Культурно-экономическая генетика россиян



Pdf көрінісі
бет1/3
Дата27.09.2018
өлшемі291.95 Kb.
#85335
  1   2   3

 

Петр Золин 



 

Культурно-экономическая генетика россиян  

(кровь и мифы от палеолита)… 

 

Что  дает  россиянам  физические  и  духовные  силы  во  всей  их  жизни  и 



хозяйствовании ?! Резко ли жители нашей страны отличаются от жителей других стран, да 

и  в  чем  различий  побольше ?! Это  очень  важные  и  для  перспектив  отечественной 

экономики вопросы. 

Современные люди на всей планете – как потомки единоутробных «хомо сапиенс 

сапиенс» - генетически близки на 99,9 процентов. Уже несколько десятков тысячелетий. 

То  есть  этнокультурные  различия  народов  намного  (если  не  в  разы  и  на  порядки) 

превосходят биологические. И отсюда у супругов из разных рас и метисных групп обычно 

появляются здоровые и активные дети, нередко даже заметно красивее родителей. Тоже, 

говоря откровенно, люди , «трудовые ресурсы» – пусть и разных национальностей (хотя, 

правда,  есть  и  условности - как  за  какой  нацией  родичи  новорожденных  «запишут»  и 

запишут ли в условиях глобального космополитизма).  

Вот  эта  генетическая  близость  людская  все  еще  и  не  устраивает  национальные 

элиты  и  религии  (идеологии)  А  уже  тысячи  лет  радует  именно  космополитизм – он, 

правда, под всякими привлекательными словесами (свобода, демократия, равенство и т.п.) 

готов эксплуатировать все страны и народы планеты вечно. Со времен Великой Персии и 

Великого Рима только это у него эффективно эксплуатировать ,в основном,  и получается. 

«Закон  денежного  мешка» - имею  деньги  и  имею  всех…  Да  и  то  правда,  капитал  в 

нынешней  экономике  много  важнее  любых  иных  ресурсов  оказывается,  хотя  и 

беспокоится  «официозная  экономика»  об  ограниченности  ресурсов.  Да  кому 

трудоспособные и талантливые, но с чувством собственного достоинства люди нужны ?! 

Вернемся к одному из наших недавних материалов.

 

Русь



росы


русы


… 

скифы


Скифия


 

Вот начало одной из уже цитированных нами статей Юрия Евгеньевича Березкина 

«Мифы глубокой древности» fictionbook.ru/author/beriezkin….mifiy_glubokoyi_ 

drevnosti/beriezkin_mifiy_glubokoyi_drevnosti.html: 

«На  протяжении  тысячелетий  (от  археологических  соответствий  уже  в  палеолите 

многим мифам автор здесь явно уклонился: П.З.) важнейшей частью духовной культуры 

являлись  мифы.  В  них  отражались  представления  людей  о  себе  и  мире,  пространстве  и 

времени,  должном  и  сущем.  Не  обращаясь  к  мифам,  нельзя  понять  духовный  мир 

древнего человека (да и нынешнего: П.З.). 

Изучение  мифологических  традиций  прошлого  возможно  на  основе  письменных 

источников. Осуществимо ли оно для дописьменных культур? Целостные повествования 

восстановить,  конечно  же,  нереально,  но  ситуация  не  безнадёжна.  Для  реконструкции 

древнейших  мифов  могут  быть  полезны  записи XIX-XX веков  (а  вот  более  чем  сотне 

записей  ХУ1 – ХУШ  веков  о  Словене  и  Руссе  в  исторической  памяти  «медиевистами» 

отказано: П.З.). Здесь уместно сравнение с материалами археологии. Хотя любая культура 

своеобразна, этнографические сведения о современных охотниках-собирателях в общем и 

целом  соответствуют  тому,  что  по  данным  археологии  удаётся  реконструировать  для 

ранних доземледельческих обществ (это палеолит и мезолит, не менее 10 тыс. лет назад: 

П.З.). 

Корпус мифологических текстов, записанных у народов Америки, Африки, Южной 



и  Юго-Восточной  Азии,  Австралии,  Океании  и  Сибири,  измеряется  сотнями  тысяч 

текстов  (индоевропейцы,  финно-угры,  северные  семиты  и  т.д.  тоже  немалым  числом 

текстов в истории последних тысячелетий отметились: П.З.). При этом некоторые народы, 

никаких связей в обозримый период между собой не имевшие, могут рассказывать очень 

похожие  мифы.  И,  напротив,  мифы  соседних  народов  могут  сильно  отличаться  друг  от 


 

друга.  Ясно,  что  в  картине  распространения  подобных  сходств  и  различий  по  миру 



заключена  какая-то  информация,  причём  очень  значительная  по  объёму.  Но  о  чём  эти 

сведения, можно ли их использовать для реконструкции прошлого? Начнём с отличий. 

Вполне  понятно,  что  отдельные  люди  и  группы  людей  по-разному  видят  и 

описывают  одно  и  то  же.  Характерный  пример – небесные  объекты,  доступные  для 

наблюдения  всем  жителям  нашей  планеты,  но  получающие  совершенно  различное 

истолкование.  Например,  индусы,  аборигены  южной  Австралии,  майя  и  тотонаки  в 

Мексике,  некоторые  индейцы  Южной  Америки  считали,  что  Млечный  путь  есть 

огромный  змей  (если  индусы – ранние  праиндоевропейцы,  то  это  память  с  учетом  их 

исхода  и  более  северных  народов:  П.З.).  Вьетнамцы,  китайцы,  японцы,  чукчи,  сэлиши, 

сиу,  древние  перуанцы,  арауканы  полагали,  что  это  небесная  река  (вновь  вероятность 

памяти  со  времен  палеолита).  Ненцы,  ханты,  якуты,  эвенки,  орочи,  эскимосы  юго-

западной Аляски видели на небе лыжный след (это – вероятнее всего – неолит).  

Литовцы,  эстонцы,  саамы,  марийцы,  казахи,  киргизы  называют  Млечный  Путь 

«Птичьей  дорогой» (и  здесь  тоже  полиэтничный  след  палеолита  от  времен  выхода  на 

Восток  Европы  первых  «хомо  сапиенс  сапиенс».  Для  арабов,  египтян,  сербов,  армян, 

чеченцев, таджиков это была просыпавшаяся с воза солома (это след последнего десятка 

тысячелетий; рис. 1). 

 

 



   Рис. 1. Некоторые  широко  распространённые  представления  о  Млечном  Пути. 

Зелёные  кружки – Млечный  Путь  как  дорога  перелётных  птиц;  синие – лыжный  след; 

красные – рассыпанная  солома;  фиолетовые – река;  жёлтые  (на  карте – черные) – 

космический змей (в Океании – угорь, ящерица, акула)».  

 

Автор  вместе  с  тем  избегает  вывода,  что  изображения  птиц  появляются  уже  в 



палеолите.  И  зеленые  кружки  неизбежно  отражают  пласт  палеолитических 

представлений,  что  справедливо  на  массе  доказательных  материалов  многократно 



 

утверждали В.Е.Ларичев и близкие ему исследователи (этих  ученых Березкин как бы не 



любит).  Напомним:  Колесо  времени,  Сад  Эдема,  Звездные  Боги,  и  т.д. (см.:  работы 

В.Е.Ларичева в Интернете). 

Космический змей – явно отзвук первоначального культа перелетных птиц. Этому 

символу  близок  и  культ  реки  (хотя  он  может  и  превосходить  по  древности  символику 

перелетных  птиц).  А  вот  лыжи  и  солома – это  символы  с  глубиной  примерно  в 6 – 10 

тысяч  лет.  Они – сравнительно  позднее  эпическое  представление  о  Млечном  пути.  Все 

подробности можно легко получить на сайтах Интернета. 

В мифологии различных народов мира облик птиц приобретают не только боги и 

их  подручные,  но  и  небесные  светила,  природные  стихии,  облака  и  т.  п.  По  индийской 

«Ригведе» солнце - птица.  В  Египте  и Ассиро-Вавилонии его  изображали  в виде  диска  с 

крыльями.  Это  отголосок  того  времени,  когда – вероятно - само  солнце  представлялось 

птицей или огнедышащим драконом. Вот и российский орел – как бы продолжение культа 

с палеолитическими корнями.Первые изображения птиц сакрального характера относятся 

еще к верхнему палеолиту (Мифы народов мира, 1980—1982; цитирование в Интернете).  

По  данным  многих  исследователей,  только  на  сравнительно  поздних  стадиях 

развития  общества  душа  человека  стала  представляться  как  невидимый  дух.  Даже  у 

цивилизованных народов античности она мыслилась чаще всего в облике птицы . Птица 

для этого подходила идеально, как «небожитель», поэтому мифология различных народов 

мира  связана  с  «пернатым»  обликом  души.  Отголоски  этого  сохранились  до  сих  пор — 

душа,  покидающая  тело  в  виде  голубя  и  т.  п.  Когда  умирал  римский  император, 

выпускали  орла,  чтобы  он  уносил  душу  властителя  к  небу  (Пропп, 1986). Здесь 

информации на тысячи страниц (в частности - http://www.ecoethics.ru/b11a/11.html). 

 

Далее Березкин: «…Другой пример – истолкование пятен на лунном диске (рис. 2). 



Народы  Евразии от  Скандинавии  до островов  Рюкю,  а  также  индейцы  северо-западного 

побережья  Северной  Америки  различали  в  них  фигуру  человека,  пошедшего  за  водой 

(обычно  это  девочка  или  женщина  с  вёдрами).  Для  части  жителей  Индии,  китайцев, 

юкагиров, дакота, индейцев Мексики пятна складывались в силуэт кролика или зайца… А 

для  большинства  обитателей  Южной  Америки,  Юго-Восточной  Азии,  Австралии  и 

Южной  Африки  это  были  просто  пятна – след  раны,  удара,  ожога,  грязь  или  краска  на 

лице или теле Луны». 

 

 



 

   Рис. 2. Распространение вариантов истолкования лунных пятен. Синие кружки – 



девушка-водоноша  или  иной персонаж  с вёдрами  в  руках.  Оранжевые  кружки – лунные 

пятна не имеют фигуративного истолкования, это след удара, ожога, грязь или краска». 

 

Конечно, «девушка-водоноша»  хотя  бы  связана  с  появлением  сосудов  для 



переноски  воды.  Это  могли  быть  и  «пузыри»  крупных  животных;  долбленые  из  части 

стволов «ведра», плотно сшитые шкуры («меха», мешки) и т.п.  И распространение таких 

представлений вновь во многом идет тысячи лет с территории будущей России. Стоит еще 

раз  взглянуть  на  карты  распространения  мифических  сюжетов.  Сюжеты  как  бы 

устремляются на восток… 

Меня,  лично,  задела  публикация  на  сайте  РАН  под названием  «Да  нет,  не  скифы 

мы!» (03.03.2006; Генетики  прослеживают  происхождение  русского  человека). 

ras.ru/news/shownews.aspx?id=37c41e16-abaa-4b15-9f13-1f2cbcb269e1&_Language=en 

(англоязычный  вариант  сайта) . Автор  публикации    констатировал,  что  историю  можно 

изучать  по  летописям,  археологическим  находкам,  литературным  и  архитектурным 

памятникам.  Генетики  же  способны  проследить  историю  этноса  по  анализу  ДНК 

митохондрий, как называют особые части клетки, обеспечивающие организм энергией. С 

помощью анализа корни русского народа прослеживают в Институте общей генетики им. 

Н.  И.  Вавилова  РАН,  чье  исследование,  по  данным  ИнформНауки,  поддерживается 

федеральной  программой  приоритетных  направлений  науки  и  техники,  а  также 

программами  Российской  академии  наук  "Динамика  генофондов  растений,  животных  и 

человека" и "Фундаментальные науки - медицине". См. и 

Геноэтногенез

 

Евразии


.

 

Русские  уже  «давным-давно»  освоили  довольно  обширные  территории,  но 



московские генетики обратили особое внимание на Рязанскую, Тамбовскую, Орловскую, 

Ивановскую и Вологодскую области. Пращуры русов живут на этих территориях испокон 

веков, тем не менее, как выясняется, население оказывается генетически неоднородным (а 

где  в  крупных  странах  оно  однородно ?!). Причины  феномена,  считают  ученые,  надо 

искать в глубине столетий, когда только складывались славянские племена.  

Для  полной  ясности  исследователи  брали  ДНК  из  образцов  крови  коренного 

русского населения, которые хранятся в лаборатории генетики человека Института общей 

генетики  РАН,  и  использовали  данные  о  разнообразии  ДНК  митохондрий  у  народов 

разных  языковых  культур.  Таких,  в  частности,  как  славянская  (украинцы,  болгары, 

боснийцы,  словенцы  и  поляки),  балтская  (литовцы),  финно-угорская  (венгры,  финны, 

мордва,  коми-пермяки,  комизыряне,  марийцы,  удмурты),  тюркская  (башкиры,  татары, 

чуваши), германская (шведы, немцы) и иранская (осетины). Родство – как результат или 

как изначальность от ветвей «хомо сапиенс» ?!  

Многие из них ассимилировались в «древнерусском» (средневековом) государстве, 

сформировавшемся в результате объединения восточнославянских землячеств. А потому 

неудивительно,  что  анализ  показал  генетическое  родство  русских  людей  с  другими 

славянскими  народами,  а  также  с  венграми,  финнами,  литовцами,  осетинами,  татарами, 

немцами.  Но заметно разнятся и сами русские - по регионам. 

Генетики выделили несколько групп. Ближе всех к среднему генетическому типу 

русского человека население центральных областей - Ивановской и Рязанской, а на севере 

-  Вологодской.  В  первых  заметна  близость  к  венграм,  а  вологжане  генетически  более 

связаны  с  финно-угорским  этносом.  Такая  близость,  по  оценке  публикации,  восходит 

скорее  всего  к I тысячелетию  до  нашей  эры,  когда  южные  угры  (предки  современных 

венгров) переселялись на запад и оседали на средней Оке (где абсолютные доказательства 

?!).  Примерно  в  то  же  время  древние  славяне  пришли  на  территорию  современной 

Вологодской области (Геродот говорил о выходе примерно туда северных скифов: П.З.). И 

было  не  избежать  родственных  связей  с  местным  населением,  а оно  было  представлено 

коми-пермяками.  

Понятно, есть генетические особенности у населения многих российских регионов.  


 

Но  у  россиян  нет  общегенетических  связей  со  своими  многотысячелетними 



пращурами-земляками, вплоть до их исхода из Африки ?!  Не течет в жилах россиян кровь 

очень давних пращуров ?! Посмотрим… 

Лаборатория  генетики  человека  Института  общей  генетики  РАН  составила  и 

развивает  Атлас  генофонда  Евразии,  во  многом  связанного  с  глубинами  истории 

населения  России..  Генофонд  историчен  и,  в  сравнении  с  ним,  ген  вечен,  а  потому  не 

может  быть  сопряжен  с  ограниченным  в  пространстве  и  времени  ареалом.  Неслучайно 

большинство  генов  человека  имеют  универсальное  распространение  по  всей  эйкумене. 

Вместе  с  тем  ген,  находясь  в  составе  определенного  генофонда,  разделяет  его 

историческую  судьбу.  Она  одна  у  всех  генов  данного  генофонда,  но  у  тех  же  генов  в 

составе иного генофонда и историческая судьба иная. Однако, это справедливо лишь для 

генов, которые в пространстве и времени данного генофонда являются нейтральными по 

отношению к окружающей среде, к ее изменениям в том же пространстве и времени.  

Географическое  распределение  нейтральных  генов  должно  быть  одинаковым, 

поскольку  в  нем  отражена  лишь  история  генов  и  генофонда  в  целом,  то  есть  история 

самого населения. Поэтому, еще ничего не зная о генофонде, в том числе и его истории, 

приступая к картированию отдельных генов, ученые имеют возможность по результатам 

картирования судить о действительной или мнимой, полной или частичной нейтральности 

генов  по  отношению  к  среде  жизни  населения - носителя  этих  генов  и  обладателя 

генофонда. Уже по одному  этому география самих генов представляет самостоятельную 

ценность  и  интерес  не  меньший,  чем  география  генофонда,  а  ее  выделение  в 

самостоятельную  часть  Атласа  получает  дополнительное  и  серьезное  обоснование.  Но 

такой  картографический  тест  на  адаптивную  значимость  генов  для  жизни  человека  в 

окружающей его среде слишком прост и мыслим лишь теоретически.  

Генофонд России и сопредельных стран не только сегодня, но и во всем обозримом 

прошлом  представлял  глубоко  структурированную  систему  со  значительной 

независимостью  своих  частей.  Об  этом  свидетельствует  уже  одно  только  трехзначное 

число  этнических  групп  современного  народонаселения,  поскольку  оно  указывает  на  не 

меньшее,  а  скорее  много  большее  число  путей  этногенеза,  то  есть  различающихся 

исторических  судеб  народов  и  их  генофондов.  Об  этом  же  свидетельствует  устами 

античных и средневековых авторов История, называющая множество этнонимов народов, 

живших  здесь  в  древности,  или  проложивших  через  эти  пространства  пути  своих 

миграций.  Археология  еще  более  древних  времен  добавляет  в  эту  картину  великое 

множество  названий  древних  культур,  которые  для  нас  могут  служить  верными 

приметами  множества  различающихся  генофондов.  Но  генофонды  историчны  и  потому 

большая  часть  их  исчезла  в  прошлом  вместе  со  своими  обладателями - племенами  и 

народами древности. Исчезли ли гены? - иной вопрос и он открыт.  

Вывод же из этого беглого взгляда на историю евразийского генофонда прост: не 

следует  ожидать  одинакового  географического  распределения  разных  несцепленных 

генов,  поскольку  они  могут  происходить  из  разных  генофондов  древности  и  в  своей 

географии отражать разную историю этих генофондов. Вместе с тем, можно ожидать, что 

не  единичные  гены,  а  большие  или  малые  группы  генов  могут  иметь  сходное 

географическое  распределение,  как  географический  след  истории  того  генофонда  и  того 

народа,  которым  они  принадлежали  в  древности.  Вывод,  действительно,  достаточно 

простой, но он многократно усложняет изучение и понимание карт Атласа.  

Эти и иные подробности можно найти на сайте Атласа. Ю.Г. Рычков, О.В. Жукова, 

А.Н.  Евсюков,  О.Ю.  Наумова,  С.Ю.  Рычков,  В.А.  Шереметьева,  Ю.В.  Шнейдер 



ГЕНОФОНД   И   ГЕНОГЕОГРАФИЯ   НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ   РОССИИ   И  

СОПРЕДЕЛЬНЫХ  СТРАН http://humgenlab.vigg.ru/Atlas/default.htm 

Введение     

Генофонд      

Геногеография      



 

Генетические маркеры     



 Свойства генофонда  

    Атлас  

Е.В.  Балановская  опубликовала  интересное  исследование,  подчеркивающее,  что 

при  сравнении  популяций  должна  учитываться  их  этническая  и  этнолингвистическая 

принадлежность,  как  наиболее  отражающая  степень  генетического  родства  популяций 

(табл. 1; все уточнения по источнику). Данные таблицы 2. демонстрируют, что в каждой 

из  трех  столь  различных  групп  коренного  народонаселения  Северной  Азии,  Америки  и 

Европы  вклад  этноса  в  генетическое  разнообразие  локальных  популяций  велик, 

межэтническое  разнообразие  в  каждом  из  регионов  примерно  в 2 раза  выше 

внутриэтнического разнообразия популяций. 

Другими  словами,  если  весь  размах  генных  различий  локальных  популяций  в 

пределах региона принять за единицу, то лишь одна треть различий между популяциями 

определяется  собственной  историей  их  развития  в  рамках  этноса,  к  которому  они 

принадлежат. Две трети различий определяются предысторией этноса, теми отдаленными 

историческими  событиями,  которые  оказались  генетически  значимыми  и  сформировали 

современный этнический генофонд. Вот почему полезно изучать все тысячелетия любой 

этнической истории. 

Таблица 1. Обозначения показателей генетического разнообразия, принятые в работе 



Символ  

Значение  

Соотношения  

H

T



  

Общее генетическое разнообразие (общая 

гетерогенность)  

G

S



 + G

ST

 = 100% от H



T

  

G



S

  

Показатель внутрипопуляционного 



(индивидуального) генетического 

разнообразия  

G

S

 = (H



S

 / H


T

) x 100  

G

ST

  



Показатель межпопуляционного 

генетического разнообразия (коэффициент 

генной дифференциации)  

G

ST



 = (D

ST

 / H



T

) x 100  

 

Генетическое разнообразие (компонент 

G

ST

)  

 

G



1-2

  

Локальных популяций внутри 



территориальных групп  

G

ST



 = 

h

i=1



 G

i

  



G

2-3


  

Территориальных групп внутри этносов  

G

ST

 = 



h

i=1


 G

i

  



G

3-4


  

Этносов внутри групп первого 

надэтнического уровня (напр., 

лингвистических ветвей)  

G

ST

 = 



h

i=1


 G

i

  



G

4-5


  

Групп первого надэтнического уровня 

внутри групп второго надэтнического 

уровня (напр., лингвистических ветвей 

внутри лингвистических семей)  

G

ST



 = 

h

i=1



 G

i

  



 

 

 



G

5-6


  

Групп второго надэтнического уровня в 

пределах третьего надэтнического уровня 

(напр., лингвистических семей в пределах 

надсемьи)  

G

ST



 = 

h

i=1



 G

i

  



 

 

 



G

6-7


  

Групп третьего надэтнического уровня в 

пределах народонаселения  

G

ST



 = 

h

i=1



 G

i

  



 

 

 



G

1-3


  

Локальных популяций внутри этносов  

G

1-3


 = G

1-2


 + G

2-3


  

G

3-5



  

Этносов внутри лингвистических семей  

G

3-5


 = G

3-4


 + G

4-5


  

G

5-7



  

Лингвистических семей в пределах 

G

5-7


 = G

5-6


 + G

6-7


  

 

исследуемого региона  



 

Такое  соотношение  обнаружено  в  каждой  изученной  группе  коренного 

народонаселения,  несмотря  на  то,  что  диапазон  генетических,  этнических, 

демографических,  природных  и  историко-культурных  различий  между  этими  регионами 

огромен. Обнаруженное преобладание этнического компонента (G

3-7


)  над  субэтническим 

(G

1-3



)  можно  считать  закономерным  в  системах  столь  высокого  ранга  и  большой 

древности.  В  итоге,  этническая  принадлежность  локальных  популяций  и  других 

субэтнических групп оказывается генетически значимой, а  учет  этого необходимым при 

проведении популяционно-генетических исследований. 

Чтобы выявить более высокие уровни родства этносов, обнаруживающие себя и в 

генетическом родстве, приходится использовать данные других наук, реконструирующих 

надэтнические уровни общности.  

Таблица 2. Вклад этносов в генетическое разнообразие локальных популяций исторически 

сложившихся  групп  коренного  народонаселения  (соотношение  субэтнических  и 

межэтнических коэффициентов дифференциации) 





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3




©stom.tilimen.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет