч., могугь быть для васъ очень полезны. Вскипятивъ кварту хорошаго пива, положите въ оное четыре яичные желтка, разболтанные съ мелкимъ сахаромъ, и придайте лотъ истолченной въ мелкій порошекъ корицы, или инбііру; все сіе смѣшавши пить по стакану кь вечеру, да и раза два или три въ сутки теплымъ. Либо употребляйте Ьо- §е1-тоде1, то есть: красное вино по равной доли съ водою, и съ маленькимъ количествомъ корицы вскипятить, примѣшать пѣ- сколько яичныхъ желтковъ съ сахаромъ, и пить по стаканчику. Вмѣсто чаю, употребляйте по утрамъ траву, прописанною въ приложенномъ при семъ рецептикѣ. Наливъ киняткомъ, сколько нужно, и настоявъ крѣпко, пейте не съ сахаромъ, а съ бѣлымъ медомъ (теі ѵігдіпеига), который пчелы берутъ изъ липовыхъ цвѣтовъ. Покуда совершенно оправитесь, берегитесь, какъ можно простуды. Почувствовавъ колючую, постоянную боль въ груди,

( прикладывайте на болящее мѣсто синапизмы, т. е. квашеное хѣсто съ толченою горчицею и уксусомъ, и держите покуда по- краснѣетъ, при чемъ ставьте ноги въ теплую воду. Читать вамъ медицинскія книги совсѣмъ ненужно, ибо



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет