История философии



Pdf көрінісі
Дата02.04.2019
өлшемі82.24 Kb.

25

История философии

УДК 1(091)

Парадоксы человеческого существования С. Кьеркегора

А.

А. А.



А. Легчилин

Легчилин, кандидат философских наук, доцент



В статье прослеживается миросозерцание датского мыслителя С. Кьеркегора в контексте его жизненного 

пути сквозь призму категории «абсурд». Анализируются этапы жизненного пути С. Кьеркегора как ряд 

парадоксальных феноменов: тема рождения, тема отца, тема образования, тема Регины Ольсен, тема 

творчества, тема псевдонимов, тема смерти.

Ключевые слова: С. Кьеркегор, человеческое существование, парадокс, экзистенция.

Paradoxes of Human Existence by S. Kierkegaard

A. A. Liahchylin,

A. A. Liahchylin, PhD in Philosophy, Associate Professor



The article analyses worldview of Danish philosopher in context of his life through the category of ‘absurd’. The periods 

of his life are analyzed as a number of paradoxical phenomena: topics of  birth, of father, of  education, of Regina Olsen, 

of creative work, of pseudonyms, of death.

Keywords: S. Kierkegaard, human existence, paradox, existence.

Не только мои сочинения, но также и моя жизнь, 

причудливая интимность всего ее механизма ста-

нет предметом бесчисленных исследований. 

Во всем, что я написал, речь идет единственно и ис-

ключительно обо мне самом. 

Я представляю собой рефлексию с начала до конца. 

Как одинокая сосна, эгоистически замкнутая в себе 

и устремленная ввысь, стою я, не бросая даже 

тени, и один лишь дикий голубь свивает гнездо на 

моих ветвях.

То, что свет назвал бы пустяками, для меня — это 

события огромного значения.

С. Кьеркегор

Эпоха, в которую возвысился и был низвергнут 

Наполеон, стала определяющей для судеб Коро-

левства Дании, до этого главенствующей северной 

державы. Не успели отгреметь войны, как в 1813 г. 

датское государство обанкротилось, а в 1814 г. Нор-

вегия расторгла личную унию с Данией и заключи-

ла союз со Швецией, перейдя под руку шведского 

короля. Датская же наука, изобразительное искус-

ство и литература, напротив, пережили в этот пери-

од необычайный расцвет, продолжавшийся до се-

редины столетия, а потери в области политики 

и экономики компенсировались завоеваниями ду-

ховного порядка. Именно в такой среде раскрылся 

гений философа Серена Кьеркегора [1813—1855]. 

Датский религиозный мыслитель Серен Кьер-

кегор — фигура чрезвычайно своеобразная. Не-

многие мыслители XIX в. могут сравниться с ним 

по тому влиянию, которое он оказал на духовную 

и интеллектуальную жизнь европейского обще-

ства XX в. Немногие мыслители являются предме-

том таких оживленных дискуссий, подвергаются 

столь многочисленным и разнообразным трактов-

кам, комментируются и расшифровываются в та-

ком огромном количестве толстых книг, брошюр 

и журнальных статей, как Кьеркегор, произведе-

ния которого при жизни не только не переводи-

лись с датского на иностранные языки, но и не 

рассматривались как философские. Соотечествен-

ники ценили в нем талантливого писателя, обла-

дающего прекрасным стилем, но даже самые даль-

новидные из них не могли предположить, какое 

будущее ожидает его творчество. Размышления 

Серена Кьеркегора и в наше время остаются акту-

альными [8, 9, 10, 11, 12]. Воздействие мышления 

этого писателя и философа начало сказываться 

только в конце XIX в. и особенно в начале XX в., 

порождая в душах людей разочарования и надеж-

ды, радости и тревоги, воспоминания и прозре-

ния. Да и сами его размышления, мысли и идеи, 

подобно падающим звездам, быстро вспыхивают 

и сгорают, оставляя лишь ментальный свет в нео-

бозримом небосводе человеческого мышления, 

человеческих чувств и переживаний. Предметом 

исследования стали философские размышления 

Кьеркегора о человеке и его экзистенции. Такая 

*

 Заведующий кафедрой философии культуры ФФСН БГУ.



26

История философии

проблематика во многом объясняется складом его 

личности, чертами характера, которые, несомнен-

но, сказались на личностном облике его философ-

ствования, на стиле исследования и изложения. 

Многие исследователи  его философских размыш-

лений о человеческих проблемах связывают их не-

посредственно с его личной жизнью. На это сам 

Кьеркегор, как мы это отметили в эпиграфе, часто 

намекает. Попробуем и мы взглянуть на короткую 

жизнь мыслителя с точки зрения его экзистенции. 

Причем каждый период его жизни, который мы 

представим устами самого Кьеркегора, выглядит, 

по меньшей мере, парадоксальным, если не ска-

зать абсурднымc точки зрения оценки человече-

ского бытия. Таким образом, всю его короткую 

жизнь мы разделим на  этапы, в которых акцент 

будет сделан на определенной теме экзистенци-

ального парадокса его жизни, в то время как для 

простого человека она бы выглядела совершенно 

в других нравственных оценках.  



Тема рождения

Кьеркегор родился 5 мая 1813 г. в Копенгагене. 

Отцу было 57 лет, матери — 45, когда он родился. 

Это был седьмой и последний ребенок в семье. 

Мать Серена — Анна вначале была служанкой 

в доме его отца. Отец вступил с ней в брак вскоре 

после смерти первой жены, и гораздо скорее, чем 

полагалось по закону природы, у них родился ре-

бенок, которого назвали Серен. «Я родился в ре-

зультате преступления, я появился вопреки воле 

Божьей», — писал незадолго до смерти в дневнике 

философ [цит. по: 1, с. 38].



Тема отца

Отец философа Михаэль Педерсен был угрю-

мым, мрачным и суровым человеком. В отноше-

нии религии он был фанатиком. В детстве пас 

овец, в 12 лет его привезли в Копенгаген, где он 

стал работать приказчиком у дяди, галантерейно-

го торговца [11, с. 40—45]. Выросши и освоив тор-

говлю дело, он начал сам свое дело и быстро раз-

богател на торговле чулками. В 40 лет, скопив 

крупное состояние, стал жить на доходы от своего 

капитала. Два «великих греха» тяготели над ним, 

омрачая все его существование. Первым грехом 

отца было проклятие, которое он послал Богу за 

тяжелый труд пастуха: «Ужасающий случай с че-

ловеком, который когда-то маленьким мальчиком 

пас овец в степях Ютландии, терпя множество ли-

шений, голодая, бедствуя; и вот однажды он взо-

брался на холм и проклял оттуда Бога. И в свои 

восемьдесят два года он не мог забыть об этом» 

[цит. по: 11, с. 63]. Вторым же грехом было совра-

щение служанки, его будущей второй жены [11, 

с. 40—43]. Воспитание юного Кьеркегора находи-

лось под непосредственным влиянием отца. 

«С детства я находился во власти невыносимой де-

спотии… Будучи ребенком, я подвергался строго-

му и суровому христианскому воспитанию, говоря 

по-человечески, безумному воспитанию...». «Если 

вы… хотите знать, каким образом я стал писате-

лем, каков я есть, я отвечу, что обязан этим стари-

ку, человеку, которому я больше всего обязан...» 

[цит. по: 1, с. 38]. В дневнике за 11 августа 1838 г. 

мы читаем: «Отец умер в среду ночью, в два часа. 

Моим заветным желанием было, чтобы он прожил 

еще несколько лет, и смерть его я рассматриваю 

как ту последнюю жертву, что он принес мне из 

своей любви ко мне. Ибо не от меня он ушел, но — 

ради меня, он ушел затем, чтобы из меня, если 

возможно, что-нибудь еще могло выйти…» [цит. 

по: 11, с. 68—69].

Тема образования

С 6 лет Серен начал учиться в школе. Хилый, бо-

лезненный, с искривленным позвоночником, кри-

выми и тонкими ножками, юный Серен всегда был 

объектом насмешек. Однако он не оставался в дол-

гу, сам был задирист, язвителен. Со стороны отца 

за эти качества он получил прозвище «вилка». 

В 1830 г. (Серену 17 лет) по воле отца он был зачис-

лен студентом теологического факультета Копен-

гагенского университета. Зачисленный, как и все 

студенты, в королевскую лейб-гвардию, он через 

три дня был отчислен по состоянию здоровья.

Теология, надо заметить, не интересовала Кьер-

кегора. Его больше привлекала эстетика. Возмож-

но, поэтому он учился на теологическом факуль-

тете 10 лет. Будучи студентом, он вел свойствен-

ный молодежной богеме тех лет образ жизни: по-

сещение театров, ресторанов, кутежи с прияте-

лями... «Только что я вернулся из компании, чьей 

душой был; шутки лились из меня ручьем, все 

смеялись, все восхищались мной, однако, и в этом 

месте тире должно быть таким же длинным, как 

земные радиусы, — однако я ушел и хотел застре-

литься», — читаем мы в Дневнике за 1836 год [цит. 

по: 11, с. 54].

Тема Регины Ольсен

Образ жизни фланера и повесы, неминуемо 

приведший к неудовлетворенности, разочарова-

нию и депрессии, закончился  неожиданным зна-

комством 24-летнего Кьеркегора и 15-летней Ре-

гины Ольсен [1822—1904]. Впервые они встрети-

лись в мае 1837 г. Это были совершенно различные 

существа. «Между ней и мною была бесконечная 

дистанция», — писал он впоследствии. Она — не-

посредственная, жизнерадостная, оживленная, 

а он — нервный, ироничный, претенциозный. Но 

крайности сходятся. Они полюбили друг друга: 



27

История философии

«Я пережил в себе самом за полтора года больше 

поэзии, чем во всех романах вместе взятых» [цит. 

по: 1, с. 40]. 10 сентября 1840 спустя 3 года после 

знакомства они были помолвлены. А на другой 

день после обручения, как свидетельствует его 

дневник, Кьеркегор уже сожалел об этом. Ровно 

год спустя, 11 октября 1841 г., нежданно-негадан-

но для Регины она получила обратно обручальное 

кольцо с прощальным письмом: «Прости челове-

ка, который, если вообще что-то может, то уж 

одного-то точно не может — сделать девушку 

счастливой» [цит. по: 11, с. 91].

Но, безвозвратно расставшись с Региной, он дол-

гие годы тяжело переживал это расставание, до кон-

ца жизни сохраняя верность своей единственной 

любви. «Есть только два человека, которые имели 

для меня такое огромное значение: мой покойный 

отец и наша дорогая маленькая Регина, которая так-

же в известном смысле умерла для меня», — писал 

он спустя 8 лет после разрыва [цит. по: 1, с. 40]. Впо-

следствии Регина вышла замуж за своего бывшего 

учителя и поклонника Фрица Шлегеля (1817—1896), 

датского губернатора на Антильских островах. Ког-

да она вышла замуж, «меня словно хватил удар», — 

записал он в дневнике. Кьеркегор обращается 

с письмом к Шлегелю: «В этой жизни она будет при-

надлежать Вам. В историю она войдет рядом со 

мною». Он посвятил ей некоторые свои произведе-

ния, завещал ей все свое имущество. Регина пережи-

ла Серена Кьеркегора на полвека. Она умерла 

82 года отроду. «Он пожертвовал мною Богу», — пи-

сала она незадолго до смерти [12, c. 60—61].

Каких только разъяснений не давали исследо-

ватели творчества Кьеркегора по поводу их раз-

рыва. Одни объясняли состоянием здоровья, на-

мекая на импотенцию, а другие, напротив, срав-

нивали этот поступок с жертвоприношением Ав-

раамом своего единственного сына. Но суще-

ствует и совершенно другое объяснение, вытека-

ющее из своеобразного понимания Кьеркегором 

сути и предназначения супружеского брака: «Бла-

годаря женщине в жизнь приходит идеальное. 

И кем бы был мужчина без него. Многие мужчи-

ны  благодаря девушке стали гениями, иные из 

них благодаря девушке стали святыми. Однако 

никто еще не стал гением благодаря той девушке, 

на которой женился; поступив так, он сможет 

стать лишь финансовым советником. Ни один 

мужчина не стал героем благодаря девушке, на ко-

торой он женился; благодаря этому он может лишь 

стать генералом. Ни один мужчина не стал поэтом 

благодаря девушке, на которой женился, ибо по-

средством этого он становится лишь отцом. Ни-

кто еще не стал святым с помощью девушки, по-

лученной в жены… Точно так же кто-то стал гени-

ем, героем, поэтом благодаря девушке, которая не 

досталась ему в жены… Или, быть может, кто-то 

все же слышал о человеке, который стал поэтом 

благодаря своей жене? Женщина вдохновляет, по-

куда мужчина не владеет ею. Вот правда, лежащая 

в основе поэтической и женской фантазии» [цит. 

по: 11, с. 107]. А вот и чистосердечное признание: 

«…если бы я женился на Регине Ольсен, я никогда 

не стал бы самим собой» [цит. по: 1, с. 43]. Тем не 

менее данное событие в личной жизни Кьеркего-

ра сделалось предметом бесчисленных исследова-

ний биографии философа.

Тема творчества

Первое самостоятельное произведение Кьерке-

гора — это магистерская диссертация «О понима-

нии иронии, с особым вниманием к Сократу» 

(1841) [1]. Впоследствии «магистром иронии» он 

называл себя сам. В этой диссертации обнаружи-

вается не только тщательное изучение сократиче-

ских диалогов Платона, но и знание философии 

Гегеля, полученное в университете от датских ге-

гельянцев Хайберга и Мартенса. В диссертации 

также сказывается влияние антигегельянцев Мёл-

лера и Сибберна.

После диссертации из-под пера Кьеркегора вы-

ходят одно за другим его произведения. Работо-

способность его поразительна. «…Я люблю тебя, 

тишина духовного часа, здесь в моей комнате, где 

никакой шум и никакой человеческий голос не 

нарушают бесконечность раздумья и мыслей… 

Поэтому я люблю тебя, тишь одиночества...» [цит. 

по: 1, с. 44]. В 1843 г. вышло в свет крупнейшее 

произведение Кьеркегора — двухтомная работа 

«Enten-Elleг» объемом в 838 страниц. На русский 

языке переводят по разному: «Или—или», «Либо—

либо», «Одно из двух». Общая композиция про-

изведения задумана таким образом, что читателю 

предлагаются совершенно прямо противополож-

ные две части. «Часть I, содержащая бумаги А» [3], 

первая часть — чисто эстетическая. Это 8 статей 

на различные темы, раскрывающие мировоззре-

ние эстетика, признающего один культ красоты 

и наслаждения и бросающегося во все стороны, 

отыскивая их в музыке, поэзии и театре, любви 

к женщине, размышления о человеке-эстетике. 

«Часть II, содержащая бумаги Б, письма к А» [3], 

вторая часть является выражением взглядов стро-

гого этика, где доминирует культ нравственности 

и долга. В этой части разъясняется возможный 

переход от эстетического воззрения на жизнь 

к этическому. Она состоит из трех статей: «Эстети-

ческая значимость брака», «Равновесие между 

эстетическим и этическим в развитии личности», 

«Ультиматум» [3]. Спустя несколько месяцев того 



28

История философии

же 1843 года выходит еще ряд сочинений: «Две на-

зидательные речи», «Страх и трепет» [4], «Повто-

рение — попытки экспериментальной психологии 

Константина Констанциуса», «Три назидательные 

речи», «Четыре назидательные речи».

В «Страхе и трепете» автор начинает как раз 

с того пункта этического развития, до которого он 

довел читателя в последней статье «Или-или». Он 

приходит к выводу, что отдельная личность стоит 

выше общества, долг отдельной личности к Богу — 

выше общечеловеческих (эстетических) требова-

ний к нему со стороны ближних. В «Повторении» 

осмысливается сила веры: благодаря вере человек 

становится свободным от всех земных пут. В 1844 г. 

выходят: «Назидательные речи», «Философские 

крохи, или немножко философии», «Понятие 

страха» [5], «Предисловие, занимательное чтение 

в часы досуга для некоторых сословий». В 1845 г. 

выходят: «Назидательные речи», «Стадии жизнен-

ного пути», «Заключительный постскриптум к фи-

лософским крохам» [7]. Темой последующих со-

чинений Кьеркегора являлась чаще всего религи-

озная проблематика. А вообще Кьеркегор оставил 

огромное наследие на разные темы. Неутомимая 

деятельность писателя не только не принесла ему 

никаких материальных выгод, но, напротив, по-

глотила все его собственные средства, доставшие-

ся ему от отца. Самому Кьеркегору казалось это 

вполне естественным, раз писатель посвящает 

себя служению идеям.



Тема псевдонимов

Большинство произведений Кьеркегора напи-

сано под псевдонимами: «Или — или» — Виктор 

Эремита, «Страх и трепет» — Иоганн Молчаль-

ник, «Повторение…» — Константин Констанци-

ус, «Философские крохи…» — Иоганн Климакус, 

«Понятие страха» — Виргилий Хауфниенс, «Бо-

лезнь к смерти» — Анти-Климакус, «Предисло-

вие…» — Николай Нотабене, «Стадии жизненного 

пути» — Гиларий Переплетчик. Десятки псевдо-

нимов иногда объединены родственной связью 

или напротив находятся в антагонизме, спорят 

между собой. Анонимность автора до сих пор яв-

ляется предметом исследования творческого пути 

Кьеркегора. Некоторые полагают, что тем самым 

Кьеркегор в качестве «Автора авторов» как бы по-

ворачивается разными сторонами, в разных ро-

лях, перевоплощается, чтобы выразить различные 

грани человеческого существования. Кроме того, 

отдельные произведения, в свою очередь, на-

столько запутанны, что простому читателю трудно 

во всем этом разобраться. Так, в произведении 

«Или — или»  публикуются бумаги неких найден-

ных писателей А и В, находящихся в сложных от-

ношениях: «Заключительная часть бумаг А оза-

главлена „Дневник обольстителя“. Здесь мы на-

талкиваемся на новые трудности, поскольку А 

объявляет себя не автором, но только издателем 

повести. Это старый трюк новеллистов; я бы не 

возражал против него, если бы он не осложнял 

моего собственного положения, приводя к тому, 

что один автор оказывается спрятанным в другом, 

подобно входящим друг в друга китайским коро-

бочкам» [3, c. 34]. Важно то, что за всеми этими 

литературными конструкциями стоит незримый 

Серен Кьеркегор. 

Однако сложность кьеркегоровских конструк-

ций не только в самой композиции его произведе-

ний. Сложность проявляется в его стиле и слоге. 

Кьеркегор часто излагает свои мысли преднаме-

ренно сложно и сухо, чтобы оттолкнуть этим мас-

су поверхностных читателей и заставить «едини-

цу», которую он называет единственным своим 

читателем, поглубже вдуматься в то, что он читает. 

Он никогда не писал для публики, не добивался ее 

благосклонности, а между тем некоторые его со-

чинения пользовались успехом, что представляло 

для Кьеркегора «опасность особого рода». Ему не 

нужны были ученики-поклонники, которые стали 

бы увлекаться его личностью. 



Тема смерти (эпилог)

Всю жизнь Кьеркегор чувствовал себя несчаст-

ным человеком. Его одолевала меланхолия, ипо-

хондрия: «Я — в глубочайшем смысле несчастная 

личность, которая с самых ранних времен была 

прикована, так или иначе, к граничащему с безу-

мием страданию». Сделавшись знаменитостью 

после публикации «Или — или», он тем не менее 

вызывал нескончаемые кривотолки в свой адрес. 

Сатирический журнал «Корсар» (издавался в Ко-

пенгагене) сделал Кьеркегора предметом карика-

тур и издевательств: «Я — мученик насмешек», 

«Если Копенгаген вообще когда-нибудь был еди-

ного мнения о ком-нибудь, то я должен сказать, 

что он был единодушен обо мне: я — тунеядец, 

праздношатающийся, бездельник, легковесная 

птичка», «Для целого слоя населения я действи-

тельно существую как своего рода полупомешан-

ный» [цит. по: 1, с. 45—46].

Кьеркегор жил замкнутой жизнью в полном 

одиночестве, особенно после смерти матери, отца, 

братьев он остался один (жив был его старший 

брат — епископ). Оставшееся от отца наследство 

он тратил на издание своих трудов, секретаря, слу-

гу, изысканные вина и дорогие сигары. «Я живу в 

своей комнате, как в осаде, не желая никого ви-

деть и постоянно опасаясь нашествия противни-

ка, т. е. какого-нибудь визита, и не желая выхо-



29

История философии

дить» [цит. по: 1, с. 43]. Но каждодневно он выхо-

дил на прогулку по улицам Копенгагена. Тощий, 

очкастый, со своим «верным другом» — зонтом 

под мышкой, в широкополом цилиндре на ма-

кушке и с сигарой в зубах, обмениваясь ирониче-

скими репликами со встречными знакомыми. 

Вернувшись домой, он принимался за работу.

Последние годы жизни ознаменовались неу-

держимым бунтом Кьеркегора против протестант-

ской церкви. Он выступал против царящих в ней 

нравов и обычаев, против религиозного лицеме-

рия и формальной обрядности. На страницах из-

данного им на последние средства листка-журна-

ла «Мгновение» Кьеркегор обрушился на офици-

альные церковные установления и их блюстите-

лей. Последний десятый номер не вышел в свет. 

Огромное нервное возбуждение не прошло бес-

следно. Однажды во время прогулки Кьеркегор 

упал и потерял сознание. Через несколько дней 

(11 ноября 1855 г.), отказавшись от причастия, он 

скончался в возрасте 42 лет. Задолго до смерти 

была готова надгробная эпитафия: «Где-то в Ан-

глии имеется надгробный памятник, на котором 

начертано одно только слово: „Несчастнейший“. 

Я могу предположить, что кто-нибудь это прочтет 

и подумает, что там никто не погребен и это пред-

назначено для меня». В другом месте Дневника 

мы узнаем, что его эпитафией должна быть над-

пись: «Тот Единичный» [цит. по: 1, с. 46, 52].

О жизни Кьеркегора написано множество ста-

тей, монографий. Ему посвящено немало работ 

психиатров и психоаналитиков. Каких только бо-

лезней они не нашли у Кьеркегора: и шизофре-

нию, и эпилепсию, и эдипов комплекс, мазохизм, 

нарциссизм, бессознательный гомосексуализм, 

депрессивный психоз. Но если попытаться, как 

мы сказали в начале статьи, все это выразить уста-

ми самого Кьеркегора, то выражено это будет сле-

дующим образом: «Единство меланхолии, реф-

лексии, богобоязни, такое единство — это мое су-

щество» [цит. по: 1, с. 47].

Cписок цитированных источников

1. 


Быховский, Б. Э. Кьеркегор / Б. Э. Быховский. — М. 

1972.


2. 

Кьеркегор, С. О понимании иронии / С. Кьеркегор // 

Логос. — 1993. — № 4. 

3. 

Кьеркегор, С. Или — или. Фрагмент из жизни: в 2 ч. 

/ С. Кьеркегор. — СПб., 2011.

4.

 Кьеркегор, С. Страх и трепет / С. Кьеркегор. — M. 

1993.


5. 

Кьеркегор, С. Понятие страха / С. Кьеркегор // Страх 

и трепет / С. Кьеркегор. — M. 1993. — С.115—248.

6. 

Кьеркегор, С. Болезнь к смерти / С. Кьеркегор // 

Страх и трепет / С. Кьеркегор. — M., 1993. — С. 251—350.

7. 

Кьеркегор, С. Заключительное ненаучное послесло-

вие к «Философским крохам» / С. Кьеркегор. — Минск, 

2005.

8. 


Подорога, В. А. Метафизика ландшафта / В. А. По-

дорога. — М., 1993.

9. Мир Кьеркегора. Русские и датские интерпретации 

творчества Серена Кьеркегора. — М., 1994.

10. Кьеркегор и современность. — Минск, 1996.

11. 


Роде, П. П. Серен Киркегор, сам свидетельствую-

щий о себе и о своей жизни / П. П. Роде. — Челябинск, 



1998.

12. Серен Кьеркегор. Жизнь. Философия. Христиан-



ство. — СПб., 2004.

Дата по ступления в редакцию: 12.03.2016 г.

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Системная терапия метастатического рака почки
123456789 -> Ортопедические методы лечения в комплексном лечении заболеваний пародонта
123456789 -> Иммуно-морфологическая характеристика различныхформ атопического дерматита у детей
123456789 -> Лекции Предмет материаловедение Основные физико-химические свойства стомат материалов
123456789 -> Восстановление твердых тканей зубов вкладками и штифтовыми конструкциями
123456789 -> Методические рекомендации для студентов Харьков 2015
123456789 -> Янішен І. В. к мед н., Масловський О. С. к мед н.,Сидорова О. В


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет