Философия феминизма: исторический ракурс



Дата02.04.2019
өлшемі144 Kb.
ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА: ИСТОРИЧЕСКИЙ РАКУРС

Анищенко В. В.

(ст.гр. 351001)

Вначале сотворил Бог небо и землю. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.

На 6-ой день сотворил Бог человека по образу и подобию своему: мужчину и женщину.

Изначально наш мир строился по принципу гармонии – принципу единства, борьбы и взаимопроникновения противоположностей. Недаром Бог создавал всё на основе контраста: свет в противоположность тьме, небо в противостояние земле, а твердь в противовес воде. При этом нет превосходства неба над землей, тьмы над светом. Всё находится во взаимном равновесии и равноправии.

Человека же Господь создал в последний «рабочий» день. Это, пожалуй, единственное существо в мире, у которого нет противоположности. Но после мужчины творец создал женщину. Является ли она его противоположностью? Некоторые мужчины любят шутить, что женщина сотворена из ребра – единственной кости, в которой нет мозга. А, может, Адам был первым блином, который, как известно, комом?

Данные вопросы издавна волновали как представителей сильного пола, так и представительниц прекрасной половины человечества. Все проблемы, связанные с вопросом о равенстве или неравенстве полов, имеют под собой единое основание. Таким основанием, мне видится, власть одного пола над другим, власть, которая на протяжении веков, закрепившись в самых различных формах за мужчиной, довлела над женщиной, заставляя ее подчинятся и вырабатывая у нее психологию подавляемого существа. В чём же объективные причины такого положения дел? И есть ли они вообще? Было ли когда-нибудь по-другому? Что представлял собой так называемый «матриархат»? Почему женщины утратили лидирующую роль в обществе? Почему они так стараются её вернуть? Чего хотят женщины? Когда впервые появились феминистские идеи в истории культуры? Что значит нашумевший в конце 20 века «феминизм»? Кому сейчас на самом деле принадлежит власть?

Мое исследование представляет собой попытку прояснить глубинные основания власти мужчин над женщинами и скрытые механизмы ее реализации. Ответ на все поставленные вопросы не может быть однозначным, потому как мы, женщины, живем в мужском мире, каждый день сталкиваемся с ними, сотрудничаем, а иногда даже, попадаем под волшебные чары их обаяния, но, тем не менее, мы не должны подчинятся власти мужчин. А для этого просто необходимо знать, как эта власть была получена, ибо естественной она не была никогда и ни одна из существующих наук до сегодняшнего дня не предоставила веские аргументы в доказательство превосходства мужчины над женщиной.

C первыми людьми, согласно библейскому повествованию, происходит трагедия. Не будем сейчас вдаваться в подробности библейского рассказа о первородном грехе. Отметим лишь то, что результатом грехопадения стал не только разрыв человека с Богом, но и изменение во взаимоотношениях мужчины и женщины. Эмоционально-чувственная женщина первой поддалась на призыв соблазнителя и, искусившись, повлекла за собой и мужчину. Равновесие было нарушено, мужчина получил над женщиной власть, которая ему ранее не принадлежала.

Помимо библейской точки зрения существует большое количество не только научных теорий, но и мнений насчёт причины перехода власти к мужчине.

Но первоначально возникает резонный вопрос: что есть власть и в чём она выражается? Согласно толковому словарю Ожегова: «Власть – это право и возможность распоряжаться кем-нибудь либо чем-нибудь, подчинять своей воле». Но кто даёт это право? Есть ещё одно более полное определение власти. Власть – это «в общем смысле способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства - авторитета, права, насилия (экономическая, политическая, государственная, семейная и др.)» ("Философский словарь" (М., 1987)). Но ведь право распоряжаться человеком либо вещью может быть закреплена либо законом, либо на уровне сознания. Какую же власть обрёл мужчина над женщиной?..

Как известно, люди сначала жили племенами и вели кочевой образ жизни. При этом женщины занимались собирательством, а мужчины охотой. Оба занятия имели практически одинаковый вес при первобытном укладе. Но мужчины умирали раньше в связи с опасностью охоты. А средняя продолжительность жизни женщин была намного выше, чем у противоположного пола. Поэтому главной хранительницей информации(в первую очередь о спасении племени, например, в случае пожара или наводнения; добывании огня) являлась самая старая бабушка. Строй, при котором главенствующее положение занимала женщина, получил название матриархат. И всё бы было хорошо. Но женщины потеряли свою власть. Вернее даже не потеряли, но перестали занимать главенствующее положение. Это было связано прежде всего с неолитической революцией, когда произошел переход от присваивающего хозяйства к производящему. Теперь женщина занималась домашним хозяйством. А основными занятиями мужчины стали земледелие и скотоводство, которые являлись основополагающими и приносящими основной доход. Так представительницы прекрасного пола утратили экономическое влияние. Как следствие, лидерство было утрачено и в общественной жизни, которая к этому времени становится всё более и более важной и разнообразной.

Существует ещё одна концептуально иная точка зрения на причины захвата власти мужчинами. Известная феминистка ХХ века Симона де Бовуар в своей монографии “Второй пол” подробно описала положение женщины в период с первобытнообщинного строя и до начала ХХ века. Основным тезисом выдающейся экзистенциалистки является утверждение о том, что власть в этом мире всегда принадлежала мужчинам.

Первобытные племена мало интересовались будущими поколениями. Не привязанные к определенной территории, ничем не владея, не воплощаясь ни в чем стабильном, они не заботились о том, чтобы пережить себя, и не узнавали себя в своих потомках; они не боялись смерти и не нуждались в наследниках; дети были для них обузой, а не богатством. Доказательство тому — широкое распространение детоубийства у кочевых народов. И женщине, рожавшей детей, была неведома гордость созидания, она чувствовала себя пассивной игрушкой темных сил, а болезненные роды были событием бесполезным, а то и досадным. Домашняя работой, которой она вынуждена посвятить себя, замыкает круг ее дел, и она не производит ничего нового. Случай мужчины принципиально иной; добыча пропитания для коллектива представляет для него не просто жизненный процесс. В этом действии он испытывает себя, он реализуется как человек существующий. Чтобы поддерживать жизнь, он созидает ее; он выходит за рамки настоящего и открывает будущее. Есть в его деятельности и другой аспект, который внушает к ней (деятельности) наивысшее уважение, - эта деятельность зачастую опасна. Чтобы поднять престиж своего племени и рода, воин рискует жизнью. И таким образом доказывает, что жизнь не является для человека высшей ценность, а должна служить целям более значительным, чем она сама. Худшее проклятие, тяготеющее над женщиной, — это не участие в военных походах. И в этом ключ к разгадке всей тайны.

Утверждая себя как полновластного господина, он встречает участие и в самой женщине. Она присоединяется к мужчинам во время праздников, устраиваемых в честь мужских успехов и побед. Ее несчастье в том, что она биологически обречена повторять Жизнь. Диалектика, определяющая, по Гегелю, отношение хозяина к рабу, местами больше подходит для объяснения отношения мужчины к женщине. Преимущество Хозяина, говорит он, основано на том, что, рискуя жизнью, он утверждает примат Духа над Жизнью — но на самом деле покоренному рабу этот риск тоже знаком. А вот женщина — это изначально существо, которое дает Жизнь вообще и не рискует своей жизнью; она никогда не сталкивалась с мужчиной в борьбе.

Таким образом, приходит к заключению Симона де Бовуар, биологическая и экономическая ситуация в примитивных племенах неизбежно должна была привести к мужскому главенству. Самка подчинена роду в большей степени, чем самец. Мужчина начинает полагать себя по отношению к женщине в качестве полноправного господина.

Когда кочевники закрепляются на земле и начинают заниматься сельским хозяйством, появляются институты и право. Человек уже не ограничивается только суровым сопротивлением враждебным природным силам, — он начинает конкретно утверждать себя посредством образа, который он навязывает миру. В этот момент различие между полами отражается на структуре сообщества; оно приобретает особенный характер; в хозяйственных коллективах женщина часто облечена необычайным престижем. Престиж этот главным образом объясняется совершенно новым значением, которое приобретает ребенок в цивилизации, основой которой становится земледельческий труд. Материнство становится сакральной функцией. Община осознает себя как единое целое и хочет продлить свое существование за пределами настоящего времени — она узнает себя в детях, признает их своими.

Но первобытные люди, как правило, не задумывались об участии отца в воспроизводстве; детей рассматривали как перевоплощение духов предков, витающих вокруг определенных деревьев и скал, и попадающих в тело женщины. Мать же, совершенно очевидно, необходима для рождения ребенка. Таким образом, выходит, что женщина играет роль первого плана. Очень часто дети принадлежат роду матери, носят его имя и получают долю в его правах, в частности в пользовании землей, находящейся во владении рода. Но это отнюдь не значит, что женщины получили равенство. Определяющим фактором оставались и остаются мужчина. Лидерство в хозяйственной сфере плавно переходит в преобладание и в общественной части человеческого мира.

В древние времена женское начало в большинстве культур считалось началом темным, губительным, искушающим. Следует подчеркнуть, что слово «искушение» звучит привлекательно только для человека современной культуры, задавленного тяжестью рекламных роликов на темы «искушение вкусом», «секрет обольщения» и так далее. Для большинства традиционных культур искушение – есть то, что сбивает с пути истинного.

В Древнем мире женщина – всегда источник соблазнов. Японская пословица гласит: «Красавица – это меч, разрубающий жизнь». Этой мысли вторит древнееврейский мудрец Екклесиаст: «И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы» (Екклесиаст, глава 7, стих 26). Отмечу ещё раз соблазн, искушение – это то, что уводит с пути праведного. Такое отношение к женщине существовало на уровне общественного сознания, будучи закрепленным в культурных, в частности в правовых, нормах.

На Древнем Востоке от женщины требовалось абсолютное послушание мужу во всем. Семейные законы были суровы: непокорную жену супруг мог наказать и наказать довольно жестоко. Согласно одному древнеассирийскому закону, муж имел право за непослушание, лень или отказ от исполнения супружеских обязанностей избить жену, остричь ее, отрезать ей уши, нос, выжечь на лбу рабское клеймо или выгнать ее из дома. При этом, что бы ни совершил мужчина, никто не мог привлечь его к ответственности. Например, муж имел право вернуть бежавшую от его жестокости в родительский дом жену, если она пробыла там более четырех дней. При этом мужчина мог еще и подвергнуть ее унизительному испытанию: заставить доказывать, что за время своего отсутствия она не изменила ему ни с одним мужчиной. Способ для этого избирался весьма оригинальный: такую жену надлежало связать и бросить в воду; если она выберется благополучно, значит, она невиновна, и муж должен оплатить судебные издержки. Ну, а если нет.… Любое подобное «доказательство» измены означало для женщины неминуемую смерть.

В отличие от первобытнообщинного строя, когда права мужчины не были закреплены на бумаге, то с течением времени (18 век до нашей эры) появляются первые законы, которые легально закрепляют власть за мужчиной.  

В брачно-семейной сфере обычай и законы Хаммурапи закрепили главенствующее положение главы семьи. Заключение брака требовало письменной фиксации в договоре. Ему предшествовал обмен материальными ценностями: жених приносил в дом своего будущего тестя брачный дар, а сам получал приданое. Муж располагал значительной властью над женою и детьми, однако супруга не была вовсе лишена дееспособности, кое-что она могла решать сама: например, перед вступлением в брак она могла обезопасить себя от уплаты добрачных долгов мужа, заключив с ним специальный договор. Право Древней Вавилонии допускало развод, хотя и затрудняло его, исключительно для женщины, юридическими формальностями и денежными стеснениями. В целом нигде, как в семье, не проявлялось так явственно подчиненное положение женщины, являющееся характерной чертой древних культур. Женщина была бесправной во всех отношениях: даже овдовев, она не могла заключать договоров, вести денежные дела, ставить свою подпись – все делалось только через опекуна. Легальная власть мужчины над женщиной способствовала формированию психологии подчинения на уровне сознания.

Кому-то может показаться странным, однако исключением в плане отношений к женщине не были ни Древняя Греция, ни Древний Рим. В Греции женщина практически не участвовала в общественной жизни. В греческих городах-государствах (полисах) женщины никогда не имели гражданства (т. е. фактически приравнивались к рабам), не обладали властью распоряжаться имуществом (исключением была Спарта), целиком находились под опекой мужчин. Опекуном до замужества являлся отец, либо ближайший родственник-мужчина, после замужества вся власть переходила к мужу. Конечно, образ женщины в эпоху античности будет неполным, если ограничиться только описанием бесправного социального положения женщины. Древнегреческие памятники искусства и литературы свидетельствуют о том, что античный идеал красоты нашел свое воплощение, в том числе, и в женских скульптурах, изображавших красоту и совершенство женского тела. Греки не отрицали, что женщины способны вдохновлять мужчин, служить их музами. Правда, большей частью это относилось к гетерам, «спутницам», которые специально привозились из других краев для увеселения и развлечения греческих мужчин. Следует отметить, что положение гетеры было еще более бесправным, чем положение законной жены грека, и в большинстве случаев история жизни гетеры заканчивалась весьма трагично.

Для семейно-брачных отношений римлян было также характерно исключительное правовое могущество мужчины – главы рода. Подтверждением прав мужчин являлись Законы ХII таблиц, правовые нормы которых существенно не отличались от древнегреческих аналогов. Замечу только, что супружеская измена в Древнем Риме каралась смертью, естественно, если изменяла женщина. Измена же мужчины не только не осуждалась, но и считалась определенной доблестью.

Пренебрежительное отношение к женщине, а также постоянное пребывание мужчин в исключительно мужском обществе породило еще одну особенность греческой культуры – широко распространившийся гомосексуализм, высокая степень развития которого несколько непривычна даже для современной культуры, отличающейся терпимостью и либерализмом. Платон, вершина древнегреческой культуры, считал, что любить может лишь мужчина мужчину, женщина же предназначена лишь для рождения детей и ухода за мужчиной, но никак не для любви. Поэтической, высокой, красивой может быть лишь мужская любовь. Чтобы убедиться в этом достаточно еще раз перечитать диалоги «Пир» и «Федр».

Таким образом, первобытный мир установил главенство мужчины, а древний мир закрепил эту власть в первых правовых нормах. И ещё очень нескоро женщина получит законодательное подтверждение своего равенства с мужчиной.

В последующем христианская идеология немало способствовала угнетению женщины. Только в самый ранний период становления христианства, женщины, если они подчинялись Церкви, пользовались относительным уважением. Наряду с мужчинами женщины являли примеры мученичества, но, вместе с тем, участвовать в культе они могли лишь на второстепенных ролях; “дьяконессам” разрешалось выполнять только светские обязанности: ухаживать за больными, помогать бедным, убирать в храме.

В христианской религии, проклинающей плоть, женщина представлена самым страшным искушением дьявола. Святой Иоанн Златоуст пишет: “Среди всех диких зверей не найти никого, кто был бы вреднее женщины”. Когда в IV веке оформляется каноническое право, брак представляется уступкой человеческим слабостям и считается несовместимым с христианским совершенством. А со времен Григория IV, когда священникам было предписано безбрачие, опасный характер женщины стал подчеркиваться еще строже — все Отцы Церкви говорят о ее низости. По мнению Фомы Аквинского, мужчина возвышается над женщиной, как Христос возвышается над мужчиной, а женщина неизменно должна жить под властью мужчины. Поэтому единственный вид брака, который признает каноническое право, - это брак с приданым, обрекающий женщину на бесправие и бессилие. Ей не только запрещено занимать мужские должности, но даже не разрешается обращаться к правосудию и свидетельство ее не учитывается.

Правовые нормы 9-10 вв., законы византийского императора Льва Мудрого /887-911 годы/, связывают юридическую силу брака с церковью, а законы другого византийского правителя Алексея Комнена предоставляют брачные дела в ведение духовного суда. К брачным делам относились дела о законности рождения, об обручении, о приданом. Заключение брака и личные взаимоотношения между супругами регулировались каноническим правом. Западное каноническое право не допускало расторжения брака. Брачный союз прекращался либо со смертью одного из супругов, либо по решению папы в случае, когда один из супругов постригался в монахи. В ХIII в. необходимость согласия на брак родителей была отменена. Вместо этого было введено оглашение в три праздничных дня и два или три свидетеля в доказательство того, что лица желают жить вместе. По правовой норме ХIII вв. имущественные отношения между супругами характеризовались общностью имущества, находившегося под управлением мужа. После заключения брака муж должен был давать жене так называемый «утренний дар», своеобразную плату за подчинение власти мужа. При заключении брака муж получал право наказывать жену, прогонять ее, ему же принадлежала и плата за убийство или обиду жены. «Утренний дар» составлял вдовью долю. Жена не имела права дарить что–либо из своего имущества или отчуждать его без согласия мужа. Дети находились под опекой отца, пока не становились экономически самостоятельными. В случае смерти мужа жена получала свою вдовью долю, а также женскую долю, т.е. домашнюю утварь, предметы личного пользования и украшения.

И в то же время можно сказать, что Средневековье уже отличалось некоторой лояльностью по отношению к женщине. Когда на исходе бурных событий глубокого средневековья установился феодальный строй, положение женщины представлялось очень неопределенным. Феодальный строй то принижал, то снова возносил женщину. Сначала ей было отказано в каких бы то ни было частных правах в связи с политическим бесправием. В самом деле, вплоть до XI века порядок основывался только на одной силе - владении оружием. Феод - это земля, которую получают при условии несения военной службы. Женщина не могла владеть феодальным доменом, потому что она не способна его защищать. Женщина была только промежуточное звено для передачи домена, а не его владелица. Наследница - значит, земля, замок, о которых спорят претенденты, а девушке порой нет и двенадцати лет, когда отец или сеньор отдают ее в подарок какому-нибудь барону. Но в дальнейшем при наследовании женщина наделяется практически теми же правами, что и мужчина. Единственным исключением являлось то, что, когда представительница прекрасного пола выходила замуж, она попадала в полную зависимость от него. Альтернативой браку для прекрасной дамы средневековья являлись крепкие стены монастыря, где, как известно, мужчин нет по определению.

Мусульманское средневековье не только не отличается принципиально иным отношением к женщине, но, более того, будучи более жестоким в способах реализации власти мужчин, оно сохраняет свою смысловую привлекательность в ряде стран современного мира. Классическое мусульманское право представлено положениями и принципами, сформулированными в VII вв. Наиболее детально мусульманским правом урегулированы брачно-семейные и наследственные отношения. По Корану брак, семья, деторождение считается обязательным правом каждого православного мусульманина. Коран допускает многоженство, но не более четырех жен одновременно, при условии, что мужчина способен содержать всех жен на одинаковом материальном уровне. Кроме жен, мусульманин имел право держать жен наложниц /сиге/. Брак оформлялся устным или письменным согласием между родственниками жениха и невесты. Брачный возраст не имел жестких границ. Критерием брачного возраста считалось достижение половой зрелости (который, конечно же, является понятием относительным). Брак являлся действительным, если за невесту был внесен выкуп. Коран устанавливал, что выкуп должен быть собственностью жены, и оставался за ней в случае развода. У арабов язычников приданое было необязательно. Но после того, как Мухаммед дал своей дочери Фатиме в приданое ковер и подушку, приданое стало нормой с точки зрения обычая и прецедентом в судебной практике. Препятствия для вступления в брак также определял Коран.

Шло время. И казалось, что женщины будто бы смирились с бесправным положением в обществе. Так, в не меньшей мере, чем права собственника, Гражданский кодекс Франции 1789 года гарантировал власть мужа и отца в семье. Неравенство мужчины и женщины, родителя и ребенка, было проведено в нормах правительства Франции с последовательностью, достойной лучшего применения. Причина кроется в том, что разделы семейного права принимались при личном участии Наполеона Бонапарта. Наполеон, совершенно не стесняясь, заявлял на заседаниях Государственного совета, что народы Востока умнее и правильнее решают дело: они объявили женщину настоящей собственностью мужчины; и, действительно, природа сделала их нашими рабынями; женщины должны трепетать; женщина дана мужчине, чтобы производить детей; муж вправе сказать своей жене: « Мадам, вы не выйдете на улицу. Мадам, вы не пойдете в театр. Мадам, вы не увидитесь с таким-то лицом. Одним словом, мадам, вы принадлежите мне душой и телом». В результате такого отношения женщина занимала место в одном ряду с детьми и умалишенными. Неудивительно, что столетие Кодекса Наполеона парижанки отметили торжественным сожжением ненавистного сборника законов на Вандомской площади.

Камешек за камешком, кирпичик за кирпичиком: а того, гляди, и складывался фундамент мужского преобладания в мире людей. В мире мужчин неосознанно создавался стереотип женского поведения, женского положения, женской работы. Представительницы прекрасной половины человечества были созданы богом для мужчины, для творца природы. Женщины не только спутницы мужчин, но и, так скажем, рабыни. Место прекрасного творения: дом, хозяйство, дети. Никаких прав вне дома и дома. А человек ли женщина вообще?..








Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет