Эстетика – это



Дата12.04.2018
өлшемі465 b.


Эстетика – это

  • Эстетика – это

  • красота,

  • гармония,

  • целостность,

  • порядок.


Богу

  • Богу







Ни на кого не глядя, четко печатая шаг, полномочный посол России Грибоедов поднялся по лестнице пышного дворца шаха. Мимо карликов в пестрых одеждах с кривыми мечами — ятаганами. Мимо кланяющихся придворных, услужливо приглашавших его в комнату для церемониального переодевания (там полагалось снять обувь и надеть специальные красные чулки). Мимо, мимо…

  • Ни на кого не глядя, четко печатая шаг, полномочный посол России Грибоедов поднялся по лестнице пышного дворца шаха. Мимо карликов в пестрых одеждах с кривыми мечами — ятаганами. Мимо кланяющихся придворных, услужливо приглашавших его в комнату для церемониального переодевания (там полагалось снять обувь и надеть специальные красные чулки). Мимо, мимо…

  • На лицах придворных отразились смятение и ужас. А Грибоедов так и вошел в сапогах в роскошный зал публичных аудиенций. Неслыханная дерзость — появиться перед шахом обутым!



Шах Фетх-Али, или Баба-хан, был внушительного вида человек с горбатым мясистым носом и чрезвычайно холеной бородой. Говорили, что эта борода — самая длинная и красивая во всей Персии. У него в гареме содержалось 800 жен и наложниц. От них имелось 68 сыновей и 53 дочери, а все потомство (включая внуков и правнуков) насчитывало 935 человек, что для Тегерана составляло ощутимый прирост населения.

  • Шах Фетх-Али, или Баба-хан, был внушительного вида человек с горбатым мясистым носом и чрезвычайно холеной бородой. Говорили, что эта борода — самая длинная и красивая во всей Персии. У него в гареме содержалось 800 жен и наложниц. От них имелось 68 сыновей и 53 дочери, а все потомство (включая внуков и правнуков) насчитывало 935 человек, что для Тегерана составляло ощутимый прирост населения.

  • В этот день по церемониалу приема иноземных послов шах был облачен в парадные одежды: жесткого красного сукна, шитого серебром и золотом, усыпанного жемчугами и бриллиантами. На груди, будто броня, — золотой диск размером с блюдо. На голове — парчовый тюрбан с султаном из перьев, украшенный крупными топазами. Все вместе весило килограммов тридцать. Ни пошевелиться, ни сесть. Рабы обмахивали его павлиньими опахалами, повсюду курились благовония в драгоценных курильницах…



Грибоедов почтительно, но коротко поклонился, не прикладывая руки ко лбу. И… уселся в одно из роскошных кресел, стоявших вдоль стен. Эти кресла предназначены были для чего угодно, но только не для того, чтобы сидеть в присутствии шаха. Это было немыслимо. Но Грибоедов поступил именно так. И все полтора часа аудиенции он провел в удобной и непринужденной позе, а старый шах, властитель Вселенной, стоял перед ним, словно разряженная кукла. И только глазами сверкнул грозно, когда иноверец еще и ногу на ногу закинул, выставив на обозрение свой сапог…

  • Грибоедов почтительно, но коротко поклонился, не прикладывая руки ко лбу. И… уселся в одно из роскошных кресел, стоявших вдоль стен. Эти кресла предназначены были для чего угодно, но только не для того, чтобы сидеть в присутствии шаха. Это было немыслимо. Но Грибоедов поступил именно так. И все полтора часа аудиенции он провел в удобной и непринужденной позе, а старый шах, властитель Вселенной, стоял перед ним, словно разряженная кукла. И только глазами сверкнул грозно, когда иноверец еще и ногу на ногу закинул, выставив на обозрение свой сапог…



В метрических книгах записи о крещении Грибоедова не обнаружено. Зато исследователям удалось найти запись о том, что в церкви Успения в Москве 18 января 1795 года младенец Павел, сын секунд-майора Сергея Ивановича Грибоедова, был крещен пяти дней от роду. Куда потом делся этот ребенок — неизвестно. Судя по всему, умер в младенчестве. Что, видимо, позволило «легализовать» пятилетнего сына Александра. Характерен диалог из одной повести, написанной близкой знакомой Александра Сергеевича (повести, где все герои имели реальных прототипов): литературного двойника Грибоедова спрашивают: «А который тебе год?» — «Матушка мне считает восемнадцать лет; но я не верю женской хронологии, а думаю, что мне гораздо больше»…

  • В метрических книгах записи о крещении Грибоедова не обнаружено. Зато исследователям удалось найти запись о том, что в церкви Успения в Москве 18 января 1795 года младенец Павел, сын секунд-майора Сергея Ивановича Грибоедова, был крещен пяти дней от роду. Куда потом делся этот ребенок — неизвестно. Судя по всему, умер в младенчестве. Что, видимо, позволило «легализовать» пятилетнего сына Александра. Характерен диалог из одной повести, написанной близкой знакомой Александра Сергеевича (повести, где все герои имели реальных прототипов): литературного двойника Грибоедова спрашивают: «А который тебе год?» — «Матушка мне считает восемнадцать лет; но я не верю женской хронологии, а думаю, что мне гораздо больше»…





Поступил в Московский университет в 1806 году в одиннадцатилетнем возрасте. За шесть с половиной лет прошел курсы трех факультетов: философского, юридического, естественно- математического.

  • Поступил в Московский университет в 1806 году в одиннадцатилетнем возрасте. За шесть с половиной лет прошел курсы трех факультетов: философского, юридического, естественно- математического.

  • Знал французский, английский, немецкий и итальянский языки, греческий и латинский, персидский, арабский и турецкий.

  • А. Грибоедов был и музыкально одарен: играл на фортепьяно, флейте, сам сочинял музыку.



Началась война 1812 г., и Саша, поддавшись порыву, бросил университет и пошел добровольцем в спешно формировавшийся гусарский полк. Набирали туда всех подряд, обучить и снабдить оружием не успели и, когда Наполеон подошел к Москве, просто эвакуировали полк в Казань.

  • Началась война 1812 г., и Саша, поддавшись порыву, бросил университет и пошел добровольцем в спешно формировавшийся гусарский полк. Набирали туда всех подряд, обучить и снабдить оружием не успели и, когда Наполеон подошел к Москве, просто эвакуировали полк в Казань.

  • По дороге корнет Грибоедов простудился и заболел, и его оставили во Владимире. Больше он в строй не вернулся: патриотический порыв быстро остыл, и матушка исхлопотала ему перевод в адъютанты к генералу Кологривову — «для производства письменных дел». Александр просидел в белорусской глуши почти три года, дожидаясь окончания войны, чтобы выйти в отставку.



И вот в 1815 году Грибоедов явился в Петербурге. Мать снова выхлопотала ему назначение — на этот раз в Коллегию ино­странных дел. И сумела воспользоваться своими связями, чтобы ввести сына в большой петербургский свет (она много, действительно очень много делала для него!).

  • И вот в 1815 году Грибоедов явился в Петербурге. Мать снова выхлопотала ему назначение — на этот раз в Коллегию ино­странных дел. И сумела воспользоваться своими связями, чтобы ввести сына в большой петербургский свет (она много, действительно очень много делала для него!).

  • Из воспоминаний современников: «Он принес из военной жизни репутацию отчаянного повесы, дурачества которого были темою множества анекдотов, а в Петербурге снискал славу отъявленного и счастливого волокиты, гонявшегося даже и за чужими женами».



  • Александр, по петербургской моде увлекавшийся театром и сам пописывавший пьесы во французском духе, был вхож за кулисы. И вот однажды мать его светского приятеля, кавалергарда Василия Шереметева, попросила его что-то придумать, чтобы отвадить Васеньку от любовницы, балерины Авдотьи Истоминой, в которую сынок был так отчаянно влюблен, что мог, чего доброго, жениться.

  • На правах хорошего приятеля он пригласил Авдотью Ильиничну отужинать после спектакля. Повез к себе на квартиру, которую делил с другим своим приятелем — графом Завадовским. Вскоре пришел и сам Завадовский и стал, как после на следствии выразилась Истомина, «предлагать мне о любви, но в шутку или на самом деле — того не знаю».

  • Через три дня Авдотья помирилась с Шереметевым, и тот, угрожая то ли застрелиться, то ли застрелить ее, выпытал, где и с кем она провела тот вечер.

  • Шереметев не мог выбрать, кому же слать вызов — Завадовскому или Грибоедову. Известный бретер Якубович разрешил это затруднение. Пусть Шереметев стреляется с Завадовским, а Грибоедова под каким-нибудь предлогом вызовет он, Якубович. Найти предлог при вспыльчивом характере Александра оказалось проще простого…



Сговорились так: сначала Якубович с Грибоедовым выступают в роли секундантов у первой пары дуэлянтов,а сами дерутся потом. Третьим секундантом взяли Каверина. Условия — самые жестокие: сходиться с восемнадцати шагов, стреляться — с шести (это было посерьезнее пушкинской дуэли с Дантесом, когда сходились с двадцати пяти шагов, а стрелялись с пятнадцати). Шансов на бескровный исход практически не оставалось…

  • Сговорились так: сначала Якубович с Грибоедовым выступают в роли секундантов у первой пары дуэлянтов,а сами дерутся потом. Третьим секундантом взяли Каверина. Условия — самые жестокие: сходиться с восемнадцати шагов, стреляться — с шести (это было посерьезнее пушкинской дуэли с Дантесом, когда сходились с двадцати пяти шагов, а стрелялись с пятнадцати). Шансов на бескровный исход практически не оставалось…

  • 12 ноября 1817 года в два часа пополудни съехались на Волковом поле. В последний момент стороны чуть было не примирились. Завадовский извинился перед Шереметевым, обещал никогда более не видаться с Истоминой и даже уехать обратно в Англию. Шереметев колебался. Дело должны были решить секунданты. Каверин стоял за мировую. Якубович, даром что бретер, и тот согласился. Но Грибоедов вдруг сказал: «Мы же дали слово»… «Сам не знаю зачем, черт меня дернул!» — досадовал он позже, когда поправить уже ничего было нельзя…



Шереметев выстрелил первым, на ходу, и промахнулся. Тогда Завадовский усмехнулся, дошел до барьера и стал долго целиться, играя на нервах. Шереметев, стоявший в шести шагах от него, сорвался и в нарушение дуэльного кодекса закричал, что если будет промах, то он найдет случай убить противника, как собаку. Тогда Завадовский выстрелил. В живот. «Поверженный Шереметев навзничь упал и стал нырять по снегу, как рыба», — описывал дальнейшее Каверин. О том, чтобы теперь же стреляться секундантам, речи не шло — нужно было оказать помощь раненому. Шереметева привезли домой. Через 26 часов его не стало…

  • Шереметев выстрелил первым, на ходу, и промахнулся. Тогда Завадовский усмехнулся, дошел до барьера и стал долго целиться, играя на нервах. Шереметев, стоявший в шести шагах от него, сорвался и в нарушение дуэльного кодекса закричал, что если будет промах, то он найдет случай убить противника, как собаку. Тогда Завадовский выстрелил. В живот. «Поверженный Шереметев навзничь упал и стал нырять по снегу, как рыба», — описывал дальнейшее Каверин. О том, чтобы теперь же стреляться секундантам, речи не шло — нужно было оказать помощь раненому. Шереметева привезли домой. Через 26 часов его не стало…

  • Оставшихся в живых участников дуэли наказали, но мягко. Завадовскому предложили на время покинуть отечество, и тот уехал в свой любимый Лондон. Каверин отсидел на гауптвахте. Якубовича перевели в армейский полк, на Кавказ, где его вскоре ранили в голову, и он всю жизнь потом носил черную повязку.

  • Грибоедова целый год не трогали — маменька выхлопотала для него полное прощение. Но Якубович успел рассказать о его роли в дуэли, изрядно сгустив краски, и в светских гостиных стали оскорбительно перешептываться при его появлении…

  • Хуже всего были муки совести. Гри­боедов решил наказать себя сам... отказавшись от всякой лжи. С этих-то пор он и стал указывать 1790 год рождения. Фактически признав себя бастардом. Поступок, требовавший в те времена большого мужества. В конце концов мать поняла, что в таком состоянии Александру в Петербурге оставаться незачем, да и пересудам надо было положить конец. Анастасия Федоровна стала хлопотать о назначении сына куда-нибудь за границу, в дипломатическую миссию. Переговоры с сильными мира сего велись за спиной у Александра. Рассматривалось два варианта: заокеанская Филадельфия или Тегеран. Второй вариант показался выгоднее, и судьба Грибоедова была решена.

  • Он довольно холодно относился к матери, но понимал, что она и так достаточно настрадалась из-за его появления на свет, и не считал себя вправе перечить... Хотя и очень не хотел ехать. Писал другу: «Я принужден на долгое время отлучиться от всякого общения с просвещенными людьми, с приятными женщинами, которым я сам могу быть приятен. (Не смейся: я молод, музыкант, влюбчив и охотно говорю вздор, чего же им еще надобно?)»



  • По дороге в Персию, на Кавказе, ему встретился сосланный Якубович, и отложенная дуэль состоялась. На этот раз обошлось без жертв, правда, у Грибоедова на всю жизнь осталась искалеченной кисть левой руки.

  • И вот наконец после многомесячного путешествия он прибыл в Тегеран.

  • Русская миссия в Персии (в стране, с которой то затухала, то вновь разгоралась война за Кавказ) существовала в зачаточном состоянии. Возглавлял ее совершенно случайный человек — лекарь, итальянский подданный. При таком начальнике Грибоедов быстро выдвинулся и сумел обратить на себя внимание всесильного проконсула Иберии генерала Ермолова, под присмотром которого была русская миссия в Персии. И Ермолов перевел Грибоедова в свой штаб. Это было уже перспективно…

  • Прославленный генерал полюбил Грибоедова всем сердцем, да и Александр был чрезвычайно увлечен Ермоловым, судя по письмам домой. Ермолов продвигал его в чинах, легко отпустил в двухгодичный отпуск в Россию, чтобы Грибоедов показал там «Горе от ума» (цензура, впрочем, пьесу не пропустила, и ни на сцене, ни в печати при жизни Грибоедова она не появилась, за исключением отрывка в альманахе Булгарина).

  • Наконец, Ермолов спас его от верной гибели в 1826 году, когда после восстания декабристов на Грибоедова пало подозрение в соучастии. За ним в штаб Ермолова явился фельдъегерь с предписанием «арестовать коллежского асессора Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами, употребив осторожность, чтобы он не имел времени к истреблению их, и прислать как оные, так и его самого в Петербург к его императорскому величеству». Ермолов, рискуя собственной головой, предупредил Александра и дал ему время уничтожить бумаги, среди которых многое могло показаться суду доказательством вины



Туркманчайский мирный ­договор на подпись к императору Николаю Гри­боедов повез сам. Это был его триумф — в Петербурге его встречали выстрелом из пушки Петропавловской крепости. Грибоедова наградили чином статского советника, орденом Святой Анны в алмазах и состоянием. Наконец он был избавлен от необходимости бороться за место под солнцем.

  • Туркманчайский мирный ­договор на подпись к императору Николаю Гри­боедов повез сам. Это был его триумф — в Петербурге его встречали выстрелом из пушки Петропавловской крепости. Грибоедова наградили чином статского советника, орденом Святой Анны в алмазах и состоянием. Наконец он был избавлен от необходимости бороться за место под солнцем.

  • И стал мечтать об отставке, с тем чтобы заняться более приятными вещами, чем служба, — музыкой и литературой...



Вся эта легкая, увлекательная круговерть, по которой на Кавказе так скучал Александр, была прервана в одночасье вызовом министра иностранных дел Нессельроде. От Грибоедова требовалось снова отправиться в Персию, чтобы возглавить там русскую миссию.

  • Вся эта легкая, увлекательная круговерть, по которой на Кавказе так скучал Александр, была прервана в одночасье вызовом министра иностранных дел Нессельроде. От Грибоедова требовалось снова отправиться в Персию, чтобы возглавить там русскую миссию.

  • Александр Сергеевич, не желавший уезжать из Петербурга, да и предвидевший, что персы не простят ему унизительного Туркманчайского мира, нашел, как ему казалось, остроумный выход из положения: убедил Нессельроде, что для успешного ведения дел в Тегеране необходима не миссия, а чрезвычайный и полномочный посол — иначе, мол, Россия окажется в невыгодном положении по сравнению с Англией. Грибоедов знал: его самого не могут сделать послом.



Посол — это должность, равная министерской, а он всего лишь статский советник. Но... Через несколько дней ему сообщили, что император подписал его назначение на должность полномочного посла. Александр Сергеевич еще думал отказаться. Правда, это означало бы поставить крест на карьере. Но он теперь мог себе это позволить.

  • Посол — это должность, равная министерской, а он всего лишь статский советник. Но... Через несколько дней ему сообщили, что император подписал его назначение на должность полномочного посла. Александр Сергеевич еще думал отказаться. Правда, это означало бы поставить крест на карьере. Но он теперь мог себе это позволить.

  • Дело снова решила мать — за сына она теперь была спокойна, но ей нужны были средства, чтобы обеспечить будущее дочери. Анастасия Федоровна разыграла целую сцену в часовне Иверской Божией Матери, где перед иконой взяла с Александра клятву продолжить службу. Он не привык ей перечить, и судьба понесла его к гибели…

  • По пути, в Тифлисе, он неожиданно женился. Нине Чавчавадзе было всего 16 лет, ему — 38. Они были знакомы всего ничего, несколько недель. Даже разговаривали мало — все больше играли в четыре руки на фортепиано... Она знала на память много музыки, в том числе и той, что когда-то сочинил Грибоедов. Потом он заболел желтой лихорадкой, а она его выхаживала. «Нина не отходила от моей постели, и я на ней женился», — написал Александр Сергеевич домой.



  • Тайна гибели

  • И вот Грибоедов оказался в Тегеране. Его предчувствия сбывались: теперь его здесь все ненавидели и считали виновником унижения Персии. Можно было повести себя дипломатично, попытаться сгладить углы... Можно было согласиться дать шаху отсрочку с выплатой контрибуции — Грибоедов не пожелал. Не понял даже прозрачного намека, когда в качестве выплаты ему прислали... алмазные пуговицы, срезанные с халатов жен наследника престола (это ли не мольба о пощаде разоренного хана?). Александр Сергеевич пошел напролом.

  • После скандального приема у шаха он допустил — совершенно осознанно, ибо был чрезвычайно умен, — еще ряд бестактностей. Как-то ночью к нему в посольство через весь город пробрались две женщины-армянки из гарема высокопоставленного Алаяр-хана. Вазир-мухтар велел принять их — по Туркманчайскому трактату Персия обязалась выпустить всех плененных российских подданных, а Армения теперь входила в состав Российской империи... Но с точки зрения ислама это было чудовищное преступление — оставить женщин, обращенных в мусульманство (пусть и насильно), под одной крышей с посторонними мужчинами на ночь.

  • Наутро к Грибоедову был послан евнух гарема, откуда сбежали женщины. Униженно кланяясь, он просил вернуть жен Алаяр-хану. Грибоедов ответил, усмехаясь: пусть Алаяр-хан обратится в российское министерство иностранных дел, к графу Нессельроде. Может быть, тот и сделает оговорку в Туркманчайском трактате для Алаяр-хана... Евнух вернулся в гарем ни с чем, а ночью... сам сбежал в русское ­посольство. Он тоже оказался армянином! Это стало последней каплей.



Был созван шариатский суд. Жены и евнух были собственностью, которая охранялась законами ислама. Кяфирам (то есть неверным) не прощалось нарушение этих законов... Несколько десятков персов ринулись к зданию русского посольства с криками и оскорблениями. Грибоедов велел дать по ним залп холостыми зарядами. Тут случилось непредвиденное: один из персов упал мертвым — не понятно, как это произошло. Может быть, его убил кто-то из своих. Окровавленное тело отнесли в мечеть, и муллы потребовали джахата. Священной войны, чтобы смыть кровь правоверного кровью его убийцы-кяфира.

  • Был созван шариатский суд. Жены и евнух были собственностью, которая охранялась законами ислама. Кяфирам (то есть неверным) не прощалось нарушение этих законов... Несколько десятков персов ринулись к зданию русского посольства с криками и оскорблениями. Грибоедов велел дать по ним залп холостыми зарядами. Тут случилось непредвиденное: один из персов упал мертвым — не понятно, как это произошло. Может быть, его убил кто-то из своих. Окровавленное тело отнесли в мечеть, и муллы потребовали джахата. Священной войны, чтобы смыть кровь правоверного кровью его убийцы-кяфира.

  • На следующий день, 30 января 1829 года, к посольству бросилась уже стотысячная разъяренная толпа. Это был конец. Казаки отстреливались до последнего патрона, Грибоедов, вооруженный лишь саблей, бросился к ним на подмогу. Убито было 37 человек — все, кто был в посольстве (кроме одного секретаря, посланного с утра за защитой к шаху). Над телами погибших издевались несколько дней. Таскали по улицам, привязав к ним дохлых кошек и собак. Рубили на куски. Потом свалили в яму…

  • Нине Грибоедовой долго не говорили правды — она была беременна. Объясняли отсутствие писем от мужа его болезнью. Но накануне родов она подслушала чей-то разговор и все узнала. Ребенок умер через час после рождения...



Извиняться за происшествие шах послал в Петербург своего внука. Помимо велеречивых уверений, что все свершилось помимо воли Баба-хана, Николай I получил еще алмаз «Шах», один из самых знаменитых камней мира. Цену крови Грибоедова...

  • Извиняться за происшествие шах послал в Петербург своего внука. Помимо велеречивых уверений, что все свершилось помимо воли Баба-хана, Николай I получил еще алмаз «Шах», один из самых знаменитых камней мира. Цену крови Грибоедова...

  • Но России нужен был мир с Тегераном, ведь готовилась война с Турцией. Единственное, что потребовали от персов, — это вернуть на родину тело Александра Сергеевича.



Нина похоронила останки, как ей завещал муж: в Тифлисе, в монастыре. Поставила на могиле памятник с надписью: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской; но для чего пережила тебя любовь моя?» Она мало знала его, но любила всей душой. Долгие 28 лет, до самой своей смерти, Нина хранила верность Грибоедову.

  • Нина похоронила останки, как ей завещал муж: в Тифлисе, в монастыре. Поставила на могиле памятник с надписью: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской; но для чего пережила тебя любовь моя?» Она мало знала его, но любила всей душой. Долгие 28 лет, до самой своей смерти, Нина хранила верность Грибоедову.

  • ..Там, в тёмном гроте — мавзолей,

  • И — скромный дар вдовы —

  • Лампадка светит в полутьме,

  • Чтоб прочитали вы

  • Ту надпись и чтоб вам она

  • Напомнила сама —

  • Два горя: горе от любви

  • И горе от ума

  • Яков Полонский 1879 год

  • ***

  • Что касается Анастасии Федоровны, она, как мать, потерявшая сына на государст­венной службе, получила от императора вспомоществование — 30 тысяч рублей — и вскоре умерла. Все было оставлено в наследство дочери...















Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет