Г. К. Бельгер Алматы: ид «Жибек жолы», 2014. 520 с



Pdf көрінісі
бет14/34
Дата25.11.2018
өлшемі4.05 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34

хановой и «Туареги Ахаггора» Анри Лота, французского этнографа 

и археолога, исследователя Сахары. Анри Лот описывает язык, пись-

менность, устное творчество, условия жизни, жилище, пищу, одежду, 

искусства и ремесла, хозяйствование и т. д. туарегов Ахаггоры. Пора-

жает много общего в быту, нравах, манерах, поступках и прочем с ка-

захами. Уму непостижимо, сколько сходства! А между тем, где казахи, 

а где туареги? Сходство, возможно, оттого, что туареги – кочевники, 

скотоводы и мусульмане. Разумеется, язык, обличье, климатические 

условия, история – другие, но в обычаях и ритуалах, хозяйстве, быте, 

духоустройстве, устном творчестве, многих манерах схожего уйма. 

Это кочевники пустыни Сахара, берберы (точнее, из берберской се-

мьи). 

Весь туарегский народ в культурном отношении является реликтом 



древней берберской Сахары. В настоящее время подавляющее боль-

шинство туарегов (до 600 тыс.) живет в суданско-сахельской зоне тро-

пической Африки: в Мали, Буркина Фасо, Нигере, Либерии, Чаде. 

Давняя истина: корни культуры едины. Их следует только выявить, 

описать и осмыслить. 


Казахские арабески

166


ЧтО, КазахСКаЯ теМатиКа иСЧерПана?

Мои друзья, казахские прозаики, вдруг взялись осваивать евро-

пейскую тематику. Покойного ныне Рамазана Тохтарова одно время 

увлекла поздняя любовь престарелого Гёте к юной Ульрике фон Леве-

цов. Он о том поведал. Об этом же довольно увлекательно написал и 

Мухтар Магауин. Дукенбай Досжан тут же разразился рассказом-эссе 

о Байроне. Может, кто-то написал уже о Гомере, Шиллере, Шекспире, 

а я просто не знаю... 

У меня весьма двойственное отношение к этому. Конечно, вольно-

му воля – писать никому не запретишь. Но неужели мои коллеги уже 

исчерпали казахскую тематику? Или они полагают, что о Шортанбае, 

Дулате, Бухаре-сказителе (жырау) должен написать я или Щеголихин? 

Или убеждены, что напишут о европейских знаменитостях лучше

чем, скажем, Цвейг, Моруа, Стоун и другие? Или им хочется доказать, 

что и они не лыком шиты? Или экспериментируют? О любви веймар-

ского старца к Ульрике я, например, охотнее почитаю у Манна, Цвейга 

или Нагибина. А еще лучше – самого Гёте. 

Было время, мне хотелось написать новеллу об Абае и Михаэлисе. 

Намеревался вплести туда и немца Александра Блока, и поляка Севе-

рина Гросса – друзей Абая. Материал имеется, личности известные, 

можно было что-то нафантазировать в духе Кафки или Зегерс. Но... 

удержался от соблазна. Как-то боязно было после Мухтара Ауэзова 

тревожить тень Абая, хотя мне чудится, что Абая я и знаю, и чувствую 

прилично. Подумал: не лучше ли, если о том напишут казахи. 

По этому поводу вспоминается эпизод из мемуаров Фатимы Га-

битовой. Максим Горький поинтересовался у Ильяса Джансугурова, 

над чем он сейчас работает. И казахский поэт ответил, что намерен 

написать поэму о челюскинцах. Горький задумался, помолчал, а потом 

сказал, что советский народ, мол, плохо знает казахов, их культуру, 

обычаи, манеры. Не лучше ли, дескать, писать об этом... 

Думаю, не грех прислушаться к тому давнему совету мудрого ак-

сакала Горького. 



Этюды: наблюдения, суждения

167


ПрОзе Жир ПрОтиВОПОКазан

Мэлор Стуруа, хваля какого-то литератора, заметил: «В нем нет ни 

капли жира – этой визитной карточки порочности человеческого духа 

и слабости человеческой плоти». 

Как верно! 

В казахской литературе, насколько мне позволительно судить, изли-

шек жира сплошь и рядом. Некоторые произведения состоят в немалой 

степени из казы и карта, жал и жая. Они прямо-таки отдают жирным 

бесбармаком. Бесбармак я лично весьма люблю, но художественную 

прозу, напоминающую бесбармак и жирный бульон-сорпу, не жалую. 

В прозе убежденно борется с лишним жиром Абдижамил Нурпеисов 

(особенно в позднем своем периоде). С ребер своего последнего романа 

он срезал (я свидетель) жирный слой в два-три  пальца. 

В этом смысле Абеке в последние годы следуют его младшие кол-

леги – Тулен Абдиков и Смагул Елубаев. Проза должна быть поджа-

рой, мускулистой, излишний жир ей, как и человеку, противопоказан. 

Сухощав, упруг в поэзии Абай. И еще, пожалуй, Куандык Шангитба-

ев. Кстати, Абай очень точно подметил: «Қазақтың өзге журттан 



сөзі ұзын». Смысл: «Казахи многословнее других народов». Или: «У 

казахов слова длиннее, чем у других». Понятно: степь широка, небо 

бездонно, времени – вечность, наслаждайся жизнью и сплетай витие-

ватую речь из «красных» словес…

В ЛитератУре «аКа», «еКе» не ГОдитСЯ 

Аксакализм, чинопочитание для литературы – гибель. И еще аб-

солютно скверно, если правду взвешивают порциями, процентами. 

Тогда, считай, все пропало. (Помните, герои одного рассказа – то ли 

Шукшина, то ли Астафьева – спорят, на сколько процентов правду 

позволительно выдавать писателю? Сошлись, кажется, на пяти про-

центах.) Искренность в литературе – едва ли не главный критерий. 

(Вспоминаю, как в 1953 году в «Новом мире» мощно, точно бомба, 

прозвучала большая статья Померанцева «Об искренности в литера-


Казахские арабески

168


туре».) Начнешь изворачиваться, как дождевой червь на раскаленном 

асфальте, – никто тебе не поверит, никакие красоты и уловки, приемы 

и художества не спасут.

ВОзВеЛиЧиВать СВОе ПрОШЛОе 

 

не ОЧень эФФеКтиВнО



Древний народ – чаще всего усталый, изношенный, истощенный 

народ. Он вряд ли способен строить молодое, полнокровное, неза-

висимое государство. Тут явное противоречие. Великое прошлое не 

может быть оправданием нынешней нищеты. Тем более, смягчающим 

обстоя тельством. Как только начинают педалировать «великое про-

шлое», значит, дело швах. Примеры: российские немцы, русские. Пло-

хо, что и казахи норовят идти по этому пути. Удревляют свои корни, 

ищут себя в Аттиле, в Чингисхане, даже в байбише его Борте, всяче-

ски героизируют их. Если твое нынешнее тускло, никакие Аттилы и 

Чингисханы не спасут. 

Есть актеры, которые играют роль, то есть лицедействуют, и есть 

актеры, которые ею, ролью, живут. Так и писатели. Одни забавляют-

ся литературой, другие пробавляются ею, третьи в ней живут. Так и 

политики. Одни хотят преобразовать страну, другим достаточно по-

толкаться возле государственной кормушки. Последних почему-то 

особенно много. 

ВеЧерОМ, ПОСЛе ФОрУМа ЛитератУр 

СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА… 

Вечером, после Форума литератур Средней Азии и Казахстана 

в Ташкенте (21 ноября 1995 года), после концерта и великолепного 

 приема в ресторане «Новруз», мы, часть делегатов, вернулись в го-

стиницу «Туркестан» (бывшая резиденция ЦК КПУ) – напротив теат-

рального института – и полтора часа гуляли, рассказывая разные слу-

чаи из жизни. 



Этюды: наблюдения, суждения

169


В основном рассказывали Чингиз Айтматов, Калтай Мухамед-

жанов и Жабайхан Абдильдин, иногда реплики подавали Абе (Нур-

пеисов) и я. Днем подойти к Айтматову посчитал неуместным, да и 

в ресторане он был все время в окружении людей (я к тому же сидел 

за другим столом), ну а тут я подошел, поздоровался, сказав: «Оу, 

жалғыз туркістандық немісті тастап жүргендеріңіз қалай?!» («Что же 

вы оставили в одиночестве единственного туркестанского немца?!») 

Обменялись приветствиями, словами любезности. 

– Вот здесь, – сказал Калтай, указывая на театральный институт, – 

меня исключили из комсомола. 

Тему тотчас подхватил Чингиз Торекулович. Он поведал, как его 

не приняли в пионеры. Сказали: «Сен дұшманның баласысың» («Ты 

сын врага»). Чингиз подошел к чьему-то окну и заплакал. Стоял оди-

нокий, обиженный, несчастный и упивался слезами. В это время рас-

творилось окно, и хозяйка выплеснула ушат помоев, облив бедного 

мальчика. «Меня это и вовсе доконало», – заметил Чингиз. 

Потом он очень живо и подробно рассказал, как учился в сельхоз-

техникуме в Джамбуле. Бабушка очень хотела, чтобы внук выучился, 

стал человеком. «Атасындай болсын!» И хотя они жили очень бедно, 

всячески помогала ему, лишь бы он учился. И вот был такой профес-

сор (ссыльный из Ленинграда), который читал предмет «Ословодство» 

и прекрасно рассказывал о роли осла в человеческой цивилизации. 

Взял он своего студента Айтматова на базар, заставил его наблюдать 

за ишаками и рассказывать о них. А на базаре, как на гpex, находился 

как раз аульчанин, который, увидев Айтматова, спросил: «Эй, сен не 

ғып жүрсін осында?!» («Эй, ты что здесь делаешь?!») «Оқып жүрмін» 

(«Учусь»), – ответил Айтматов. «Не оқып жүрсің?» («Чему учишь-

ся?») – «Есектерді зерттеп жүрмін» («Ишаков изучаю). – «Мәссаған! 

Есектер біздің айылда да жетерлік емес пе?» («Вот-те раз! Разве мало 

ишаков в нашем аиле?!») 

Аульчанин, вернувшись в аил, обо всем рассказал бабушке Айтма-

това. Внук об этом случае забыл, приехал на каникулы, и тут бабушка 

набросилась на него: «Эй, негодник! Я тебя отправила на учебу в го-

род, надеясь, что ты станешь человеком, а ты, оказывается, учишься 

ишачьей науке! Ты что это? Ишачьей науке мог бы выучиться и в на-

шем аиле!» 



Казахские арабески

170


Еще он рассказал, как с отличием окончил сельхозинститут и гото-

вился в аспирантуру, но его, как сына врага народа, так и не приняли. 

«Может, я был бы теперь профессором, ученым», – заметил Чингиз 

Торекулович. 

Был приятный ташкентский вечер, мы долго ходили возле уютной 

гостиницы, и получилась очень милая прогулка. 

«Ох, и хитрец Же Я!..»

Будучи по самой природе своей очень добродушными, а нередко и 

простодушными, казахи имеют порой склонность воображать себя хи-

трыми, им даже льстит слыть хитрыми. «Ох, и хитрец же я!» – выда-

ется как достоинство. И чудится им, что они в состоянии перехитрить 

если и не всех, то многих. Между тем их хитрость абсолютно очевид-

ная, прозрачная, беспомощная, а то и бессмысленная, как у ребенка-

шалуна. И вся их хитрость способна перехитрить лишь самих себя. И 

те, что у власти, то и дело хитрят, думая, что тем самым обмишулят 

простой люд. Как бы не так! Кстати, и немецкая хитрость не далеко 

ушла. Она даже еще более примитивна. 

Вот эта постоянная игра в хитрость – вовсе не безобидная забава. 

Она тормозит ум. А у ума и хитрости – разные родители. Отец хитро-

сти – коварство. Мать ума – мудрость.

СКОЛьКО дОЛЖен трУдитьСЯ ПиСатеЛь?

Сколько должен трудиться писатель? Много он должен писать 

или мало? Единого ответа нет и быть не может. Дело сугубо индиви-

дуальное. Сомерсэт Моэм говорил: «Чтобы писать хорошо, необхо-

димо писать много» (цитирую по памяти). Схожую мысль из казах-

ских писателей высказал Мухтар Магауин. Я также склонен считать, 

что писателю следует работать много и постоянно. Плодовитые (а 

следовательно, трудолюбивые) писатели всегда привлекали мое вни-

мание. 


Этюды: наблюдения, суждения

171


И тут первым на память приходит Лев ТОЛСТОЙ, полное собра-

ние сочинений которого составляет 90 увесистых томов. Попробуй-

те только представить такое, учитывая бесконечные варианты, кор-

ректуры, исправления, редакции! А ведь никто его не заставлял, не 

обязывал, он не был связан договорами, издательскими сроками. Он 

добровольно обрек себя на эту каторгу. «Крейцерова соната» имела 

восемь редакций. Рассказ «Корней Васильев» Толстой переделывал 

тринадцать раз. Шесть или восемь вариантов имеет «Анна Каренина». 

Какую-то статью Толстой правил сто с лишним раз. 

Тут же вспоминается другой титан литературы – ГЁТЕ. Его лите-

ратурные, научные, эпистолярные труды составили 143 тома. Я знаю 

современных академиков, которые едва накропали 143 статейки. 

Вспоминается в этом ряду, конечно, БАЛьЗАК: он оставил после 

себя 150 произведений, из них 93 романа. 

Полное собрание сочинений немца Карла МЕЯ – 74 тома, и изда-

вался он миллионными тиражами на десятках языков. 

Умершая в 1950 году X. КУРТС-МАЛЕР написала за свою жизнь 

209 романов. 

Александр ДЮМА (отец) – автор 250 романов и 25 пьес. 

ЛОПЕ де ВЕГА – автор 1700 драм. 

Одних только писем Бернард ШОУ написал 250 тысяч, а ВОЛь-

ТЕР – 220 тысяч. 

Жорж СИМЕНОН написал 215 романов, вышел на 130 языках. 

(Для сравнения: Шекспир издан на 43 языках, МОЛьЕР на 41 языке.) 

Бернар КЛАНЕЛь, крупнейший французский писатель, автор 77 

книг. Когда ему за писательский труд присудили орден Почетного ле-

гиона, он отказался принять его. Хотел бы я знать казахского писателя, 

который отказался бы от пустяшного значка. Из глотки вырвет! 

Рэй БРЭДБЕРИ создал 25 книг, 300 рассказов, 30 пьес, подготовил 

60 телесериалов. 

Французский прозаик русского происхождения Анри ТРУАЙЯ 

(собственно Лев Тарасов) написал 80 романов и биографий русских 

царей и писателей. 

Агата КРИСТИ написала 78 детективных романов, 6 недетектив-

ных, 150 рассказов, 19 пьес, и все они не просто изданы – распроданы 

в двух миллиардах экземпляров на 104 языках. 



Казахские арабески

172


Айзек АЗИМОВ за полувековую творческую деятельность издал 

450 книг. 

Жужа РАБ перевела на венгерский язык 140 томов прозы и 12 то-

мов поэзии. 

Библиография профессора-историка Александра А. КИЗЕВЕТ-

ТЕРА составляет 1003 названия; академика-тюрколога Аганфангела 

Е. КРЫМСКОГО – 1500 работ; девять томов академика Василия В. 

БАРТОЛьДА включают в себя 7489 книжных страниц. 

Но всех рыцарей пера перещеголяла, пожалуй, знаменитая сочини-

тельница любовных романов Барбара КАРТЛЕНД (Великобритания), 

умершая в возрасте почти 99 лет: из-под ее пера вышли 723 (!) книги. 

Общий тираж ее произведений, переведенных на 36 языков, оцени-

вается в миллиард экземпляров. 

К плодовитым писателям можно отнести и Джека ЛИНДСЕЯ, и 

Азиза НЕСИНА. 

По количеству созданных работ поражает и художник ПИКАС-

СО. Это вообще сверхчеловеческий показатель. Он создал примерно 

пятьдесят тысяч рисунков, десять тысяч картин, тысячу скульптур. 

Французское собрание произведений ПИКАССО: 1876 картин, 7089 

рисунков, 4659 рисунков в блокнотах, 18 095 гравюр, 6112 литогра-

вюр, 1355 скульптур, 2880 произведений керамики. 

Вот это творческая энергия! Уму непостижимо! 

На фоне этих ошеломительных фактов обратимся к нашим, казах-

станским корифеям. Полное академическое издание Мухтара Омар-

харовича Ауэзова планируется в 50 томов. Если бы собрать все напи-

санное Сабитом Мукановым, возможно, будет столько же. Слишком 

определенно сказать не могу. Помню, как при жизни он намеревался 

издать 17 томов. Плодовитым был Ильяс Есенберлин. Все написанное 

им – романы, повести, поэмы, – думаю, составило бы около 20 томов. 

К своему 60-летию Абиш Кекилбаев издал 12-томное собрание со-

чинений. Кадыр Мырза Али выдал 15 томов, Мухтар Магауин – 13 

томов. Конечно, Дукенбай Досжан тут же решил издать тоже 13 томов. 

Покойный Рамазан Тохтаров является автором десяти романов. Саби-

та Муканова когда-то называли казахским Бальзаком. Потом решили, 

что казахский Бальзак – Рамазан Тохтаров, учитывая, что он окончил 

французский факультет Института иностранных языков. Года три на-



Этюды: наблюдения, суждения

173


зад казахским Бальзаком громогласно объявил сам себя Дукенбай. 

Статья в одной газете так и называлась: «Бальзак казахской литерату-

ры». Спокойно относясь к подобной рекламе, все же справедливости 

ради должен заметить, что три казахских Бальзака общими усилия-

ми не написали и половины того, что сделал натуральный Оноре де 

 Бальзак. 

Причудливая и капризная слава, однако, зачастую равнодушна к 

количественным показателям творчества. Руже де Лилль, Ежен По-

тье остались в истории одним стихотворением. Александр Грибоедов 

обессмертил себя одним «Горем от ума». Николоз Бараташвили про-

жил недолгую жизнь и оставил всего 37 стихотворений и одну исто-

рическую поэму. И таких примеров наберется тоже немало. Мне же 

лично труженики-писатели особенно симпатичны. 

ВаЖнО СОхранить В СеБе Казаха

Казаху совсем не обязательно стремиться стать американцем, ан-

гличанином, немцем, французом. Казах любит подражать, забывая, 

что он самодостаточен. Вполне. С лихвой. Важно сохранить в себе 

казаха. Себя потеряешь, другим не станешь. И не надо казаху петь 

тяжелый рок, как это делают конкурсанты «Суперстара». У казахов 

есть свои песни, свои суперы, свои стары. 

ВОт ПриМер дЛЯ ПОдраЖаниЯ

Вот пример для подражания: сорок лет работал над одним из 

первых академических словарей русского языка А. Х. Востоков (соб-

ственно, Остен), сорок три года – И. И. Срезневский, пятьдесят три 

года – В. И. Даль. А у нас, в Казахстане, 31 том (!) словарей по разным 

профилям состряпали-сварганили за один год! Результат? Словари тех 

славных мужей живут и поныне, а тридцать один том словарей наших 

азаматов, получив Государственную премию, бесславно скончался 

уже через год. 


Казахские арабески

174


КаК реШить деМОГраФиЧеСКие ПрОБЛеМы

Часто цитируются известные строки Федора Тютчева: 



Хотя враждебною судьбиной 

И были мы разлучены,

Но все же мы народ единый,

Единой матери сыны. 

Понятно, Федор Тютчев имел в виду русских. Но слова эти в пол-

ной мере приложимы и к казахам, и к российским немцам, к евреям, 

армянам, ко многим народам, разбросанным враждебною судьбиной 

по разным странам-государствам. Важно только не оторваться от сво-

их корней, не попасть под жернова глобализации и везде и всюду пом-

нить, что «единой матери сыны». Словом, призыв-заклинание Тютче-

ва универсально. 

Вот вычитал в «Жас алаше» (от 29 августа 2002 года), и душа 

содрогнулась: из восьми миллионов казахов триста тысяч переняли 

иную веру, перешли в другие конфессии; еще сто тысяч наркома-

ны; еще сто тысяч сидят в тюрьме. А сколько больных СПИДом, 

туберкулезом, гепатитом, малокровием! А сколько сирот, бомжей, 

несчастных, неприкаянных! И как с такими данными решить демо-

графические проблемы? Призыв демографа Татимова беспрестанно 

трясти постель и шевелить зеленым одеялом вряд ли в таком случае 

корректен. 

О ПиСатеЛьСКОМ тЩеСЛаВии

Тщеславие казахских писателей меня поражает. Всем хочется зва-

ний, регалий, премий, орденов, медалей. Я знаю писателей, которые 

обивали пороги бывшего ЦК, вымоляя звание «народного». Один поэт 

лет пять добивался звания «деятеля» (сам он при этом говорил «дей-

тель»). Привлек армию влиятельных ходатаев, но так и не добился. 

Один прозаик из года в год катал романы, пока с пятой или шестой 

попытки не получил госпремию. Еще один почтенный старец при по-


Этюды: наблюдения, суждения

175


лучении удостоверения «народного» тут же обратился к секретарю 

ЦК, умоляя повысить тираж его книги: ведь он теперь «народный»! 

Знаю и таких, кто прямо-таки домогался Қаһармана и публично рвал в 

отчаянии свой седой хохолок. Знаю и тех, кто бегал по акимату, прося 

дать медальку «Астана» или «50 лет освоения целины». Толпами бе-

гают в Союз писателей, требуя включить в список представления хотя 

бы на какой-нибудь знак – ну, скажем «Мәдениет қайраткері». 

Черт знает что! Откуда такая болезнь? И что кроется за этой стра-

стью? 

Хорошо, что президент отменил звание «Народный писатель» (по-



следним «народным» стал в 1999 году Кабдеш Жумадилов), иначе мы 

бы имели нынче отару «народных». А от интриг пыль стояла бы стол-

бом. Қаһармана писателям вообще давать не стоит, не то казахстан-

ская нива превратится в поле брани. 

Как это Толстой и Абай прожили всю жизнь без регалий и зва-

ний?! 


В таких случаях мне вспоминается Владимир Богомолов. Его ро-

ман «Момент истины» при его жизни издавался сто раз. И автор не 

принял ни одной награды – ни премии, ни ордена, ни звания. 

Я не знаю ни одного казахского писателя, способного на такое. 

Напишет тощий дастан и ждет дождь наград. О, аллаай!.. 

О КазахСКих рОдах-ПЛеМенах 

Часто спрашивают меня о казахских родах-племенах. О казахах я 

знаю немало, но по части рода-племени не мастак. В моей немецкой 

голове все это плохо укладывается. Казахское шежире напоминает мне 

бесчисленные петлистые следы в степи. Попробуй разберись! Это под 

силу лишь опытному следопыту. 

Вот языковед-тюрколог Сарсен Аманжолов, который благоволил 

ко мне в студенческие годы, в «Вопросах диалектологии и истории 

казахского языка» (1959) утверждает, что Большой джуз состоит из 

23 родов-тайпа. Средний джуз – из 24 родов-тайпа. Малый джуз – 

из 33 родов-тайпа. Получается без малого 80 родов-тайпа, которые 

все вместе и составляют народ по имени казахи. «Казахские племена 


Казахские арабески

176


проис ходят от единого общего корня», – пишет профессор С. Аман-

жолов. 


Попробуй знать и запомнить 80 казахских родов-тайпа, особенно 

если ты человек другого рода-племени с иной ментальностью. 

Есть, например, у казахов племя «Шанышқылы» (обитает в Ке-

лесском районе и на берегах реки Чирчик в Ташкентской области). И 

сколько, вы думаете, ветвей у этого племени? Извольте: бесұл, әжіке, 

арашы, мамыт, ағанайжонық, сұрым, қият, көрік, жаңбыршы, боқа, 

құдайқұл, көшек, дәулет, торсық, үкібай, тайлақ, жалымбет, беспай, 

енем баласы, жаман баласы (см. книгу «Канлы» академика А. Кай-

дарова). 

Разумеется, далеко не каждый современный казах это знает, но 

специалисты знают, и это реальный факт бытия. 

Начнешь читать тюркологов, историков и за голову хватаешься: 




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет