Філософські науки



Pdf көрінісі
Дата02.04.2019
өлшемі159.36 Kb.

Випуск 97 

ФІЛОСОФСЬКІ НАУКИ 

 

Гілея

 

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII 

 

Збірник наукових праць “Гілея: науковий вісник”



 

332 

позашкільної  освіти  в  Україні  [Електронний  ресурс] / Р.  А. 

Науменко. – Режим 

доступу: 

www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Nvamu_upravl/2010_4/21.pdf 

17.  Бюджетний  кодекс  України  [Електронний  ресурс]. – 

Режим доступу: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/2456–17 

18.  Науменко  Р.  А.  Державне  регулювання  розвитком 

позашкільної  освіти  в  Україні  [Електронний  ресурс] / Р.  А. 

Науменко. – Режим 

доступу: www.nbuv.gov.ua/e–

journals/dutp/2005–2/txts/galuz/05nrapou.pdf 

19.  Мусаєв  К.  Ф.  Основні  напрямки  організації  навчальної 

діяльності в позашкільних закладах [Електронний ресурс] / К. Ф. 

Мусаєв. – Режим 

доступу: 

www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/pspo/2009_23_1/Musaev.pdf 

20.  Дрозд  О.  В.  Особливості  підготовки  педагогічних 

працівників для толерантної взаємодії у позашкільних навчальних 

закладах  [Електронний  ресурс] / О.  В.  Дрозд. – Режим  доступу: 

www.nbuv.gov.ua/portal/natural/Nvuu/Ped/2008_14/drozd.pdf 

References 

1. Krasovs’ka O. Ju. Rol’ osvity v suchasnyh global’nyh umovah / 

O. Ju. Krasovs’ka // Bjuleten’ Mizhnarodnogo Nobelivs’kogo 

ekonomichnogo forumu. – 2011. – №1 (4). – S.182–188. 

2. Savost’janova M. U poshukah cinnisno–smyslovogo zmistu 

osvity [Elektronnyj resurs] / M. Savost’janova. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Vird/2011_13/PDF/5.pdf. 

3. Pozdnjakova–Kyrbjat’jeva E. G. Social’ni funkcii’ osvity v 

suchasnomu ukrai’ns’komu suspil’stvi / E. G. Pozdnjakova–

Kyrbjat’jeva // Social’na perspektyva i regional’nyj rozvytok. – 2007. 

– Vyp.2. – S.107–109. 

4. Bykovs’ka O. V. Pozashkil’na osvita: teoretyko–metodychni 

aspekty / O. V. Bykovs’ka // Pedagogika formuvannja tvorchoi’ 

osobystosti u vyshhij i zagal’nij shkoli. – 2009. – №2. – S.34–37. 

5. Bykovs’ka O. V. Teoretyko–metodychni osnovy pozashkil’noi’ 

osvity v Ukrai’ni: avtoref. dys. ... dokt. ped. nauk: 13.00.01 / O. V. 

Bykovs’ka; Nacional’nyj pedagogichnyj universytet imeni M. P. 

Dragomanova. – K., 2008. – 44 s. 

6. Bereka V. Je. Social’no–pedagogichni osnovy rozvytku 

pozashkil’noi’ osvity v Ukrai’ni (1957–2000 roky): avtoref. dys. ... 

kand. ped. nauk: 13.00.01 / V. Je. Bereka; Instytut pedagogiky APN 

Ukrai’ny. – K., 2001. – 22 s. 

7. Trofymenko N. Je. Pozashkil’nyj navchal’nyj zaklad jak odyn iz 

chynnykiv formuvannja cinnisnogo samostavlennja doshkil’nykiv / N. 

Je. Trofymenko // Problemy suchasnoi’ psyhologii’. Zbirnyk 

naukovyh prac’ KPNU imeni Ivana Ogijenka, Instytutu psyhologii’ 

im. G. S. Kostjuka NAPN Ukrai’ny. – 2011. – Vyp.11. – S.889–897. 

8. Pustovit G. Dejaki aspekty metodologii’ pozashkil’noi’ osvity / 

G. Pustovit // Shljah osvity. – 2000. – №2. – S.11–15. 

9. Sushhenko L. O. Pedagogichni orijentyry naukovogo poshuku 

shljahiv rozvytku tvorchoi’ aktyvnosti osobystosti v pozashkil’nomu 

zakladi [Elektronnyj resurs] / L. O. Sushhenko. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/pfto/2011_16/files/P1611_41.pdf 

10. Lytovchenko O. V. Vyhovnyj potencial pozashkil’nyh 

navchal’nyh zakladiv: rivni realizacii’ vyhovnyh mozhlyvostej / O. V. 

Lytovchenko // Teoretyko–metodychni problemy vyhovannja ditej ta 

uchnivs’koi’ molodi. Zbirnyk naukovyh prac’. – 2010. – Vyp.14. – 

Kn. I. – S.220–229. 

11. Sushhenko T. I. Pozashkil’nyj pedagogichnyj proces jak 

unikal’ne javyshhe organizacii’ dytjachoi’ zhyttjetvorchosti / T. I. 

Sushhenko // Pedagogika i psyhologija formuvannja tvorchoi’ 

osobystosti: problemy i poshuky. – Zaporizhzhja, 2005. – Vyp.36. – 

S.3–6. 

12. Zakon Ukrai’ny “Pro pozashkil’nu osvitu” [Elektronnyj 



resurs]. – Rezhym dostupu: 

http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/1841–14 

13. Krekotina T. M. Rol’ pozashkil’noi’ osvity u formuvanni 

osobystosti shkoljara / T. M. Krekotina // Navchannja i vyhovannja 

obdarovanoi’ dytyny: teorija ta praktyka. – 2010. – Vyp.3. – S.257–

263. 


14. Balahtar V. V. Rol’ pedagogichno organizovanogo dozvillja 

ditej ta pidlitkiv u formuvanni i rozvytku osobystosti / V. V. Balahtar 

// Naukova skarbnycja osvity Donechchyny. – 2011. – №1 (8). – S.78–

81. 


15. Pustovit G. Pozashkil’ni navchal’ni zaklady – pogljad u 

majbutnje [Elektronnyj resurs] / G. Pustovit. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Npd/2011_3/pustosv.pdf 

16. Naumenko R. A. Do pytannja finansovogo zabezpechennja 

pozashkil’noi’ osvity v Ukrai’ni [Elektronnyj resurs] / R. A. 

Naumenko. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Nvamu_upravl/2010_4/21.pdf 

17. Bjudzhetnyj kodeks Ukrai’ny [Elektronnyj resurs]. – Rezhym 

dostupu: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/2456–17 

18. Naumenko R. A. Derzhavne reguljuvannja rozvytkom 

pozashkil’noi’ osvity v Ukrai’ni [Elektronnyj resurs] / R. A. 

Naumenko. – Rezhym dostupu: www.nbuv.gov.ua/e–

journals/dutp/2005–2/txts/galuz/05nrapou.pdf 

19. Musajev K. F. Osnovni naprjamky organizacii’ navchal’noi’ 

dijal’nosti v pozashkil’nyh zakladah [Elektronnyj resurs] / K. F. 

Musajev. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/soc_gum/pspo/2009_23_1/Musaev.pdf 

20. Drozd O. V. Osoblyvosti pidgotovky pedagogichnyh 

pracivnykiv dlja tolerantnoi’ vzajemodii’ u pozashkil’nyh navchal’nyh 

zakladah [Elektronnyj resurs] / O. V. Drozd. – Rezhym dostupu: 

www.nbuv.gov.ua/portal/natural/Nvuu/Ped/2008_14/drozd.pdf 

Yaremenko L., candidate of pedagogical sciences, National Pedagogical 

Dragomanov University (Ukraine, Kyiv), gileya.org.ua@gmail.com 

Training and learning functions adult education 

Modern school education was formed in the depths of the previous educational 

system. Therefore, changes in the maelstrom of public life in general and today was 

school education in particular. Harmonious personal development that takes place in 

school educational institutions through focused training, employment and other 

activities, creates conditions for most povnovartisnoho of intellectual, creative and 

spiritual potential of the individual. Therefore, the formation of the individual as a 

subject of study and the realization of the object appears primarily developmental and 

educational functions of school education. 

Keywords: education, education function, developmental function of education, 

educational function of education. 

Яременко Л., кандидат педагогічних наук, Національний педагогічний 

університет ім. М. П. Драгоманова (Україна, Київ), 

gileya.org.ua@gmail.com 

Розвивальна і навчальна функції позашкільної освіти 

Сучасна  позашкільна  освіта  сформувалася  ще  в  надрах  попередньої 

освітньої  системи.  Тому  у  вирі  змін  суспільної  життєдіяльності  загалом 

сьогодні  опинилася  і  позашкільна  освіта  зокрема.  Гармонійний  особистісний 

розвиток,  який  відбувається  у  позашкільних  навчальних  закладах  шляхом 

цілеспрямованої  навчальної,  трудової  та  іншої  діяльності, створює  умови  для 

найбільш  повновартісного  розвитку  розумового,  творчого,  духовного 

потенціалу  особистості.  Тому  становлення  індивіда  як  суб’єкта  навчання  й 

розвитку виявляється об’єктом реалізації насамперед розвивальної і навчальної 

функцій позашкільної освіти. 

Ключові  слова:  освіта,  функції  освіти,  розвивальна  функція  освіти, 

навчальна функція освіти. 

* * *  


УДК 1;1:2;141.45 

Гусейнзаде Г. 

докторант, ИнститутРукописейим. Физули НАНА 

(Азербайджан, Баку), rus_rahimli@yahoo.com 

С

УФИЙСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ 

Ш.

 

М.

 

Ш

АБУСТАРИВ 

ПРОИЗВЕДЕНИИ 

“Г

ЮЛЬШАН



И РАЗ

” 

Одним  из  ценных  источников  по  суфизму,  широко  распространенному 

религиозно-философскому  течению  на  мусульманском  Востоке  является 

сочинение 

“Гюльшан-и 

раз” 

известного 

азербайджанского 

ученого 

средневековья  Ш.М.Шабустари.  В  данном  труде  Шабустари,  написанном  на 

персидском  языке  в  поэтической  форме,  изложены  основные  суфийские 

воззрения  ученого-философа.  В  сочинении  особое  место  занимают 

рассуждения  автора  о  раскрытии  сущности  некоторых  суфийских  символов. 

Сочинение  “Гюльшан-и  раз”  Шабустари  еще  в XIX веке  было  переведено  на 

европейские языки, что свидетельствует о популярности этого труда автора. 

Ключевые  слова:  суфизм, “Гюльшан-и  раз”,  Шабустари,  Лахиджи,  Ибн 

Араби. 

(стаття друкується мовою оригіналу) 

Выдающийся  азербайджанский  ученый  Шейх 

Махмуд Шабустари (1287–1320) имеет большие заслуги 

в развитии суфизма, занимающего значительное место в 

истории  общественного  мышления  средневекового 

мусульманского Востока. 

В  ряду  написанных  им  на  персидском  языке 

произведений,  посвященных  суфизму,  особое  место 

занимает  месневи  “Гюльшан–и  раз” (“Цветник  тайн”). 


Гілея 

ФІЛОСОФСЬКІ НАУКИ

 

 

 Випуск 97

 

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII 

 

Збірник наукових праць “Гілея: науковий вісник” 



333

Став  еще  со  времен  своего  написания  одним  из 

основных  суфийских  источников,  это  творение 

Шабустарипринесло  автору  большую  славу.  Наличие 

многочисленных  прекрасно  исполненных  рукописей 

“Гюльшан–и  раз”,  а  также  большого  количества 

комментариев  к  нему  является  ярким  свидетельством 

широкой  популярности  этого  произведения.  Автор 

написал его в 1317–ом году в форме ответа на вопросы, 

касающиеся  некоторых  проблем  в  суфизме  и 

адресованные  ему  одним  из  наиболее  авторитетных 

хорасанских  ученых  Рукнаддином  Амиром  Хусейном 

Харави.  Состоящий  в  общей  сложности  из 1007–и 

бейтов 


“Гюльшан–и 

раз” 


представляет 

собой 


написанный 

размером 

“хазадж” 

месневи. 

В 

произведении  отражаются  размышления  автора  по 



наиболее  часто  затрагиваемым  в  персоязычной  поэзии 

вопросам, в том числе: мышление, познание, Бог и мир, 

человек и мир, движение и жизнь, гностик и познание, 

авторитет,  размер,  частное  и  целое,  право  выбора, 

воплощение деяний, события и прошлое, тайна “аналь–

хакк” (“я  есть  истина”),  пророк  и  святой,  множество  и 

единство,  совершенство  души.  Все  вышеуказанные 

темы  отражены  в  книге  в  краткой  литературно–

художественной  форме  по  большей  части  в  разделах, 

именуемых  “темсиль” (“уподобление”)  и  “гайда” 

(“принцип”). 

Следует 


отметить, 

что 


“Гюльшан–и 

раз” 


“длительное 

время 


привлекало 

внимание 

как 

восточных, так и западных ученых”[1, с. 41]. 



К  “Гюльшан–и  раз”  Шейха  Махмуда  Шабустари 

написано  большое  количество  комментариев,  самым 

обширным 

и 

четким 



из 

которых 


считается 

произведение  ШамсаддинаМухаммеда  Лахиджи  (ХVI 

век) “Мефатихуль–эджаз  фи  шархи–Гюльшан–и  раз” 

(“Ключи  к  чудесам  в  комментарии  к  “Гюльшан–и 

раз””).  Лахиджи,  отталкиваясь  от  теории  размышления 

Шабустари, пишет: “Уничтожение и разложение частиц 

Вселенной  относится  к  сиянию  луча  и  единству 

сущности”.  И  в  следующей  строке  он  отмечает,  что 

“увидеть  абсолютно  обобщающее”  есть  в  его 

представлении  абсолютное  познание  и  приобретение 

знаний, т.е. вечность Бога. Отличительные особенности 

“Гюльшан–и раз” зиждутся на глубоком знании поэтом 

мистики  и  веры  и  очень  точном,  далеком  от 

высокомерия,  истинно  научном  подходе.  Автор 

искусным языком лирико–мистической поэзии доводит 

до 


читателя 

высокие 


материи 

своей 


любви. 

Данныймесневивыделяется  в  персидской  поэзии  своей 

таинственностью. Шейх Махмуд в конце книги пишет: 

 

ﻢﺘﺴﻣ ﻪﻧ مرﻮﻤﺨﻣ ﻪﻧ مرﺎﻴﺸه ﻪﻧ             ﻢﺘﺴﻣ ﻪﻧ دﻮﺧرد ﻢﺘﺴﻴﻧ ﻪﻧ نﻮﻨﮐ 



شﻮﺸﻣ ﻢﺷ ﺎﺑ وا ﻒﻟز نﻮﭼ ﯽﻬﮔ                 شﻮﺧ ﺮﺳ مراد وا ﻢﺸﭼ نﻮﭼ ﯽﻬﮔ 

د وا ﯼور زا ﯽﻬﮔ                   ﻦﻣ ﻢﻨﺨﻠﮔ رد دﻮﺧ ﯼﻮﺧ زا ﯽﻬﮔ

ﻦﻣ ﻢﻨﺸﻠﮔ ر

 

زار ﻦﺸﻠﮔ اروا مﺎﻧ مدﺎﻬﻧ                          زﺎﺑ ﻪﻤﺷ ﻢﺘﻓﺮﮔ ﻦﺸﻠﮔ نﺁ زا 



ﺖﺴﺘﻔﮕﻧ ﺮﮕﻳد ﯽﺴﮐ نﻮﻨﮐا ﺎﺗ ﻪﮐ                          ﺖﺴﺘﻔﮕﺷ ﺎﻬﻠﮔ لد زارزاورد 

      [7,с. 114]. 

(Я не знаю, в своем я уме или нет? 

Я не трезв, но и не пьян. 

То я опьянен, подобно ее глазам, 

То я запутан, подобно ее локонам. 

То плотская душа тянет меня под землю, 

То Его милость окунает меня в цветник. 

Я почуял аромат этого розария 

И назвал его “Цветник тайн”. 

В нем раскрылись облагораживающие душу розы, 

Которые никому еще не удавалось так воспеть). 

 

По  мнению  многих  исследователей,  произведение 



“Гюльшан–и  раз”  Махмуда  Шабустари  было  написано 

на  основе  философского  учения  одного  из  самых 

видных теоретиков суфизма Ибн Араби (1165–1240) и в 

то же время с литературной стороны испытало влияние 

выдающегося  представителя  персоязычнойсуфийской 

поэзии  ФаридаддинаАттара (1120–1230).Мухаммед 

Лахиджи  в  своем  “Мефатихуль–эджаз  фи  шархи–

“Гюльшан–и раз”” указывает на то, что каждый бейт в 

произведении  “Гюльшан–и  раз”  Махмуда  Шабустари 

производит 

впечатление 

некоей 


квинтэссенции 

мистических  воззрений  Ибн  Араби,  известного  еще  и 

как “Шейх Акбар”. Он обращает внимание на ключевые 

слова Ибн Араби, на основе которых Шабустари писал 

свое  произведение.  Он  отмечает,  что  термин 

“размышление”  означает  “забыть”  самого  себя  (это 

точка  зрения  Лахиджи  и  Шабустари).  В  этом  вопросе 

внешнее  противоречие – это  отрицание  самого  себя  и 

подтверждение 

существования 

и 

вечности 



Всемогущего.  Следовательно,  это  и  есть  тайна 

противоречия между бытием и небытием. Размышление 

в  контексте  духовного  самообладания  неотделимо  от 

упоминания.  Исходя  из  этого,  испытание  души 

небытием  со  стороны  мистика–суфия  является 

упоминанием  Всемогущего,  которое  выражается  во 

всем  блеске  и  великолепии  в  учениях  мистиков  и 

присоединяет  его  к  единству  Бога.  По  мнению  ряда 

средневековых  суфийских  ученых,  несмотря  на  то,  что 

на  каждой  странице  этого  произведенияШабустари 

просматриваются  идеи  Ибн  Араби,  он  не  ссылается  на 

этого  ученого.  Исследования  свидетельствуют  об 

использовании  автором  идей,  содержащихся  в  таких 

произведениях  Ибн  Араби,  как  “Сборник  откровений” 

(или  “Мекканские  откровения”)  и  “Геммы  мудрости”. 

Мнение  о  том,  что  именно  творчество  Ибн  Араби 

явилось  источником  вдохновения  и  оказало  влияние 

при  создании  “Гюльшан–и  раз”  в  наиболее  полной  и 

аргументированной  форме  было  высказано  видным 

иранским 

ученым 

АбдульхусейномЗарринкубом. 



Зарринкуб  пишет,  что  влияние  слов  и  выражений 

Мухйиддина  Ибн  Араби  дает  о  себе  знать  во  многих 

разделах  “Гюльшан–и  раз”  и  в  особенности  в  местах, 

повествующих  о  бытии,  пришествии,  небытии  и  благе. 

В этом плане не случайно то внимание, которое уделено 

вышеуказанным  произведениям  Ибн  Араби  в  другой 

книге  Шейха  Махмуда  Шабустари  “Сеадет–наме” 

(“Книга  счастья”),  подтверждением  и  примером  чему 

может  послужить  следующая  фраза: “Мир  подобен 

телу,  а  человек – это  заключенная  в  нем  душа”. 

Повествуя  в  “Гаммах  мудрости”  о  человеке,  Араби 

говорит, что мир – это плоскость без души, а в человеке 

заключена  его  душа.  Высказывание  Шабустари  “Мир 

есть  отражение  истины,  а  человек  глаз  этого 

отражения”  перекликается  с  фразой  Ибн  Араби 

“Человек – зеница  ока”.  Также,  давая  определение 

“насилию”  и  упоминая  при  этом  Кораническое 

выражение 

о 

“насилии 



невежд”, 

автор 


противопоставляет  его  свету.  С  большой  долей 

уверенности  можно  утверждать,  что  и  здесьШабустари 

основывается на идеях Ибн Араби, который в “Гаммах 

мудрости”  заявляет  о  том,  что  само  слово  “залим” 



Випуск 97 

ФІЛОСОФСЬКІ НАУКИ 

 

Гілея

 

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII 

 

Збірник наукових праць “Гілея: науковий вісник”



 

334 

(насильник,  угнетатель)  берет  свое  начало  от  слова 

“зюльмет” (мрак,  тьма).  Ведь  тьма  есть  антагонизм 

света, невежество же есть далекий от света мрак. 

Имеется 

много 


подобных 

фактов, 


свидетельствующих  о  влиянии  Ибн  Араби  на 

“Гюльшан–и раз”. Чтение столь небольшого по объему 

произведения 

Шейха 


Махмуда 

Шабустари 

в 

Сефевидский  период  в  присутствии  самых  видных  и 



авторитетных  мыслителей  того  времени,  а  также 

написание  комментариев  к  нему  принесло  ему  славу 

некоей кладези мудрости. 

В  целом  на  суд  свободных,  доброжелательных  и 

незаурядных  личностей,  коими  являлись  суфийские 

шейхи,  мистики  и  мюршиды, “Гюльшан–и  раз”  был 

представлен  экспромтом  и  несет  в  себе  божественные 

особенности: 

 

زﺎﺠﻳا ظﺎﻔﻟا رد ﻪﻣﺎﻧ باﻮﺟ                      زﺎﻏﺁ مدﺮﮐ نﺎﺸﻳا حﺎﺤﻟا زا ﺲﭘ 



راﺮﮑﺗ و ﺮﮑﻓ ﯽﺑ ﻦﺨﺳ ﻦﻳا ﻢﺘﻔﮕﺑ                         رﺎﻴﺴﺑ ﻊﻤﺟ نﺎﻴﻣ ﻪﻈﺤﻟ ﮏﻴﺑ 

[7, с. 8]. 

(После его многочисленных настоятельных просьб 

Я стал в краткой форме писать ответ на его письмо. 

Я произнес эти слова не задумываясь и не повторяясь, 

Я прочел это стихотворение экспромтом и без повторов). 

 

Одной  из  характерных  особенностей  “Гюльшан–и 



раз”  является  то,  что  автор  все  связанные  с  суфизмом 

вопросы  решает  в  непосредственном  единстве  с 

религией  и  при  их  разъяснении  в  первую  очередь 

обращается  к  Корану  и  хадисам.  Идентичен  в  данном 

случае  его  подход  к  освещению  собственных 

философских идей. По Шабустари бытие есть единство, 

а весь мир, в том числе человек, есть воплощение Бога. 

Раскрывая  такие  вопросы,  как  материя  и  форма, 

простые  и  сложные  тела,  четыре  элемента,  познание, 

автор  в  основном  исходит  из  позиции  восточного 

аристотелизма  и  подвергает  обструкции  ложные 

суфийские секты и их шейхов. 

“В  “Гюльшан–и  раз”  говорится  о  возникновении 

органического 

мира 

из 


неорганического, 

о 

происхождении  человека  от  животных,  о  движении  и 



развитии. 

Автор 


подчеркивает 

противоречивый 

характер  развития,  говорит  о  противоположностях,  о 

возможности 

познания 

материального 

мира 

и 

невозможности  познания  бога” [1,с. 41].“Гюльшан–и 



раз”,  известный  в  первую  очередь  как  философский 

труд,  может  рассматриваться  и  как  художественное 

произведение.  Здесь,  наряду  с  сущностью  и  научно–

теоретическими  аспектами  суфизма,  в  литературной 

форме  отражены  морально–дидактические  взгляды 

автора.  В  произведении  пропагандируются  высокие 

моральные  принципы  и  суфийский  образ  жизни, 

большое 


значение 

придается 

сознательному, 

идеальному  человеку.  Данное  ему  столь  поэтическое 

название также служит основанием для рассматривания 

его 


в 

качестве 

художественно–философского 

произведения.  В  книге  с  большим  уважением 

упоминается 

выдающийся 

суфийский 

поэт 


ФаридаддинАттар 

и 

в 



определенные 

моменты 


ощущается  его  влияние.  В  “Гюльшан–и  раз”  есть 

эпизоды, 

совпадающие 

с 

“Месневи” 



ДжалаладдинаРуми.  В  мировоззрении  Шейха  Махмуда 

Шабустари 

центральное 

место 


занимают 

взаимодополняющие  друг  друга  научные  знания, 

философские  взгляды  и  суфийские  размышления.  Он 

подходит к суфизму критически и осуждает имеющиеся 

в  этом  философском  течении  лицемерие,  чванство  и 

другие отрицательные явления. Из произведения видно 

его 

глубокое 



знание 

Корана 


и 

хадисов 


и 

осведомленность о философских взглядах своей эпохи. 

Будучи  далеким  от  неуместного  и  примитивного 

фанатизма,  он  воспринимает  любую  истинную  идею, 

независимо от того, от какого племени или мазхаба оно 

исходит.  Для  определения  основных  черт  религиозных 

и  философских  взглядов  ользователь  необходимо 

знание  классификации  наук  в  исламской  культуре. 

Здесь  гуманитарные  науки  подразделяются  на  две 

группы:  рациональные  и  традиционные.  Рациональные 

науки в большей степени изучаются путем осмысления 

и познания Вселенной и закономерности происходящих 

в  ней  процессов.  Что  касается  традиционных  наук,  то 

здесь  исследуются  сущность  и  миссия  ниспосланных 

пророкам научных знаний. 

В  этом  произведении  Шабустари  дает  толкование 

значения  ряда  важнейших  понятий,  связанных  с 

проблемами 

в 

исламской 



культуре, 

освещает 

религиозно–философские  взаимосвязи  между  такими 

понятиями,  как  пророчество,  посланничество,  светское 

наместничество 

и 

религиозно–идеологическое 



наместничество  и  высказывает  мнение  о  продлении 

вилайета  (религиозно–идеологическое  наместничество) 

в  качестве  духовного  полюса  до  Страшного  Суда.  Он 

избирает  нечто  среднее  между  трансцендентностью  и 

уподоблением,  не  отдавая  ни  одному  из  них 

предпочтения.  Божественное  проявление  охватывает 

весь  существующий  мир.  Что  же  касается  субстанции, 

то это есть степень единства. Субстанция не вмещается 

в  рамки  осмысления  и  познания,  чьи–то  размышления 

по  этому  поводу  являются  ничем  иным,  как  его 

субъективными представлениями и фантазиями. Исходя 

из  месневи  “Гюльшан–и  раз”,  можно  в  следующем 

порядке  обобщить  религиозно–философские  взгляды 

Шабустари:  а)  Познание  человека  и  его  сущности.  В 

этом  вопросе  его  взгляды  отличаются  от  других 

философских  систем.  В  философии  существуют 

конкретные  размеры  и  принципы,  системе  же 

неподвластно  проникновение  во  внутренний  мир 

человека,  его  жизненные  проблемы  и  душевные 

переживания.  По  этой  причине  гностики  стараются 

вырваться  из  узких  рамок  системы  и  выразить  свои 

внутренние  чувства  языком  поэзии,  сказаний  и  басен. 

Эти  чувства  не  вмещаются  в  логические  формулы,  в 

категории  субъекта,  предиката,  акциденции  и  т.д.;  б)  в 

мистических  произведениях  Шабустари  одной  из 

важнейших  тем  является  тема  познания  Истины  и 

единения  с  ней.  Поэтому  он  сперва  выдвигает  идею  о 

возврате к началу.Согласно Шабустари все предметы во 

внешнем  мире  считаются  проявлениями  имен  и 

атрибутов  Бога.  Все  создания  расцениваются  лишь  в 

качестве 

видения, 

изображения 

и 

нереальных 



предметов.  Взгляды  автора  по  этому  вопросу  схожи  с 

идеями МоллыСадра. Он в то же время считает Истину 

источником добра. Шабустари использует понятие “я” в 

двух  значениях:  во–первых,  сущность  и  субстанция, 

обеспечивающие 

существование 

и 

продолжение 



предметов; во–вторых,  самодовольство и  высокомерие, 

Гілея 

ФІЛОСОФСЬКІ НАУКИ

 

 

 Випуск 97

 

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII 

 

Збірник наукових праць “Гілея: науковий вісник” 



335

несовместимые  с  принципами  мусульманской  морали. 

Во  втором  значении  “я”  является  синонимом  души  и 

одним из основных предназначений суфия, следующего 

по пути познания Бога, является его реализация. 

Философские суждения Шейха Махмуда Шабустари 

во многом схожи с взглядами АзизаддинаНасафи, а его 

размышления  об  игнорировании  или  же  дискуссии  о 

мистике и суфизме незначительны. В то же время идеи 

Махмуда 


Шабустари 

и 

АзизаддинаНасафи 



о 

применении 

термина 

размышления 

и 

мистике 


существенно отличаются, хотя именно они не первыми 

стали 


дискутировать 

о 

вопросе 



мистического 

размышления [5,с. 110]. В  средние  века  в  истории 

философии Ирана и Азербайджана цель размышления о 

мистике была отражена в “Гюльшан–и раз”Шабустари, 

своеобразие 

которой 


заключается 

в 

подаче 



оригинального  “способа  размышления”.  В  период 

правления 

моголов 

и 

тимиритов 



выдающиеся 

мыслители  того  времени  полагали,  что  абсолютный 

разум – это способ приобретения познания и отрицания. 

Так  философские  воззрения  Шабустари  и  Лахиджи 

базировались на трудах Имама Мухаммеда Газали и во 

многом  совпадали  с  его  взглядами  на  ценность 

размышления.  Их  единомышленником  в  этом  вопросе 

был  и  АзизаддинНасафи [4,с. 25]. Это  высказывание 

отмечено в месневи “Гюльшан–и раз”: 

“Во  имя  того,  который  учил  душу  размышлять  и 

осветил душу светом души”. 

В  настоящее  время  стихи  Шабустари  чаще 

используются иранскими учеными, что и определяет их 

взгляды  на  ислам  и  суфизм.  Они  часто  цитируют  его 

стихотворения. 

“Размышление – это  путь  из  небытия  к  истине”  и 

основная  мысль  Шабустари – открытие  истины,  т.е. 

непосредственное  понятие  действительности  против 

аргументированного  процесса  размышления.  Таким 

путем 


человек 

может 


достичь 

известного 

и 

неизвестного.  Согласно  этому  принципу,  внешние 



чувства бездействуют, а внутренние чувства приходят в 

движение и открывают истину. 

В  “Гюльшан–и  раз”  Шабустари  придерживается 

философских 

взглядов 

Платона 


о 

категории 

размышления. 

Принципы  размышления,  по  мнению  Шабустари  и 

Ибн Араби, делятся на несколько этапов: 

1.Представление неизвестного; 

2.  Организация  этого  представления  считается 

упоминанием.  Здесь  Махмуд  Шабустари  приближается 

к теории анамнесиса Платона; 

3.  Истинное  размышление  регулирует  процесс 

доказательства; 

4. Заключение и назидание достигается в результате 

всех  этих  процессов.  Поэтому,  когда  известность 

достигается  известными  способами,  присущими  им, 

тогда и человек может познать неизвестное. 

Вместе  с  тем,  Шабустари  и  Лахиджи  отвергают 

принципы 

этих 


размышлений. 

Следовательно, 

размышление  является  достойным  методом  для 

познания 

недостоверной 

действительности. 

“Единственным  практическим  методом  достижения 

действительности  является  утверждение  результатов 

размышления, 

а 

также 



очищения 

и 

сияния 



душ”.Иранский  ученый  Зарринкуб  по  этому  поводу 

пишет: “Размышление – это путь от небытия к истине и 

созерцанию  абсолюта  обобщающего”.Здесь  очевидно, 

какое  место  занимает  важнейшее  идейное  течение  в 

философской  мысли  Шабустари.  Различия  между 

суфизмом  и  философией  заключаются  в  том,  что 

суфизм  основывается  на  открытии,  а  философия  на 

аргументах.Вышеупомянутый  Амир  Хусейн  Харави 

после  введения  термина  “размышление”  задается 

вопросом: “Какая  из  наших  мыслей  является  условием 

правды?” Шабустари отвечает: “Правда иногда является 

повиновением, а иногда грехом”. И этот ответ считается 

метафизическим, 

моральным 

и 

благочестивым, 



составляющим, 

так 


называемую 

основу 


его 

мистических  размышлений.Мухаммед  Лахиджи  в 

комментарии  о  размышлении  сущности  Бога  говорит, 

что  такое  размышление  является  грехом.  Ученый 

пишет: “Размышления  о  сущности  Бога  бесполезны. 

Невозможно  достичь  каких–либо  результатов”.По  этой 

причине теорию Шабустари о сущности Бога не следует 

считать  и  представлять  частью  признания  Бога. 

Наоборот,  его  теории  можно  представлять  в 

метафизическом  ключе.  По  его  мнению,  ни  один 

индивидуум 

не 


в 

состоянии 

познать 

такое 


размышление,  потому  что  получение  результата 

невозможно.  Следовательно,  целью  размышления 

является  познание  его  границ,  существующих  между 

Богом  и  его  творением.С  точки  зрения  Шабустари  это 

приводит 

к 

ограниченному 



пониманию 

и 

размышлению.  Философ  сожалеет  о  том,  что  человек 



теряет Бога в себе, что и приводит к глубокому анализу 

о  невозможности  сущности  Бога.  Его  сущность  ясна, 

как  айатыи  сущность  его  не  выясняется  с 

айатами.Наконец,  чтобы  понять  размышления  о 

сущности  Творца,  необходимо  идти  путем  интуиции 

или  же  мистики.  Ученый  придерживается  такого 

мнения, что человек, имеющий представление о Творце, 

подобен  человеку,  пребывающему  во  сне,  а  не  наяву. 

Тот,  кто  путем  познания  постигает  степень  познания 

сущности  Творца,  понимает,  что  сущность  Бога 

является совершенством. 

Так,  Мухаммед  Лахиджи,  ссылаясь  на  мнение  Ибн 

Араби,  в  своих  исследованиях  критикует  принцип 

ограничения в способности размышлять. 

Шейх  Махмуд  Шабустари  аналогично  выражает 

свои  взгляды  на  абсолютную  действительность.  Он 

указывает  в  своих  стихотворениях  на  высшую  степень 

размышления  и  говорит  о  том,  что  черные  лучи  на 

оболочке  Солнца  в  полночь  являются  сверканием 

Творца  или  же  его  сущности.  В  конечном  итоге 

Шабустари,  согласно  своим  мистическим  взглядам, 

приходит 

к 

выводу, 


что 

крайней 


степенью 

размышления 

является 

удивление.Сочинение 

“Гюльшан–и  раз”  Шабустари  еще  в XIX веке  было 

переведено  на  многие  европейские  языки,  что 

свидетельствует 

о 

большой 



популярности 

азербайджанского ученого мыслителя [1,с. 7–8].Следует 

отметить, 

что 


азербайджанский 

ученый 


ГурбаналиМухаммедзаде 

подготовил 

научно–

критический текст “Гюльшан–и раз” и издал его в Баку 



в 1972–ом  году [6]. В  дальнейшем  азербайджанский 

ученый 


доктор 

филологических 

наук 

МохсунНагисойлуиздал  филологический  перевод[2],  а 



его  соотечественникдоктор  филологических  наук 

Випуск 97 

ФІЛОСОФСЬКІ НАУКИ 

 

Гілея

 

IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII 

 

Збірник наукових праць “Гілея: науковий вісник”



 

336 

НасибГеюшовиздал  поэтический  перевод [3] этого 

произведения. 

Список использованных источников 

1.  ИсмаиловШаиг.  Философия  Махмуда  Шабустари. – Баку: 

Элм, 1976. 

2. Шейх Махмуд Шабустари. Гюльшан–ираз. Перевод с фарси 

на азербайджанский:МохсунНагисойлу. – Баку: Нурлан, 2005. 

3.  Шейх  Махмуд  Шабустари.  Гюльшан–ираз.  Мухаммед 

Лахиджи.  Комментарий  к  “Гюльшан–ираз”.  Перевод  с  фарсина 

азербайджанский: НасибГеюшов. – Баку:Адильоглу, 2008. 

4.  Доктор  Абдуль  Хусейн  Зарринкуб.  Дар  джостоджуй–е 

тасаввоф дар Иран. – Тегеран, 1357 (на перс.яз.). 

5.  Шарх–е  Гюльшан–е  раз.  Доктор  СамадМуваххид. – 

Тегеран, 1388 (на перс.яз.). 

6.  Шейх  Махмуд  Шабустари.  Гюльшан–е  раз.  Научно–

Критический  текст  Курбан  Али  Мухаммедзаде. – Баку, 1972 (на 

перс.яз.). 

7.  Мефатиhaл–эджаз  фи  шарх–е  Гюльшан–е  раз.  Шамседдин 

Мухаммед  Лахиджи.  Бекушеш–е  Халиги–Кербаси. – Тегеран, 

1371 (на перс.яз.). 



References 

1. Ismailov Shaig. Filosofija Mahmuda Shabustari. – Baku: Jelm, 

1976. 

2. Shejh Mahmud Shabustari. Gjul’shan–i raz. Perevod s farsi na 



azerbajdzhanskij: Mohsun Nagisojlu. – Baku: Nurlan, 2005. 

3. Shejh Mahmud Shabustari. Gjul’shan–i raz. Muhammed 

Lahidzhi. Kommentarij k “Gjul’shan–i raz”. Perevod s farsi na 

azerbajdzhanskij: Nasib Gejushov. – Baku: Adil’oglu, 2008. 

4. Doktor Abdul’ Husejn Zarrinkub. Dar dzhostodzhuj–e tasavvof 

dar Iran. – Tegeran, 1357 (na pers. jaz.). 

5. Sharh–e Gjul’shan–e raz. Doktor Samad Muvahhid. – Tegeran, 

1388 (na pers. jaz.). 

6. Shejh Mahmud Shabustari. Gjul’shan–e raz. Nauchno–

Kriticheskij tekst Kurban Ali Muhammedzade. – Baku, 1972 (na 

pers.jaz.). 

7. Mefatih al–jedzhaz fi sharh–e Gjul’shan–e raz. Shamseddin 

Muhammed Lahidzhi. Bekushesh–e Haligi–Kerbasi. – Tegeran, 1371 

(na pers. jaz.). 



Huseynzade G., a doctoral student, Institute of Manuscripts named Fizuli 

of ANAS (Azerbaijan, Baku),rus_rahimli@yahoo.com 

Sufi beliefs Sh.M. Shabustari in the product “Gulshan–iraz” 

One of the valuable sources on Sufism – wide–spread religions–philosophical 

current in Moslem East – is the literary work “Gulshan–iraz” by Sh.M.Shabustari –

well known Azerbaijan medieval scholar. The main sufi views of the scientist–

philosopher written in Persian in poetical form were set forth.The author’s reasoning 

about the opening of essence of some sufi symbols arouses curiosity. 

Shabustari’s“Gulshan–iraz” has been translated into European languages as long 

ago, as in the XIX century. It indicates of being the author’s very work to be popular. 

Keywords: Sufism, “Gulshan–iraz”,Shabustari, Lahiji, IbnArabi. 

Гусейнзаде Г., докторант, Інститут Рукописів ім. Фізулі НАНА 

(Азербайджан, Баку),rus_rahimli@yahoo.com 

Суфійські погляди Ш. М. Шабустарі у творі “Гюльшан–і раз” 

Одним  з  найцінніших  джерел  по  суфізму,  широко  поширеної  релігійно–

філософської течії на мусульманському Сході, є твір “Гюльшан–і раз” відомого 

азербайджанського  вченого  середньовіччя  Ш.  М.  Шабустарі.  У  цій  праці 

Шабустарі,  написаної  на  перській  мові  в  поетичній  формі,  викладені  основні 

суфійські  погляди  вченого–філософа.  У  творі  особливе  місце  займають 

міркування  автора  про  розкриття  суті  деяких  суфійських  символів.  Твір 

“Гюльшан–і  раз”  Шабустарі  ще  в XIX столітті  було  перекладено  на 

європейські мови, що свідчить про популярність цієї праці автора. 

Ключові слова: суфізм, “Гюльшан–і раз”, Шабустарі, Лахіджі, Ібн Арабі. 

* * *  


УДК 316 

Mehri G. 

the employee of Tehran University of Art, Iran,  

candidate of Ph.D., Faculty of Social Sciences  

and Psychology, Baku State University and National 

Academy of Sciences of Azerbaijan  

(Azerbaijan, Baku), gholamrezamehri@yahoo.com 



T

HE SPIRITUAL BEAUTY IN 

I

SLAMIC AESTHETICS 

 

AND THE 

I

SLAMIC ART

 

The article is devoted to the description of the spiritual beauty reflected in 

Islamic art.Islamic aesthetics also focuses more on the spiritual beauty. Spiritual 

beauty is based on the purity of the soul, morale and ethical conduct. According to the 

Koran and the Islamic traditions (hadith) – which are the main sources of human 

aesthetic thoughts in Islam, we can say that the Islamic aesthetics covers all areas of 

life physically and spiritually. The essence of beauty in the Koran is represented as a 

combination of kindness, morality, and any aesthetic qualities, in general.And in the 

article is interpreted the idea, Muslim artist wants to transmit to the viewers. 

Keywords: spiritual beauty, Islam, tradition (hadith), the Islamic aesthetics. 

(стаття друкується мовою оригіналу) 

Since the ancient times, for understanding the essence 

and origin of “beauty”, philosophers have divided this 

controversial domain into some various types as follows: 

– Natural or physical beauty; 

– The beauty of colors, images, sounds and actions; 

– The beauty of ideas;& 

– The spiritual beauty. 

Spiritual beauty is based on the purity of the soul, 

morale and ethical conducts, creating a balance between 

“beauty” and “harmony”. The word “spiritual”has got some 

meanings close basically to each other which are not 

considered so different, for instance, “of the spirit world

incorporeal”; “pertaining to the spirit or soul”; “of or 

pertaining to the supernatural”, “religious, of or pertaining 

to sacred things”; and so forth. According to these meanings 

or any other expressions related to, the definition of 

spirituality contains the abstract notions, such as the 

morality, decency, wit, wisdom, knowledge, faith, ability, 

justice, etc. Hence, the spiritual beauty could be regarded as 

either inner or moral beauty of human or humanistic 

behaviors appeared in human being’s mannerism. 

During the era of the ancient Greeks, philosophers 

regarded the notions of “beauty” and “good” as two 

components consisting the same meaning. This 

phenomenon to some extent shows that the ancient Greeks 

were not to distinguish ethical and aesthetic values 

seriously. It seems that the concept of a “beautiful or 

happy” lifestyle would be essentially seen as a “worthy” life 

at that period of time. In general, in the ancient era, the 

subject of the “good life” was discussed either through the 

medieval philosophy or through the scientific philosophy of 

the 18th century, aiming at any facts related to “beauty” [6, 

р. 66]. Through the scientific components stated in different 

fields of philosophy at those times, morality with a variety 

of aesthetic values could be seen as well, as if the ethical 

issues were also considered carefully. The ethical issues 

found in the scientific questions would address aesthetics 

and its components even in art. 

There are two opposite philosophical approachese 

xplaining the ethical evaluation of art, includingmoralism 

and separatism or aesthetic. Themoralismis to determine the 

aesthetic value of art on the basis of its moral values, and 

the aesthetic approach is settled to oppose the 

implementation of the moral categories ofarts, claiming that 

it could be regarded as a trivial component in this field [6, 





Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет