Гносеологический потенциал интуиции



Дата26.10.2018
өлшемі61.38 Kb.
#94961
Бахметьев А.Э.

Гносеологический потенциал интуиции

Для раскрытия гносеологического потенциала интуиции надлежит выявить элементарные черты и базовые признаки интуиции, обнаруживающиеся в контексте познавательной деятельности. Решение этой задачи напрямую связано с дифференциацией типов истинности по строго гносеологическим критериям. Речь идёт о выявлении специфических свойств, которые обнаруживает интуиция применительно к каждому из классических типов истинности. Между разновидностями интуиции и типами истинности обнаруживается корреляция, в которой выявляется закономерное взаимно-однозначное соответствие. Раскрытие факторов, гарантирующих дифференциацию прецедентов гносеологической упорядоченности, осуществляется на основе анахронического метода, призванного исчерпать значимые признаки структурных инвариантов интуиции.

Человеческое познание, являясь процессом, заключает в себе интуицию. Интуиция в познавательном процессе неизбежно может позиционироваться в качестве начальной точки, с которой процесс познания начинается, а также как завершение познавательного процесса, где интуиция является итогом. Необходимо отличать процесс познания от его результатов. Это различие со стороны процесса позиционируется посредством акта рефлексии, но принадлежит независимо от неё в формальном отношении плану однозначных интуитивных очевидностей.

Процесс мышления, являясь важной составляющей человеческого существования, не может сводиться к тому, что в сознании лишь существуют абстрактные понятия, а состоит в том, что соединяет или разъединяет абстрактные понятия, тем самым применяя к ним разного рода модификации или ограничения. Именно благодаря отчетливо мыслимому отношению понятий и возникает суждение, которое основано на отношении понятий. Закон достаточного основания является для суждения значимым фактором. Дифференциация прецедентов закона достаточного основания релевантна для спецификации системных лимитов предметности. Это положение впервые было обоснованно в классической редакции principii rationis в учении Шопенгауэра, который категорически настаивал на недопустимости смешения прецедентов закона достаточного основания. Следуя этой рекомендации, надлежит избегать жаргонного буквализма посткритического иррационализма в авторской версии мыслителя. Предложенные идиомы следует перевести в актуальный формат теоретической сообщимости.

С гносеологической точки зрения ratio cognoscendi заключает в себе указания на неотъемлемые аквизиты действительного познания. Именно основания, на которые опирается суждение, распадаются на четыре типа истинности, в каждом из которых истина предстает в разном качестве: 1)металогическая истинность; 2)логическая истинность; 3)эмпирическая истинность; 4)трансцендентальная истинность. Ими исчерпывается собственно познаваемое в составе опыта.

1.В металогической истинности основанием являются заложенные в разуме формальные условия мышления, познаваемые путем самоисследования разума. Основания металогической истинности предшествуют логике. К их числу относятся: законы тождества и противоречия, исключённого третьего и сам форматив закона основания. В XX веке этот список был расширен путём включения закона тождества неразличимых Лейбница. Следовательно, мыслить, не следуя этим суждениям и законам, невозможно, так как они определяют условия возможности мышления. Следовательно, в этом типе истинности осуществляется «Интуиция созерцания» (по Мальбраншу) которая образуется через интуибельность (по Левину) и стигматическую интуицию (по Гартману). «Интуиция созерцания» познает вещи через внутреннее чувство. Металогическая истинность есть триумф чистой достоверности.

2.Логическая истинность есть истинность суждения, которая обусловлена его формально-логической структурой. В логической истинности основанием является другое суждение, в котором истинность выступает в качестве формальной или логической. Для обоснования одного суждения через другое суждение необходимо сравнение, которое возможно и при привлечении третьего суждения. Тем самым, не только через сравнение, а также через суммирование и объединение понятий возникает умозаключение. Но стоит отметить, что только с помощью разума осуществляется построение умозаключений. Таким образом, силлогистика является ядром и каноном логической истинности. Но всё же законы мышления являются формообразующим фактором данного типа истинности. Следовательно, здесь присутствует «интуиция идеи», которая образуется через интуитивность и конспективную интуицию, то есть получается, что мы представляем целостный объект, но в отношении с другими объектами. Предмет не здесь сам по себе не умопостигаем и открыт разуму посредством знака. Посредством определённых процедур логики разум может прийти к обретению логической истинности, в которой дана достоверная форма, тогда как содержания вероятно.

3.Эмпирический тип истинности является типом истинности, в котором основанием является суждение, опосредованное чувствами и основанное на опыте, то есть именно в ней выражается непосредственная связь между разумом и рассудком. В эмпирическом типе истинности понятия устроены посредством созерцательных представлений, основанных на опыте. Созерцательные представления формируют, ограничивают и связывают понятия в суждении. Таким образом, созерцательные представления являются ядром и основой данного типа истинности. Следовательно, здесь осуществляется «самосознающая интуиция», в которой материальный объект познается через себя самого. Осуществление объекта происходит через умопостигаемость и открытость разуму. Это говорит о том, что «самосознающая интуиция» образуется через интуитивность и стигматическую интуицию, так как, какой-то конкретный объект удается имагинировать, не касаясь его связей с другими объектами, то есть устремить свой взор, исключительно на этот объект. Здесь раскрывается вероятность содержания и достоверность идеи.

4.В трансцедентальной истинности основанием является синтетическое суждение a priori, основанное не только на опыте, но и на условиях эмпирической возможности, которые заложены в нас, то есть это подчеркивает трансцендентальный характер истины, что предполагает общезначимость либо результата познания, либо самих познавательных процедур. Этот тип истинности в основе своей интерсубъективен, поскольку он предполагает аппеляцию к понятию «трансцендентального субъекта». Последний есть ипостазированный локус всех актов познания, рецептура которых общезначима. Следовательно, в данном типе истинности осуществляется «интуиция предположения», которая образуется через интуибельность и конспективную интуицию, так как предмет, который определяется через отношение с другими предметами, не может имагинироваться нами. Предмет в этом случае не составляет с нами единство, он отличается как от нас, так и от других. В трансцендентальном субъекте наличествует tertium comparationis, посредством которого знание приобретает сообщимость. Это значит, что трансцендентальная истинность сводится к концепированной модели транзитивности.

Из сказанного становится очевидным, что интуиция осуществляется в различных типах истинности, но на разных гносеологических основаниях, сводимых к левинской оппозиции интуибельности и интуитивности. Оппозиция стигматичности и конспективности, формулируемая в критической онтологии Н. Гартмана, указывает на предметный аспект содержания. Наличие двух пар оппозиций позволяет построить минималистскую модель категориального синтеза, раскрывающую базовые прецеденты единства бытия и мышления в модусе предметного опосредствования. Между четырьмя модельными прецедентами и классическими «типами истинности» существует отношение взаимно-однозначного соответствия.



Принимая во внимание учение Мальбранша о разновидностях интуиции, следует придать этому факту сознания системный статус. 1)«Интуиция созерцания» образуется через интуибельность и стигматическую интуицию, так как конкретный предмет не может нами имагинироваться. «Интуиция созерцания» соотносится с металогическим типом истинности, так как основанием данного типа истинности являются заложенные в разуме формальные условия мышления, познаваемые путем самоисследования разума; 2)«Интуиция идеи» образуется через интуитивность и конспективную интуицию, так как мы представляем целостный объект, но в отношении с другими объектами. «Интуиция идеи» соотносится с логическими типом истинности, так как основанием данного типа истинности служит другое суждение, истинность которого является формальной или логической; 3)«Самосознающая интуиция» образуется через интуитивность и стигматическую интуицию, так как, какой-то конкретный объект удается имагинировать, не касаясь его связей с другими объектами. «Самосознающая интуиция» соотносится с эмпирическим типом истинности, так как основанием данного типа истинности является суждение, которое опосредовано чувствами и основано на опыте; 4) «Интуиция предположения» образуется через интуибельность и конспективную интуицию, так как предмет, который определяется через отношение с другими предметами, не может имагинироваться нами. «Интуиция предположения соотносится с трансцендентальным типом истинности, так как в данном типе истинности основанием является синтетическое суждение a priori, основанное не только на опыте, но и на условиях его возможности, которые заложены в нас.

Из сказанного становится очевидным, что интуиция в процессе познания приобретает различные свойства в зависимости от её легитимации по четырём типам истинности, которые соответствуют минималисткой модели взаимно-однозначного соответствия по принципам необходимости и достаточности.
Каталог: data -> 2016
2016 -> Программа учебной дисциплины (курс лекций) общая психопатология
2016 -> Дж. Николс (Nichols 1986; 1992)
2016 -> Вопросы к кандидатскому экзамену по специальности «19. 00. 02 «Психофизиология»
2016 -> Обыкновенные дифференциальные уравнения и динамические системы
2016 -> Оформление документов студентам по итогам участия в летних школах
2016 -> Точные методы в лингвистике Эксперимент. Корпуса
2016 -> Программа дисциплины фасилитация
2016 -> Задания по обществознанию


Достарыңызбен бөлісу:




©stom.tilimen.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет