Г. К. Бельгер Алматы: ид «Жибек жолы», 2014. 520 с



Pdf көрінісі
бет9/34
Дата25.11.2018
өлшемі4.05 Mb.
#97125
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34


фразеологии, вернее, идет процесс приближения казахской фразеоло-

гии к русской, и уже некоторые из переводных фразе ологизмов можно 

с полной уверенностью отне сти к казахским».

Автор разделил фразеологизмы на три груп пы: прямые, смысло-

вые и предлагаемые им ка захские аналоги устойчивых выражений 

рус ского языка.

Вот фразеологизмы прямые:

алып кел, шауып кел – подай-принеси,

аза бойы қаза болу – помертветь от страха,

аузын ашса, жүрегі көрінеді – душа нарас пашку,

бірі ұрымға, бірі қырымға – кто в лес, кто по дрова,

мизам шуақ – бабье лето.

Примеры смысловых фразеологизмов:



Арамдық адамның ажарын бұзады. До словно: Подлость человека 

портит его лицо. Русский аналог: Бог шельму метит.

Екі иығына екі кісі мінгендей. Дословно: Как будто на каждом 

плече по человеку сидит. Русский аналог: Косая сажень в плечах.

Мың оңның бір солы. Букв.: Из тысяч пра вых один левый. Русский 

аналог: Исключение из правил.

А вот русские фразы и их казахские эквива ленты:

гол как сокол – тақыр кедей,

держись подальше – пәлеге жолама,

не ищи приключений – сау басқа сақина тілеме,

ну, это ты чересчур – қатты кеттің ғой,

что с дурака возьмешь – құдай ұрғанға не амал.

В книге по главе отведено наиболее распро страненным казахским 

именам, их этимологии и поговоркам о родах. Они тоже способствуют 

глубокому погружению в казахский языковый мир.

Словом, Канат Тасибеков написал весьма по лезную и интересную 

книгу для тех, кому не безразличны казахское мировидение и миро-

ощущение. Проштудировав эту книгу, обога тишься знанием, облаго-

родишь душу, просвет лишь ум.

Рекомендую всем! А сам с нетерпением жду второй том этого тру-

да, над которым в настоя щее время работает автор.



2012 год

Казахские арабески

84

«ВеЛиКОе КОЧеВье» БиГеЛьды



Автор этой книги – поджарый, подтяну тый, спортивный, мобиль-

ный молодой человек. Под стать ему и его творение – опрят ное, му-

скулистое, без воды и жира, энергичное, цельное. Скажу по-казахски: 

өзі де ширақ, сөзі де ширақ. Шымыр. Жинақы.

Автор – Бигельды Габдуллин. Книга его на зывается «Великое 

кочевье». О чем книга? Ав тор поясняет: «О тех, кто строил госу-

дарство Казахстан». Жанр – историческое эссе. Книга посвящена 

20-летию независимости Республи ки Казахстан. Книга была непло-

хо рекламиро вана в духе времени. Все ее главы печатались в газете 

«Сеntral Asia Monitor», отрывки – в «Просторе». О книге положи-

ntral Asia Monitor», отрывки – в «Просторе». О книге положи-

», отрывки – в «Просторе». О книге положи-

тельно отозвались на Пленуме Союза писателей Казахстана (май 

2012 года). Я ожидал отзывы (возможно, крити ческого свойства, у 

нас ведь по части истории все знатоки-оппоненты – по любой дате 

готовы пыль поднять столбом), но таковые мне не по падались. Зна-

чит, надо полагать, шестивековую историю казахов автор осветил 

адекватно. Не зря, видно, просиживал не один год в библи отеках и 

архивах. 

Определил автор двумя ци татами и свой стержневой штандпункт. 

Одна цитата из Цицерона: «Первый закон истории – бояться какой бы 

ни было лжи, а затем – не бояться какой бы ни было правды», а вто-

рая – из Назарбаева: «Мечтая о достойном будущем, давайте помнить 

о достойном прошлом».

Бигельды верен этому постулату-кагиде: он помнит и напоми-

нает.

Конкретизируя свое творческое кредо, ав тор в предисловии напо-



минает сентенцию Т. Карлейля: «История мира – это биография ве-

ликих людей».

Шестивековое великое кочевье по древней степи номадов автор 

сжато, в историче ской, хронологической последовательности из ложил 

в пяти компактных главах. Лично меня особенно заинтересовало опи-

сание эпох, в ко торых я не обитал и о которых имел (и имею) явно 

поверхностное, книжное представление.

Первая глава называется «Сага о Казахском ханстве». Какие темы 

раскрываются в этой «Саге»? Вот они:

– «Заветы Керея и Жанибека» (в скобках – для ориентира – обо-

значу временные рамки – 1456–1470-е годы).


Статьи, эссе

85

– «Шаги истории: неумолимая предопреде ленность».



– «Точка невозврата или отсчет для нового взлета?»

– «Сказание о Есим-хане, или Шекспировские страсти» (напом-

ню: временной отрезок 1604–1643 годы – бурная эпоха поистине 

шекспиров ских страстей – достаточно представить все ге роические 

деяния славного Есим-хана).

– «История не знает сослагательного наклоне ния, или От какого 

наследия мы хотим отказаться».

Таковы тематические параметры первой гла вы.

Вторая глава освещает Казахстан в эпоху мелких ханств. В «Не-

лирическом отступле нии» автор приводит очевидную истину: «Ведь 

все эти распри между моголами, шейбанидами, тимуридами – да что 

там! – междоусоби цы внутри Казахского ханства – все это не что иное, 

как братоубийственные войны. И с этой данностью истории нам надо 

жить и строить будущее» (с. 41). Главный герой этой главы – Аблай 

хан (умер в 1781 году). Заключается гла ва историей мятежного хана 

Кенесары Касымо ва – «одной из самых сложных фигур в истории Ка-

захстана».

Факты и события драматического накала чи таются в изложении 

Бигельды как увлекатель ный детектив, как остросюжетный роман.

Третья глава – «В поисках государственно сти» – освещает такие 

подтемы: «Институт ханской власти. Перезагрузка»; «Мощный источ-

ник интеллекта. “Алаш Орда�»; «Исламская идея. Туркестан». Пред-

“Алаш Орда�»; «Исламская идея. Туркестан». Пред-

Алаш Орда�»; «Исламская идея. Туркестан». Пред-

�»; «Исламская идея. Туркестан». Пред-

»; «Исламская идея. Туркестан». Пред-

ставили политический и временной горизонты? Логика композиции 

книги не вызывает нареканий.

Четвертая глава, именуемая «Под властью серпа и молота», – 

очень близкое моему поколению время в истории Казахии. Речь тут 

идет о красных наркомах и секретарях ЦК (Станислав Пестковский, 

Сейткали Мендешев, Филипп Голощекин, Левон Мирзоян, Николай 

Скворцов, Геннадий Борков, Жумабай Шаяхметов, Панте леймон По-

номаренко, Иван Яковлев, Николай Беляев, Исмаил Юсупов, Дин-

мухамед Кунаев, Геннадий Колбин – выписываю все эти имена для 

тех, кто ныне тщетно выстраивает эту це почку, уже не помня их вре-

менную последова тельность. Я лично помню это время с Жумабая 

ІІІаяхметова).

Заключительная – пятая – глава книги назва на «Казахстан. Свой 

путь. Эпоха Назарбаева». В этой главе я с волнением прочитал 

американ скую исповедь самого автора и перипетии его возвращения 


Казахские арабески

86

на Родину. «И заглядывая в неда лекое прошлое, все чаще приходил 



к мысли о том, что совершил главный поступок в своей жизни – вер-

нулся на Родину. Человек без Роди ны перестает быть человеком».

В устах Бигельды это признание звучит ве сомо. Логично, что эту 

книгу завершает приложение – «Летопись знаменательных событий в 

истории казахской Орды», составленная писа телем и историком Мух-

таром Магауиным.

Первая дата «Летописи» помечена 1456 го дом. Какое же тогда 

произошло событие? Об разование Казахской Орды. Ханы Керей и 

Жанибек со своим народом обосновались в доли нах рек Чу и Талас.

Последняя дата этой летописи – 1847-й год. Чем она знамена-

тельна? Погиб Кенесары-хан. Падение Казахской Орды. Начало 144-

летней колониальной эпохи в истории казахского на рода.

В аннотации к книге Б. Габдуллина «Великое кочевье» сказано: 

«Эта книга – скромная дань памяти тех, кто в течение веков строил 

государство Казахстан».

Автор свою задачу эффективно выполнил, написав полезную, со-

держательную, актуаль ную книгу.

В частной беседе Бигельды мне признался, что уже осуществлен 

казахский перевод кни ги. Это радует. Но необходимо, чтобы эта кни-

га прозвучала и на английском языке, дабы о Ка захстане пополнил 

свои все еще скудные позна ния наиболее широкий читатель.

2012 год

ОхОтнО Признаю 

 Я ПереВОдЧиК-тОЛМаЧ



О чём спор?

Старый спор: что такое перевод? То, что соответствует оригиналу 

по содержанию, по форме, по языковой мощи, по образному строю, 

по чувству и энергии выражения, по силе эстетического воздействия и 

восприятия и так далее, или то, что на свой субъективный салтык, на 

свой аршин воспроизведено обработчиком, стилистом, художествен-

ным редактором, украшателем, «донором» – называй как хочешь?

Первый, как правило, знает язык (языки) оригинала, слышит его 

дыхание, музыку и переводит с языка на язык. Переводит по возмож-


Статьи, эссе

87

ности точно, адекватно, реалистично. Он, собственно, и есть пере-



водчик. И поскольку он знает язык оригинала, к нему у читателя и 

доверия больше.

Второй тип «переводит» со всех языков, даже с самых экзотиче-

ских, ибо ни одного не знает, кроме, понятно, языка, на котором вос-

производит на свой страх и риск то, что ему услужливо подставляют 

литературные «негры», иначе подстрочникисты. Самое любопытное 

то, что он при этом совершенно искренне называет себя переводчи-

ком, когда на самом деле он, если быть точным, является обработчи-

ком (доработчиком), то есть художественно отделывает, обрабатывает 

сырье, подготавливаемое другими. И труд его никто не умаляет.

Но в принципе это неправильный, неверный подход к переводу 

как таковому. На Западе искони сложилась прочная практика: чтобы 

переводить, надо, по крайней мере, хорошо знать два языка и обла-

дать при этом чувством соразмерности. Там, если переводит, скажем, 

с русского (Толстого, Достоевского, Бунина etc.) на немецкий, англий-

etc.) на немецкий, англий-

.) на немецкий, англий-

ский, французский и другие языки, само собой подразумевается, что 

переводчик до тонкостей знает русский язык. В европейских странах 

нет такой традиции, чтобы кто-то подготовил «художнику» глину, из 

которой тот лепит все, что ему заблагорассудится. Там с этим строго: 

нужно знать язык, на который переводишь и с которого переводишь. 

Иначе и быть не может и не должно.

А вот в бывшем СССР поневоле сложилась уродливая, так назы-

ваемая двустадийная система перевода. Поскольку языков много, на-

роды в состоянии знать друг друга исключительно через русский язык 

(доподлинно знаю, что даже с казахского на узбекский и киргизский 

языки переводили с русского – смешно), специалистов, которые могли 

бы непосредственно переводить с балкарского, кумыкского, каракал-

пакского, эрзя и мокша, чукчи и тобасаранского и прочих языков, днем 

с огнем не сыщешь, а культурное сближение, взаимопознание должны 

иметь место, то и прибегли не от хорошей жизни к такому способу: 

мало-мальски владеющий двумя языками изготавливает «глину», а не-

кий «писатель-художник», не отличающий якута от таджика, лепит из 

этой глины нечто удобоваримое в конкретном случае на русском языке 

и выдает свое изделие как художественный перевод.

Так случилось. Так сложилось. И со временем к этому привыкли. 

И это уродливое дитя стало считаться переводом.



Казахские арабески

88

абсолютный нонсенс!



На эту тему написаны сотни томов, тысяча и тысяча статей-

исследований, за многие годы интенсивного переводчества я при-

лежно изучил эти груды, сам написал несколько переводческих книг, 

участвовал в разных круглых столах, отечественных и зарубежных, 

научно-практических конференциях и праздниках переводческого ис-

кусства (в Ереване). Могу сказать без хвастовства: в этом деле съел не 

одну собаку. И перевел на русский язык около двухсот произведений 

с казахского и немецкого.

Ничего не меняется в этом мире: спор о том, кто переводчик – тот, 

кто переводит с языка на язык, или тот, кто главным образом обра-

батывает и украшает чей-то подстрочник, – продолжается и поныне. 

И каждый считает себя правым. При этом выявляется определенная 

тенденция: кто обрабатывает подстрочник с любого языка, склонен 

считать себя художником, творчески одаренным, мастером, мэтром, а 

тот, кто переводит с языка на язык непосредственно, по их мнению, – 

толмач, подмастерье, ремесленник, и потому стоит, конечно же, на 

уровень ниже.

Однако толмач толмачу рознь. Толмач – тот, кто изготавливает 

«глину», из которой имярек должен вылепить нечто одухотворенное. А 

тот «толмач», который выдает подстрочник, максимально приближен-

ный к оригиналу (термин и его теоретическое обоснование принадле-

жит Абдижамилу Нурпеисову), уже не совсем ремесленник. Конечно, 

он сковывает «художника», не позволяя ему своевольничать, заставля-

ет плясать от печки оригинала, связывает по рукам и ногам вольного 

творца, поэтому такой «толмач» раздражает художника. «Глину давай, 

глину! – требовал Юрий Казаков, обрабатывая наш с Нурпеисовым 

неудобный ему максимально приближенный к оригиналу подстроч-

ник. – Я сам знаю, что и как лепить». На корявый, ляп-тяп сработан-

ный подстрочник, на «глину» уповал и Солоухин, переводивший с 

тридцати языков, не зная ни одного. Так же «катал» по подстрочникам 

десятки азиатских романов Дудинцев (с супругой Гордеевой), не от-

личавший туркмена от казаха и узбека. И таких примеров уйма. Пом-

ню, накануне декад национальных литератур из Моск вы наезжал де-

сант «обработчиков», который бригадным, авральным методом такое 

напереводил, что хоть стой, хоть падай. «Обработчиков» было пруд 


Статьи, эссе

89

пруди, но переводчиков не было, не хватало и поставщиков «глины». 



С высоких трибун «обработчики» заявляли: «Мы не переводим, а со-

творчествуем и пишем кровью сердца». Как говорит ныне Владимир 

Познер, «такие были времена».

Об этом литературном беспределе я говорил и писал не однажды. 

Кто-то из «обработчиков» смущенно опускал голову, а кто-то вставал 

на дыбы, защищая свое ремесло.

Книга, сотворенная из глины

Похоже, пресловутой теории «глины» придерживается и Анато-

лий Ким, снискавший доброе имя как писатель-стилист и признан-

ный русский (руссейший!) прозаик. В интервью «Свободе слова» он 

всерьез уверяет, что художнику-переводчику совсем не обязательно 

знать язык оригинала, он, де, мастер, импровизатор-пианист, рабо-

тает по подстрочнику, переводит чувства, эмоциональный слой, ему 

нет дела до разных нюансов, мелочей, бытовых реалий и языковых 

(национальных) штучек-дрючек. Этим, мол, пусть занимаются тол-

мачи. Он полагает, что истинный перевод выходит только из-под пера 

художника-творца, которому знание языка оригинала, скорее, обуза, 

помеха. Дескать, все великие произведения созданы только таким спо-

собом, таким путем. Апырай, а! Я и не знал. Ни Маршак, ни Пастер-

нак, ни Чуковский, ни Наталья Манн, ни Соломон Апт и так далее уж 

точно не переводили по подстрочнику, а переводили – как и положе-

но – с языка на язык.

Что тут скажешь? По-казахски выражаясь, от удивления хватаешь-

ся за воротник.

В корне неверная позиция. Ложный штандпункт. Сомнительное 

кредо. Абсолютно неверный принцип. Неужто наши признанные ма-

стера перевода с английского, французского, немецкого, испанского, 

итальянского, шведского прибегли (прибегают) к услугам подстроч-

никистов? Чушь!

Не зная языка, истории, психологии, материальной культуры и 

ментальности казахов, Анатолий Андреевич удачно справился с пе-

реводом «Пути Абая» на русский язык. Особенно если сравнить со 

стародавним коллективным переводом. Каким образом это ему уда-

лось? Во-первых, он весьма ответственно отнесся к своей миссии, 



Казахские арабески

90

прекрасно осознал, на что идет. Во-вторых, он признанный художник, 



который по языковой мощи оказался во многом соприроден эпику и 

лирику Мухтару Омархановичу. В-третьих, два прилежных казахских 

азамата (К. Жорабеков и М. Тнимов) обеспечивали, судя по всему, до-

бротный подстрочный перевод, который уж никак не был «глиной» и 

не позволял «переводчику-обработчику» на свой лад окимовать худо-

жественный текст.

Перевод получился достойный. И я, дотошно сопоставляя его 

с оригиналом и предыдущим коллективным переводом, оценил его 

высоко и доказал это на конкретных примерах в двух обстоятельных 

статьях, опубликованных раз пять-шесть в периодической печати, а 

теперь еще изданных отдельной книжкой («Жизнь-эпопея». Алматы: 

ИД «Жибек Жолы», 2009 год). Высоко оценили перевод «Пути Абая» 

и другие коллеги. И оценка эта бесспорная. Но бесспорно и то, что в 

перевод закрался коржун-другой разных «блошек» («әттеген-айлар»), 

связанных с бытом, культурой, хозяйствованием, родственными отно-

шениями, речевыми характеристиками казахов. И я на них тактично и 

деликатно указал, ибо я все же воспитанник казахского аула, казахской 

среды, казахского языка и культуры и (полагаю) кое-что по этой части 

знаю.

нужен ли перевод лучше оригинала?



Можно исправить эти блошки? Можно! Легко! И нужно, пока их 

переводчики на иностранные языки не усугубили. Не надо только 

упрямиться и выдумывать какие-то квазитеорийки, которые не ле-

зут ни в какие ворота, и наводить тень на плетень в ясный день. Все 

мои замечания носят абсолютно доброжелательный характер. И я это 

сделал по зову сердца, из-за почтения к аруаху, из-за давней любви 

к бессмертному оригиналу и по просьбе двух уважаемых коллег – 

М. М. Ауэзо ва и М. А. Кул-Мухаммеда, инициаторов данного пере-

вода. А отнюдь не из-за конфронтации с Анатолием Кимом. С какой 

стати? Мы, как явствует из его интервью, люди разных координат, раз-

ных социальных, общественных и этических воззрений.

Так отчего «блошки», на которые я указываю? От незнания, кото-

рое не скроешь никакими измышлениями и надуманными теоретиче-

скими посылами.



Статьи, эссе

91

Я давно заметил: бишара-писатель уповает исключительно на ху-



дожественного обработчика. В душе он сознает, что звезд с неба не 

хватает, но хочет выглядеть красиво. Поэтому ищет не столько пере-

водчика, сколько рисовальщика. Помню, в те давние теперь годы ко 

мне обратился один известный казахский прозаик (ныне покойный): 

«Слушай, друг, сделай подстрочник моего романа. Если ты сделаешь 

подстрочник, а Шолохов или Леонов – перевод, представляешь, как 

заиграет мой роман!».

Это характерно для многих казахских писателей. Им чудится, что 

художник-переводчик извне непременно поднимает их творение на 

всемирную арену. Увы, если нет прочной основы, никакие вышивки 

и узоры не спасут. Нужна амуниция, а не амбиция. Из ишака, как не 

старайся, призового скакуна не выпестуешь.

Выходит, теоретический спор, затеянный Анатолием Кимом на 

страницах «Свободы слова», стар, как мир. И я банальную суть не 

Киму объясняю (эти азы он и без меня знает), а широкому читате-

лю, который может быть сбит с толку авторитетным мнением. Охотно 

признаю, что сам Анатолий Андреевич – мастер, художник, одаренная 

натура, а я – переводчик-толмач. Меня это никак не унижает, ибо что 

бы сделал «художник» без «толмачей»? При несуразной двустадийной 

системе перевода острая нужда остается и в тех, и в других. Беда в 

том, что это вынужденная мера. И более чем сомнительный выход. На 

«двустадийку» уповают только в бывшем СССР по давней инерции и 

по причине бедности.

И высшая правда заключается в бесспорной истине: переводчик 

тот, кто знает языки и переводит с языка на язык. А тот, кто перево-

дит по подстрочнику, вынужден пользоваться посохом, поводырем, 

интуицией, чувством и соразмерностью, если этими качествами в той 

или иной мере наградил его бог. Перевод «Пути Абая» я оценил по 

совести и по достоинству. Не след, однако, при этом забывать, что сам 

Мухтар Омарханович, в отличие от многих поздних его коллег, в до-

норе, обработчике, в стилисте и художественном оформителе никогда 

и никак не нуждался.

деликатность не популярна

И еще. Ким говорит, что некоторые казахские писатели, неудо-

влетворенные якобы моими переводами 15–20-летней давности, 


Казахские арабески

92

ныне обращаются к нему, чтобы он эти переводы «дотянул», «осо-



временил», «наполнил жаром». Речь идет о некоторых моих перево-

дах из Д. Досжанова, А. Нурпеисова, А. Кекилбаева. Переводы эти 

печатались много раз. С них делались переводы уже на иностран-

ные языки. Понятно, переводы устаревают. Время от времени вполне 

закономерно их обновлять. Это мировая практика. И тут спора нет. 

Понятно и то, что авторы желают усовершенствовать переводы сво-

их творений, использовать художественную потенцию знаменитого 

писателя. Но почему мои давние переводы дают без моего ведома и 

согласия кому-то на обновление и улучшение в качестве подстрочни-

ка? Разве не справедливее и порядочнее было авторам заказать новые 

подстрочники, а не предлагать кому-то (в данном случае Киму) в ка-

честве подстрочника то, что сделал некогда я и что неоднократно уже 

публиковалось?

Вот листаю книгу Д. Досжана «Когда я умирал» («Фолиант», 

2009). Нашел в ней рассказы «Кумыс», «Ветер Львиная Грива», «Мно-

го ли богатства нужно человеку?», «Маленький Ягимус», «Голубые 

миражи Куланчи», «Перевал молодой женщины». Все эти рассказы с 

оригинала перевел некогда я. И публиковались они не однажды под 

моим именем. Теперь переводчиком указан А. Ким. Точно знаю, что 

подстрочников этих рассказов не существует. Выходит, автор передал 

мои опубликованные переводы как подстрочник, и Ким их довел до 

кондиции и поставил свое имя. Допускаю, что давний мой приятель 

ввел его в заблуждение. А если нет, то получается элементарная уфит-

суфит, ахалай-махалай. Меня в известность не поставили ни автор, ни 

«обработчик». И как к этому факту отнестись? А если бы я надумал 

взять перевод Кима, малость его отрихтовать и поставить под ним 

свою фамилию, как бы это смотрелось? То-то же!

Вопрос деликатный, щепетильный. По-моему, обе стороны по-

ступили в этом случае несколько некрасиво.

Есть еще некоторые моменты в упомянутом интервью, о которых 

не мешало бы высказаться. Но тогда может возникнуть спор. А я ре-

шил ограничиться тем, что явно бесспорно.



2009 год

Статьи, эссе

93

В ОрШУтСтане, В ОрШУтСтане...



Видный сенатор США сэр Роберт Бакпайофф-Джонсон летит на 

своем личном, двухместном флайере, напичканном всевоз можной 

компьютерной техникой, в неведомую страну Оршутстан по персо-

нальному пригла шению его правительства на торжества по слу чаю 

дня рождения солнцеподобного великого саруара – лидера нации, 

основоположника это го фантастического государства.

Начало события – 5 июля 2230 года от рож дения Христа.

Вокруг простирается бескрайняя, мертвая пустыня. Что такое? 

Может, сэр Роберт сбился с курса? Не веря ни экрану, ни компьютеру, 

он через спутниковую связь навел справку у дис петчера космического 

центра и выяснил точ ные координаты своего нахождения: все пра-

вильно – он приближается к границе диковин ной страны под назва-

нием Оршутстан.

Таков закон «невеселой фэнтези», как опре делил автор свое увле-

кательное повествование.

Что за страна такая – Оршутстан? А это та кое новое государствен-

ное образование в Цен тральной Азии, в котором в основном обитает 

население – помесь орысов и шуршутов. Орысы, понятно, – русские. 

Шуршуты, тоже ясно, – китайцы. Они-то и образовали государство 

Ор шутстан.

Напоминаю: действие происходит в 2230 году. Столица Оршутста-

на находится в голой пустыне под гигантским куполом – ни дать ни 

взять, райский уголок на земле, где собраны в одном месте все чудеса 

планеты Земля. Тут тебе и пальмы, и секвойи, и баобабы, и джунг ли, 

и саванна, и немыслимые небоскребы, и резвящиеся обезьяны, объев-

шиеся бананов и кокосовых орехов.

Словом, перед читателем раскрываются див ные картины, которые 

пересказывать я не в си лах. А автор описывает их так ярко и вкусно, 

что пальчики оближешь.

Сэру Роберту все здесь в диковинку. Его, аме риканца, страстного 

путешественника, бывше го политика и натренированного спортсмена, 

поражают не только сказочный ландшафт, но, прежде всего, уникаль-

ные человеческие творе ния. Таких антропологических типов он досе-

ле не встречал. Глядя на бесконечные изобра жения солнцеподобного 



Казахские арабески

94

основателя государ ства Оршутстан – на плакаты, билборды, бю сты, 



силуэты, памятники, барельефы, он обра щает внимание на то, что 

потомки очень силь но отличаются от их вождя более двухсотлетней 

давности. Он спрашивает у своего услуж ливого и говорливого гида-

переводчика:

– Похоже, изображений вождя больше, чем икон?

– Этот человек основал наше государство, – отвечает гид.

– Поражаюсь. Ваш патша своим обликом со всем не похож на вас. 

Как время все изменяет!

– Да, время изменяет все.

– Выходит, все вы – оршуты?

– Нет, мы не оршуты. Мы – оршутстанцы! Оршутов я вам еще по-

кажу, – загадочно отве чает гид.

Знакомая ситуация, не правда ли? Фэнтези все более приближает-

ся к реальности.

Вскоре появляются и «чистые» оршуты. Уви дев их, сэр Роберт по-

неволе робеет. Странные человеческие существа: один глаз серый и 

от крытый, другой – черный, с прищуром; поло вина волос на голове – 

русая, другая – смоли стая. Брови, виски, подбородок будто склеены 

из разных рас света. Левые руки-ноги – длин ные, правые – короткие. 

Ходят вперевалку, враскосяк, шатаясь. Сэр Роберт обомлел: «О, Ии-

сус!»

Гид рассказывает заокеанскому именитому гостю диковинные 



легенды-предания об этом крае. Чего только не происходило лет три-

ста на зад на этой земле, на которой зародилась не слыханная страна 

Оршутстан!

Все загадочно и далеко. И в то же время так близко и знакомо. 

Диву даешься.

В легендах, рассказываемых расторопным гидом, присутствуют:

– люди с одним-единственным глазом на жи воте. Это Карынбаи, 

воспринимающие мир только брюхом;

– люди без мозгов и даже без головы (так что непонятно, куда при-

менить головной убор);

– люди, которые поклоняются только злату и едят-крошат-кром-

сают горы, подпирающие не беса;

– толпы плешивых бунтовщиков, вознаме рившиеся убить красно-

го властелина-падишаха и разграбить его крепость-дворец;



Статьи, эссе

95

– какие-то бесы-безбожники, разрушающие весь мир до основа-



ния;

– лицемеры-мунафики, превратившие му сульманский храм в тор-

говый дом, которым Бог нужен лишь для того, чтобы заполучить мил-

лионные и миллиардные кредиты для низмен ных нужд.

Читатель погружается в беспощадную, ед кую сатиру, напоми-

нающую «Историю города Глупова», «Пошехонскую старину» и им 

подоб ные немногие в мировой литературе произведе ния. В сатиру 

коллизий, обстоятельств, нравов, историй, событий, очень знакомых 

нашим со временникам и соотечественникам. Плотным кольцом обсту-

пают нас «знакомые незнаком цы». Для сэра Роберта это миф, ибо обо 

всем этом он слышит в 2230 году, а для нас это почти реальность, ибо 

мы все пребываем в ре альности 2012 года.

Читаешь эту «невеселую фэнтези» и ловишь себя на том, что все, 

о чем повествует словоо хотливый гид сэру Роберту Бакпайоффу, нам 

до боли известно: мы это видели и видим, слыша ли и слышим, ощу-

щали и ощущаем, пережили и переживаем.

Вклинивается в повествование гордая и тра гическая история 

о стране Бозакстан и ее жителях бозакцах, о самобытном кочевом 

 на роде, который по стечению обстоятельств, из-за гнусной поли-

тики и подлой идеологии пре вратился в «мамбетов», в «мамба» и 

раз де л ил ся на две группы – «городских» и «степных». От пращу-

ра Ка рынбая пошли Мыркымбаевичи Кикымбаевы. Потомки воль-

ных и могучих степняков-бозакцев обернулись жалким и по зорным 

 отребьем. Дьявол-искуситель Иблис добился-таки своего черного, 

подлого дела. На ступили дурные времена, когда солнцеподобный 

падишах, ненасытный до золота, ограбил всех и вся, воссел на куче 

золота, провозгласил лозунги-идеи: «Богатство – это все!», «Выжи-

вайте, как можете!», «Обогащайтесь!», «Глав ное – ақша, ақша, 

ақша!».

Да-а... была некогда бескрайняя страна – Бозакия. Теперь она ча-



стично превратилась в своеобразную кунсткамеру-музей, где со браны 

всевозможные мутанты-люди – с един ственным глазом на макушке, 

с тремя руками, с двумя головами, с безобразным ртом на жи воте, 

жуткие уроды, при виде которых сэру Ро берту становится дурно до 

тошноты, до рво ты. Сюда свезли мутантов со всех углов Бозакии, где 

Империя испытывала атомные и водо родные бомбы и превратила этот 



Казахские арабески

96

музей скорби, горя и уродства в бизнес, в очаг обогащения, в источник 



государственных доходов.

Со временем бозаки превратились в оршутов, которые в подпитии 

поют по-шуршутски, а ру гаются – по-русски.

Такие крутые превращения произошли в Оршутстане в 2230 

году.

Ну, а с природных бозакцев хоть что-нибудь или кто-нибудь оста-



лись?

Остались.

Их загнали в самую захудалую, убогую часть некогда необъятной 

степи, именуемую штатом, а фактически – в резервацию. Там обита-

ют по томки бозакцев, которые чудом сберегли себя, сохранили быт, 

обычаи, нравы, память, ремес ла, навыки, искусства, заповеданные 

предка ми. Острыми сатирическими мазками нарисо вал автор небы-

валый политический, экономи ческий, культурный расцвет страны Бо-

закии под предводительством солнцеподобного гени ального лидера 

нации, об эпохе правления ко торого слагались неслыханные саги и 

мифы-легенды.

Увы, все это было в прошлом. Измельчал на род, ничтожествами 

обернулись верные визи ри (признаюсь, многие эти визири мне лично 

знакомы), сам солнцеподобный падишах (вели кий демократ-патриот) 

погиб под грудами на копленного золота.

Все было, было, было. И мы – свидетели той легендарной эпохи, 

о которой с таким вос торгом, упоением, с такими яркими деталями-

штрихами рассказывает неутомимый гид бес конечно потрясенному 

многоопытному сэру Роберту.

За три дня торжества в столице Оршутстана сэр Роберт наслышал-

ся много диковинного и умопомрачительного. Он утомился от всех 

этих впечатлений; от рассказов об эпохе правления солнцеподобного 

сардара у него голова пошла кругом. Многое в голове американского 

сена тора не укладывалось. А впереди его ожидали новые потрясения 

в резервации бозакцев.

Здесь, пожалуй, необходимо напомнить чи тателю, что фамилия 

сэра Роберта – Бакпайофф. Выясняется, что его предок в восьмом 

поколении был просто-напросто Бокбаем, то есть родом из бозак-

цев, и каким-то образом давным-давно эмигрировал в Америку. Ле-

генда эта, по всему, не лишена основания: американ ский сенатор 



Статьи, эссе

97

сэр Бакпайофф лихо ест конину, қазы, жал-жая, пьет кумыс, подолгу 



чаевнича ет, не чурается никаких бозакских деликатесов, даже ловко 

ездит верхом на иноходце, как бы подтверждая в глазах коренных 

бозакцев свое генетическое происхождение. Должно быть, именно 

потому он благосклонно, с кровным ин тересом, живо восприни мает 

все, что происхо дит в резервации бозакцев в диковинной стране Ор-

шутстан.


Сэр Роберт диву дается на каждом шагу. Там, где некогда располо-

жился город, основанный солнцеподобным сардаром, теперь пустыня. 

Там, где некогда вольно пролегала беспредель ная степь, теперь бу-

грятся песчаные дюны. Там, где возвышались величественные горы, 

теперь плоская, унылая равнина.

– А горы-то куда подевались? – вопрошает обескураженный се-

натор.

– Их продали и съели.



На месте былых грандиозных небоскре бов появились низенькие 

однообразные «Чай на тауны». Некогда бозакцы сдали свои земли в 

аренду шуршутам, но через пятьдесят лет ни кто ничего им не вернул, 

более того, неизвест но, куда делись сами аборигены-бозакцы, буд то в 

одночасье растворились во времени и про странстве.

Некогда кочевым бозакцам достался крохот ный участок земли, 

который называют Мамбетией. Мамбетия раскинулась на трех хол-

мах. Почему население живет обособленно? А по тому что относятся 

к трем родам-жузам. И го ворят они на разных языках? Нет, язык у них 

общий, единый. А как они отличают друг дру га? По бородам. Как это? 

А просто: у кого бо рода длинная – тот относится к Большому жузу. 

У кого покороче – тот Средний жуз. А если вместо бороды – куцая 

бороденка, считай, жуз Младший.

Понять это сэру Роберту, хоть он и далекий потомок Бокбая, му-

дрено.

Всю экзотическую прелесть былой номадийской жизни сэр Ро-



берт познает в резервации бо закцев. Бесхитростный их быт прихо-

дится ему по нраву. Видно, сказывается все же давний ге нетический 

код. Больше всего его поражают заунывный наигрыш кобыза, спо-

собный разбу дить в сознании слушателя вековую скорбь и печаль, 

всколыхнуть сонную природу, поднять песчаную бурю, заставить по-

волчьи выть ве тер; искрометные кюи на домбре, бодрящие кровь, 



Казахские арабески

98

возбуждающие душу, зовущие к воле, свободе, дерзаниям и сверше-



ниям; беспощад ный айтыс – поэтическое состязание, вдохно венная 

импровизация степных бардов-акынов, красочно воспевающих свой 

род, своих баты ров, беков и непревзойденных рыцарей риста лищ; 

дикие скачки на необъезженных конях-неуках; шумные тои и обиль-

ные дастарханы.

Нам, читателям, это не внове, мы о том чи тали, мы все это виде-

ли в разных масштабах, но автор «фэнтези» это описывает так ярко, 

так вдохновенно и сочно, столь богатым и об разным языком, что чув-

ствуешь себя счастли вым участником грандиозного зрелища, испы-

тываешь живое обаяние вольной жизни нома дов, владевших некогда 

безмерным простран ством бытия.

Увы, увы... все в былом.

Народ выродился. Вокруг резервации обита ют китайцы, корейцы, 

японцы и прочий азиат ский люд.

Трагедия.

В чем причина?

Гид отвечает: «В том, что враг мамбета – мамбет. Мамбеты ищут 

врагов только внутри себя. Видно, они исчезают со сцены истории, 

так и не осознав истину, что «мамбет мамбету – друг».

– Выходит, они дети с неразвитым сознани ем? – спрашивает сэр 

Роберт.

– Да, народ, состарившийся еще до того, как у него прорезались 



зубы, – последовал ответ.

На многое открылись глаза американского сенатора, посетившего 

в июле 2230 года таин ственную страну Оршутстан.

Многое заново увидел, почувствовал, осо знал и осмыслил совре-

менный читатель.

...На своем двухместном флайере сэр Роберт Бакпайофф-Джонсон 

летит назад в свою благо словенную страну. А мы, слегка ошарашен-

ные прочитанным, остаемся на нашей земле, кото рая пока что еще не 

обернулась загадочным Оршутстаном.

Кто автор этой «невеселой фэнтези»?

Некто Тауфих Шегиров.

Заглянул в справочник Союза писателей Ка захстана: не нашел та-

кого среди 700 членов этой организации.


Статьи, эссе

99

Но чувствуется опытная рука крепкого про заика: сюжет, компози-



ция «фэнтези» выстрое ны безупречно, язык сочен и образен – подлин-

ный казахский речестрой, образы яркие, харак теры достойные, детали 

убедительные, и в каж дом предложении сквозит дыхание реальной 

жизни.


14–17 июля 2012 года

Он Казах, неБеСныЙ тюрК

Я знал его как самобытного, эффектного переводчика мятежного 

поэта Махамбета, сподвижника повстанца Исатая. Помню: меня «за-

цепило» само название книги – «Стихострелы». Аналог казахского 

«Жыр-жебе». Книга эта вышла лет десять тому назад, и бли стательное 

предисловие к ней написал чуткий ко всякой новизне Имангали Тас-

магамбетов.

Махамбет олицетворяет собой гордый и сво бодный дух казахов, 

он радетель национальной независимости, несгибаемый борец за 

свобо ду, бунтарь с нежной, сострадательной душой, клубок ярости, 

непокорности, непримиримо сти к врагам.

Именно так я оценил переводы Махамбета на русский язык, осу-

ществленные атыраусцем Бекетом Карашиным.

Со временем я открыл для себя и другие гра ни его таланта. За эти 

годы Бекет развернулся во всю свою творческую мощь.

Знаю, что он обрел доброе базовое образова ние, закончил фило-

софско-экономический фа культет КазГУ, аспирантуру института фи-

лосо фии и права Академии наук КазССР, много чи тал, преподавал, 

размышлял, творил, ярко проявил себя на общественной, литератур-

ной сте зе.

Он масштабен, концептуально устремлен, всю свою сознательную 

жизнь напористо и успешно занимается проблемами философии, поэ-

зии, художественного перевода, тюрколо гии, истории, лингвистики, 

экологии.

Я знаком с его книгами «Махамбет. Стихострелы», «Махамбет 

елі», «Бейбарс: эпоха и личность», «Запоздалые стихи», «Рыцарская 

поэзия казахских жырау», «Почтение земли: поклон человеку», а так-



Казахские арабески

100


же с разными публика циями (эссе, стихи, исследования, переводы) в 

периодике.

Он отличается острым гражданским чу тьем, не занимается конъ-

юнктурой, лакиров кой, литературным «уфит-суфитом», «ахалай-

махалаем», а затрагивает насущные проблемы настоящего бытия, ви-

дит их в исторической и философской перспективе.



Настоящий нувориш 

Оставляет кошке мышь.

А вот наши «нуворишки» 

Все смели: от игл до шишки.

Ну, воришки, клад зарыли, 

А пушок смахнули с рыла?

Он умеет язвить, больно щипать, горько усмехаться

.

«Ното һотіпі lирus est» –

Сильный слабого все так же ест.

В обществе нашем доминируют стаи, 

От крупных хищников до горностаев.

И не боится ставить вопрос ребром, руковод ствуется гейневским 

постулатом: «На прокля тые вопросы дай ответы мне прямые».

Реки мелеют,

Сер небосвод,

Страна богатеет,

Нищает народ.

Лозунги реют:

«Независимость!»,

«Равенство!»

 –

Сплошное «брависсимо!»,

Сплошное празднество!

Лозунги реют:

«Братство!»,

«Свобода!».

А где же богатство, 

Благо народа?


Статьи, эссе

101


Я здесь говорю не о лирической, а граждан ской направленно-

сти, мировоззренческой пози ции Бекета. Мне нравятся эти круто за-

мешанные, лапидарные строки, своеобразные «Ксе нии» в гетевско-

шиллеровском духе.

По душе мне и его философско-патрио тические мотивы. Ему, к при-

меру, принадлежит яростное, поистине махамбетовское стихотворение-

манифест «Я – казах», в котором охваче на национальная суть в исто-

рическом разрезе. Стихотворение длинное, и я вынужден здесь огра-

ничиться лишь несколькими строчками:

Я не набожный монах,

Небо-Тенгри – мой Аллах,

Глядя ввысь на синеву,

Восклицаю: «Я – казах!»

Много я врагов знавал,

Битым был и правил бал,

Потому-то я – казах,

Вольным был, свободным стал.

Я от воли до свободы

Претерпел и смерть, и роды,

Но до истинной свободы

Мне нужны эпохи, годы.

Мне неведом мелкий страх,

Даже мой несчастный прах

С того света все ревет

Гордый клич мой: «Я– казах!»

Философичность, склонность к широкому и глубокому охвату 

темы вообще характерны творчеству Карашина. Совсем недавно я 

имел возможность ознакомиться с его пока еще не опубликованной 

поэмой «Черный квадрат», навеянной известной картиной Малевича, 

и в той поэме в развернутом виде охвачены глобаль ные проблемы на-

шего драматического бытия.

Особо хотелось бы мне отметить его фило логические, этимологи-

ческие изыскания в об ласти тюрко-казахского речестроя. Книгу Ка-

рашина «Почтение земли: поклон человеку» я часто и охотно читаю, 

восхищаясь (а иногда сомневаясь) его историко-лингвистическими 


Казахские арабески

102


трактовками обиходно-бытовых слов. Это увлекательное чтение: тюр-

кология, лингвисти ка, сопоставительная грамматика меня привле кают 

со студенческих лет.

В этой области Бекет заметно находится под влиянием историка-

языкознатца-этимолога Олжаса Сулейменова. Кстати, упомянутая 

выше книга приурочена к 70-летию знатного казах ского поэта и язы-

коведа.

О чем речь?



О циклах эссе «По тропе Олжаса», «Тюрк и я», которые сотка-

ны из множества лапидар ных очерков, миниатюр, заметок, реплик, 

ми молетных зарисовок. Назову здесь несколь ко характерных, прони-

занных знанием исто рии, лингвистики, философии, литературоведе-

ния: «Тюркское слово», «Волки и их потомки», «Гнездовье людей», 

«Шумеро-тюркские моти вы в библейских историях», «Жаркое из тюр-

кизмов, или От озарений до прозрений» и др.

Один пример из типичных наблюдений и выводов Бекета: «Слова 



жар, йар, зер, зар при нимали участие в образовании массы как тюрк-

ских слов, так и тюркизмов. Имеются следующие тюркские слова и их 

сочетания, «проЖАРенные» этими этимонами.

В кыпчакском диалекте: ЖАРық (свет), ЖАРқын (лучезарный, 

светлый), ЖАРқ-жұрқ (ис криться), ЖАРқ ету (засверкать), ЖАРия 

болу (стать известным), ЖАРиялау (объявить, обна родовать), ЖАРқыл 

(сверкание), ЖАРқыным (светик мой), ЖАРқырау (блестеть, сиять), 

ЖАРшы (глашатай, вестник), ЖАРлық (рас поряжение, приказ), аЖАР 

(озарение человече ского лица, его приятный цвет и лоск). В сви-

стящем диалекте: ЗЕР, ЗАР (внимание).

Из этих светлейших основ возникли тюркиз мы: жар, жара, жарко, 

жаркое, жар-птица, жа ренный, жарить, жаровня, жарынь, заря, заре во, 

зарница, зардеться, зарозоветь, озарение, зрение, прозрение, зрелище, 

воззрение, зри тель, зрелище, зрачок (по-тюркски – зер + очок, что бук-

вально означает: «внимание открыто»)» (с. 132–133).

Или вот Бекет рассматривает батальные сло ва «батальон», «бата-

рея», «баталия» и расшиф ровывает их так:

Аты-баты –

от команды,

их родил язык войны.


Статьи, эссе

103


Аты-баты

«тюрковаты»:

ат – стреляй, а бат – тони (с. 156).

Слова «кольчуга», «колчан», «чехол», «кобу ра», «забрало», «за-

бор», «маска», «колокол», «торба», «баул», «карман», «стяг», «ярлык» 

он относит к тюркским корням, толкуя, объясняя, доказывая, делая 

ссылки на громкие авторите ты (М. Кашгари, В. Бартольд).

«Лошадиную» терминологию он сплошь свя зывает с тюркскими 

словами: лошадь – йолшы ат, караковый – «кара», чубарый – шұбар, 

була ный – бұла, чалый (чал – пестрый), узда – ұста, ауызда.

Убедительными показались мне его этю ды-толкования слов и вы-

ражений: «хомут», «телега», «тарантас», «таратайка», «колымага», 

«коляска», «алтын», «монета», «соловей-разбойник», «баба Яга», 

«Змей Горыныч», «Карабас-Барабас», «Серый волк»...

Иногда свои лингвистические разборы он подытоживает в стихах:

Словом, в сказках Соловей

Не певец и не солист,

Он – разбойник и злодей, 

Издававший жуткий свист.

Соловей совсем не птица,

Он –

 

степняк, кипчак, огуз,

И грабитель, и убийца,

От него стонала Русь... (с. 196)

Философско-лингвистические этюды Карашина заставляют ду-

мать, вникать в природу слов, находить диковинные корни, понять 

взаи мосвязь и взаимовлияние культур и языков.

Читать Бекета Карашина увлекательно и по учительно.

С любопытством и восхищением ознако мился я с резюме моего 

давнего знакомца. И только диву дался: сколько же у него наград, пре-

мий, дипломов, которыми за труды удосто или его Казахстан, Россия, 

Германия, Болгария, Италия, Австрия, США, в каких только странах 

не издавали его произведения, автором сколь ких десятков книг и сбор-

ников он только не яв ляется!

Надо же: обо многих этих фактах я и пред ставления не имел, и 

слыхом не слыхивал.


Казахские арабески

104


Тем большую я испытываю радость и гор дость за него.

Впору литературоведам заняться «карашиниадой». Для размыш-

ления и осмысления он уже выдал немало материала.

Я воспринимаю его как даровитого младше го брата и пишу эти 

вольные, сумбурные стро ки, дабы поздравить Бекета Карашина с 

шести десятилетием и сердечно пожелать ему новых свершений во 

всех гранях его незаурядной лич ности.

Сентябрь 2013 года

диаГнОз ПОСтаВЛен, 

наМеЧены и ПУти ЛеЧениЯ

В Алматы в 2013 году вышла книга под названием «Качество об-

разования в мире и в Казахстане». Опрятная, полиграфически акку-

ратная книга издана в твердой обложке, по объему небольшая, ти-

раж – скромный, написана лапидарно, сжато, «мускулисто», понятно 

и доступно. Она привлекла мое внимание: я ведь по базовому об-

разованию педагог, учительствовал одно время в аульной школе – и 

до института, и после, аспирантуру закончил на кафедре методики 

преподавания, к школьным делам и поныне неравнодушен. Назван-

ную выше книгу читал-штудировал с карандашом, делая множество 

помет на полях.  

Автор книги – Аскарбек Кусаинов, с которым знаком давно, с тех 

самых пор, как он защитил диплом доктора-инженера Германии. 

За эти годы он стал знатной фигурой на ниве педагогики, оброс-

обзавелся разными званиями, степенями, титулами: доктор педаго-

гических наук, профессор, председатель правления Академии педа-

гогических наук Казахстана, лауреат Государственной премии РК, 

иностранный член Российской академии образования, академик пяти 

отечественных и зарубежных академий, основоположник сравнитель-

ной педагогики в Казахстане, президент совета сравнительного обра-

зования и т. д. и т. п., et cetеra на две-три страницы. 

У меня лично к подобным «мандатам» особого почтения нет, а в 

том, что Аскарбек Кабыкенович – славный азамат и знающий, весьма 

компетентный специалист, давно убедился. 



Статьи, эссе

105


Глубоко симпатичны мне и его научный подход к своему излю-

бленному предмету, метод и логика изложения, а главное – честность, 

открытость, принципиальность и смелость его объективных сужде-

ний. 


О том и постараюсь посильно поговорить. 

Компетентные ученые предваряют книгу: академик Националь-

ной академии наук РК Копжасар Нарибаев («…качество школьно-

го образования ежегодно падает, а школьное образование является 

основой интеллектуального потенциала страны»); академик НАН 

РК Едиль Ергожин («Благие намерения есть, а результатов нет. В 

республике образование имеет низкое качество»); педагог-практик, 

директор гимназии № 159, Герой Труда Аягуль Миразова («Эта кни-

га, я надеюсь, послужит одной из предпосылок реформирования 

школьной системы как обоснованная информация о недостатках су-

ществующей системы образования в стране и возможностях обще-

ства по их устранению»). 

Все эти суждения и оценки убедительны. 

Труд профессора Аскарбека Кусаинова композиционно построен 

из двух основополагающих глав: 

а) международные исследования по оценке качества образования;

б) система общего среднего образования Казахстана в мировом 

пространстве. Пути повышения качества образования. 

Лично у меня особый интерес вызвала первая глава, ибо в ней идет 

обстоятельная и доказательная речь о том, что я знал слишком общо, 

смутно или вообще не знал, а именно: о мировом табеле качества об-

разования, о качестве обучения в мировой системе образования, о 

лидирующих системах образования в мире, о повышении эффектив-

ности мировых образовательных систем.  

Автор книги на многое открывает нам глаза. В частности, на меж-

дународные программы оценки знаний и умений учащихся. Эти про-

граммы имеют сокращенные названия из английских аббревиатур – 

PISA, TIMSS, PIRLS. С четкой задачей и научно-исследовательским 

направлением. 

Приводятся результаты исследования по всем этим программам в 

34 странах по параметрам «выше среднего», и в странах-лидерах, как 

правило, упоминаются Финляндия, Гонконг, Южная Корея, Канада, 

Новая Зеландия, Австралия, Нидерланды, Лихтенштейн, Япония. На-


Казахские арабески

106


звания передовых стран варьируются: Тайвань, Швейцария, Эстония, 

Германия и другие. 

Но в этих списках-перечислениях, понятно, не встречаются ни 

Россия, ни Казахстан. Элементарно не доросли. 

Автор дотошно раскрывает причины и мотивы высокого образо-

вания в успешных странах, перечисляет со знанием дела основные 

факторы, обеспечивающие их успешность и эффективность. Мно-

гое, естественно, упирается в высокие экономические показатели, в 

благосостояние страны, с ВВП на душу населения свыше 20 тысяч 

долларов или около того. Но не только. Не исключительно деньги 

стимулируют качество образования. «Из этого наблюдения можно 

сделать простой вывод, – пишет профессор А. Кусаинов. – Для того 

чтобы иметь хорошее образование, страна должна быть богатой. Но 

если очевидно, что хорошее образование – функция благосостояния 

страны, то совершенно не факт, что хорошее образование – функция 

больших расходов. Например, в Греции и Южной Корее государство 

в расчете на одного ученика выделяет примерно одинаковую сумму, 

но Южная Корея во всех рейтингах в первой тройке, а Греция – в 

конце списков». 

Это так. Казахстан по мере своих пока что ограниченных воз-

можностей худо-бедно вкладывает в образование относительно не-

мало средств, а результатов не видно, наоборот, по всем формальным 

и  реальным показателям в сфере образования ощущается регресс, 

спад. В чем дело? В отсутствии четко продуманной педагогической 

системы, в низком уровне педагогических кадров, в разворовывании 

отпускаемых из госбюджета скудных средств, в бесконечной чехарде 

руководящих образованием чиновников (12 министров за двадцать 

лет независимости – куда это годится?!), в несуразности показушных 

«рипорм» (реформами их никак не назовешь), в повсеместной халат-

ности и безалаберности, в безответственной ментальности, в заб-

вении исконных национальных традиций, в случайности отбора на 

педагогическом поприще снизу доверху, в нерациональном исполь-

зовании потенциальных возможностей педагогов – о, перечислять 

подобные изъяны на просторах нашей страны можно бесконечно. 

А прежде всего, на мой взгляд, сказывается в этом вопросе отсут-

ствие благотворной и благородной государственной воли. Из ничего 

ничего не будет. От мусора рождается мусор. В деле образования и 


Статьи, эссе

107


воспитания надеяться на некое чудо – полный нонсенс. Опыт стран-

лидеров, всесторонне описанный профессором Аскарбеком Кусаи-

новым, свидетельствует о необходимости четкой стратегии, целена-

правленности, великого терпения и настойчивости, систематической 

адовой работы по всем государственным каналам во имя будущего 

страны и ее грядущих поколений. Обиходить, окультуривать газон 

воспитания и образования предстоит десятилетиями. 

Истина очевидная, и от нее не отмахнешься. 

Еще одну бесспорную истину подчеркивает автор рецензируемой 

книги: «Опыт лучших систем школьного образования свидетельству-

ет, что решающую роль играют три фактора: 1) надо, чтобы учителями 

становились подходящие для этого люди;  2) следует им дать подго-

товку, которая позволила бы повысить эффективность преподаватель-

ской работы; 3) необходимо обеспечить условия, при которых каждый 

без исключения ученик получил бы качественное образование». 

По сути, этим все сказано. Или почти все. 

Далее автор обстоятельно анализирует, как поставлены воспита-

ние и образование в Финляндии, Сингапуре, Южной Корее, Англии, 

Японии и других странах-лидерах, в которых искони высоко ценится 

образование, профессия школьного учителя, процесс отбора кадров, 

ведется жесткий контроль на курсах профессиональной подготовки 

учителей уже на начальном этапе обучения. В этих странах давно по-

няли, что «одно неправильное кадровое решение может привести к 

сорока годам плохого преподавания». 

Много разительных и достойных примеров в системе воспитания 

и образования приводит автор книги. Читаешь и восхищаешься; вос-

хищаешься и задумываешься; задумываешься и печалишься, невольно 

сравнивая с тем, что есть в доморощенном краю. 

Один пример.  

«В Финляндии пришли к выводу, что статус учителя – по крайней 

мере, отчасти – зависит от его уровня образования: поэтому в финской 

системе образования было введено требование, чтобы все учителя 

имели степень магистра». 

Я вспоминаю аульные школы военного, послевоенного и нынеш-

него времени, вспоминаю кадры и материальную базу своего учи-

тельского периода, перебираю в памяти кадровый уровень в «глубин-

ках», размышляю об обязательной степени магистра в иных странах-


Казахские арабески

108


государствах и задаю себе вопрос с печалью и недоумением: «Ну и 

как? Каким образом догоним зайца на раздрызганной арбе?!» 

Не стану излагать все факты и подробности, приведенные в ана-

лизе и повествовании книги профессора-новатора, ученого-энтузиаста 

Аскарбека Кусаинова. Они достойны внимания; они будят мысль; они 

взывают к деянию; они определяют пути к конкретному действию и 

созданию; они вселяют надежду. 

Вторая глава книги целиком посвящена нашим внутренним пе-

дагогическим проблемам – системе общего среднего образования в 

Казахстане. Речь здесь идет об оценке качества образования в стране, 

о состоянии системы образования, о статусе педагогических кадров, 

о духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения, о ре-

зультатах научных исследований в области образования, о повыше-

нии эффективности системы управления образованием в Казахстане 

и прочих материях. 

Мне лично все это в немалой степени знакомо. И тут можно обой-

тись одним русским словом «неважно». Или казахским «мәз емес». 

Или немецким «швах». 

Страницы о педагогическом уровне в Японии, в Германии, в Юж-

ной Корее впечатляют живым аналитическим повествованием. Точка 

зрения автора на ЕНТ мне глубоко симпатична. Я считаю, что ЕНТ на-

несло сокрушительный удар по отечественной педагогике, содействуя 

тотальному оболваниванию двух поколений учащихся, напрочь отучая 

от самостоятельного мышления. 

Горячо поддерживаю все предложения автора на педагогической 

стезе. Согласен с двумя его выводами: 

1. «Нынешнее реальное состояние отечественной системы образо-

вания крайне тревожное». 

2. «Качество знания среднего выпускника общеобразовательной 

школы нашей страны на уровне ниже удовлетворительного». 

Диагноз поставлен. Но намечены и пути лечения. И в этом пафос 

книги, ее значимость и поучительность. Для учителей, для управлен-

цев, для родителей, для каждого гражданина независимой страны. 

2013 год


Статьи, эссе

109


еГО деВиз: 

«Жить тВОрЯ 

 наиВыСШее СЧаСтье»



Мой давний друг, славный чингизид Шот-Аман Валиханов 

(Уәлихан), знаменитый архитектор, облаченный всевозможными ти-

тулами, званиями и степенями, мандатами и дипломами разных стран, 

к тому же драматург, стихотворец, балагур и острослов, издал на ис-

ходе 2013 года в Астане в общем объеме почти 70 печатных листов 

двухтомник сочинений тиражом в 2000 экземпляров (издательство 

«Фолиант»).

Замечу: на двух языках, в которых он одинаково искушен.

Человек Шот-Аман Едрисович увлекающийся, талантливый, мо-

бильный с ярко выраженным гражданским темпераментом. К своей 

избранности по происхождению он относится с гордостью и ответ-

ственностью.

Два тома большого формата обильно проиллюстрированы редки-

ми фотографиями: я их насчитал около трехсот. Они запечатлели не 

только общественно активного автора, но и его окружение, творче-

скую обстановку, время, историю, пристрастия. Что, на мой взгляд, 

само по себе ценно и значительно.

Большинство статей, вошедших в два тома, мне лично в нема-

лой степени знакомо. Это, прежде всего, капитальные исследования, 

сгруппированные вокруг глобальных, стержневых тем: «Абылай хан» 

(«Абылай ханның ататегі кім?», «Абылай хан туралы өлең-жырлар 

және тарих», «Абылай ханның әулеті», «Абылай», «Абылайдың хаты 

табылды», «Алып Абылай ханның есімі бүгінге дейін ел есінде»); 

«Шоқан Уәлиханов» (в этот цикл вошли одиннадцать статей, осве-

щающих разные аспекты уникальнейшей жизни выдающегося казах-

ского ученого и окрашенных любовными чувствами автора к своим 

именитым предкам).

Третьим разделом первой части идут тщательно выверенные све-

дения о казахских ханах, султанах и төре. Восхитило и поразило об-

ширное родословное Чингис-хана и его многочисленных потомков – 

сведения, графически расположенные на сорока книжных страницах 

убористого шрифта. 

Схема такая: называется хан имярек, перечисляются его дети, 

от детей – внуки, от внуков – правнуки и следующие ответвления-



Казахские арабески

110


поколения. Пример: Чингис-хан (1165–1227) – его сыновья (Жошы 

хан, Шагатай, Угедэй, Толы) – внуки (упомянуто 21 имя) – от них де-

сятки и сотни потомков. По такой схеме представлены потомки Азь 

Жанибека, Акназар хана, Нияза, Абулхаир хана, Нуралы хана, Ера-

лы хана, Айшуак хана, Абильмамбет хана, Имана, Унибая, Тортана, 

Уалихана, Абылай хана... нет, всех я здесь не перечислю, обязательно 

что-нибудь напутаю, от обилия имен и свихнуться немудрено. Надо 

учесть, что у каждого хана была не одна жена (у Абылая, к примеру, 

было, сказывают, тридцать жен, от которых он имел тридцать сыновей 

и сорок дочерей, а сколько было в свой черед чад у тридцати абылаев-

ских сыновей, а от их внуков?!). Моя немецкая голова не в состоянии 

это уразуметь. Я попытался было сосчитать любопытства ради имена, 

перечисленные в родословном Чингис-хана, но тут же отказался от 

этого намерения: имен наверняка не одна тысяча.

Однако подчеркну: родословное чингизидов, несомненно, укра-

шает первый том сочинений Шот-Амана Едрисовича.

Вторую часть первого тома составляют статьи о зодчих, коллегах, 

писателях, ученых, государственных и общественных деятелях, му-

зыкантах – современниках-друзьях автора. Эти статьи (их в томе 21) 

были в разное время опубликованы в средствах массовой информации 

на казахском и русском языках.

Том предваряет обстоятельная статья доктора искусствоведения, 

профессора Райхан Ергалиевой «Вселенское чувство свободы духа» 

(на двух языках). Статья охватывает все грани незаурядной личности 

«многостаночника» Шот-Амана Валиханова.

Содержание второго тома определили 72 статьи, исследования, 

речи, интервью, обзоры, заметки, письма, объединенные вокруг че-

тырех тематических блоков на казахском и русском языках: «Ескінің 

көзі – тарихтың өзі» (в этом разделе привлекают внимание читателей 

такие историко -исследовательские и публицистически-полемические 

работы, как «Бір атаның баласы едік», «Шындыққа жүгінсек...», «Чи-

тая Солженицына», «Қазақ саңлақтары», «Шорман әулеті», и др.); 

«Памятники истории и культуры Казахстана» (главным образом, вы-

ступления автора на съездах и пленумах Казахского общества охра-

ны памятников истории и культуры, а также статьи типа «По следам 

Марко Поло и академика Радлова», «Сохраняя и приумножая культур-



Статьи, эссе

111


ное богатство»); третий – самый объемный раздел «Таспен жазылған 

тарих» (разные аспекты прошлого и настоящего архитектуры Казах-

стана; ключевые работы: «Бүгінгі қаланың бейнесі», «Ғимараттар 

сөйлейді», «Таспен жазылған симфония», «Кадровое начало в архи-

тектуре», «Проблемные вопросы архитектуры полносборного строи-

тельства жилых и гражданских зданий», «Архитектура наших горо-

дов», «Градостроительство на селе в современных условиях», «Сәулет 

өнерінің бүгіні мен ертеңі» и т. д).

В четвертый раздел второго тома («Тәуелсіздік нышандары») 

вошли две работы: «Ғарышқа аттанған ұлттық белгі» и «Елбасының 

байрағы».

Напомню, что Ш. Е. Валиханов является разработчиком и автором 

многих государственных символов, знаков и атрибутов, всесторон-

не воспроизведенных фотографически и репродукционно во втором 

томе.

Я пишу не рецензию и не аналитическую статью о двухтомном 



собрании сочинений давнего друга. Я пытаюсь дать общее представ-

ление о данном труде, привлечь внимание читателей к нему, выявить 

основные достоинства этих двух фолиантов.

Так в чем сила автора?

В том, думаю, что он не только одаренный, одержимый круты-

ми идеями зодчий, но и страстный, целеустремленный сподвижник 

Культуры в ее ренессансном значении. То есть он точно нащупывает 

суть явления, видит зорко и далеко, всегда и неизменно опирается на 

истоки национальной культуры, искусно связывает в гармоническом 

единстве прошлое и настоящее – историю, этнографию, философию, 

фольклор, литературу, и все его писания отличаются незаурядным ин-

теллектом, огнем озарения и высокой духовностью. Как драматург, 

как стихотворец, он умеет сплетать все грани искусства (по Абаю: 

«Қиыннан қиыстырар ер данасы»), облачать свои деяния в красивые 

формы, чувствует – как Художник – дыхание Времени и стремится 

служить Вечности.

Он по натуре максималист. Ставит перед собой всегда высшую 

планку подлинного творчества. Он стремится к глобальным сверше-

ниям.

Именно таким я вижу и воспринимаю Шот-Амана Валиханова.



Казахские арабески

112


Такой личностью он предстает и в своем объемном двухтомнике.

Я знаю: этим двухтомником многогранное творчество Шоты не 

ограничивается. На ниве культуры он увлеченно, задорно служит, 

считайте, 60 лет. За эти десятилетия безустанного труда он свершил 

многое.

Конечно, в двухтомник его вошло кое-что, но далеко не все, не 



все.

Деяния его (включая художественные произведения и переписку 

с выдающимися людьми) наверняка «потянут» томов на десять, а мо-

жет, и больше.

За все ему воздастся.

Время воздаст.

Вот это – весьма конспективно – я и посчитал нужным сказать.

Честь, достоинство и хвала высокородному мужу!



10 января 2014 года
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34




©stom.tilimen.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет