Коупленд Н. K7 Психология и солдат/Пер, с англ. А. Т. Сапронова и U. М. Каторииича. 2-е изд



бет1/8
Дата14.11.2017
өлшемі1.24 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8
NORMAN COPELAND

PSYCHOLOGY AND THE SOLDIER

HARRISBURG
Источник: http://arta46.narod.ru/libr/copeland/copeland1.htm
Коупленд Н.

K7 Психология и солдат/Пер, с англ. А. Т. Сапронова и U. М. Каторииича. - 2-е изд. - М.: Воениздат, 1991.- 0U г..

IS UN 5-203-01275-Х.

ЗАСТАВ часового спящим, Наполеон сам заступает на пост. Командир дивизии просит совета у солдата, с мнением которого никто прежде не считался. Оправданы ли такие действия начальников по отношению к подчиненным? На этот и другие вопросы, связанные с искусством влиять на людей, отвечает книга известного английского психолога Н.Коупленда.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Предисловие, В. Ф. Перевалов, 1991 Воениздат.


ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ I. ПСИХОЛОГИЯ И МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ВОЙСК

АМЕРИКАНСКАЯ ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ВОЙСК - СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ

МОРАЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ ВОЙСК

СТРАХ

НАЗНАЧЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

ПСИХОЛОГИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

ПСИХОЛОГИЯ ДИСЦИПЛИНЫ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ЖЕНЩИНЫ

БОЕВОЙ ДУХ

ИДЕАЛЫ
ЧАСТЬ II ПСИХОЛОГИЯ И РУКОВОДСТВО

ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ

ХАРАКТЕР И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

АВТОРИТЕТ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ И РЕЧЬ

ПСИХОЛОГИЯ ОБУЧЕНИЯ

ВОСПИТАНИЕ ПРИМЕРОМ

ВАЖНОСТЬ ИМЕНИ

ИСКУССТВО РУКОВОДСТВА

ЗАБОТА О СОЛДАТАХ

ДУХ ТОВАРИЩЕСТВА


ПРЕДИСЛОВИЕ

Характер и темперамент, задатки и способности, авторитет и лидерство, храбрость и воля, мужество и героизм- эти и многие другие проявления психологии человека имеют большое значение в воинской деятельности, и в первую очередь в боевой обстановке. Исследованию их и посвящено книга английского военного психолога Нормана Коупленда "Психология и солдат". Она неоднократно переиздавалась за рубежом, что свидетельствует о большом интереса к ней читателей, главным образом военнослужащих. У нас книга впервые вышла в свет в 1958 году. Сейчас ее не в каждой библиотеке можно найти.

Чем же книга "Психология и солдат" завоевала столь широкую популярность среди читателей, в том числе советских? Чем она ценна для нас сегодня? Думается, прежде всего тем, что в определенной мере восполняет дефицит литературы в области человековедения. Изучение войсковой практики показывает: многие просчеты в воспитательной работе обусловлены недостаточными знаниями офицеров в области практической психологии. Нет сомнения, что в ходе военной реформы сложится новый тип офицера-руководителя. Авторитет его во многом будет определяться способностью быть как бы конструктором общественного мнения и коллективе, умением разумно организовать труд, мобилизовать подчиненных на выполнение стоящих задач. К книге Н.Коупленда можно найти немало хороших советов па этот счет.

Книга привлекает интересными рекомендациями, поучительными примерами из практики обучения и воспитания военнослужащих английской армии, доходчивой формой изложения материала. Определенный интерес для советского читателя представляют без претензий на истину следующие наблюдения автора: "Строевая подготовка окажется более плодотворной и менее утомительной, если солдаты будут понимать ее истинную цель. Эта цель заключается в том, чтобы: а) добиться согласованности действий и б) сделать повиновение привычным". Или: "Глупый упрек: "Вы здесь не для того, чтобы думать", который так часто срывается с уст не слишком образованных сержантов, должен быть заменен другим: "Вы здесь для того, чтобы думать". И на казарменном плацу, и в классе каждого солдата нужно заставить думать не только за себя, но и за других солдат подразделения". Читатель обратит внимание на обоснованные условия, которые предлагает Н.Коупленд для укрепления дисциплины:

1. Руководитель знает каждого своего подчиненного.

2. Каждый подчиненный знает своего руководителя.

3. Руководитель неизменно солидаризуется с коллективом.

4. Вся группа сплочена в коллектив, воодушевленный энтузиазмом руководителя.

5. Группа проникнута высоким духом товарищества.

6. Коллектив хорошо обучен, энергичен, инициативен.

Поучительными продета ил лютея мысли о динамике требовательности командира: "Чтобы не допустить крупных нарушений дисциплины, надо следить за мелкими недостатками, вовремя и решительно устраняя их"; "Помните, что натянуть брошенные вожжи невозможно"; "Более активным воспитателем является тот, кто способен оказать такое влияние на коллектив, чтобы каждый его член поддерживал порядок".

Книга изобилует примерами нестандартных действий начальников. Так, тщательно анализируется мотивация действий Наполеона, который при проверке караула обнаружил спящего часового и, вместо того чтобы вызвать подразделение для расстрела нарушителя, лично занял оставленный пост.

Много места уделено секретам успешного руководства подразделением. На примерах жизни выдающихся руководителей автор делает выводы: "Они имели хорошее профессиональное образование и обладали уверенностью, которая вырастает из умения. Свое высокое профессиональное искусство и разносторонние познания они соединяли с глубоким личным вниманием к своим подчиненным"; "Преуспевающий руководитель - это человек, который умеет первым видеть главное в жизни. Но никто не может стать великим или даже просто хорошим руководителем только с помощью знаний. Необходимо обладать смелостью, уверенностью в себе, хладнокровием в минуту опасности. Образование не дает этих качеств, но их можно воспитать"; "Все искусство руководства солдатами может быть выражено формулой: сделать их оптимистами"; "Каждый руководитель должен остерегаться искушения недооценить силы противника".

Подробно излагаются основы установления социально-психологической дистанции в отношениях "командир - подчиненные". Необходимая ее величина определяется многими условиями. Для правильного действия руководителю же не только уметь учитывать эти условия, но и располагать определенными навыками, чтобы плавно увеличивать и сокращать дистанцию. Все это относится к искусству, такому, которому, по мнению автора, можно и нужно учиться. Как с этим не согласиться?

Нельзя не отметить обстоятельного анализа проблемы индивидуальной работы с личным составом. Понимая, что изучение особенностей личности не самоцель, Н.Коупленд считает, что знание солдат - это только первый шаг на пути завоевания их доверия и уважения. Руководителю следует знать образ мыслей своих подчиненных, их думы и настроения, источник недовольства и тревог, семейную жизнь, прошлое и надежды на будущее. Если он глубоко интересуется солдатами, все это должно быть известно ему. Но для этого он должен быть максимально доступным.

Современные войска нуждаются в высоком моральном состоянии в большей мере, чем прежние армии, ибо научно-технический прогресс создает все новые и новые виды оружия и боевой техники. Н.Коупленд справедливо замечает, как тяжело солдатам па поле боя, где изрыгают смертоносный огонь танки, орудия, огнеметы, пикируют бомбардировщики. Однако такая картина боя характерна уже ушедшим у времени - периоду второй мировой войны. Ныне войска готовятся действовать в условиях применения ядерного оружия, поражающая сила которого во много раз превосходит возможности любого другого оружия прежних войн. Значит, и моральная сила солдат и офицеров должна быть намного крепче.

Разумеется, далеко не все рекомендации западного психолога приемлемы для командиров и политработников Советской Армии. Настораживает, например, утверждение о том, что моральный дух солдат определяется расой. "Как солдат немец уступает солдатам других рас, - пишет Н.Коупленд. - По общему мнению, немецкие формирования в период гражданской войны в Америке сражались хуже ирландских". Это утверждение выглядит, по меньшей мере, спорным.

Нельзя согласиться и с категоричностью такого заключения: "Когда борьба принимает затяжной характер, исход ее решает моральная, а не физическая сила". В книге Н.Коупленда содержится утверждение: "Конечная цель любого сражения скорее психологическая, чем физическая. Подлинная цель заключается не столько в том, чтобы уничтожить противника или отрезать его от тыла, сколько в том, чтобы подорвать его волю к продолжению борьбы". Не исключено, что у читателя вызовут сомнение такие формулы:

"Всю свою жизнь - от рождения до смерти - человек пребывает в состоянии страха"; "Всегда гораздо эффективнее немедленное наказание"; "Преступления часто вызывает сам закон".

В рассуждениях о коллективе Н, Коупленд противоречит сам себе. С одной стороны, по его мнению, в коллективе наименее развитые умы снижают до своего уровня умственные способности всего коллектива, а с другой - оказывается, что коллектив, в котором развито чувство общей цели, всегда будет более эффективным, чем тот, в котором оно не развито.

Не выдерживает критики и утверждение о том, что общая цель небольших подразделений - взвода, роты, батальона состоит в том, чтобы продемонстрировать превосходство перед другими подразделениями. Но данная мысль неголословна. Понимая значимость силы социально-психологических механизмов сплочения, Н.Коупленд вынужден искать средства и находит их в эмоциональной сфере человеческого общения. При этом за пределами его взгляда, естественно, остаются мировоззренческие установки, классовые интересы, отношения ответственной зависимости, которые обладают цементирующей силой социалистического воинского коллектива.

И все же теневые моменты книги не заслоняют все то положительное, что в ней есть. Командиры и политработники сами разберутся, какие рекомендации Н.Коупленда можно позаимствовать и, преломив через призму нашей действительности, применить в своей практике.

Полковник В. Перевалов, кандидат психологических наук, член Советской социологической ассоциации


Часть I

ПСИХОЛОГИЯ И МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ВОЙСК

Справедливое дело вселяет в солдатские сердца жизнь и мужество.

Солдатский катехизис, 1644 год


Глава первая

АМЕРИКАНСКАЯ ВОЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Вступив в 1917 году в Великую войну, Соединенные Штаты Америки признали, что войны выигрываются людьми, а не кораблями, танками, орудиями, снарядами, самолетами и бомбами. Эта истина в течение долгого времени предавалась забвению, однако американцы, с типичной для них проницательностью и деловитостью, тотчас ухватились за нее и соответственно перестроили свою стратегию. Они заявили, что война - это бизнес, а поскольку необходимо было выиграть войну, надо было вести ее со знанием дела.

Прийти к этому заключению Америке в известной мере помогла важность проблемы, стоявшей перед ней. Миллионы американских граждан плохо знали английский язык. Это были люди, происходившие из тевтонов и семитов, романских и славянских народов, азиатов и негров. Десятки тысяч мужчин призывного возраста, по европейским стандартам, были неграмотны. Казалось, нет такого общего знаменателя, под который можно было бы подвести решение столь сложной общественной проблемы.

Однако правительство поступило так, как это сделал бы любой орган, укомплектованный здравомыслящими людьми. Оно проконсультировалось у специалистов, основным занятием которых было решение подобных вопросов. Данная конкретная проблема касалась людей. Существует ли отрасль знаний, занимающаяся изучением людей? Да, существует. Это психология. Превосходно! В таком случае пусть психологи и дают ответ.

' Имеется в виду первая мировая война 1914-1918 годов. - Прим. ред.

Психологи дали ответ, разработав методы, с помощью которых можно было определять уровень умственного развития людей, их способности и приспособляемость. Они научили командование вооруженных сил отбирать людей для выполнения специальных задач. Психологи отыскивали наиболее развитых людей для обучения в офицерских школах и выявляли неспособных. Они пришли к выводу, что глупцы служат помехой и тормозят обучение способных военнослужащих, не говоря уж о том, что на них впустую тратятся время и деньги. В учебные группы направлялись военнослужащие с одинаковым умственным развитием, чтобы более способные быстрее овладевали военными знаниями. Для определении уровня умственного развития и способностей неграмотных и не знающих английского языке были использованы весьма остроумные приемы.

Но психологи не довольствовались этим. Они понимали, что людьми можно руководить только в том случае, если они хотят, чтобы ими руководили. Если они не хотят этого, их можно только принуждать. Руководство намного экономичнее и действеннее, чем принуждение. Обратив внимание на эту дополнительную проблему, психологи решили последовать за рекрутами в лагеря и казармы. Они откопали афоризм Наполеона: "Духовная сила относится к физической, как три к одному". Это давнишнее изречение имеет особенно притягательную силу для такого народа, как американский. Разве нет универсальных магазинов, недельный оборот которых превышает месячный оборот их конкурентов? Разве нет торговцев, продающих за месяц больше, чем их соперники в течение года? Несомненно есть. В таком случае одна дивизия с высоким моральным состоянием личного состава может заменить по крайней мере-три дивизии, не обладающие этим качеством. Это дешевле и, конечно, гораздо эффективнее.

"Моральный дух - самая важная движущая сила, придающая эффективность вооружению и оправдывающая расходы". Так сказал американец. Англичанин или немец забыл бы упомянуть о расходах. Психологи склонили военные власти к экспериментированию. События в Америке развивались стремительно. В мае 1917 года, месяц спустя после вступления Соединенных Штатов в войну, отдел военной психологии направил начальнику лагеря Гринлиф, Форт-Оглторп, получившую одобрение обстоятельную программу. Был назначен офицер лагеря по вопросам морального состояния, которому предстояло "развивать осмысленное отношение к службе, а также отыскивать наиболее привлекательные формы и наиболее выгодные методы его внедрения".

Из отдела военной психологии в лагерь Гринлиф прибыла специальная группа в составе тридцати пяти человек, |которая должна была заниматься вопросами морального состояния'. Перед входом в лагерь соорудили огромный навес. Представители этой специальной группы встречали все поезда, здоровались за руку с каждым рекрутом приглашали его в лагерь. Независимо от времени суток, в которое прибывали новобранцы, они принимали ванну и если первоклассную пищу. Это был надежный метод психологического воздействия, так как принятая ванна и чистое белье подсказывали солдатам мысль, что с прежней жизнью покончено, а первоклассная пища убеждала, что новая жизнь обещает много приятного. Сержант по моральным вопросам обучал рекрутов заправлять кровати, знакомил их с расположением лагеря. На этой стадии все указания давались в духе дружеских советов. Утром всех прибывших в лагерь рекрутов отводили в так называаемую информационную палатку, являвшуюся центром работы по укреплению морального состояния. Здесь им вручали карточки со следующей надписью:

"Теперь ты солдат Соединенных Штатов, солдат, избранный своей страной для борьбы за свободу во всем мире. Шагай, как солдат! Думай, как солдат! Действуй, как солдат! Будь солдатом! Вначале это будет нелегко. Ты можешь столкнуться с вещами, которых не понимаешь. Не беда, Все хорошие солдаты овладевали тем, что ты начинаешь изучать. Помни, что ты идешь под стягом, который никогда не прикрывал несправедливой войны. Помни, что американская армия никогда не терпела поражений. Выполняй свой долг, и этого никогда не случится. Держи голову высоко поднятой, глаза открытыми и улыбайся".

Ни оборотной стороне карточки были написаны фамилия солдата, рота, адрес лагеря - это должно было служить как установлению личности, так и воодушевлению солдат.

С. солдатами беседовали о дисциплине, порядке в лагере, играх, книгах, болезнях, явке к врачу, переписке с домом, обмундировании и питании. Рекруты разучивали бодрую строевую песню, а затем знакомились с капелланом.

В заключение им раздавали чистую бумагу, ручки, перья, чернила, и все писали письма домой. В каждый конверт вкладывалось также письмо, подписанное командиром батальона:

"Такой-то благополучно прибыл в наш лагерь. Он будет находиться здесь в течение некоторого времени, чтобы привыкнуть к армейской жизни и получить первые элементарные знания, необходимые всем нашим солдатам. Армия обеспечивает его обмундированием, хорошей пищей, удобным помещением, медицинским обслуживанием. Но весьма желательна и ваша помощь. Поддержите его вашей верой и вниманием. Чаще пишите. Получение письма - для солдата большое событие, отсутствие писем вызывает подлинное разочарование. Мели дома случается приятное событие, пишите о нем. Коли вы гордитесь споим солдатом, напишите ему об этом. Пусть он будет упорен в вашей поддержке. Не огорчайтесь, если ваши первые письма задержатся. Это иногда случается. Пишите, как и прежде, и вы убедитесь, что он получит все, что вы написали, даже в том случае, если это потребует некоторого времени. Всегда помните, что вы тоже составляете часть американской армии: вы - армия воодушевления и энтузиазма. Посылайте вашему солдату письма, проникнутые этими чувствами, и вы поможете и нам и ему. Его адрес:..."

Несомненно, найдутся люди, которые осудят такую форму обращения, заметив: "Это же не по-английски". Эти твердолобые готовы скорее проиграть войну, лишь бы все было по-английски, чем выиграть ее иностранными методами. Письмо командира батальона было мастерским психологическим приемом. Если бы такие письма посылались из каждого лагеря, они помогли бы каждый дом нашей страны объединить с армией, и моральный дух всей нации непременно поднялся бы. Эффективность обращения командира подтвердило множество писем, которые он получил в ответ. Они, эти американцы, неглупые люди. "Моральный дух - самая важная движущая сила!" Скорость этой движущей силы можно существенно увеличить, если будут известны факторы, обеспечивающие первоначальный толчок. Тогда удар будет еще более сокрушительным.

Нет необходимости отмечать, что особое внимание уделялось подбору людей в специальную группу. Тип сержанта-горлопана был решительно отвергнут. Только люди с превосходным характером и замечательными личными качествами, только люди, от природы одаренные обаянием, допускались к этой в высшей степени важной работе. Сержант милосердия в каждой роте отвечал за получение личным составом медицинской помощи. Он же давал советы самым разнообразным вопросам: о почтовой корреспонденции, играх и т. д. Что касается развлечений, то солдат поощряли проявлять таланты в самодеятельных концертах, боксе, борьбе, хоровом пении, рассказах о войне. Точно так же во Франции каждая дивизия имела специальную организацию, занимавшуюся вопросами морального состояния. Как союзники, так и противник вынуждены были знать, что в сражениях первой мировой войны американская армия проявила великолепный боевой дух. И в этом большая заслуга американской науки.

В 1920 году всемирно известный психолог доктор Стенли Холл писал: "Цивилизованный мир все острее чувствует необходимость морального воспитания, и в этой части возникло много противоречивых направлений. Одако до сих пор многие, подобно Сократу, сомневаются в возможности привить добродетель. Изучив же программу Гринлифа, никто не станет оспаривать, что высокого морального состояния войск можно добиться. Если бы все идеалы этого лагеря были реализованы - что несомненно случилось бы, если бы война продлилась дольше, - а его программы были бы разработаны более детально, мир получил бы урок величайшей ценности".


Глава вторая

МОРАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ВОЙСК - СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ

Моральное состояние можно назвать секретным оружием общества. Некоторое время назад Гитлер применил против нас секретное оружие - магнитную мину, но она оказалась не столь секретной, как он думал. Правда, мина причинила большой ущерб и вызывала серьезное беспокойство, пока ее секрет оставался неоткрытым. Однако в сравнительно короткое время английские моряки сумели выломить, разоружить и разобрать одну мину. Секрет перестал быть секретом. Простой аппарат, которым снабжались все наши корабли, оказался достаточным средством для того, чтобы свести на нет действенность одного из наиболее разрушительных и простых видов современного оружия.

В этом смысле моральное состояние не является оружием и не представляет секрета. О его существовании было известно тысячи лет назад. Но только талантливые руководители оказались в состоянии оценить и использовать его. Наполеон, пожалуй, лучше других выдающихся полководцев понимал значение морального состояния войск. Он говорил, что один солдат, обладающий высоким боевым духом, стоит трех, лишенных этого оружия. Моральное со стояние представляет секрет лишь постольку, поскольку оно невидимо и неосязаемо. Это самое могущественное оружие, известное человеку; более могущественное, чем самый тяжелый танк, чем самое мощное артиллерийское орудие. чем самая разрушительная бомба. Высокое моральное со стояние войск - это средство, способное превратить поражение в победу. Армия не разбита, пока она не прониклась сознанием поражения, ибо поражение - это заключение ума, а не физическое состояние.

Приведем выдержку из наставления по боевой подготовке: "Укрепление морального состояния войск - важнейшая задача боевой подготовки. Моральная устойчивость войск складывается из дисциплины, боевого духа, воли к победе, самообладания, чувства собственного достоинства, преданности долгу, высокого сознания чести".

Нелегко найти удовлетворительное определение такому не поддающемуся исчислению качеству, как моральное состояние, однако нас поймут, если мы определим его как духовное состояние. Моральное состояние - более широкое понятие, чем физическое или умственное состояние. Его нельзя заключить в узкие рамки нравственности. Действительно, это что-то выходящее за пределы всех этих понятий, вместе взятых, и в то же время исходящее из них. Называя моральное состояние духовным, мы не собираемся относить его к прерогативам людей набожных или спиритуалистов. Это определение мы используем в философском, а не в теологическом смысле, и тот, кому оно не нравится, может называть его психологическим состоянием, хотя это определение будет менее удовлетворительным.

Каждый знаком с влиянием высокого морального состояния. Иногда третьеразрядная футбольная команда побеждает перворазрядную, хотя по своему мастерству она безнадежно отстает от последней. Здесь моральное состояние берет верх над мастерством. Во время отступления из района Монса в 1914 году сравнительно малочисленные английские войска можно было легко уничтожить, но более высокое моральное состояние англичан взяло верх над превосходством немецких войск в численности. Наступление немцев удалось приостановить не огнем, который был тогда исключительно интенсивным, а силой воли. Или взять пример с немецким "карманным" линейным кораблем "граф Шпее". По любой физической оценке он должен был вдребезнги разбить "Эксетер", "Аякс", "Ахиллес" ибо обладал подавляющим превосходством в артиллерии. Но случилось иначе - он был так поврежден, что команда вынуждена была затопить его. Победа над "Графом Шпее" была одержана также благодаря огромной силе воли экипажей английских кораблей, которые обладали таким высоким боевым духом, что он восполнил недостаток в мощи орудий. Не будь этого превосходства, экипажи неизбежно оказались бы на дне.

Трагическое влияние низкого морального состояния как нельзя более наглядно отразилось на Франции. Нация, которая некогда славилась своей жизнестойкостью, была повержена течение нескольких недель; ее руководители оказались в цепях, армия - в плену, пресса - в наморднике. Ее богатства были разграблены, а народ подавлен.

В своей яркой книге "Почему пала Франция" Андрэ Моруа пишет: "Сейчас можно сказать, что война была проиграна Францией в тот самый момент, когда она началась". Одна только абсолютизация линии Мажино, выразившаяся в передаче всей инициативы противнику, была уже поистине пагубной, но еще большие опасности таили в себе другие факторы. Материальное положение армии было из рук вон плохим из-за недостатка современного вооружения и снаряжения. Руководство было обескуражено: годами оно довольствовалось изучением общественного мнения, вместо

того чтобы воздействовать на него. Предприниматели и рабочие видели друг и друге исконных врагов, что исключало возможность создать единый фронт против коварного противника. Таким образом, жизнеспособность нации подрывалась, а не укреплялась. Перечисленные факторы относятся преимущественно к моральным, и они привели к разгрому первоклассной державы.

Не будет ошибкой отметить, что, если не искоренить эти пороки, они могут привести к разложению любого коллектива, будь то батальон, полк или армия.

Падение Франции обусловили следующие причины: 1) плохое руководство; 2) отсутствие того, что мы называем духом товарищества; 3) низкое моральное состояние; 4) недостаток инициативы и 5) недисциплинированность.

Если дать время, то любой из этих пороков может повергнуть цивилизацию в прах.

Заканчивая с этим вопросом, небезынтересно хотя бы бегло ознакомиться с некоторыми советами, которые дает Моруа:

Быть сильным. Если нация не готова умереть за свою свободу, она потеряет ее.

Действовать быстро. Десять тысяч самолетов, построенных своевременно, лучше, чем пятьдесят тысяч после сражения.

Руководить общественным мнением. Руководитель указывает путь, а не идет на поводу.

Хранить единство страны. Политические партии являются пассажирами на борту одного корабля. Если они потопят его, то погибнут все.

Требовать от руководителей вести честную жизнь. Порок, каким бы он ни был, благоприятствует врагу.

Непоколебимо верить в идеи и образ жизни, за которые сражаешься. Именно вера создает армии и даже оружие. Свобода заслуживает более ревностного служения, чем тирания.

Смелые слова! Они должны проникнуть в сердце каждого, кому выпадет доля быть руководителем.

Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о том, что моральное состояние - это вопрос жизни и смерти. Им нельзя пренебрегать. Каждая хорошо организованная армия заинтересована в высоком уровне боевой подготовки своих войск и, если это возможно, в обеспечении их лучшим оружием, чтобы создать материальное превосходство над противником. Однако материальное превосходство не столь важно, как моральное. Для армии опаснее низкое моральное состояние войск, чем недостаток боеприпасов.

Как же обрести эти столь желательные достоинства? Конечно, развитие их зависит от множества факторов, не поддающихся предварительному учету: хорошего руководства, дисциплины, профессионального обучения, вооружения и снаряжения, боевых традиций армии, физического состояния, умонастроения, патриотизма, чести, чувства собственного достоинства, самообладания, преданности, воли к победе, пищи, отдыха, пропаганды и т. д.

Однако моральное состояние не является простым следствием этих факторов, ибо отсутствия одного из них нередко бывает достаточно, чтобы парализовать действие остальных. Например, и бою плохое руководство может легко подорвать моральное состояние войск, вопреки воздействию других факторов: боевой подготовки, вооружения и снаряжения, прошлых успехов и т. д. Следует постоянно помнить, что, когда мы касаемся морального состояния, мы имеем дело скорее с чем-то неопределенным, чем определенным. Руководство - это образ жизни. а он, этот образ жизни, вызывает у руководителя и руководимых моральный подъем, который является выражением духовного состояния, известного под названием морального.



Каталог: portal -> page -> portal -> InternalTroops -> kvv pages


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет