Книга «The Palynology of Archaeological Sites»



бет1/3
Дата06.07.2017
өлшемі356.11 Kb.
түріКнига
  1   2   3
Ершова Е.Г.

G. William Dimbleby и его книга «The Palynology of Archaeological Sites».
Dimbleby G.W. The Palynology of Archaeological Sites. London, 1985, Academic Press. 176 с. Библиография: с. 157-167.
Спорово-пыльцевой метод в последние десятилетия все шире используется в нашей стране в археологических работах, причем данные, полученные посредством этого метода, воспринимаются как весьма весомые при решении вопросов палеоэкологии человека в древности и средневековье. Соответственно с этим растет желание уяснить возможности этого метода применительно к разным типам отложений, усовершенствовать принципы и приемы отбора субстратов, пригодных для пыльцевого анализа. Не менее важно понять на какие вопросы в каждом конкретном случае пыльцевой анализ может дать ответ, а на какие нет.

В связи с этим остается лишь сожалеть, что книга Д. Димблеби, опубликованная в 1985 г., в которой все эти вопросы подробно обсуждаются, до сих пор мало известна в России, тем более, что она адресована не столько ботаникам и палинологам, сколько археологам, желающим использовать пыльцевой метод в своей работе.

Профессор Джефри Вильям Димблеби (1917 - 2000), один из основателей средовой археологии (Environmental Archaeology), ботаник по образованию, начал свою научную карьеру с изучения формирования лесных почв. Во время исследования в Северном Йоркшире, ему пришла в голову идея посмотреть, не сохранилась ли доисторическая почва под древними курганами. Под курганной насыпью ему открылась плодородная бурая почва, богатая пыльцой широколиственных деревьев, разительно отличавшаяся от современных бедных вересковых пустошей. Это открытие, показавшее роль доисторического человека в формировании современных ландшафтов, стало поворотным пунктом в карьере Димблеби. Он продолжил исследования курганов и погребенных под ними почв, опубликовав результаты в работе «The Development of British Heathlands and their Soils» (1962), ставшей сенсацией. Кроме того, он стал руководителем проекта, заключавшегося в строительстве двух искусственных курганов в разных экологических условиях, под которыми были погребены разнообразные органические и неорганические материалы, с целью проследить их движение и разрушение через определенные промежутки времени в течение 100 лет. Профессор Д. Димблеби был также членом многих археологических комитетов Британии и основателем журнала «Journal of Archaeological Science». Работая в Оксфорде и Институте Археологии, он продолжал развитие спорово-пыльцевого метода в изучении почв, и именно благодаря ему почвы стали объектом изучения палеоэкологов наряду с водными отложениями. Результаты своих исследований Димблеби обобщил в рецензируемой книге.

За период, прошедший с 1985 г., когда была опубликована книга Д. Димблеби, по этой тематике сделано немало. Однако синтезирующего труда, подобного книге Д. Димблеби не появилось.

Книга состоит из введения, семи глав и заключения. В приложении дается описание лабораторного метода обработки образцов для спорово-пыльцевого анализа. Список литературы насчитывает 197 названий.

Во Введении автор рассматривает место археологической палинологии в общей палинологии, ее задачи и возможности. Как известно, спорово-пыльцевой анализ был использован для изучения широкого спектра материалов: озерных отложений, торфов, почв и даже льдов, в самых разных регионах, от тропиков до полюса. Благодаря этому методу установлена хронология смен растительности в Плейстоцене и особенно в постледниковый период. Сохранившаяся в разного рода отложениях пыльца может иногда рассказать не столько о естественном изменении климата и растительности, сколько об окружающей человека природной среде и его деятельности. Такие исследования, безусловно, попадают под определение спорово-пыльцевого метода, хотя и в более широком его понимании.

За прошедшие годы спорово-пыльцевой анализ пролил свет на многие аспекты взаимоотношений человека и природы. Большая часть этой информации пришла из исследований водно-болотных отложений, традиционного палинологического объекта; это можно назвать косвенным применением метода в археологии. По понятным причинам такие исследования редко связаны с человеческими поселениями, однако использование этих данных открывает возможность исследовать и непосредственно археологические объекты, получая результаты уже напрямую связанные с человеческой деятельностью. Целью рецензируемой работы являлось обобщить такую информацию, показать, что сделано в этой области, и как спорово-пыльцевой анализ может быть использован археологами в дальнейшем.

В любых природных условиях одновременно протекает и взаимодействует множество процессов. Пыльца – только один из видов органических остатков, которые могут сохраняться в почве. Анализ насекомых, моллюсков, семян, физических и химических особенностей почвы, - все это должно дополнять данные, полученные спорово-пыльцевым методом. Иногда результаты разных дисциплин противоречат друг другу, это значит, данных недостаточно, требуются дальнейшие исследования. Противоречия могут быть и между палинологическими данными, полученными из культурного слоя и за пределами археологического объекта. В любом случае, археологическое поселение – сохранившийся фрагмент прошлого, где не только артефакты, но и пыльца - равные свидетели ушедших эпох.

В главе 1 «Пыльца в почве: принципы и методика» рассматривается процесс накопления и передвижения пыльцы в почве и принципиальное отличие почв от стратифицированных водных отложений, а также проблемы избирательного разрушения пыльцевых зерен, перемешивания почвенной фауной, обсуждаются возможности применения спорово-пыльцевого метода к карбонатным почвам. Даются рекомендации по сбору образцов и их обработке.

Накопление пыльцы в почве. В аэрируемых минеральных грунтах, на которых располагаются большинство археологических объектов, пыльца может сохраняться далеко не всегда – только в условиях, препятствующих микробиологическому разложению, таких как сухость, высокая кислотность, избыток соли или токсичных металлов. В умеренном климате основной фактор сохранения пыльцы – высокая кислотность почв, именно это и делает вообще возможным почвенный спорово-пыльцевой анализ.

Несмотря на то, что на континенте пыльцевой анализ почв давно широко использовался в палеоэкологических исследованиях, в Англии долгое время палинологи избегали работать с почвами, в основном на том основании, что почва не имеет четкой стратификации. Классический пыльцевой анализ использует отложения, последовательно аккумулирующие органику, такие, как торф или сапропель, в которые оседает из воздуха локальная и региональная пыльца (так называемый «пыльцевой дождь»). При этом отложившаяся пыльца не перемещается вертикально и горизонтально, и, таким образом, последовательность пыльцевых спектров является временной последовательностью. Хотя и в торфах и сапропеле имеют место процессы, осложняющие эту картину: эрозия берегов, турбулентность воды и т.д., в целом, временная последовательность существует.

Накопление пыльцы в почве – принципиально другой процесс, и диаграммы, полученные из почвы, должны интерпретироваться по-другому. За исключением очень сухих регионов, существует процесс движения воды сквозь почву сверху вниз, и вместе с водой движется пыльца. Но это не просто движение пыльцевых зерен через свободные промежутки между почвенными частицами. Даже в очень богатой пыльцой почве только ничтожная часть пыльцы свободна - она связана в почве в некие гумусовые комплексы. Поэтому движение происходит очень медленно, и оно связано с движением и разложением коллоидного гумуса. Его скорость зависит, конечно, и от механического состава почвы, но примерно можно выразить эту скорость как 10см в 300 лет, хотя часть пыльцы может двигаться и быстрее, причем как показали экспериментальные работы автора, скорость движения пыльцы не зависит от размера. Самый верхний слой почвы А0, аккумулирующий остатки растущих на этой почве растений, сходен с торфом – он постепенно нарастает сверху, и может иметь одновозрастные слои. Гумусовые слои могут сжиматься и набухать, и некоторое движение пыльцы сверху вниз происходит, но вполне адекватный анализ этих слоев возможен1. В нижележащих минеральных слоях почвы ситуация меняется, что сказывается не только на процентных соотношениях разных типов пыльцы, но и на их абсолютном количестве. Абсолютные числа (т.е. количество пыльцевых зерен на единицу объема) важны при анализе почв – их сравнение с относительными (выраженными в процентах) показывает, что это очень разные параметры.

В кислых почвах, таких как подзол, в которых перемешивающие почву организмы отсутствуют, распределение пыльцы, в почве характерно: наибольшее количество пыльцы сосредоточено в верхних слоях у поверхности и постепенно уменьшается с глубиной (этот факт очень важен для определения наличия погребенных поверхностей). Уменьшение количества пыльцы с глубиной связано не только с постепенным вымыванием ее из почвы, но и с разрушением пыльцевых зерен под действием микроорганизмов, актиномицетов. Тем не менее, наиболее старые пыльцевые зерна в целом будут накапливаться в нижних слоях почвы, куда идет вымывание, в то время, как большинство молодых оставаться ближе к поверхности. На рисунке 1 приводится диаграмма, показывающая теоретическое распределение пыльцы разного возраста в почве. Слева – количество пыльцы в почве (Absolute Pollen Frequency или APF), справа – относительное количество, выраженное в % от общей суммы. Для наглядности взято только три типа пыльцы – древняя, средняя и современная.



Рис.1. Кривые, показывающие теоретическое распределение пыльцы разного возраста в почве.


Из рисунка видно, что относительные кривые не дают адекватного представления об актуальной встречаемости старой пыльцы. Пики % и APF средневозрастной пыльцы не совпадают. Этот рисунок демонстрирует также главное отличие почвенной диаграммы от диаграммы стратиграфированного субстрата: хотя большая часть современной пыльцы концентрируется в верхних 4 см от поверхности, некоторые зерна проникают далеко вглубь профиля. В то же время большинство древней пыльцы содержится в нижнем слое, но небольшая часть остается в верхних слоях. Пыльца среднего возраста распределена в довольно широком диапазоне глубины, хотя пик находится посередине.

«Таким образом, почвенный профиль не является строго стратифицированным - на всех глубинах здесь есть пыльца самого разного возраста. Из этого следует, что почвенные пыльцевые диаграммы должны читаться особым образом» (с.5). Формы кривых в целом, безусловно, могут нести информацию о растительности территории, но отдельные образцы из почвы малоинформативны, и их анализ может даже вести к ложным выводам. Такие образцы имеют ценность, только если берутся из верхнего слоя современной или погребенной почвы, где пыльца, относящаяся к одному времени, абсолютно преобладает.

Можно ли считать адекватными результаты анализа нижних слоев почвы, если концентрация пыльцы в них очень низка? По мнению автора, если достаточное для статистического анализа количество зерен (не меньше 200) все-таки можно насчитать, данные вполне можно считать приемлемыми. Если же такое число набрать невозможно, то, строго говоря, анализ должен быть прекращен, не смотря на слезные просьбы археологов. Есть и другая причина, по которой анализ образцов со слишком низкой встречаемостью должен быть прекращен. В самых нижних слоях, содержащих очень старую (до тысяч лет) пыльцу, сохраняется обычно только самый устойчивый к окислению тип пыльцы, остальные разрушаются прежде, чем достигнут глубины. Часто в глубинных слоях находят повышенный процент высокоустойчивых спор папоротников и плаунов, – ясно что это не всегда можно интерпретировать, как отражение какого-либо определенного растительного сообщества. Высокий процент определенного типа пыльцы или спор должен быть сравнен с абсолютным количеством: только если встречаемость таксона в нижних слоях увеличивается, можно констатировать, что это – остатки древнего пыльцевого дождя, не представленного в верхних слоях, в противном случае имеет место избирательное сохранение отдельного, особо устойчивого типа зерен.

Далее автор приводит примеры экспериментальных исследований2, посвященных избирательному разрушению пыльцы. Так, например, в речной глине пыльца сохраняется значительно хуже, чем в песчаном подзоле, а самыми устойчивыми оказались споры плаунов и папоротников.



Гетерогенность и биологическая активность, разрушающая правильное распределение пыльцы - еще одна проблема почв. В почве присутствуют многочисленные дренажные каналы и корни. Хотя пыльца в почве в основном связана в гумусовые агрегаты и не может свободно двигаться, небольшая часть пыльцы может проникнуть вниз по каналам прежде внедрения в эти агрегаты. Эти каналы ясно видны аналитику по наличию большого количества поздней пыльцы, контрастирующей с основной массой (например, пыльца культур и сорняков в древних слоях).

Но главная причина гетерогенности – деятельность почвенных животных, особенно беспозвоночных, которых в почве живет множество. Однако большинство тех, которые производят перемешивающий эффект, ассоциированы с определенным типом гумуса и почв, кислотность которых не способствует сохранению пыльцы. В наиболее используемых для споро-пыльцевого анализа подзолистых почвах эта группа безпозвоночных почти незаметна, так как кислотность (pH меньше 4,5) ингибирует их деятельность. Там же, где рH больше 4,5, почвенная фауна активна и может полностью исказить последовательность отложения пыльцы. Автор приводит результаты экспериментальных работ, посвященных перемешиванию почвы червями (Рис.2). На поверхности карбонатной почвы, содержащей червей, и на подзолистой почве были насыпаны споры плауна (Licopodium) и сразу засыпаны песчаной насыпью. В карбонатной почве с червями через 4 года пыльца была найдена как и на глубине до 8 дюймов, так и в насыпи, выше уровня почвы. В подзолистой почве без червей через 9 лет все споры оставались на глубине 0-1 дюйм от погребенной поверхности.


Рис. 2. Движение спор Lycopodium в экспериментальных работах: А – кислая почва без червей через 9 лет, В – карбонатная почва c червями через 4 года. По вертикали – глубина в дюймах, по горизонтали - сумма процентов по 3 профилям. По Jewell and Dimbledy3, и Evans and Limbrey4.

В течение продолжительного времени земляные черви, питающиеся пыльцой, перемешивают всю пыльцу в пределах гумусового слоя, в котором они живут. В результате получается особый тип профиля – гомогенизированный, по терминологии Havinga5, в котором одинаковые процентные соотношения сохраняются на всей глубине. Ниже гумусового слоя черви отсутствуют, здесь происходит только постепенное движение пыльцы вниз с водой, что отражается в классическом распределении пыльцы по профилю (Рис.3)

Рис.3. Эффект гомогенизации на теоретическое распределение пыльцы разного времени в почве. Верхняя часть профиля полностью перемешана, нижняя часть неизменна.

Если условия почвообразования меняются, гомогенизированный профиль может смениться обычным, стратифицированным – такая последовательность наблюдается в почвах под вересковыми пустошами: коричневые лесные нейтральные почвы, перемешанные червями, сменились в процессе формирования безлесного ландшафта подзолистыми, слишком кислыми для червей.

Эрозия. Почвы могут также передвигаться целиком, большими массами, вместе с пыльцой, заключенной в почвенные структуры. Это происходит при водной и ветровой эрозии, особенно усиленной вырубками и распашкой. При изучении погребенных почв важную информацию может дать сравнение пыльцевых спектров погребенной поверхности и субстрата, под которым эта поверхность погребена.

Нейтральные и карбонантые почвы. Большинство археологическмх объектов расположены на нейтральных и карбонатных почвах, так как они более плодородны. Возможно ли к ним применение спорво-пыльцевого метода? Раньше такие почвы считались безнадежными из-за высокой степени биологической активности и, как следствие, разрушения и перемешивания пыльцы. Тем не менее, в таких почвах находят пыльцу, и ее изучение вызывает большой интерес археологов.

Если пыльца в таких почвах есть, то всегда в низкой концентрации – несколько тысяч на грамм. Чтобы получить адекватную для статистики сумму (200), требуется очень много труда. Но даже если необходимое число получено – насколько оно репрезентативно? В целом, конечно, такую почву нельзя назвать стратифицированной, пыльца в ней перемешана почвенной фауной, преимущественно червями. Следовательно, полученная пыльцевая сумма может служить усредненным отражением пыльцевого дождя в течение длительного периода времени.

Иногда в карбонатных почвах, несмотря на высокую микробиологическую активность, находят много хорошо сохранившейся пыльцы. Скорее всего, вся эта пыльца современная, попавшая в почву в течение одного или нескольких сезонов и еще не успевшая разрушиться.

В карбонатных почвах очень полезен анализ почвенных моллюсков, дополняющий споро-пыльцевой анализ.

При использовании специальных методов можно экстрагировать пыльцу даже из грунтов, содержащих несколько сотен зерен на грамм. В таком случае надо показать вероятность того, что вся эта пыльца относится к одной эпохе. Возможность наличия вторичной (более древней) пыльцы также должна учитываться. Древняя переотложенная пыльца часто выделяется более темным цветом (изменения пыльцевых стенок).

Сбор и обработка образцов. Поскольку, как сказано выше, в сухих нейтральных почвах нет стратификации, и каждый образец может содержать разновременную пыльцу, одиночные образцы из таких почв не несут никакой информации. Единственное исключение – когда есть уверенность, что вся пыльца в образце относится к одному и тому же периоду времени – например, погребенная поверхность, погребенный торф.

В любом другом контексте образцы должны быть множественными, чтобы была возможность построить диаграмму. В глубоких разрезах расстояние между ними должно быть 5-10 см, но в слоях, наиболее интересных с археологической точки зрения, образцы можно брать на меньшем расстоянии - до 0,5 см (выше и ниже находки). В нормальном почвенном профиле образцы должны браться так, чтобы они касались друг друга для получения полной колонки. Это может выявить сложность почвы – погребенные поверхности. Многие работы базируются на сборе образцов из почвенных горизонтов. «К сожалению, эта практика не всегда оправдана, т.к. горизонты, которые мы видим сейчас, сформировались сравнительно недавно, может быть много позже, чем пыльца, сохранившаяся в них» (c.21)6.

Необходимое количество пыльцы в образце – от 200 до 1000, следовательно, образцы не должны быть большими. Тем более, что большие пробы могут содержать разновременную пыльцу. Образцы должны браться с только что открытой поверхности для исключения засорения современной пыльцой, они должны быть ясно подписаны. Кроме того, должно быть подробное описание профиля с указанием наличия гумуса, корневых каналов, наличие улиток (показатель высокого pH), признаки деятельности червей, артифакты, угли и т.д. Для предотвращения микробиологической активности образцы надо сушить.

После сбора образцов, и их подписывания полевая работа археолога закончена. Далее нужна лабораторная обработка, которая проводится специалистами-палинологами.


Следующие пять глав посвящены подробному описанию разных типов отложений, палинологические исследования которых применяются в археологии. Это водны-болотные отложения (сапропели и торфа), погребенные почвы, земляные сооружения, пещерные отложения и открытые (непогребенные) культурные слои.
Глава 2. Водные и болотные отложения.

Лучше всего пыльца сохраняется там, где анаэробные условия постоянны – в озерных отложениях и торфах. Искусственные углубления такие, как колодцы, канавы, ямы могут быть местом застоя воды и накопления органики, включающей и пыльцу. Если же грунт периодически высыхает, особенно летом, пыльца может и не сохраниться вследствие высокой микробиологической активности.

Хотя большинство поселений расположено в сухих местах, многие расположены вблизи водоемов и иногда оказываются затопленными. Встречаются также археологические находки и в торфяных болотах. Автор приводит примеры палинологических исследований водных отложений и торфов, непосредственно связанных с археологическими раскопками.

Берега водоемов. На берегу озера в тростниковом болоте была найдена платформа из бревен, камней и глины, заросшая и перекрытая слоем тростникового торфа7. Палинологические исследования слоев под платформой, платформы и верхних слоев торфа показали, что поселение относится к Бореальному времени (это было время до массового использования радиоуглеродного метода).

В другой работе8 описана неолитическая стоянка, расположенная на плавающей платформе (сплавине) на краю тростникового болота. Споро-пыльцевой анализ отложений под платформой показал, что время ее обособления соответствует времени стоянки (они содержали также пыльцу подорожника), в то время как сама сплавина значительно старше.

Третий случай: ранненеолитическое поселение в горах Швейцарии расположено на слое бревен, под ним – сапропель, над ним – торф. Споро-пыльцевой анализ показал, что поселение не было затоплено, а было основано на высохшем дне озера, а затем погребено под осоковым болотом, покрывшим всю территорию бывшего озера9. Показано также, что появление людей связано с сокращением леса и развитием кустарниковой растительности.

Поселения редко встречаются в поймах, но пойменные отложения могут быть очень информативны, особенно там, где отсутствуют другие депозиты, в которых может сохраняться пыльца. Пример – раскопки в Африке, на границе Замбии и Танзании, в пойме Каламбо. Спорово-пыльцевой анализ пойменных отложений дал информацию об истории растительности и климата за 50000 лет10.

Речной аллювий часто содержит пыльцу, но ее происхождение не всегда ясно. Аллювиальные слои могут быть результатом антропогенной эрозии, связанной с распашкой. В Англии, например, показано, что происхождение аллювия некоторых долин связано с эрозией дренажных каналов Бронзового века11. .

Торф. Следы поселений редко могут быть найдены в торфах (если это не край озера), т.к. верховые болота малопригодны для жизни. Но свидетельства человеческой деятельности находят в болотах довольно часто, например, строение, окруженное стеной камней и датированное с помощью пыльцевого и радиоуглеродного методов 1000 ВС, посреди мохового болота в Голландии12 и определенное как святилище. Тщательно изучена палинологически и археологически Fen country в Восточной Англии13, там установлена четкая последовательность смен растительности в связи с культурным освоением. В Somerset Levels (Англия) с помощью споро-пыльцевого анализа и других методов прослежены дороги, проложенные через обширное моховое болото в первом тысячелетии до н.э., а также найдено несколько поселений, периодически затопляемых14.

Хотя использование спорово-пыльцевого метода для датирования ушло в прошлое, споро-пыльцевой анализ торфяных отложений может дать очень ценную информацию о сменах растительности, в том числе вызванных человеческой деятельностью, тем более, если он дополнен ботаническим анализом торфа.



Искусственные ямы и колодцы, содержащие воду, могут также дать прекрасные условия для сохранения органики. Отложения колодцев неоднократно исследовались ботанически, например, в Вирджинии, США15. Гораздо меньше палинологических исследований, одно из них – проведенное автором исследование колодцев бронзового века в Англии. Найденные в них отложения содержали большое количество недревесной пыльцы, характерной для пашни и выпаса.

Другой пример: система дренажных канав на германском побережье Северного моря, многократно достраивавшаяся в течение 15 столетий нашей эры, детально проанализирована ботанически и палиноогически16.




Каталог: files
files -> 1 дәріс : Кіріспе. Негізгі түсініктер мен анықтамалар. Тиеу-түсіру жұмыстары жөніндегі жалпы түсініктер
files -> Қыс ең зақымданатын жыл мезгілі. Бірақ жаралану, сынық, тоңазу, үсіп қалу біздің қысқы тұрмыстың міндетті салдары емес
files -> Қазақ халқының ұлттық ойындары
files -> Тема: Детский травматизм. Травма мягких тканей лица и органов рта у детей. Особенности первичной хирургической обработки ран лица. Показания к госпитализации ребенка
files -> Тематичний план практичних занять


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет