Философская вера или о смысле религиозных воззрений карла ясперса



Pdf көрінісі
Дата02.04.2019
өлшемі109.05 Kb.

Кцоева

 

Султана



 

Гильмидиновна

 

ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА ИЛИ О СМЫСЛЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ВОЗЗРЕНИЙ КАРЛА ЯСПЕРСА

 

В статье анализируются проблемы религиозного мировоззрения немецкого ученого середины ХХ века, философа

-

экзистенциалиста, историка и политика Карла Ясперса. Автор освещает основные принципы философской веры 



Ясперса  как  общего  ключа  к  пониманию  проблем  экзистенции,  свободы,  разума,  религии,  человека,  истории  и 

политики, параллельно развиваемых ученым в различных трудах.

 

Адрес статьи: 



www.gramota.net/materials/3/2011/6-2/27.html

 

 



Источник

 

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и 



искусствоведение. Вопросы теории и практики

 

Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3

-

х ч. Ч. II. C. 107



-111. ISSN 1997-292X. 

Адрес журнала: 

www.gramota.net/editions/3.html

 

Содержание данного номера журнала: 



www.gramota.net/materials/3/2011/6-2/

 

 



© Издательство "Грамота"

 

Информацию о том, как опубликовать статью в журнале, можно получить на Интернет сайте издательства: 

www.gramota.net

 

Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: 



voprosy_hist@gramota.net

 


ISSN 1997-292X 

 6 (12) 2011, 



часть

 2 


107 

NEW AGE IDEAS ORIGIN PRECONDITIONS FORMATION IN AMERICAN SOCIETY OF THE XIX

TH

 CENTURY 

 

Ekaterina Vladimirovna Kryuchkova 

Department of Culturology 

Astrakhan' State University 

spiro.spero@mail.ru 

 

New Age is the social-cultural phenomenon comprising the mixture of the elements of eastern and western cultures. The author 



considers a number of trends (theosophy, mesmerism, spiritual curative traditions) which seriously influenced the cultural para-

digm of the American society of the XIX

th

 century and thus created the preconditions for New Age origin and pays special atten-



tion to the social-cultural features of the American society which influenced the mass distribution of new ideas. 

 

Key words and phrases: 

New Age; transcendentalism; Swedenborgianism; mesmerism; holistic medicine; theosophy; American 

society. 

_____________________________________________________________________________________________ 

 

 



УДК 1 

 

В  статье  анализируются проблемы  религиозного  мировоззрения  немецкого  ученого  середины  ХХ  века,  фи-

лософа-экзистенциалиста, историка и политика Карла Ясперса. Автор освещает основные принципы фи-

лософской  веры  Ясперса  как  общего  ключа  к  пониманию  проблем  экзистенции,  свободы,  разума,  религии, 

человека, истории и политики, параллельно развиваемых ученым в различных трудах. 

 

Ключевые слова и фразы: Карл Ясперс; человек; история; вера, философская вера; разум и экзистенция; ни-

гилизм; скептицизм; религия; религиозная вера; наука; истина. 



 

Султана Гильмидиновна Кцоева, к.и.н. 

Кафедра межкультурных коммуникаций и связей с общественностью 

Институт цивилизации, г. Владикавказ 

sultana_t@mail.ru 

 

ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА ИЛИ О СМЫСЛЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ВОЗЗРЕНИЙ КАРЛА ЯСПЕРСА

©

 



 

Если мы спросим, из чего нам исходить 

и к чему идти в нашей жизни, то ответ будет: 

из веры в откровение, ибо вне ее – только нигилизм. 

К. Ясперс 

 

Диапазон философских интересов немецкого экзистенциалиста Карла Ясперса чрезвычайно широк. Од-



нако существует общий ключ к пониманию проблем экзистенции, свободы, разума, религии, человека, ис-

тории  и  политики,  параллельно  развиваемых  ученым  в  различных  трудах.  В  40-е  годы  Ясперс  находит, 

наконец, понятие, которое позволяет ему свести как бы в единый узел те проблемы, над которыми он раз-

мышлял многие годы, особенно проблему «разум и экзистенция» – понятие «философской веры». 

Непосредственно пережитый опыт нацистской диктатуры и размышления над природой и истоками тотали-

тарных режимов в России, Италии, Испании со всей остротой обнажили перед ученым кризис не только евро-

пейского,  но  и  мирового  исторического  развития.  Он  с  тревогой  говорит  об  утрате  современным  человеком 

смысложизненных ориентиров, которые ему прежде давала религия [1, с. 8]. Начнем с того, что Ясперс изна-

чально религиозен. Он вовсе не атеист. Тем не менее, его религиозное мировоззрение далеко от общепринятого. 

Классическое  понимание  дилеммы  «либо  вера,  либо  разум»  Ясперс  отвергает.  Обоснование  «философ-

ской веры» он начинает с полемики. Причем, не только с Ницше, но и Киркегором, противопоставлявшим 

разуму веру как начало полностью иррациональное, коренящееся в воле, которую Киркегор, в духе тради-

ции Оккама и Лютера, трактовал как предшествующий всякому разуму корень человеческого бытия. Однако 

непосредственный практический опыт, возможность наблюдать идеологию и практику нацистского государ-

ства, и собственно теоретические соображения побудили Ясперса переосмыслить понятие веры как чего-то 

иррационального. Вера не противостоит разуму, а существует в союзе с ним – таков его вывод. «Веру отнюдь 

нельзя рассматривать как нечто иррациональное. Эта полярность рационального и иррационального, напро-

тив, запутала проблему экзистенции… То, что дух сознательно созидал себя на почве иррационального, было 

концом  духа...  Основой  нашей  веры  не  может  быть  то,  что  в  своей  сущности  только  негативно,  иррацио-

нально, что ввергает во тьму безрассудства и беззакония. Философская вера, вера мыслящего человека все-

гда отличается тем, что она существует только в союзе со знанием» [4, S. 11-12]. 

                                                           

©

 Кцоева С. Г., 2011 



108 

Издательство

 «

Грамота


» 

www.gramota.net 

Таким образом, ученый выводит новый тип понимания веры, который изначально рационален. Философ-

ская вера отличается от религиозной, в частности от христианской, тем, что должна быть значима для всех 

людей, поскольку основывается не на откровении, а на опыте, доступном всякому человеку. Откровение от-

деляет верующих от всех тех, кто не верит в него, и тем самым препятствует взаимопониманию, создавая у 

верующих претензию  на  исключительность. По  убеждению  ученого,  подобная  претензия  всегда историче-

ски вредила христианам, поскольку провоцировала фанатизм и религиозную нетерпимость. 

Может  возникнуть  вопрос:  тогда  для  чего  Ясперс  вообще  сводит  воедино  два  априори  несовместимых 

понятия – разум и веру? Ведь если вынужденная бездоказательность вынуждает человека верить, то доказа-

тельность, напротив, исключает необходимость той же веры. Чем отличается доказуемая вера от доказуемо-

го знания? По логике, это одно и то же. 

Прежде всего, Ясперс вовсе не подразумевает веру религиозную. Его философская вера – вера особого 

рода.  От  религиозной  она  отличается  тем,  что  в  качестве  своей  предпосылки  нуждается  в  некоторой  дозе 

скептицизма,  т.е.  осознания,  что  есть  такие  вопросы,  на  которые  не  может  быть  дан  рациональный  ответ. 

Так, например, сходство, которое, по его мнению, сблизило различные цивилизации в эпоху осевого време-

ни, не может иметь под собой рационального обоснования. Мало того, он полагает, что оно и не обязатель-

но,  и  счел  причины  духовного  родства,  вдруг  возникшего  между  народами,  обитавшими  в  разных  частях 

планеты  (т.е.  взаимозаимствование  было  исключено),  чем-то  необъяснимым,  из  сферы  иррационального. 

Надо просто поверить в то, что разумно объяснить это нельзя, думает он. Она потому и вера, что допускает 

существование такой реальности, формой знания которой является скептицизм, или,  выражаясь  иначе,  до-

пускает существование реальности, знание о которой может выступать только в форме осознанного незна-

ния, – эта-то реальность и есть предмет философской веры. 

Здесь  проходит  граница,  отделяющая  ясперсов  «скептицизм»  от  такого,  который  он  характеризует  как 

нигилизм. В этом пункте позиция Ясперса полемически заострена против Ницше и всей той традиции, кото-

рая с именем Ницше связана. Вспомним, что в «Рождении трагедии из духа музыки» Ницше переосмысли-

вает традиционное для рационализма отношение к Сократу и последовавшей за Сократом философии Пла-

тона, платоников, Аристотеля, заявляя, что сократизм своим рационализмом разрушил античное мифологи-

ческое мировосприятие и своей иронией убил его, не предложив ничего взамен. То, что предлагал Сократ, а 

именно рациональное знание, могло, по убеждению Ницше, раскрыть только ту убийственную истину, что 

жизнь бессмысленна. И открытие этой истины привело греческую культуру к гибели, как оно приведет к ги-

бели и всякую иную, если она решится вслед за Сократом провозгласить, что жизнь может быть построена 

на рациональных предпосылках. Скептицизм, с точки зрения Ницше, убивает миф, убивает тем самым не-

знание, а только оно дает человеку силы к жизни и сообщает ей смысл [1, с. 19]. 

Высоко оценив правоту Ницше, Ясперс, однако, констатирует, что в своем нигилизме он пошел слишком 

далеко. Ясперс считал, что подобная точка зрения сформировалась у Ницше как ответ на гиперрационализм 

философов  Просвещения.  Однако,  вообще  отвергнув  разум  и  сведя  его  к  «воле  к  власти»,  являющейся,  в 

свою очередь, бессознательным порывом, Ницше, по мнению Ясперса, обесценил им же достигнутое. Ниц-

ше утверждает, что разум, в отличие от мифа, не дает ответа на вопрос о смысле жизни. А уж если сознание 

демифологизировано, то такого смысла нет вообще. Ясперс, напротив, пытается доказать, что демифологи-

зация  не  несет  с  собой  утраты  смысла  жизни  при  условии  существования  бытия  трансцендентной  мысли. 

Незнание  выступает  для  Ясперса  не  просто  как  субъективный  показатель  бессилия  человеческого  ума,  но 

как объективный свидетель наличия особого рода бытия – трансценденции. Философская вера потому и ве-

ра,  что  существование  трансцендентного  не  может  быть  доказано  с  помощью  положительных  аргументов 

разума; но она потому и философская, что все-таки предполагает знание о трансценденции, подтверждаемое 

отрицательными аргументами разума. 

Таким образом, философская вера, как ее мыслит Ясперс, находится как бы на границе между верой ре-

лигиозной и научным знанием, а потому может восприниматься как прафеномен и религии, и науки. 

Для  начала  он  отвечает  на  вопрос  о  том,  к  чему  вообще  заменять  религиозную  веру  философской: 

«…религия…  продолжает  существовать,  управляемая  церквами  и  вероисповеданиями,  но  в  массовом  суще-

ствовании часто – только как утешение в беде, как привычка к упорядоченному образу жизни, редко – как дей-

ственная  жизненная  энергия.  Наряду  с  действенностью  церкви  как  политической  силы  религиозная  вера  от-

дельного человека встречается все реже. Великие традиции церквей часто выглядят сегодня в своей осознан-

ности как восстановление собственного невозвратного прошлого при широком использовании всех современ-

ных  идей.  Церковь  все  менее  охотно  склонна  терпеть  самостоятельность  независимого  человека.  В  ней  нет 

больше подлинной силы авторитета и свободы, но есть способность к решительному исключению самостоя-

тельности в громадной концентрации ее духовного аппарата для господства над массовой душой и наполнении 

ее определенным содержанием» [2, с. 374]. Как видно из сказанного, Ясперс считал, что религиозность сама по 

себе дискредитирована институтом церкви. Но при этом он отмечает, что так было не всегда. Он констатирует 

вырождение религиозной веры, ее свободного духа и открыто критикует за это религиозные организации. 

Атеистическое человечество, по мнению мыслителя, обречено. Вера человеку необходима. Но в прежней 

форме она больше не может существовать. При этом полный отрыв от религиозных корней и  попытка со-

здания новой религии опасны тем же нигилизмом. 


ISSN 1997-292X 

 6 (12) 2011, 



часть

 2 


109 

Вообще  понимание  смысла  философской  веры  невозможно  без  понимания  современной  ситуации. 

Ясперс  говорит  о  том,  что  его  религиозная  концепция  есть  порождение  его  эпохи;  она  актуальна  именно 

сейчас: «Мы живем в сознании опасностей, которых не ведали предшествующие века: коммуникация с че-

ловечеством прошлых тысячелетий может оборваться; не сознавая того, мы можем сами лишить себя тради-

ций;  сознание  может  ослабнуть;  публичность  информирования  может  быть  утрачена.  Перед  лицом  грозя-

щих  уничтожением  опасностей  мы  должны,  философствуя,  быть  готовы  ко  всему,  чтобы,  мысля,  способ-

ствовать сохранению человечеством своих высших возможностей» [3, с. 421]. 

Признаком философской веры, веры мыслящего человека, служит всегда то, что она существует лишь в 

союзе со знанием. 

Ясперс ставит вопрос: «Что же такое вера?» И отвечает на него: «В ней нераздельно присутствует вера, в 

которой коренится мое убеждение, и содержание веры, которое я постигаю, – вера, которую я осуществляю, 

и вера, которую я в этом осуществлении усваиваю, – fides qua creditur и fides que creditur (психологическое 

состояние веры и то, во что верят, содержание веры (лат.)). Субъективная и объективная стороны веры со-

ставляют  целое.  Если  я  беру  только  субъективную  сторону,  остается  вера  только  как  верование,  вера  без 

предмета, которая как бы верит лишь в самое себя, вера без существенного содержания веры. Если же я беру 

только ее объективную сторону, то остается содержание веры как предмет, как положение, догмат, состоя-

ние, как бы мертвое ничто. Поэтому вера всегда есть вера во что-то» [Там же, с. 423]. 

По  Ясперсу,  вера  исторична:  она  всегда  обоснована  контекстом  времени:  «Она  (философская  вера  – 

С. К.) – осознание бытия из его истоков посредством истории и мышления… Для нее всякое философство-

вание,  выраженное  языком,  –  построение,  лишь  подготовка  или  воспоминание,  повод  или  подтверждение. 

Поэтому философия никогда не может рационально замкнуться в себе как творение мысли. Созданное мыс-

лью всегда половинчато; чтобы стать  истинным, оно требует  дополнения  тем, что не только мыслит его в 

качестве мысли, но делает его историческим в собственной экзистенции» [Там же, с. 424]. 

Мыслитель утверждает, что философская вера не может быть охарактеризована как нечто окончательное. В 

этом, как и во всем остальном, вероятно, прослеживается влияние гегелевской диалектики: «Философскую веру 

надо характеризовать негативно. Она не может стать исповеданием; ее мысль не становится догматом. Фило-

софская вера не имеет прочной опоры в виде объективного конечного в мире, потому что она только пользуется 

своими основоположениями, понятиями и методами, не подчиняясь им. Ее субстанция всецело исторична, не 

может  быть  фиксирована  во  всеобщем – она  может  только  высказать  себя  в  нем.  Поэтому  философская  вера 

должна в исторической ситуации все время обращаться к истокам… Она не может ссылаться на самое себя как 

на веру в окончательной инстанции. Она должна явить себя в мышлении и обосновании» [Там же]. 

Совершенно очевидно, что Ясперс, анализируя историю христианства, приходит к неоспоримому выводу 

о его крайней догматизации, которая, впрочем, произошла не в одночасье. Это результат его исторического 

развития. Живой дух откровения, замкнутый в шорах строжайшей регламентации, стал неощутим из-за проч-

ных церковных стен. Разумеется, религия тут не виновата. Так случается всегда, если какая-то мысль, идея 

или идеология полностью (!) завладевает человеческим разумом, вытесняя все остальные возможные альтер-

нативы. Дело не в религии, а в убежденности, что единственно только ей открыта тайна конечной и вечной 

истины. Ясперс же, как диалектик, уверен: все, что раз и навсегда перестает развиваться, меняться, отвечать 

на вызов эпохи, в общем, все, что приобретает окончательную, завершенную форму, неминуемо погибает. 

И, тем не менее, несмотря на то, что сам он это отрицает, философская вера Ясперса – вера религиозная, 

причем монотеистическая. Ну, хотя бы  потому, что основой ее содержания является вера в Бога. Он гово-

рит: «Бог есть» [Там же, с. 434], однако справедливо отказывается от возможности, а главное, необходимо-

сти  доказательства  его  существования:  «…здесь  никогда  не  может  быть  доказательства  в  смысле  неопро-

вержимого научного доказательства. Доказанный Бог уже не Бог. Поэтому: только тот, кто исходит из Бога, 

может его искать. Уверенность в бытии Бога, какой бы зачаточной и непостижимой она ни была, есть пред-

посылка, а не результат философствования» [Там же, с. 435]. 

Ясперс приводит ряд положений, в которых должно выражаться содержание веры. Однако подчеркивает, 

что ни одно из этих положений не может быть доказано, как доказывается конечное знание: «Они сохранят 

неустойчивость  неузнанного.  Слишком  гладкое  высказывание  этих  положений  вызывает  опасение.  Ими 

слишком  быстро  начинают  оперировать  как  знанием,  и  тогда  они  теряют  свой  смысл.  Они  совращают  к 

ложному притязанию того, кто их высказывает» [Там же, с. 437]. 

Еще одной особенностью ясперсова религиозного сознания является признание им Священного писания 

в  качестве  первоосновы  философской  веры:  «Исторические  истоки  философского  содержания  западного 

философствования находятся не только в греческом, но и в библейском мышлении. Тот, кто неспособен ве-

рить в откровение как таковое, может все-таки обратиться к Библии как источнику и проникнуться ее исти-

ной, оставляя в стороне откровение. В самом деле, до сегодняшнего дня изучение Библии было одной из ос-

нов едва ли не всей западной философии. Это неповторимое творение не принадлежит какому-либо одному 

вероисповеданию или какой-либо одной религии; оно принадлежит всем» [Там же, с. 438]. Необходимо за-

метить, что Ясперс говорит, прежде всего, о религиозном мышлении Запада. Обосновывая свою философ-

скую  веру,  он  отталкивается  лишь  от  европейской  религиозной  традиции,  т.е.  традиции  христианской. 

Именно поэтому его вера строго монотеистична и тесно связанна с библейской первоосновой. 


110 

Издательство

 «

Грамота


» 

www.gramota.net 

Рассуждая об извечной антитезе  «философия-религия», он пытается примирить их, не претендуя, впро-

чем, на возможность сделать окончательный вывод по поводу конфронтации двух этих понятий: «Вне про-

тивоположности  философии  и  религии  никакой  позиции  быть  не  может.  Каждый  из  нас  находится 

в полярности на стороне одной из них и говорит о сущности другой, не обладая собственным опытом. По-

этому вы и от меня можете ожидать, что в чем-то я окажусь слепым и непонимающим. Я колеблюсь и все-

таки не могу не сказать. Этот разговор о религии сомнителен, если не жить ей, но он и неизбежен как выра-

жение отчетливого понимания собственной недостаточности, как поиски истины, а также как утверждение 

самой религиозной веры в рамках возникающих таким образом вопросов. Для философии религия не враг, а 

то, что ее существенно затрагивает и возбуждает ее беспокойство» [Там же, с. 456]. 

Приведем характеристику двух этих понятий, как их мыслит Ясперс. 

В религии существует культ, она вязана с особым, связанным с культом сообществом людей и неотдели-

ма от мифа. Религии всегда присуща реальная связь человека с трансценденцией в образе встречающегося в 

миру святого, обособленного от непосвященного или того, кто лишен святости. Там, где этого уже нет или 

где от этого отказались, исчезает особенность религии. Жизнь едва ли не всего человечества, доступная ис-

торической памяти, религиозна; это указание на истину и сущностность, заключающиеся в религии, игнори-

ровать которую невозможно. 

Напротив, философия, как таковая, не знает ни культа, ни общины во главе со священником, ни изъятой 

из  мирского  существования  святости  в  миру.  Она  сложилась  для  единичного  человека  в  свободных,  несо-

циологически-реальных связях,  без гарантии,  предоставляемой сообществом. Философии  неведомы  ни об-

ряды, ни изначально реальные мифы. Она усваивается в свободном предании, всегда преобразуясь. Хотя она 

принадлежит человеку как человеку, она остается делом отдельных людей. 

Религии  философский  бог  представляется  убогим,  бледным,  пустым,  она  пренебрежительно  называет 

позицию  философов  «деизмом»;  философии  религиозные  воплощения  представляются  обманчивой  маски-

ровкой и ложным сближением с божеством [Там же, с. 57]. 

Ясперс говорит, что в попытках философски измыслить Бога, в этом мышлении, в котором каждый но-

вый шаг постоянно уничтожает то, что было создано предыдущим, мы слышим упрек: всякое измышление 

Бога тщетно, о Боге человек знает и может знать только благодаря откровению. Бог дал закон, он посылал 

пророков, пишет сам в облике раба, чтобы спасти нас своей крестной смертью. 

Но откровение, сообщаемое как таковое, должно иметь образ в мире. В качестве высказанного, оно под-

падает под власть конечности, даже понятности. В словах искажается в нем то, что предполагалось. Слово 

человека уже не слово Божие. То, что в откровении касается человека как человека, становится содержанием 

философии и в качестве такового значимо и без откровения. Он задает вопрос о том, следует ли тогда счи-

тать, что речь идет об ослаблении религии, об утрате ее субстанции? Называть ли это секуляризацией или 

речь идет об очищении, о возвращении к изначальной сущности, об углублении, именно о субстанционали-

зации? Он считает, что идут оба  процесса,  А значит, опасности опустошения  просвещением противостоит 

шанс подлинного человека. 

Можно сделать вывод, что, с точки зрения Ясперса, философия не то чтобы противостоит религии, а напро-

тив,  помогает  пониманию  ее  истоков,  давно  скрытых  под  напластованиями  формализма  и  догматики.  Причем 

подтверждения  этой  мысли  он  ищет  в  самом  откровении:  «Яхве  говорит  (Амос  5,  2):  «Ненавижу,  отвергаю 

праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших. Если вознесете Мне всесожжение 

и  хлебное  приношение,  Я  не приму их  и  не  призрю  на  благодарственную жертву  из тучных тельцов ваших. 

Удали  от  Меня  шум  песней  твоих,  ибо  звук  гуслей  ваших  Я  не  буду  слушать».  И  Яхве  говорит  (Осия 6, 5): 

«Ибо Я милости хочу, а не жертвы и Боговедения более, нежели всесожжений» [Там же, с. 467]. 

Он приводит также слова пророка Иеремии: «Лживая трость книжников и его (закон – С. К.) превращает 

в ложь» (Иеремия 8, 8) [Там же]. 

Такого рода примеры можно умножить. 

Выявляя в Писании массу противоречий, Ясперс выводит идею полярности истины:  «Можно рискнуть 

заметить, что в Библии, если брать ее в целом, все встречается в полярности. В конечном итоге, для каждого 

фиксирования идеи в слове можно найти противоречащее ему высказывание. Нигде не дана полная, чистая 

истина, потому что она не может быть выражена ни нечеловеческим языком, ни каким-либо определенным 

образом человеческой жизни. В нашем ограниченном восприятии для нас каждый раз исчезает противопо-

ложный полюс. Истины мы касаемся лишь в том случае, если приближаемся к ней в ясном сознании поляр-

ностей, проходя через них» [Там же, с. 467-468]. И далее: «Так противостоят друг другу культовая религия и 

пророческая религия чистого этоса; религия закона и религия любви; замкнутость в застывших формах… и 

открытость для человека, который верит только Богу и любит его; религия священников и свободная рели-

гия в молитве единичных людей; национальный Бог и Бог всех людей; завет с избранным народом и завет с 

человеком как с человеком; исчисление вины и кары в самой этой жизни (счастья и несчастья как меры за-

слуг и греха) и вера Иеремии, Иова перед тайной; религия сообщества и религия избранников Божьих, ясно-

видящих,  пророков;  магическая  религия  и  этическая  религия  в  разумной  мысли  о  творении.  В  Библии  со-

держатся  даже  величайшие  противоположности  вере:  неверие  демонологии,  обожествление  людей,  ниги-

лизм (последний – в книге Екклесиаста). Следствием этих полярностей в Библии явилось то, что все партии 

и представители разных тенденций последующей истории могли, так или иначе, ссылаться на Библию. От-

четливо развитые там полярности все время возвращаются – еврейская теократия в христианских церквах, 


ISSN 1997-292X 

 6 (12) 2011, 



часть

 2 


111 

свобода пророков у мистиков, реформаторов, избранный народ у ряда считавших себя избранными христи-

анских народов, общин и сект. Все время происходит восстановление, противодействие фиксированию, жи-

вое созидание на основе библейской религии. Будто судьбой Запада было иметь посредством непоколеби-

мого  авторитета  его  священной  книги  предначертание  всех  противоречий  жизни  и  стать  благодаря  этому 

свободным  для  всех  возможностей  и  для  непрерывной  борьбы  за  возвышение  человека,  который  в  своем 

свободном действии знает, что подарен себе Богом» [Там же, с. 468]. 

Итак, философская вера, как ее мыслит Ясперс, – это синтез философии и религии. Он обосновывает если 

не невозможность религиозного нигилизма в качестве идейной базы для дальнейшего развития человеческой 

цивилизации, то, во всяком случае, его опасность для будущего человечества. Ученый не отвергает религию и 

считает ее одной из главных исторических основ общественного развития. Однако он пытается, пропустив ре-

лигиозное сознание сквозь мелкое сито критики, выявить ее экзистенциальную сущность, т.е. то, что помогает 

верующим людям соприкоснуться с вечной истиной. Таким образом, если отказаться от внешних оболочек су-

ществующих религий, то выявляется некая общая основа, их объединяющая. И если привычная религиозность 

ведет к разъединению, разрушению коммуникации, то философская вера, напротив, к сближению культур. 

Подводя общий итог анализу религиозных воззрений Ясперса, отметим, что он не выступает в роли про-

рока новой религии. Он осознает всю утопичность этой идеи. Но считает, что весьма призрачная прослойка 

философов рано или поздно придет к ее осознанию. 



 

Список литературы 

 

1.

  Гайденко П. П. Человек и история в экзистенциальной философии Карла Ясперса // Ясперс К. Смысл и назначение 

истории. М.: Республика, 1994. С. 5-25. 



2.

  Ясперс К. Духовная ситуация времени // Там же. С. 288-419. 

3.

  Ясперс К. Философская вера // Там же. С. 420-508. 

4.

  Jaspers K. Der philosophische Glaube. Muenchen, 1962. 94 S. 

 

PHILOSOPHICAL BELIEF OR ABOUT KARL JASPERS’S RELIGIOUS VIEWS SENSE 

 

Sultana Gil'midinovna Ktsoeva, Ph. D. in History 

Department of Intercultural Communications and Public Relations 

Institute of Civilization in Vladikavkaz 

sultana_t@mail.ru 

 

The author analyzes the problems of the religious world-view of the German scientist of the middle of the XX

th

 century, the phi-



losopher-existentialist, historian and politician Karl Jaspers and covers the main principles of Jaspers’s philosophical belief as the 

general  key  to  understanding  the  problems  of  existence,  freedom,  mind,  religion, human  being,  history  and  policy  at  the  same 

time developed by the scientist in various works. 

 

Key  words  and  phrases:

  Karl  Jaspers;  human  being;  history;  belief,  philosophical  belief;  mind  and  existence;  nihilism;  scepti-

cism; religion; religious belief; science; truth. 

_____________________________________________________________________________________________ 

 

 



УДК 93/94 

 

На  материалах  Тамбовской  губернии  показано,  как  происходило  и  каково  значение  наделения  сельсоветов 



функцией  обязательного  их  участия  в  разрешении  земельных  споров  отдельных  граждан,  каким  образом 

поэтапно совершенствовалось законодательство в этой сфере. 

 

Ключевые слова и фразы: земельный спор; земельные комиссии; крестьянство; нэп; Советы; прокуратура. 

 

Сергей Анатольевич Летнев 

Кафедра «История и философия» 

Тамбовский государственный технический университет 

letnevs@mail.ru 

 

РОЛЬ СЕЛЬСОВЕТОВ В РАЗРЕШЕНИИ ЗЕМЕЛЬНЫХ СПОРОВ (1922-1928 ГГ.)

©

 



 

В РСФСР  исключительная  государственная  собственность  на  землю  была  закреплена  статьей  21  Граж-

данского  кодекса  РСФСР  1922  года,  земля,  таким  образом,  изымалась  из  гражданского  оборота.  Тогда  же 

началась  кодификация  земельного  законодательства,  преследовавшая  цель  «создать  стройный,  доступный 

пониманию каждого земледельца свод законов о земле» [11]. Земля не могла  быть предметом отчуждения 

по  сделкам  купли-продажи,  дарения,  залога.  Но  власти  «необходимо  было,  прежде  всего,  решить  самый 

                                                           

©

 Летнев С. А., 2011 





Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет