Перевод с французского Е. Е. Щавлеевой, научная редакция А. В. Россохина Истерия и вытеснение



Дата26.02.2017
өлшемі113.63 Kb.
Анри Верморелъ

вытеснение и расщепление в истерии

Vermorel Henri. Le Refoulement et le clivage dans Vhysterie //

Revue Frangaise de Psychanalyse, Presses Universitaires de

France. 1996. Vol. 60. N° special congres. P. 1669-1677

Перевод с французского Е. Е. Щавлеевой, научная редакция А. В. Россохина

Истерия и вытеснение

Начиная с 1900 г. Фрейд предпринимает первое в собственно психоаналитическом смысле лечение истерии (случай Иды Бауэр, увековеченной под псевдонимом Доры1). Он отводит концепту «вытеснение» центральное место в истерии. Именно истерия составила парадигму выработанных впоследствии Фрейдом на ее основе теорий об эдиповом комплексе и норме. Действительно, это направление оказалось продуктивным в его дальнейших исследованиях.

В случае Доры Фрейд уделял особое внимание прояснению генеза конверсионных симптомов, определяя истерическую иден­тификацию: она вытекает из идентификации с двумя сексуаль­но дифференцированными родителями, но генитальный уровень достигается только частично, что влечет неполноту и лабиль­ность этих идентификаций, за которыми просматривается пер­вичный процесс, а это означает, что истерический симптом стоит на стыке двух уровней, к тому же подвергшихся сгущению. Фрейд оставил в тени анализ депрессии и потери сознания своей пациентки, так же как и происхождение соматического удовольствия — точки опоры для будущей локализации истери­ческого симптома на определенной части тела. В то время Фрейд не смог уточнить глубинный механизм идентификации; известно, что сначала он был достаточно сдержан по отношению к концеп­ту интроекции, разработанному впоследствии Ференци, который показал, что расщепление является защитным механизмом про­тив ранних травм и насилия, превосходящих возможности дет­ской психики по их переработке. Как раз с этой стороны — с пер­вичной идентификации и с расщепления — и нужно исследовать начало истерии. Это и проявляется позже в работах Фрейда.

Истерия и диссоциация

Имело ли место расщепление в работах Фрейда? Ведь это по­нятие не было посторонним в его первых разработках по исте­рии. Действительно, со времен Шарко истерия ассоциирова­лась с множественными личностями, которые упоминаются в «Исследованиях истерии»2. В те годы Фрейд использовал глав­ным образом гипноз как терапевтический метод, а работы гип­нотизеров XIX в. пространно описывали феномены двойного сознания во время гипнотических практик. Тогда Фрейд объ­яснял диссоциацию как основную черту истерии: «Диссоциа­ция сознания, называемая двойным сознанием в классических наблюдениях, существует во всех рудиментарных проявлени­ях истерии. Тенденция к диссоциации, а через нее и к появле­нию анормальных состояний сознания, которые мы относим к разряду "гипноидных" состояний, вероятно, является фунда­ментальным явлением в таком неврозе»3. В этом пункте Фрейд согласен с Пьером Жане, учеником Шарко, акцентирующим внимание на диссоциации в истерии.

Только в 1920 г., занимаясь параллельно самоанализом и во многом благодаря этому, Фрейд приступает к изучению рас­щепления в истерии. По поводу личности Достоевского он пишет: «Истерия коренится в самой психической конституции, являясь выражением той самой врожденной органической спо­собности, которая расцветает в гении художника. Но это так­же признак неразрешенного и особенно острого конфликта, который разражается между врожденными предрасположенностями и заканчивается разрывом психической жизни на два лагеря»4. О том же, о расщеплении в творчестве, относящемся к началу истерии, написано и в письме Флиссу от 27 октября 1897 г. по поводу цитаты Гете о «первой любви, первой друж­бе?» (мать), где Фрейд, проявив интуицию, говорит, что «это — ностальгия (о первой любви), характеризующая в первую оче­редь истерию»5.

И только в 1930-е годы — когда появляются работы о женст­венности и акцент внимания переносится на преэдипову фазу у девочки, Фрейд «предполагает существование тесной связи меж­ду фазой слияния с матерью и этиологией истерии»6. Имеется, к тому же, подтверждение эволюции этой мысли Фрейда в статье, опубликованной в 1940 г. Рут Мак Брунсвик, где вскоре после смерти Фрейда она пишет, что эта работа явилась результатом ее десятилетней дискуссии с Фрейдом. Эта статья устанавливает новое разграничение между триангулярной ситуацией эдипова комплекса, уже разработанной в психоанализе, и примитивным эдиповым комплексом, центрированным на первичном объекте любви, эксклюзивном отношении к матери. Эта первая фаза, пи­шет автор, является источником самой примитивной и самой фундаментальной идентификации с матерью — активной, фал­лической, всемогущей, откуда и проистекают значительные нарциссические раны, нанесенные матерью 7.

В одном из последних сочинений, посвященных расщепле­нию в фетишизме8, Фрейд правдоподобно сконденсировал это расщепление с истерическим расщеплением, у которого другая природа и которое могло бы быть оригиналом того, что Жерар Бэйль называет функциональными расщеплениями. Там речь идет об основной модальности психического функциониро­вания, осуществляющейся одновременно в двух различных формах; но никто не обнаружил в этом сочинении наброска тре­тьей топики; и если присоединить понятие расщепления к по­нятию двух уровней Эдипа, то расщепление и отделило бы при­митивный Эдип от эдиповой генитальности. В истерическом страдании относительная проницаемость этого расщепления нарушена.

Вклад Уильяма Рональда Фэрбэрна

После Фрейда один из главных вкладов в метапсихологию ис­терии был сделан Уильямом Рональдом Фэрбэрном: он счита­ет, что ее корни нужно искать в истоках психической жизни при неудовлетворительной интроекции объекта (материнско­го)9. Можно было бы несколько обобщенно изложить углуб­ленную метапсихологию этого автора, сказав, что удовлетвори­тельные материнские послания интегрируются в центральное Я (и понять, что эти интроекции лягут в основу будущих удач­ных эдиповых идентификаций), тогда как неудовлетворитель­ные интроекции остаются на поверхности Я, формируя нечто вроде нервного расстройства, одновременно возбуждающего и отвергающего, что и является главной чертой истерического страдания.

Главное расщепление отделяет центральное Я от неудовле­творительного объекта, оставшегося на периферии и самого расщепленного надвое. Для Фэрбэрна объект возбуждающий

(в смысле внутреннего объекта) есть чрезмерно возбуждаю­щий, и объект отвергающий — чрезмерно отвергающий. Рас­щепление примитивного Я, на мой взгляд, проявляется слабо выражено — в «очаровательном безразличии» истерика по от­ношению к своим симптомам или поведению.



Две травматические основы истерии

Фэрбэрн описывает раннюю триангуляцию таким образом: по его мнению, конфликт «определяется не тремя персонами (ре­бенок, мать, отец), а, по существу, центральным Я, возбуждаю­щим объектом и объектом отвергающим»10.

Такие разработки позволяют ему вместе с Ж. Любчанской уточнить взаимосвязь и расчленение двух травматических основ в истерии: «ядра, свидетельствующего о связанных энер­гиях и рождающего симптоматику», и «ядра, свидетельству­ющего о несвязанных энергиях, открывающих дорогу специфи­ческому поведению — переходу к повторяющимся действиям, внезапным разрывам, стремительным инвестированиям и дез­инвестированиям (лабильность), суицидальным попыткам — и состоянию депрессивного застоя»11. «Если истерия, — гово­рит автор,—это история любви, это также и история смерти, во всяком случае, разлуки». Фундаментальная неудовлетворен­ность истерика не может быть понята без непрерывного поиска материнского образа, не находимого никогда, всегда отсут­ствующего, доходящего до негативной галлюцинации этого отсутствия с целью отрицать присутствующий объект; либидинальное совозбуждение способно дать нечто вроде пара­доксального присутствия в отсутствии, являющегося более сильным, чем любое реальное присутствие. Это признак не­удовлетворенной оральности; Фэрбэрн, отмечая у истерика сгу­щение оральности с генитальностъю, говорит: «Сексуальность истерика, по сути, чрезвычайно оральна, а его оральность, мож­но сказать, чрезвычайно генитальнак Это происходит с ним по причине преждевременно возбужденной гениталъной сексуальностью

Таким образом, путь к генитальности у истерика преграж­ден последствиями раннего травматизма, отсюда — частичная неудача в достижении Эдипа. Эта неудача влечет вытеснение остатков содержания и травматических аффектов, регрессию к уязвленному нарциссизму, сочетающуюся со сгущением; и за всем этим следует новая попытка прорыва к генитальнос­ти. В процессе лечения можно наблюдать это движение, порой такое стремительное, что оно становится для самого себя пре­пятствием, а также наблюдается и интенсивность сгущения, особенно в тяжелой истерии, где его трудно распутать. Страте­гия интерпретации, учитывающая исключительно генитальный уровень, могла бы только еще больше сексуализировать страдание: это и является условием негативной терапевтичес­кой реакции, выпадающей в этом случае на долю аналитика.



Первичная истерия

Созвучная с нашей модель раннего треугольника в генезе ис­терии была разработана Денизой Брауншвейг и Мишелем Фэ-ном, применившими понятие первичной истерии. Здесь мы излагаем ее очень кратко: мать благодаря регрессии инвестиру­ет своего младенца структурирующим образом, но вскоре она вновь обретает свое женское желание по отношению к партне­ру. Когда она поворачивается к нему, ребенок ощущает времен­ное дезинвестирование, которое обозначает в каком-то роде появляющегося отца; для этих авторов такой вакуум является первой моделью торможения или истерических параличей, а возбуждение, вызванное восприятием коитуса родителей, — моделью истерического криза. Так авторы описывают ранний треугольник, где отец, еще не воспринимаемый как объект, присутствует в желании матери (см.: Ьасап).



Разочарование в матери и преждевременное обращение к эдипову отцу

Роль раннего треугольника в генезе истерии была более глубо­ко разработана в замечательной статье, которую недавно напи­сала Ута Руппрехт-Шампера14, где акцентируется внимание на присутствии или отсутствии отца в раннем треугольнике. С точки зрения этого автора, нарушения раннего отношения мать-дитя вызывает трудность сепарации от матери, что вы­нуждает ребенка к преждевременному обращению к сексуаль­ному отцу: «Типичный образ истерической личности строится на попытке присвоить себе эротическим образом отца в каче­стве объекта треугольника, но вместе с этим обретается новый травматический опыт и новое разочарование; конституция пси­хического аппарата ребенка вновь подвергается угрозе»15. Чтобы защититься от угрожающего материнского объекта, должна быть сохранена идеализация отца, а разочарование и ненависть к нему вытеснены. (По этому поводу можно было бы заметить, что Фрейд немного ошибся насчет природы привя­занности — реальной, конечно, — Доры к своему отцу, полагая, что брат Доры повернулся естественным образом к матери, а дочь — к отцу. В действительности именно из-за разочарова­ния в матери Дора поворачивается к своему отцу, вытесняя затем ненависть, возникающую из-за разочарования в нем, которое проглядывает между тем в ее речи: «Папа — не искрен­ний».) Автор наводит на мысль о сложном защитном движе­нии, когда девочка, чтобы сконтейнировать все эти травмы,

доходит до мазохистического принятия на себя ответственно­сти за эти ситуации, «манипулируя своим собственным аппа­ратом восприятия, который должен гарантировать вытесне-

ние»10; мне думается, что это — случаи тяжелой истерии, где наблюдается смешение, происходящее из «гаплоидных» состо­яний, которые Фрейд рассматривал в 1895 г. как типичные для истерической патологии. Специфический вклад Уты Руп-прехт-Шампера — это преждевременное обращение к гени-тальному отцу с целью восполнения нехватки матери. Я бы провел здесь сравнение с антиэдипом Поля-Клода Ракамье17. Эта модальность преэдипова обращения к сексуальному отцу играет фактически антиэдипову роль, мешая достижению ге-нитальности. Фрейд обнаружил в обсессивном неврозе другую форму незрелости Я, которая служит для борьбы с деперсона­лизацией: здесь происходит преждевременное обращение к мысли и ее сексуализация в связи с этим. В истерии речь идет о теле; здесь обнаруживается незрелость телесного Я, происте­кающая из недостаточного материнского инвестирования телесных зон (в режиме возбуждения и угасания) вместе с преждевременным призывом к сексуальному отцу, здесь со­блазнение вписывается в тело, и в целом устанавливается со­матическое удовольствие.



Первичная символика истерии

Различие двух уровней эдипова треугольника имеет следстви­ем различную символику. Частично достигнутый генитальный уровень затрагивает различие полов и кастрацию, что и пред­ставлено у истерика. Но базовый конфликт истерика зависит не от кастрации, а от отсутствия сепарации и связанных с нею страхов. Следуя за Фэрбэрном, Уисдом18 попытался уточнить первичную символику конверсионного симптома, которая, по его мнению, является сгущением мужской и женской символи­ки, впалым пенисом19 или, скорее, пенисом, инкорпорирующим зубастую вагину (оральная жадность); это исходная символи­ка или интерфейс неразделенных матери и ребенка, или же двойное претелесное Я (Анзье).



Истерия как невроз

Концепция истерии как игры и сгущения двух уровней тре­угольника имеет то преимущество, что различные типы истерии могут пониматься через один и тот же фундаментальный меха­низм20 — от самых легких форм до истерических безумий, кото­рые отличаются от психозов страстностью и постоянством в эдиповом поиске, даже если этот поиск всегда заканчивается не­удачей. Я не согласен, однако, с Утой Руппрехт-Шампера21, ко­торая квалифицирует метапсихологию истерика как псевдо-эдип. Да, в истерии есть неудача в достижении генитального Эдипа, но она частичка, и несмотря на все вытеснения и отри­цания есть подлинность в поисках истерика. Главное здесь — провести границу между истерическим расщеплением и расщеп­лением фетишиста, которое является более радикальным и более близким к отвержению и происходит в связи с защитой против психоза, представленной в виде фетиша. Благодаря при­цепке к пенису фетишист (мужской) может пытаться структу­рировать Эдип, являющийся у него настоящей карикатурой, с помощью подделки, характеризующей перверсию, в то время как перверсная линия настоящих истериков не сказывается то­тально на подлинном и страстном движении к генитальности. Качество травм и реальность родительских объектов тоже различны: у истерика существует часть Я, которая сумела инвести­ровать родителей достаточно позитивным образом — так, что па­циент смог встать одной ногой в генитальный Эдип.

Соблазнение и инцест в истерии

Фрейд, расставшись со своей невротикой, обнаружил инцестуозный фантазм; но в некоторой степени он выплеснул и ре­бенка с водой, так как, с одной стороны,— он это уточнит поз­же — первоначальное материнское соблазнение необходимо для нарциссического подкрепления младенца22, а с другой сто­роны, есть взрослые, которые действительно сексуально со­блазняют детей. Поль-Клод Ракамье23 уместно отличает инцестуозный фантазм, вытесненный и структурирующий, от инцестуалъного, т. е. от отреагированной трансгрессии (трав­мы), тяжелой или легкой. Фрейд хорошо ее описал на приме­ре окружения Доры, которая имела дело с инцестуальным квартетом, состоявшим из ее родителей и пары К.: отец с мол­чаливого согласия отдавал свою дочь во власть М. К. в обмен на связь с мадам К. М. К. неоднократно пытался сексуально соблазнить девушку-подростка. Мадам К. с несколько смуща­ющей откровенностью, в которой сквозила мысль о ее связи с отцом Доры, делила свою спальню с девушкой, тогда как ма­дам Бауэр, пораженная «психозом домашней хозяйки», вызы­вающим отвержение сексуальности, закрывала глаза на эти эротические проделки, не защищая реально дочь, так же как и отец Доры, который предпочитал отрицать реальность со­блазнения дочери своим другом и соперником; существовало, таким образом, отрицание разницы поколений. Дора имела от­вращение к сексуальности, что Фрейд отметил как патогномо-нический признак истерии. Однако у подростка некоторая доля сексуального отвращения по отношению к взрослым яв­ляется нормальным проявлением самосохранения против ин цеста, что было ярко выражено у Доры, которая должна была сама заботиться о собственной защите24.

Инцестуальность в генезе истерии, похоже, обретает всеоб­щее значение, как если бы нужны были одновременно ранние разочарования в матери и в отце, описанные Утой Руппрехт-Шампера, и инцестуальный семейный климат, состоящий у обоих родителей из смешения отвержения и соблазнения в виде отрицания разницы поколений. Именно в рамках такой семейной динамики можно лучше понять преждевременно эро­тизированный ответ отца как дополнение к материнской недо­статочности, а также повторение навязчивого поведения у взрослого истерика. Конечно, можно говорить об уровнях: тя­желые соблазнения ребенка взрослыми характерны для исте­рических психозов, но чаще всего речь идет о более мягких инцестуальных отношениях, где эквивалент инцеста реализу­ется, например, через эротизированную интеллектуальную близость отца и дочери в отсутствие матери и т. д.

Заключение



К вытеснению травматического содержания и аффектов, опи­санных Фрейдом в истерии, следует добавить понятие расщеп­ления (Фэрбэрн) и понятие преждевременного обращения к сексуальному отцу с целью восполнения раннего неполноцен­ного треугольника (Ута Руппрехт-Шампера). Согласно кон­цепции двух травматических основ истерии, изложенной в этой статье, расщепление происходит главным образом при недостаточности материнского подкрепления и вытеснении эротизации отношений с отцом. Нужно добавить к этому отри­цание разочарования в отце с целью сохранения идеализации, необходимой для защиты от опасного материнского имаго, и манипуляцию аппаратом восприятия (и нарушение Я) с це­лью поддержания этого комплекса защит для более значитель­ных травм; а это содержит в себе отказ от индивидуации и от­кат в инфантилизм25.
Каталог: content -> files -> upload -> 133
133 -> М. Кляйн Роль школы в либидинальном развитии ребенка
133 -> От Нарцисса до Эдипа и обратно… Стыд, страх, одиночество …
133 -> Страхи по поводу сексуальности
133 -> «Разновидности эдиповой триадной констелляции при нарциссических и пограничных нарушениях»
upload -> Борис Диденко Хищная любовь
upload -> Вопросы вступительного экзамена в магистратуру Направление подготовки 36. 04. 01 «Ветеринарно-санитарная экспертиза»
upload -> Кафедра инфекционных и инвазионных болезней животных
upload -> Кафедра водных биоресурсов и аквакультуры


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет