Нейрокожные синдромы



Дата31.01.2017
өлшемі114.29 Kb.
УДК 616.8-056.7
НЕЙРОКОЖНЫЕ СИНДРОМЫ
Ф.Г. Коленко, доц.; О.И. Коленко, асп.; А.А. Потапов, д.мед.н.

Сумский государственный университет
ВСТУПЛЕНИЕ

К настоящему времени генетика достигла высокого уровня развития. Ее теоретические достижения, в том числе молекулярно – генетические, внедряются в практическую медицину, что является основополагающим фактором разработки новых методов диагностики, лечения и профилактики наследственных заболеваний, зависящим от правильного использования врачами современных достижений и возможно только при наличии у них определенной подготовки. Ведь больные обращаются не только к неврологу, но и к другим специалистам. Для современного этапа в развитии медицинской генетики характерно описание большого числа новых нозологических единиц. В то же время на практике все чаще выявляются значительные различия среди наблюдаемых семейных форм заболеваний, не укладывающиеся в узкие рамки «классического» исходного описания болезни. Это - свидетельство полиморфизма или наследственной гетерогенности, свойственной данной группе патологии человека. В основе такого явления лежит то, что подавляющее большинство признаков детерминировано не одним, а несколькими генами, в то же время каждый отдельный ген способен оказывать влияние на развитие нескольких признаков (плейотропия). В связи с этим создаются особо благоприятные условия вариабельности проявления генетического дефекта. Кроме того, окончательное оформление патологического фенотипа происходит под влиянием разнообразных внешнесредовых воздействий [1-13].

Нейрокожные синдромы или факоматозы (греч. phakos- пятно, чечевица) - группа заболеваний, при которых наблюдается сочетание поражений нервной системы, кожных покровов и внутренних органов, возникающих в связи со сходными или синхронными эмбриональными нарушениями. Большинство этих заболеваний относится к генетическим, а важные аспекты клинических синдромов основываются на общности эмбрионального развития кожи и нервной системы из нейроэктодермального слоя эмбриона [1,3,6,9]. В процессе онтогенеза нервная система и кожа развиваются из эктодермы, а кровеносные сосуды и внутренние органы - из мезодермы. В связи с этим факоматозы можно рассматривать как наследственные эктодермальные дисплазии. Однако эта группа заболеваний отличается от других видов врожденных пороков развития.

Термин «факоматоз» впервые введен датским офтальмологом Van der Hoeve в 1923 г., описавшим при туберозном склерозе изменения на глазном дне в виде пятен [3].

Выделяют несколько наиболее часто встречающихся форм факоматозов: нейрофиброматоз Реклингаузена, туберозный склероз (болезнь Прингла–Бурневилля), синдром Штурге–Вебера (энцефалофациальный ангиоматоз), атаксия–телеангиэктазия Луи–Бар, цереброретинальный ангиоматоз Гиппеля-Линдау. Описывают и другие формы, не выделяя в клинически самостоятельные заболевания, - так называемые недифференцированные факоматозы. Заболевания этой группы, кроме нейрофиброматоза, относятся к очень редким формам наследственных болезней. Поражения нервной системы при этих заболеваниях разнообразны. Часто встречаются умственная отсталость, как прогрессирующая, так и носящая характер недоразвития, эпилептиформный синдром, различная неврологическая симптоматика, снижение слуха, зрения, изменения вегетативной нервной системы [1-13].

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Описание клинических случаев нейрокожных синдромов для ознакомления врачей различных специальностей с клиническими проявлениями данной патологии.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

В неврологических отделениях 4-й клинической больницы г. Сум (руководитель клиники доц. Ф.Г. Коленко) находились на обследовании и лечении больные с факоматозами (нейрофиброматозом Реклингаузена, туберозным склерозом, гипомеланозом Ито), которым проведены клинико-неврологические, лабораторные, нейроофтальмологические, рентгенологические, электрофизиологические исследования, включая медико-генетическое консультирование.


РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Наиболее часто встречающимся факоматозом является нейрофиброматоз, а точнее нейрофиброматоз I типа (НФ-I, классический, нейрофиброматоз Реклингаузена) – это системное наследственное заболевание с преимущественным поражением кожи и нервной системы. Встречается в популяции с частотой не реже 1:3000 – 1:4000 населения [1,3,5,6]. Наследуется аутосомно–доминантно с высокой пенетрантностью и может прослеживаться в ряде поколений. Заболевание характеризуется выраженным клиническим полиморфизмом, прогрессирующим течением, полиорганностью поражений и высокой частотой осложнений, в т.ч. приводящих к летальному исходу. У больных имеются множественные опухоли различной величины по ходу периферических спинальных нервов, нервных корешков и черепных нервов. При этом имеются пигментные пятна (цвета кофе с молоком) в основном в подмышечных впадинах, паховых областях, подколенных ямках, липомы, нейрофибромы и ряд других расстройств. Поражения головного мозга при НФ - I проявляются головными болями, задержкой психического развития, эпилептическими припадками, утратой зрения. Умственная отсталость среди больных НФ – I встречается чаще, чем в общей популяции, но также выявляются другие нарушения высших мозговых функций: задержка речевого развития и других познавательных функций [3]. Выделена васкулярная форма нейрофиброматоза, при которой сосудистые изменения обусловлены опухолевым ростом ангионеврия и фиброматозом адвентиции сосудов. Изменение свойств сосудистой стенки создает основу для образования аневризм, которые впоследствии могут разрываться [1,3]. Это подтверждается клиническим случаем, который мы считаем необходимым описать.



В сосудистое отделение 4–й городской клинической больницы г. Сум поступила больная П. 1964 г.р. с диагнозом «острое нарушение мозгового кровообращения по геморрагическому типу». После проведения диагностических мероприятий (клинико–лабораторных исследований, люмбальной пункции) и оказания неотложной помощи диагноз геморрагического инсульта был подтвержден. Отсутствие других факторов риска и молодой возраст больной позволили заподозрить внутримозговое кровоизлияние вследствие разрыва аневризмы сосудов мозга. Более детальное обследование и сбор анамнеза позволил выявить следующее: больная повышенного питания, глазные щели D=S, микрофтальмия. Другие симптомы поражения нервной системы носят очаговый характер в соответствии с локализацией очага кровоизлияния. В области левой голени и живота имеется некоторое количество пятен цвета кофе с молоком приблизительно 0,7 мм в диаметре, причем было выяснено, что такие же пятна были у матери и у бабушки больной по материнской линии. Помимо этого на коже спины обнаружены мягкие на ощупь, светлые опухоли типа папиллом, которые появились в подростковом возрасте. При общении с пациенткой выявлена умеренная интеллектуальная недостаточность. Заключение окулиста: ангиопатия сетчатки обоих глаз. После консультации нейрохирурга больная была транспортирована в Институт нейрохирургии, где проведены магнитно – резонансная томография головы, ангиография сосудов мозга, констатировавшие наличие аневризмы сосудов головного мозга. Обследуемая была успешно прооперирована. Последующее генетическое исследование подтвердило диагноз нейрофиброматоза Реклингаузена.

Туберозный склероз (ТС) – полисистемное генетическое заболевание, которое проявляется бугорковоподобными разрастаниями в веществе головного мозга, а также в других важных органах: коже, почках, глазах, легких, сердце, костях. Заболевание врожденное, длится на протяжении всей жизни. Исследователи полагают, что протеин туберин, который в норме подавляет опухолевый рост в организме, недостаточно вырабатывается у больных с ТС [1,8,11-13]. ТС - аутосомно–доминантное заболевание с выраженной пенетрантностью и высоким уровнем спонтанных мутаций. Частота распространения 1 на 7-10 тыс. человек. ТС впервые был описан в 1862 году Recklinghausen. В 1880 году Bourneville детализировал выявляемые патологические данные и впервые применил термин туберозный склероз. Описал данную нозологию как «туберозный склероз церебральных волокон». Патологические изменения он выявил у 15 - летней девочки, страдавшей эпилепсией, имевшей кожные проявления, а также снижение интеллекта. В зависимости от степени вовлечения в патологический процесс различных органов и систем, тяжесть течения заболевания может широко варьировать. Типичными симптомами ТС является триада [1]: 1 Эпилепсия. Частота встречаемости колеблется от 70 до 90%. Могут иметь место различные типы припадков: тонические, тонико-клонические, миоклонические, в некоторых случаях возможно формирование эпилептического статуса. 2 Интеллектуальное снижение. У большинства пациентов проблемы с развитием интеллекта. Умственная отсталость зависит от степени поражения корковых центров, наличия сопутствующих аномалий развития головного мозга, а также от тяжести течения эпиприпадков. 3 Кожные знаки. Одними из первых проявлений являются гипопигментированные пятна на туловище и конечностях, встречаются в 83% случаев. Позднее характерно появление ангиофибромы (аденомы сальных желез) на лице – около носа, на подбородке, щеках. Встречается в 50-80% случаев, проявляется в виде сыпи, состоящей из пятен размером 0,1–1 см. Распространяясь по лицу, могут принимать форму «бабочки».

Следует отметить, что больной ТС вследствие разнообразия клинических проявлений и степени их выраженности может наблюдаться у различных специалистов. В данной ситуации важной задачей является выявление полисистемности поражения и детекция классической триады. Первоначально ТС диагностировался с помощью краниографии (выявление интракраниальных, интрацеребральных кальцинатов) и пневмоэнцефалографии (выявление деформации желудочковой системы, окклюзионной гидроцефалии). С внедрением компьютерной и магнитно–резонансной томографии выявление интракраниальных проявлений и верификация клинических данных ТС достигли 75–80% [1,8].



Иллюстрацией клинической картины ТС может служить следующее наше наблюдение. Больной Г. 23 лет был доставлен машиной скорой медицинской помощи в неврологическое отделение 4-й городской клинической больницы с судорожными подергиваниями в конечностях, с прикусом языка и непроизвольным мочеиспусканием. Приступ, со слов матери, возник впервые в жизни и длился около 1 мин. Сам больной произошедшее амнезировал. Несколько месяцев назад проходил курс лечения в косметологической клинике по поводу аденомы сальных желез (ангиофиброма) области лица. Наследственно – семейный анамнез без особенностей. Объективно: общее состояние удовлетворительное, нормостенического телосложения. В области щек, подбородка и носогубных складок определяются красноватые, безболезненные узелки 0,3–0,5 см в диаметре. На животе и в поясничной области овальные пятна гипомеланоза, небольшие участки шагреневой кожи неправильной формы. Общение с больным позволило отметить снижение интеллекта. В неврологическом статусе выявлены анизокория, непостоянный горизонтальный нистагм, недостаточность конвергенции, следы прикуса языка слева. Сухожильные и периостальные рефлексы без убедительной разницы, живые. Чувствительность сохранена. Анализы крови и мочи без патологических сдвигов. Офтальмоскопия: передние отделы, среды, глазное дно в пределах нормы. На боковой рентгенограмме черепа в проекции височной кости определяется обызвествление сосудистых сплетений, выраженный сосудистый рисунок. Размеры турецкого седла в пределах нормы. Электроэнцефалография: на фоне грубых диффузных изменений с преобладанием дельта–активности регистрируются грубые фокальные изменения в правой лобно–височной области. Данные МРТ головы в достаточной мере соответствуют основным критериям лучевой диагностики ТС [8]: субэпендимально в боковых желудочках определяются мягкотканные узлы (вероятно ТС), перивентрикулярно - очаги астроглиоза (демиелинизации), пазухи и мягкотканные компоненты без особенностей. На основании проведенного обследования у больного диагностирован ТС, причем проявляющийся классической, редко встречающейся триадой (эпилепсия, ангиофибромы, умственная отсталость).

Гипомеланоз Ито (ГИ). По частоте нейрокожных синдромов ГИ уступает лишь нейрофиброматозу и туберозному склерозу. Описывается обычно как спорадическое заболевание, хотя имеются единичные случаи с аутосомно–доминантным и аутосомно–рецессивным наследованием. При ГИ нарушена миграция клеток из нервной трубки зародыша. Этим объясняется малое количество меланоцитов в мальпигиевом слое кожи (меланоциты мигрируют из ганглионарной пластинки во 2–й половине беременности) и гетеротопия серого вещества головного мозга (миграция нейронов наиболее активно происходит в эти же сроки). Клинические проявления характеризуются наличием участков гипопигментации причудливой формы, также могут быть сосудистые невусы, пятна цвета кофе с молоком. Из неврологических проявлений отмечается умственная отсталость, эпилептические припадки, аутизм. Может быть двигательная расторможенность. Часто встречаются разнообразные проявления со стороны внутренних органов, стигмы дизэмбриогенеза. При КТ и МРТ головы выявляется расширение 3-го и бокового желудочков, атрофия лобных долей, снижение плотности белого вещества [1].

Предлагаем следующий клинический пример. Больной П., 21 год, поступил в неврологическое отделение 4–й городской клинической больницы с жалобами на приступы потери сознания 2–3 раза в месяц, сопровождающиеся храпом, клоническими судорогами, преимущественно в ночное время. Болеет с 10–летнего возраста, когда после аппендэктомии впервые появился судорожный приступ. Также периодически беспокоят головные боли, головокружения. Болеет болезнью Педжета правого тазобедренного сустава. Беременность и роды у матери протекали без осложнений. Семейно–наследственный анамнез не отягощен. Объективно: несколько повышенного питания. Окружность головы 60 см. Лицо широкое. Затылок деформирован. Кожные покровы бледно–розовые, на коже копчиковой области определяются пятна типа витилиго, факоматозные бляшки. Выявлены плоскостопие и синдактилия. При общении фиксирован на своих ощущениях, «вязкий». В свободное время сочиняет стихи. В неврологическом статусе: глазные щели D>S, можно говорить о микрофтальмии, ограничение подвижности глазных яблок вверх, слабость конвергенции слева. Симптом Маринеску- Радовичи. Эндокринолог: гипоталамический синдром пубертатного возраста. Заключение терапевта: НЦД по кардиальному типу, синусовая брадикардия. Осмотр окулиста: ангиопатия сетчатки обоих глаз. Консультирован нейрохирургом.

На магнитно–резонансной томограмме головы выявлены признаки энцефалопатии, внутренняя и наружная гидроцефалия. На основании обследования больного был заподозрен факоматоз. После чего П. направлен на консультацию в Харьковский межобластной медико– генетический центр, где были проведены дополнительные исследования. Ультразвуковое исследование внутренних органов констатировало умеренные диффузные изменения в печени, признаки хронического холецистохолангита, панкреатопатии, признаки солевого диатеза, микролитиаз в почках. При тонкослойной хроматографии аминокислот мочи обнаружены следы повышения уровня глутамина, аспарагина, а углеводов мочи – следы галактозы. Тонкослойная хроматография аминокислот крови дала повышение уровня аланина, глицина. Проба на пролин выявила незначительные следы.

Итак, больному П. установлен диагноз: гипомеланоз Ито с нарушением функции ЦНС (вторичный судорожный синдром, обусловленный гидроцефалией, развернутые приступы, эпилептоидные изменения личности), органов зрения (ангиоспазм сетчатки обоих глаз), внутренних органов (хронический холецистохолангит, панкреатопатия), мочевыделительной системы (вторичная тубулопатия, признаки солевого диатеза, микролитиаз), кожи (недержание пигмента).


ВЫВОДЫ

Когда диагноз заболевания установлен, выявлено его наследственное происхождение, определение степени риска заболевания для тех или иных членов семьи не составляет большой трудности в случае полной проявляемости мутантного гена. Если же соответствующий мутантный ген имеет неполную пенетрантность, вариабельную экспрессивность, а возраст пораженных в момент клинического проявления заболевания варьирует, определение прогноза для потомства в значительной степени усложняется. Внимание к факоматозам должно быть у практических врачей всех специальностей, так как разнообразие клиники вынуждает больных обращаться к врачам различных специальностей. Поэтому приведенные случаи должны представить интерес как примеры достаточно редких заболеваний, которые могут быть поводом для диагностических ошибок.


SUMMARY
In article are analysed clinical events of the rare diseases, having hereditary nature: Recklinghausen's disease, Bourneville's syndrome, hypomelanosis . We have proved need of the skill to diagnose phacomatosis by medical specialist.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Аверьянов Ю.Н. Нейрокожные синдромы. В кн: Болезни нервной системы. Руководство для врачей: В 2 т./Под ред. Н.Н. Яхно, Д.Р. Штульмана.–М.: Медицина, 2001.–Т.2.-480с.

  2. Бульвахтер Л.А., Фастыковская Е.Д., Абрамович Я.А. и др. Диагностические ошибки при болезни Прингла – Бурневилля // Вестник дерматологии и венерологии. - 1992. - ¹2. - С. 57-60.

  3. Давиденкова Е.Ф., Либерман И.С. Клиническая генетика.- Л.: Медицина, 1975. – 432 с.

  4. Дорофеева М.Ю. Туберозный склероз // Российский вестник перинатологии и педиатрии. – 2001. - ¹4. – С. 33–41.

  5. Макурдумян Л.А. Нейрофиброматоз I типа. Проблемы диагностики и лечения //Лечащий врач. – 2001. - ¹10. – С. 59–61.

  6. Наследственные болезни: Справочник / Под ред. Л.О. Бадаляна. – Ташкент: Медицина, 1980. – 415 с.

  7. Павлов В.А., Деев Л.А., Иванова Н.А. Наследственные нейроофтальмологические синдромы: Учебно–методическое пособие. – Смоленск: СГМА, 1999. – 72 с.

  8. Сакович Р.А., Чиж Г.В. Туберозный склероз // Новости лучевой диагностики. – 2002. - ¹1–2. – С. 74–76.

  9. Цукер М.Б. Клиническая невропатология детского возраста. - М.: Медицина, 1978. - 464 с.

  10. Юдельсон Я.Б. Основы курса медицинской генетики: Учебное пособие. – Смоленск: СГМА. – 1997. – 112 с.

  11. Curatolo P. Epilepsy in Tuberous Sclerosis. In: New Trends in Pediatric Epileptology. Ed. S. Ohtahara, I. Roger. – 1991. – P. 86–93.

  12. Curatolo P., Cusmai R., Cortesi F. et al. Neuropsychiatric Aspects // Annals of the New York Academy of Sciences. – 1991. - ¹15. – P. 8–16.

  13. Hunt A. Psychiatric and Psychological Aspects of Tuberous Sclerosis. In: Tuberous Sclerosis. Ed. M. Gomes, J. Sampson, V. Whitemore. New–York–Oxford: Oxford University Press, 1999. – P. 47–62.


Поступила в редколлегию 6 мая 2003г.







«Вісник СумДУ», №7 (53), 2003

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Системная терапия метастатического рака почки
123456789 -> Ортопедические методы лечения в комплексном лечении заболеваний пародонта
123456789 -> Иммуно-морфологическая характеристика различныхформ атопического дерматита у детей
123456789 -> Лекции Предмет материаловедение Основные физико-химические свойства стомат материалов
123456789 -> Восстановление твердых тканей зубов вкладками и штифтовыми конструкциями
123456789 -> Методические рекомендации для студентов Харьков 2015
123456789 -> Янішен І. В. к мед н., Масловський О. С. к мед н.,Сидорова О. В


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет