К вопросу об изучении грамматического строя диалектов тувинского языка



Pdf көрінісі
Дата03.08.2018
өлшемі68.9 Kb.
#81491

Куулар Елена Мандан-ооловна 

К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ГРАММАТИЧЕСКОГО СТРОЯ ДИАЛЕКТОВ ТУВИНСКОГО ЯЗЫКА

 

В статье анализируются особенности употребления притяжательных аффиксов имен существительных, глаголов 

повелительного  наклонения  в  диалектах  и  говорах  тувинского  языка  в  сравнении  с  тувинским  литературным 

языком, также некоторыми тюркскими языками. Впервые привлекаются материалы из речи этнических тувинцев 

сумона Цагаан-Нур Монголии, собранные в полевых условиях во время диалектологической экспедиции. Причину 

появления диалектных форм можно разъяснить на основе некоторых соседних тюркских и монгольского языков. 

Адрес статьи: 

www.gramota.net/materials/2/2015/12-2/30.html

 

 

Источник 



Филологические науки. Вопросы теории и практики

 

Тамбов: Грамота, 2015. № 12(54): в 4-х ч. Ч. II. C. 116-118. ISSN 1997-2911. 

Адрес журнала: 

www.gramota.net/editions/2.html

 

Содержание данного номера журнала: 



www.gramota.net/materials/2/2015/12-2/

 

 



© Издательство "Грамота"

 

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: 

www.gramota.net

 

Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: 



phil@gramota.net

 


116

 

Издательство «Грамота»



 

www


.gramota.

net 


УДК 81-26 

Филологические науки 

 

В статье анализируются особенности употребления притяжательных аффиксов имен существительных, 

глаголов повелительного наклонения в диалектах и говорах тувинского языка в сравнении с тувинским ли-

тературным языком, также некоторыми тюркскими языками. Впервые привлекаются материалы из речи 

этнических тувинцев сумона Цагаан-Нур Монголии, собранные в полевых условиях во время диалектологи-

ческой экспедиции. Причину появления диалектных форм можно разъяснить на основе некоторых соседних 

тюркских и монгольского языков. 

 

Ключевые слова и фразы: литературный тувинский язык; диалект; речь этнических тувинцев; грамматика; 

притяжательные аффиксы; сравнение. 



 

Куулар Елена Мандан-ооловна, к. филол. н., доцент 

Тувинский государственный университет 

kuular-e-m@mail.ru 

 

К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ ГРАММАТИЧЕСКОГО  

СТРОЯ ДИАЛЕКТОВ ТУВИНСКОГО ЯЗЫКА



 



 

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 15-04-18013  

«Этнолингвистические характеристики этнических тувинцев сумона Цагаан-Нур Монголии». 

 

В настоящее время грамматическая система говоров и диалектов тувинского языка исследована не в полной 

мере. Изучение грамматического строя, в частности притяжательных аффиксов тувинских диалектов, в обоб-

щающем плане очень актуально. Во-первых, выясняются общие и отличительные стороны употребления аф-

фиксов по говорам и диалектам; во-вторых, результаты исследования могут служить важным морфологическим 

основанием для классификации тувинских диалектов; в-третьих, результаты могут быть полезны при написании 

учебных  пособий  по  истории  языка,  диалектологии  и  грамматике  тувинского  языка,  при  сравнительно-

исторических, сопоставительных исследованиях тувинского и других тюркских языков. 

Способность выражения принадлежности при помощи специальных аффиксов была присуща тюркским 

языкам с древних времен и унаследована ими от тюркского праязыка [5, с. 92]. По формам принадлежности 

тувинский язык не имеет особых отличий от других тюркских языков, об этом свидетельствуют следующие 

формы принадлежности в современных и древних тюркских языках. 

 

Единственное число 



 

1 лицо -(ы)м, -(у)м 

2 лицо -(ы)ӊ, -(у)ӊ, -(ы)н, -(у)н 

3 лицо -(с)ы, -(с)у, -(з)ы, - (з)у 

 

Множественное число 



 

1 лицо -(ы)мыз, -(у)муз, -(ы)быз, -(у)буз, -(ы)быс, -(у)бус, -(ы)выз, -(у)вуз, -(ы)выс, -(у)вус 

2 лицо -(ы)ӊыз, -(у)ӊуз, -(ы)ныз, -(у)нуз, -(ы)гыз, -(у)гуз, -(ы)йыз, -(у)йуз, -(у)вуз. 

3 лицо -(с)ы, -(с)у, -(з)ы, -(з)у. 

 

По  истечении  времени  эта  первичная  схема,  несомненно,  подвергалась  некоторым  изменениям.  Кроме 



того, имеются и другие, менее распространенные аффиксы принадлежности, которые встречаются в некото-

рых говорах и диалектах современных тюркских языков. 

В данной работе излагаются выводы, полученные в результате изучения материалов исследования форм 

и особенностей употребления притяжательных аффиксов имен существительных и глаголов 2-го лица мно-

жественного  числа  повелительного  наклонения  в  различных  тувинских  говорах  и  диалектах  в  сравнении 

с некоторыми тюркскими языками. Нужно отметить, что категория принадлежности существительных в ли-

тературном тувинском языке выражается двумя способами: синтетическим и смешанным. При первом спо-

собе к основе слова присоединяется специальный аффикс принадлежности, выражающий лицо и число об-

ладателя  предмета. Для сравнения сначала приведем аффиксы  принадлежности тувинского литературного 

языка, эти аффиксы соответственно особенностям звукового строя тувинского языка имеют свои варианты. 

 

Единственное число 



Множественное число 

 

1 лицо … , -ым/ … 



1 лицо -выс… , -ывыс/ … 

2 лицо … , -ыӊ/ … 

2 лицо -ӊар/ … , -ыӊар/ … 

3 лицо -зы/ … , -ы/ … 

3 лицо -зы/ … , / … 

                                                           

 

Куулар Е. М., 2015 



ISSN 

1997


-

2911


 

Филологические науки. Вопросы теории и практики, № 12

 

(

54



) 2015, часть 2

 

117



 

При смешанном способе личные местоимения в родительном падеже употребляются вместе с определяемы-

ми  ими  существительными,  составляя  изафетное  сочетание.  Существительное  в  таком  изафетном  сочетании, 

являясь его вторым компонентом, принимает аффикс принадлежности, согласуясь в лице и числе с личным ме-

стоимением – первым компонентом изафетного сочетания, стоящим в родительном падеже [2, с. 220]. Напри-

мер,  в  словосочетании сэ=эӊ  ном=уӊ ‘твоя  книга’  лицо  и  число обладателя  выражены  и  в  определении сээӊ 

‘твоя’, и в аффиксе принадлежности -уӊ, который присоединился к определяемому слову ном=уӊ ‘(твоя) книга’. 

В системе аффиксов принадлежности в говорах и диалектах тувинского языка наблюдаются специфиче-

ские особенности, отличающие их от литературного тувинского языка и большинства других тюркских язы-

ков. Эти отличия касаются в основном форм множественного числа. 

Так, в бай-тайгинском говоре западного диалекта аффикс 1-го лица множественного числа имеет особую 

форму на -мыс/ … , например, ува=мыс лит. угба=выс ʻнаша сестраʼ, чон=умус лит. чон=увус ʻнаш народʼ, 



эртемчээннер=имис лит. эртемденнер=ивис ʻнаши ученыеʼ [1, с. 41]. В этих словах после гласных а, ы, у, и 

основы начальный согласный аффикса -в- перешел в -м-. Переход начального б- в м- (< -мыз, -миз) аффикса 

1-

го  лица множественного  лица авторы Сравнительно-исторической грамматики тюркских языков объяс-



няют двояко: 1) б- в варианте -ыбыз/-ибиз, оказавшись в интервокальном положении, мог превратиться в м-

2) б- мог превратиться в м- после основ, оканчивающихся на м, нӊ [5, с. 93]. 

В зарубежном цэнгэльском диалекте тувинского языка, т.е. в речи этнических тувинцев Монголии, зафик-

сирован  интересный  случай  относительно  расположения  аффиксов:  к  основе  существительного  в  первую 

очередь присоединяется аффикс принадлежности, а затем ‒ множественного числа: даай=ым=нар ʻмой дядя 

и  другиеʼ  (здесь  имеется  в  виду  семья  дяди,  либо  мой  дядя  с  детьми,  либо  с  женой)  лит.  даайым  суг



ээдж=им=нер ʻмоя мать и  другиеʼ (моя мать с детьми или с отцом) лит. авам суг [6, с. 9]. Тем не менее 

в указанном  диалекте  не  исключается  обычный  порядок  присоединения  аффиксов  множественного  числа 

и 1-го лица: даай=лар=ым ʻмои дядьяʼ. 

Как показатель принадлежности 2-го лица множественного числа в литературном тувинском языке при-

нята форма -ыӊар/ … , но в сут-хольском, дзун-хемчикском говорах центрального диалекта, также в речи 

этнических тувинцев Цэнгэла и Кобдо Монголии употребляется вариант -ыгар, -игер, отражающий диалект-

ную  особенность:  ажыл=ыгар  лит.  ажыл=ыӊар  ʻваша  работаʼ,  уруг=угар  лит.  уруг=уӊар  ʻваша  дочьʼ, 

мал=ыгар лит. мал=ыӊар ʻваш скотʼ, такую же форму имеет аффикс 2-го лица множественного числа глаго-

лов  повелительного  наклонения,  например  көр=үгер  лит.  көр=үӊер  ʻсмотритеʼ,  ажылда=гар  лит.  ажыл-



да=ӊар ʻработайтеʼ, од=угар оккул=угар лит. од=уӊар оттул=уӊар ʻрастопите (печь)ʼ. 

В  тувинском  литературном  языке  показатель  принадлежности  2-го  лица  множественного  числа  образуется 

путем присоединения аффикса множественного числа -ар/ … (< -лар) к аффиксу 1-го лица единственного числа -

ыӊ/ … -ӊар /-ыӊар (< -ыӊ = -ар). Диалектный вариант аффикса на -гар/-ыгар, видимо, сохранился от более древ-

него состояния языка. В пратюркском языке было два варианта притяжательного аффикса 2-го лица единствен-

ного числа ‒ -ӊ(-ыӊ) и -г(-ыг), следовательно, в указанных диалектах показателю множественности -ар/-ер пред-

шествует второй вариант аффикса -г(-ыг). Использовался этот аффикс и в памятниках древнетюркской письмен-

ности. Следует отметить, что самое большое количество орхоно-енисейских памятников было найдено на терри-

тории Республики Тыва. Встречается притяжательный аффикс -гар/-ыгар также в соседнем алтайском языке. 

Форма принадлежности 3-го лица единственного числа как в тувинском, так и в других тюркских языках 

является и формой множественного числа, передается она при помощи аффиксов -ы/-и после согласных, -



сы/-си  после  гласных.  В  тувинском  языке  начальный  глухой  согласный  с-  в  аффиксе  -сы/-си,  оказавшись 

в интервокальном положении, превращается в звонкий зава=зы ʻих матьʼ, дилги=зи ʻих лисаʼ, хову=зу ʻих 

полеʼ, өшкү=зү ʻих козаʼ. А в тоджинском диалекте к некоторым словам, оканчивающимся на сонорный 

присоединяется второй вариант аффикса принадлежности 3-го лица единственного и множественного числа: 



агаар=зы лит. агаар=ы ʻего климатʼ, чумур=зу лит. чумур=у ʻего сычугʼ, сүткүр=зү лит. сүткүр=ү ʻеё мо-

лочностьʼ, отличая его от других диалектов и литературного языка [7, с. 97]. В речи тухаларов Монголии 

зафиксированы аналогичные примеры типа хаак карты=сы лит. хаак карт=ы ʻкора тальникаʼ, ээш оглу=су 

лит. кыс адыг огл=у ʻдетёныш медведицыʼ. 

Далее  остановимся  на  смешанном  способе  выражения  принадлежности.  В  этой  области  юго-восточный 

диалект тувинского языка, возникший в значительной степени под монгольским влиянием, занимает несколь-

ко обособленное положение. В говорах юго-восточного диалекта, т.е. в речи носителей тесхемского и эрзин-

ского  говоров,  часто  употребляется  сочетание  родительного  падежа  личного  местоимения  1-го  и  2-го  лица 

множественного числа с существительным, обозначающим предмет обладания, без аффикса принадлежно-

сти: сээӊ хой лит. сээӊ хой=уӊ ʻтвоя овца (твое стадо)ʼ, бистиӊ кижилер лит. бистиӊ кижилер=ивис ʻнаши 

людиʼ, силерниӊ пажыӊ лит. силерниӊ бажыӊ=ыӊар ʻваш домʼ и т.п. В предложении данное сочетание вы-

глядит  таким  образом:  Бодумнуӊ  уруглар  ийи  оол,  ийи  кыс  лит.  Бодумнуӊ  уруглар=ым  ийи  оол,  ийи  кыс 

ʻСвоих детей (четверо) два мальчика, две девочкиʼ [3, с. 84]. Такие же сочетания можно встретить и в речи 

носителей терехольского диалекта: Суурнуӊ арэпоот кудуда лит. Суурнуӊ аэропорт=у куду ʻАэропорт села 

(находится) внизу (в нижней части сел)ʼ [Там же]. 

Однако с формами 3-го лица ни в эрзинском, ни в тесхемском говорах такие сочетания недопустимы. 

Аналогичный способ тюркского изафета зафиксирован в тофаларском языке, и, по мнению В. И. Рассади-

на, данная форма встречается гораздо реже и присуща скорее небрежной речи, например: Сииӊ боо кайда? 

ʻГде твое ружье?ʼ, Бо бистиӊ аът ʻЭто наш коньʼ [4, с. 25]. 


118

 

Издательство «Грамота»



 

www


.gramota.

net 


В  речи  этнических  тувинцев  Кобдоского  аймака  Монголии  также  зафиксировано  использование  рас-

сматриваемого  способа,  это  явление  можно  продемонстрировать  следующим  примером:  Хемчик  тывалар 



бистиӊ улусэъттиӊ үзүү, сөөктүӊ сыйыы, ханныӊ дамдызы дээр. Ср. тув. лит. Хемчик тывалар=ы бистиӊ 

улуз=увус: [оларныэъттиӊ үзүк=ү, сөөктүӊ сыйык=ы, ханныӊ дамды=зы дээр бис ʻТувинцы из Хемчика – 

наш народ: (мы их называем) часть плоти моей, капля крови моей, осколок «остова» моегоʼ [3, с. 84]. 

Наши материалы показывают, что в речи этнических тувинцев Монголии встречаются два разных спе-

цифических способа выражения категории принадлежности: во-первых, она выражается при помощи соче-

тания  существительного,  означающего  предмет  обладания  и  оформленного  соответствующим  аффиксом 

принадлежности,  с  существительным  или  личным  местоимением  в  родительном  падеже,  т.е.  с  помощью  

II-

го тюркского изафета; во-вторых, первый компонент имеет форму родительного падежа, а второй компо-



нент изафета не оформляется аффиксом личной принадлежности. В связи с этим можно сделать предполо-

жение о том, что монголоязычные тувинцы юго-восточного диалекта и этнические тувинцы Монголии под 

влиянием своей монгольской речи употребляют типично монгольское выражение отношений принадлежности 

вместо тюркского изафета, ср.: ээжийн алчуур (от ээж=ийн ‒ аффикс родительного падежа) ʻмамин платокʼ, 



хөгшин аавын хонь (от хөгш=ин аав-) ʻовца дедушкиʼ, ахын гутал (от ах=ын) ʻобувь братаʼ и т.д. 

В  отличие  от  вышеназванных  говоров  в  терехольском  диалекте  употребляется  иная  форма  тюркского 

изафета, т.е. в первом компоненте изафета, обозначающем собственные имена, аффикс родительного падежа 

вообще опускается, однако ко второму его компоненту присоединяется аффикс принадлежности. В речи те-

рехольцев  допустимы  сочетания  слов  Света  ава=зы  лит.  Света=ныӊ  ава=зы  ʻСветина  мамаʼ,  Уран-кыс 

уруг=у лит. Уран-кыс=тыӊ уруг=у ʻДочь Уран-кысʼ, хой хурганы лит. хой=нуӊ хураган-ы ʻягненок овцыʼ и т.д. 

В предложении эти словосочетания употребляются следующим образом: Света ава=сы четип келти вместо 

лит.  Света=ныӊ  ава=зы  чедип  келди  ʻСветина  мама  пришлаʼ,  Уран-кыс  уруг=у  бо-дур  вместо  лит.  Уран-

кыс=тыӊ уруг=у бо-дур ʻВот (она) дочь Уран-кысʼ. 

Что касается других тюркских языков, то в большинстве из них смешанный способ выражения принад-

лежности  в  целом  сохраняется,  но  при  наличии  притяжательных  местоимений  аффикс  принадлежности 

опускается, и это является нормой. 

Ближайшей задачей в области диалектологии является сбор, систематизация и изучение грамматических 

особенностей  говоров  и  диалектов  тувинского  языка,  где  немаловажную  роль  играют  экстралингвистиче-

ские факторы. Результаты исследования могут быть использованы при написании исторической грамматики 

тувинского языка, учебника по родной диалектологии. 



 

Список сокращений 

 

Тув. лит./лит. – тувинский литературный язык. 

Ср. – сравни. 

 

Список литературы 

 

1.

 

Доржу М. Д. Бай-тайгинский говор в системе диалектов тувинского языка. Кызыл: Тувинское книжное издательство, 

2002. 107 с. 



2.

 

Исхаков Ф. Г., Пальмбах А. А. Грамматика тувинского языка. Фонетика и морфология. М.: Издательство восточной 

литературы, 1961. 470 с. 



3.

 

Куулар Е. М. Юго-восточный диалект тувинского языка. Кызыл: Редакционно-издательский отдел ТувГУ, 2012. 213 с. 

4.

 

Рассадин В. И. Морфология тофаларского языка в сравнительном освещении. Улан-Удэ: Бурятское книжное изда-

тельство, 1978. 288 с. 



5.

 

Серебренников Б. А., Гаджиева Н. З. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. М.: Наука, 1986. 285 с. 

6.

 

Хиис Гансух. Особенности тувинской речи жителей Цэнгэла: автореф. дисс. … к. филол. н. Новосибирск, 2009. 20 с. 

7.

 

Чадамба З. Б. Тоджинский диалект тувинского языка. Кызыл: Тувинское книжное издательство, 1974. 136 с. 

 

ON THE ISSUE OF LEARNING GRAMMATICAL SYSTEM  

OF THE DIALECTS OF THE TUVINIAN LANGUAGE 

 

Kuular Elena Mandan-oolovna, Ph. D. in Philology, Associate Professor 

Tuvan State University 

kuular-e-m@mail.ru 

 

The article analyses the peculiarities of using possessive affixes of the nouns, verbs of imperative mood in the dialects and patois 

of the Tuvinian language in comparison with the Tuvinian literary language and also some the Turkic languages. For the first 

time the materials from the speech of ethnic Tuvinians of the sum of Tsagaannuur of Mongolia, collected in the field conditions 

during a dialectological expedition, are attracted. The cause of appearing dialect forms may be explained on the basis of some 

neighboring Turkic and Mongolian languages. 

 

Key words and phrases: the literary Tuvinian language; dialect; the speech of ethnic Tuvinians; grammar; possessive affixes; 

comparison.    



 



Достарыңызбен бөлісу:




©stom.tilimen.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет