Е. В. Волкова о природных предпосылках химических способностей



Pdf көрінісі
Дата08.04.2019
өлшемі120.89 Kb.

2008

Известия  УрГУ

№  60

2.  Бержере  Ж.  П сихоаналитическая  патопсихология:  теория  и  практика  /   Пер.  с  фр. 



А.  Ш.  Тхостова.  М.,  2001.

3.  Выготский  Л.  С.  Собр.  соч.:  В  6  т.  М.,  1983.  Т.  3.

4. Кернберг  О.  Ф.  Тяжелые личностные  расстройства /   Пер.  с  англ.  М.  И.  Завалова.  М.,  2000.

5.  Критская  В.  П.,  Мелешко  Т.  К.,  Поляков  Ю.  Ф.  Патология  психической  деятельности  при 

шизофрении:  мотивация,  общение,  познание.  М.,  1991.

6.  Петренко  В.  Ф.  Конструктивная  парадигма  в  психологической  науке  / /   Психол.  журн. 

2002.  Т.  23,  №  3.

7.  Соколова  Е.  Т.  Психотерапия:  теория  и  практика.  М.,  2002.

8.  Соколова  Е.  Т.,  Бурлакова  Н.  С.,  Лэонтиу  Ф.  К  обоснованию  клинико-психологического 

изучения  расстройства  гендерной  идентичности  / /   Вопр.  психологии.  2001.  №  6.

9.  Смулевич А.  Б.  Расстройства  личности.  М.,  2007.

10. 


Sarwer D. В.,  Wadden  Т. A.,  Pertschuk M.J.,  Whitaker L. A.  The  psychology of cosmetic  surgery: 

A  review  and  reconceptualization  / /   Clin.  Psychol.  Rev.  1998.  Vol.  18.



Статья  поступила  в редакцию  30.03.2008  г.

Е.  В.  Волкова 

О  ПРИРОДНЫХ  ПРЕДПОСЫЛКАХ  ХИМИЧЕСКИХ  СПОСОБНОСТЕЙ

П риводятся  результаты   исследования  природны х  основ  специальны х  способностей 

химиков.  Отмечается,  что  более  успеш ные  в  химии  студенты  отличаю тся  высокой  а к ­

тивностью   и  низкой  эмоциональностью ,  высокой  сенсорно-перцептивной  разли ч и тель­

ной  чувствительностью   и  выраженностью   второй  сигнальной  системы  («м ы слители»). 

К оэф ф ициент  наследуемости  признаков,  отвечаю щ их  за  успеш ность  в  усвоении  хи м и ­

ческих  знаний,  может  составлять  0,3—0,34.

Одним  из  существенных моментов  в  исследовании  специальных  способностей 

химиков является вопрос о природных основах этих способностей.  Анализ  биогра­

фических материалов  показывает,  что  родители  многих выдающихся химиков  как 

прошлых  веков,  так  и  современности  были  связаны  с  химическими  знаниями  — 

аптекари,  врачи,  промышленники,  медики,  химики  (Юстус  Либих,  Жозеф  Луи 

Пруст,  Марселей  Жан  Бертло,  Д.  И.  Менделеев,  Л.  Полинг).  Но  также  были  и 

ученые  из  семей,  не  имеющих  никакого  отношения  к  химии:  Рудольф  Глаубер 

(сын цирюльника),  Станислао  Канниццаро  (сын шефа полиции),  М.  В. Ломоносов 

(сын  рыбака).  Среди  студентов  встречаются  химики  в  третьем  и  даже  четвертом 

поколении.

Для  выяснения  природных  основ  тех  или  иных  способностей  наиболее  часто 

применяются следующие методы:  1)  психогенетики;  2)  психофизиологические ме­

тоды  исследования  типологических  свойств  нервной  системы;  3)  скоростные  ха­

рактеристики  нервной  системы  [см.:  1].

ВО ЛКОВА  Елена  Вениаминовна  —  кандидат  психологических  наук,  доцент  кафедры  психо­

логии  развития  и  педагогической  психологии  Уральского  государственного  университета 

им.  А.  М.  Горького  (E-mail:  volkovaev@ mail.ru).

©  Волкова  Е.  В.,  2008

34


П сихология

Результаты исследования

1.  Обзор литературных источников не позволил  выявить достаточно  надежные 

экспериментальные данные о роли наследственности в развитии специальных спо­

собностей  химиков.  В  современной  психологии  еще  не  сложился  единый  подход 

к определению  тех  или  иных  понятий,  что  не  способствует  выделению  четкого  и 

определенного признака для психогенетического  анализа.  Поэтому не  всегда ясно, 

генетику какого психологического признака необходимо изучать.  В работе А.  И.  Са­

венкова  представлены  данные  генетиков  Ф.  Айалы  и  Дж.  Кайгера,  согласно  кото­

рым  степень  зависимости  способностей  к  естественным  наукам  составляет  0,34 

[см.:  11,  42].  И.  В.  Равич-Щербо  приводит  данные,  согласно  которым  коэффици­

ент  наследуемости  признаков,  отвечающих  за  успешность  в  усвоении  естествен­

ных дисциплин,  равен  0,30  [см.:  7, 236].  Можно  предположить  аналогичную  зави­

симость  и  для  химических  способностей.

2.  Б.  М.  Теплов  в  своих  исследованиях  показал,  что  типологические  свойства 

нервной  системы  «входят  в  состав  природных  основ  развития  способностей,  в 

состав  задатков»  [15,  19].  Задатки  —  анатомно-физиологические  особенности  че­

ловека,  «которые лежат в  основе развития способностей»  [1 5 ,11].  Согласно  совре­

менным  представлениям  свойства  нервной  системы,  являясь  физиологическими 

особенностями  организма,  рассматриваются  как  фенотипические,  наследуемость 

которых  очень  высока  [см.:  1,  197].  Получены  многочисленные  эксперименталь­

ные  факты,  подтверждающие,  что  основные  свойства  нервной  системы  могут  рас­

сматриваться  в  качестве  природных  основ  умственных  способностей.

В. 

П.  Симоновым  на  морфофизиологическом  уровне  подтверждена  гипотеза 



И.  П.  Павлова  о  специальных  человеческих  типах  высшей  нервной  деятельнос­

ти —  «художниках»,  «мыслителях»  и  «среднем  типе»  [см.:  12].

В. 

В.  Печенковым обнаружено, что  сочетание слабости,  инертности,  инактиви- 



рованности,  соответствующее  на  физиологическом  уровне  формированию  мелан­

холического  темперамента,  чаще  соотносится  с  формированием  мыслительного 

типа;  холерическое  сочетание  силы,  лабильности,  активированности  способствует 

формированию  художественного  типа.

В. 

М.  Русалов  и  С.  А.  Кошман обнаружили  факты,  свидетельствующие о  связи 



формально-динамических  факторов  интеллектуального  поведения  с  особенностя­

ми  нейродинамики  испытуемых  [см.:  9].  Также  В.  М.  Русаловым  с  сотрудниками 

были  установлены  определенные  взаимоотношения  темперамента  и  показателей 

интеллекта  [см.:  10].

Получены многочисленные факты,  свидетельствующие  о  связи биологических 

особенностей  нервной  системы  не  только  с  общими  интеллектуальными,  но  и 

с некоторыми специальными видами деятельности.  Например,  К.  М.  Гуревич  [см.: 6], 

Л.  П.  Степанова  и  В.  И.  Рождественская  [см.:  13]  показали,  что  в  экстремальных 

условиях  преимущество  имеют лица  с  более  сильной  нервной  системой,  а  в  неко­

торых  монотонных  —  с  более  слабой.

В  комплексном исследовании познавательных способностей под руководством

Э.  А.  Голубевой  [см.:  4]  было  выявлено,  что для детей  6 лет характерно преоблада­

ние  невербальных  функций,  образность  и  эмоциональность  восприятия,  памяти, 

мышления,  доминирование  правого  полушария,  слабость  и  лабильность  нервной 

системы.  В  13—14  лет  больший  удельный  вес  приобретают  вербальные  компонен­

35


2008

Известия  УрГУ

№  60

ты  мнемических и  интеллектуальных способностей,  но  весьма существенными  ос­



таются  и  невербальные  компоненты.  Э.  А.  Голубева  отмечает  наибольшее  число 

положительных корреляций невербальных компонентов  памяти и мышления с ус­

воением  предметов  естественного  цикла,  а  вербальных  —  с  усвоением  предметов 

гуманитарного  цикла  [см.:  5].  В  психофизиологических соотношениях эта зависи­

мость  подтверждается  косвенным  образом;  число  значимых корреляций  показате­

лей  основных  свойств  нервной  системы  с  успешностью  усвоения  предметов  есте­

ственного  цикла практически  одинаково для  правого  и левого  полушарий,  а пред­

метов гуманитарного цикла различно  — для правого полушария таких корреляций 

в  два  раза  меньше,  нежели  для  левого.  Для  «художников»  характерна  большая 

выраженность  силы,  активированности  и  инертности  нервной  системы,  более  вы­

сокий  уровень  энергетических  и  следовых  процессов  в  информационном  блоке 

мозга.  Для  «мыслителей»  природную  основу  способностей  составляет  сочетание 

слабости,  лабильности  и  инактивированности  нервной  системы,  т.  е.  менее  выра­

женная  «энергетика»,  компенсируемая саморегуляцией и скоростными возможно­

стями.

С  целью  выяснения  природных  основ  химических  способностей  рассмот­



рим  особенности  формально-динамических  свойств  индивидуальности  (м ето­

дика  О Ф Д С И   В.  М.  Русалова), типов высшей нервной деятельности (тест Б.  Р.  Ка­

дырова)  в  группах  более  способных и  менее  способных по  химическим дисципли­

нам  студентов  второго  курса химического  факультета  (лучше  и  хуже успевающих 

по химическим дисциплинам студентов,  а также отобразивших и не отобразивших 

химические  образы  в  невербальной  батарее  Торренса).  Как показано  в  наших пре­

дыдущих  исследованиях,  отображение  химических  образов  в  невербальной  бата­

рее  Торренса  может  служить  более  надежным  критерием,  чем  успеваемость  для 

выявления  потенциально  способных  в  химии  студентов  [см.:  2].

Студенты,  отобразившие  химические  образы  в  невербальной  батарее  Торрен­

са,  отличаются  более  высокими  показателями  интеллектуальных  шкал  формаль­

но-динамических свойств  индивидуальности:  эргичности,  пластичности,  скорости, 

активности,  психомоторной  пластичности,  общей  адаптивности,  но  меньшей  эмо­

циональностью,  и  эти  различия  статистически  значимы.  По  тесту  Б.  Р.  Кадырова 

у данных студентов  более  выражен  показатель аналитического  мышления.  Группа 

отобразивших  химические  образы  в  невербальной  батарее  Торренса  (102  челове­

ка)  тяготеет  к  «мыслительному  типу»  высшей  нервной  деятельности  по  Павлову, 

а  неотобразивших  (176)  —  к  «среднему».

Еще  отчетливее  проявляются  различия  по  формально-динамическим  показате­

лям  интеллектуальной  сферы  —  активности,  эргичности,  скорости,  пластичности  в 

группах  отлично  (42  человека)  и  хуже  успевающих  по  химическим  дисциплинам 

студентов  (85  человек,  успеваемость  по  дисциплинам  химического  цикла  меньше 

3,5).  Данная  группа  студентов  отличается  меньшей  эмоциональностью  и  меньшей 

коммуникативностью.  По  показателям  теста  Кадырова отлично  успевающие  по  хи­

мии  студенты  также  менее  эмоциональны,  характеризуются  более  выраженными 

показателями саморегуляции,  аналитического мышления,  второй сигнальной систе­

мы,  обладают  более  сильной  нервной  системой.  Различия  в  группах  лучше  и  хуже 

успевающих  по  химии  студентов  по  типу  высшей  нервной  деятельности  достигают 

статистической  значимости:  отлично  успевающие  по  химии  студенты  характеризу­

36


П сихология

ются доминированием второй сигнальной системы — «мыслители»,  а хуже успеваю­

щие  студенты  имеют  практические  одинаковые  показатели  первосигнальности  и 

второсигнальности,  т.  е.  «средний  тип»  высшей  нервной  деятельности.

Обратимся  к  анализу  частоты  встречаемости  различных  типов  темперамента. 

В  группах  более  успешных  в  химии  студентов  частота  встречаемости  высокоак­

тивных  и  низкоэмоциональных  типов  темперамента  выше,  чем  в  группах  менее 

успешных студентов.  Смешанный  высокоэмоциональный тип формально-динами­

ческих  свойств  индивидуальности  наиболее  часто  встречается  в  группе  студентов 

хуже успевающих по химии  или не отобразивших химические образы в невербаль­

ной  батарее  Торренса.

В  группе  отлично  успевающих  по  химии  студентов,  или  отобразивших  хими­

ческие  образы,  доминирующими  формально-динамическими  свойствами  индиви­

дуальности являются 3-й и  5-й типы  (сангвиники и смешанный низкоэмоциональ­

ный)  и  не  характерны  2-й,  4-й  и  8-й  типы  темперамента,  отличающиеся  низкой 

активностью.

Еще более отчетливо эта тенденция выражена в интеллектуальной сфере: в груп­

пе отлично успевающих по химии студентов частота встречаемости  3-го типа (сан­

гвиники)  и  7-го  типа  (смешанный  высокоактивный)  значительно  выше.

В  психомоторной сфере различия между формально-динамическими свойства­

ми  индивидуальности  в  группах  лучше  и  хуже  успевающих  по  химическим  дис­

циплинам,  а  также  в  группах,  отобразивших  и  неотобразивших  химические  обра­

зы,  менее  выражены,  чем  в  интеллектуальной  сфере.  Во  всех группах испытуемых 

доминирующими являются  3-й  и 7-й тип темперамента.  Однако  в  группах отобра­

зивших химические  образы  и  отлично  успевающих  по  химии  студентов  практичес­

ки  не  встречаются  испытуемые  с  холерическим  (1-й  тип),  флегматическим  (2-й)  и 

меланхолическим  (4-й)  типами  темперамента.

Данные непараметрического  анализа свидетельствуют о  том,  что такое распре­

деление значений  формально-динамических свойств  индивидуальности  в  группах 

лучше  и  хуже  успевающих  по  химиям,  а  также  отобразивших  и  не  отобразивших 

образы  химии  не  является  случайным.

По-видимому,  такие природные предпосылки,  как высокая активность нервной 

системы  и  низкая  эмоциональность,  доминирование  второй  сигнальной  системы, 

являются  более  благоприятными  внутренними  условиями  формирования  когни­

тивных структур репрезентации химических знаний.  Выявлено значимое различие 

показателей успеваемости  по химическим дисциплинам,  математике,  физике у сту­

дентов  с разным  типом темперамента.  Испытуемые 3-го  (сангвиники)  и  7-го  (сме­

шанный  высокоактивный)  типов  темперамента  характеризуются  более  высокими 

показателями  силы  нервной  системы  и  доминированием  второсигнальности.  И с­

пытуемые  6-го  типа темперамента (смешанный высокоэмоциональный)  отличают­

ся  более  низкими  показателями  силы  нервной  системы  и  незначительным  преоб­

ладанием первосигнальности.

Показатели успеваемости в  группах с сангвинистическим и смешанным низко­

эмоциональным  типами  дифференциального  темперамента  в  интеллектуальной 

сфере также значимо выше,  чем у студентов со смешанным высокоэмоциональным 

типом темперамента.

В  данных  группах  испытуемых  были  выявлены  значимые  различия  по  таким

37


2008

Известия  УрГУ

№  60

компонентам  химических  способностей,  как  химическое  мышление  (Ь =  3,093**), 



химический  язык  (Ь  =  4,101***),  способность  осуществлять  химические  расчеты 

(Ь =  2,559*),  химическая  интуиция  по  тесту Лидина  и  Андреевой  (Ь =  4,122***)  и  по 

методике  прямого  шкалирования  (Ь  =  2,134*),  объем  долговременной  памяти 



(Ь =  3,389***)  и  кратковременной  на  химические  элементы,  связанные  периоди­

ческой  закономерностью  (£  =  3,137**),  химические  дифференцировки  простые 

(£ =  -   3,868***)  и  сложнейшие  (£  =  -   2,077*).

По  показателям  методики  «Великий  химик»  в  группе  испытуемых  сангвинис- 

тического  и смешанного высокоактивного  в сравнении с группой  испытуемых сме­

шанного  высокоэмоционального типа темперамента были выявлены лучшие пока­

затели:  меньшее  время  дифференцировок  и  меньшее  число  ошибок,  причем  по 

количеству  ошибок  были  получены  значимые  различия.  Химия  как  научная  дис­

циплина характеризуется  большим объемом информации и  большим количеством 

операций,  выполняемых  в  умственном  плане  при  решении  различных  задач,  что 

для  лиц  менее  активных,  более  эмоциональных,  с  более  слабой  нервной  системой 

достаточно  затруднительно.

Полученные  нами  данные  согласуются  с  исследованиями  М.  К.  Акимовой, 

в которых  было  выявлено,  что  фактор  повышения  трудности  задачи,  обусловлен­

ной  увеличением  информации,  оказывает  неодинаковое  влияние  на  испытуемых 

со  слабой  и  сильной  нервной  системой:  для  лиц  с  сильной  нервной  системой 

фактор  возросшей трудности  не  оказывает существенного  влияния на успешность 

решения  задач,  в  то  время  как  у  испытуемых  со  слабой  нервной  системой  наблю­

дается  существенное  снижение  успешности  решения  [см.:  1, 320].

Студенты  с  3-м  и  7-м типами темперамента отличаются  более  высокими  пока­

зателями  интеллекта  по  тесту  Дж.  Равена,  лучшими  результатами  выполнения 

серий  С и Е, большей степенью ясности, дифференцированности ментального опыта 

(тест  включенных  фигур  Г.  Уиткина).  Студенты  3-го  и  7-го  типов  темперамента 

являются  поленезависимыми  (К  =  3,68),  а  6-го  —  полезависимыми  (К  =  2,2).

Полученные  нами  данные  об  успешности  для  групп  испытуемых  с  разными 

типами дифференциального темперамента в интеллектуальной сфере согласуются 

с полученными ранее результатами для групп более способных и менее способных 

по  химическим  дисциплинам  студентов.

Рассмотрим  результаты  корреляционного  анализа.  Для  всей  выборки  студен­

тов  выявлено  55  значимых  корреляционных  связей  показателей  успеваемости 

с показателями  формально-динамических свойств  индивидуальности  и 41  —  с по­

казателями  теста  Б.  Р.  Кадырова,  шкалой  выраженности  силы  нервной  системы 

Я.  Стреляу  [см.:  14,  157—160].  Чем  выше успеваемость  студентов,  тем  более  высо­

кие  показатели  эргичности,  пластичности,  скорости,  активности  в  интеллектуаль­

ной  сфере,  общей  активности  и  адаптивности.  Но  чем  выше  уровень  развития 

коммуникативной  сферы  и  выше  показатели  эмоциональности,  тем  хуже успевае­

мость  студентов  по  химическим  дисциплинам.

В  группе хуже успевающих по химии студентов число значимых корреляцион­

ных  связей  между  показателями  успеваемости  и  показателями  формально-дина­

мических  свойств  индивидуальности,  силы  нервной  системы  и  показателями  оп­

росника  Б.  Р.  Кадырова  намного  выше  (97),  чем  в  группе  отлично  успевающих 

(14).  Полученные  данные  свидетельствуют  о  большей  зависимости  успешности

38


П сихология

хуже  успевающих  по  химическим  дисциплинам  студентов  от  природных  особен­

ностей.  Причем  выявлены  причинно-следственные  связи  (однофакторный  дис­

персионный  анализ)  между успеваемостью  по  общей  химии  и  общей  эмоциональ­

ностью  (Е =  5,972**),  коммуникативной  эмоциональностью  (Е =  9,41**),  коэффици­

ентом  соотношения  сигнальных  систем  (Е =  3,137*);  успеваемостью  по  неоргани­

ческой  химии  и  коммуникативной  пластичностью  (Е =  2,555*),  саморегуляцией 

(Е =  2,399*),  аналитическим  мышлением  (Е=3,49**),  выраженностью  второй  сиг­

нальной  системы  (Е =  2,792*);  успеваемостью  по  аналитической химии  и  психомо­

торной  эргичностью  (Е =  2,403*).

В  группе  отлично  успевающих  по  химии  студентов  выявлены  причинно-след­

ственные  связи  между  показателями  успеваемости  по  общей  химии  и  коэффици­

ентом  соотношения  сигнальных  систем  (Е = 4,269*),  т.  е.  чем  выше уровень  анали- 

тико-синтетической  деятельности  мозга,  тем  выше  уровень  успеваемости  по  об­

щей  химии.  Также  обнаружены  значимые  причинно-следственные  связи  между 

показателями успеваемости неорганической химии и образной памятью  (Е =  5,22**); 

показателями успеваемости по аналитической химии и саморегуляцией (Е =  5,269**); 

показателями успеваемости по органической химии интеллектуальной эмоциональ­

ности  (Е = 4,378*),  общей эмоциональностью  (Е = 4,02*)  по тесту ОФ ДСИ  В.  М.  Ру- 

салова,  эмоциональностью  по  тесту  Б.  Р.  Кадырова  (Е =  5,473*).

Полученные данные  показывают,  что  разные химические дисциплины  базиру­

ются  на  разных  свойствах  нервной  системы,  и  чем  выше  показатели  успешности 

по  химии,  тем  меньше  связей  между  показателями  успеваемости  и  природообус­

ловленными свойствами нервной системы.  Следовательно,  задатки  только  обеспе­

чивают более благоприятные условия для формирования специальных способнос­

тей,  но  не  определяют  их  уровень.

Более  высокие  показатели  силы  нервной  системы,  саморегуляции,  воли,  ана­

литического  мышления  и  выраженности  второй  сигнальной  системы  соответству­

ют  более  высоким  показателям успеваемости  по  химическим дисциплинам.  Более 

высокие  показатели  эмоциональности  и  выраженности  первой  сигнальной  систе­

мы  коррелируют  с  низкими  показателями  успеваемости.

Данные  непараметрического  анализа  для  К-независимых  выборок  (Н-крите- 

рий  Кгшка1  —  ДУаИз)  позволили  выявить  наличие  причинно-следственной  связи 

между  типами  темперамента  и  успешностью  обучения  по  химическим  дисципли­

нам  (30,68***);  показателями  химических способностей  «химические дифференци- 

ровки»;  скорость  кодирования  цифр  знаками  химических  элементов,  объединен­

ных  периодической  закономерностью  (14,56*);  объем  кратковременной  памяти  на 

элементы,  объединенные  периодической  закономерностью  (15,14*);  химическую 

интуицию  (33,28***); долговременную химическую память  (простая информация  — 

17,61*,  сложная  —  19,67**);  самооценку  таких  показателей  химических  способнос­

тей,  как  интуиция,  память,  мышление,  способность  осуществлять  специфические 

химические  расчеты;  показатели  методики  «Великий  химик»  и  т.  д.

3. 

Еще  один  подход  к  выяснению  биологических  основ  умственных  способно­



стей  связан  со  скоростными  характеристиками  нервной  системы.  В  основе  его 

лежит  представление  о  том,  что  успешность  выполнения  умственных  действий 

определяется вероятностью беспрепятственного  прохождения закодированной ин­

формации  по  нервным  каналам.  В  основе  данного  подхода  —  представление  о су­

39


2008

Известия  УрГУ

№  60

ществовании единого  скоростного  генотипически  обусловленного  фактора работы 



нервной системы.  Основным  показателем данного  фактора является скорость про­

стой  реакции  и  реакции  выбора,  скорость  обнаружения  и  различения  стимул- 

объектов.

Анализ результатов экспериментального исследования в  группах лучше и хуже 

успевающих по химических дисциплинам студентов и в группах испытуемых с раз­

ным типом дифференциального  темперамента в  интеллектуальной  сфере  показал, 

что  больше всего значимых различий по  сенсорным,  перцептивным и тождество  — 

различие  дифференцировкам,  меньше  всего  —  по  семантическим  и  личностным. 

По-видимому,  высокая  сенсорно-перцептивная  различительная  чувствительность 

и такие формально-динамические свойства индивидуальности,  как высокая актив­

ность  и  низкая  эмоциональность,  создают  более  благоприятные условия  для  фор­

мирования  химических  способностей.

Особенностью  химической  направленности  ума  является  то,  что  предметное 

содержание химии  может быть зримым,  вещественным,  осязаемым,  оно затрагива­

ет  всю  сенсорно-перцептивную  организацию  человека.  Роберт  Бернс  Вудворд  — 

величайший химик-органик  XX  столетия  —  говорил  об  этом,  что  хотя  ему и  «нра­

вилась формальная красота математики,  ее точность и элегантность,  ей  не хватало 

ощущения  материи,  которое  играет  такую  важную  роль  в  моей  привязанности 

к химии.  Я  люблю  кристаллы,  красоту их формы  и  процесс  их выделения;  жидко­

сти,  как  дремлющие  в  своей  скрытой  силе,  так  и  взмывающие  вверх  в  процессе 

перегонки;  клубящиеся дымы;  запахи  — хорошие и  плохие;  цветовые радуги;  свер­

кающую  посуду  всех  размеров  и  форм.  Многое  из  того,  что  я  смог  придумать 

в химии,  не  могло  бы  осуществиться,  не  будь  всех  этих  вещей  —  физических, 

зримых,  осязаемых,  воспринимаемых  органами чувств»  [см.:  3,  16].  Следовательно, 

одной из  ключевых особенностей химической направленности ума является высо­

кий  уровень  сенсорно-перцептивной  различительной  чувствительности,  лежащий 

в  основе  особого  «ощущения  материи»,  затрагивающий  все  сенсорно-перцептив­

ные  системы.  В  то  время  как  особенностью  слуха  музыканта  является  высокий 

уровень  звуковысотной  различительной  чувствительности,  восприятия  художни­

ка — чувство  формы,  математик  обращает  внимание  на  пространственные  и  коли­

чественные  отношения,  связи  и  функциональные  зависимости,  т.  е.  на  математи­

ческую  сторону  явлений,  безотносительно  к  качеству  материала.  Химик  смотрит 

на мир сквозь призму вещества, т.  е.  качественных изменений,  задающих и опреде­

ляющих диапазон  количественных  изменений.

В  рамках  вышеизложенного  материала становятся  понятными  не  объяснимые 

ранее  факты:  почему значимые различия  по  методике Т.  А.  Ратановой  «Когнитив­

ная дифференцированность стимул-объектов»  между лучше и хуже успевающими 

по  химическим  дисциплинам  студентами  мы  наблюдаем  в  основном  только  по 

сенсорным  и  перцептивным дифференцировкам.

Итак,  обобщая  вышеизложенное,  можно  отметить:

1)  коэффициент  наследуемости  признаков,  отвечающих за успешность  в  усво­

ении  химических  знаний,  может  составлять  0,3—0,34;

2)  более  способные  студенты  отличаются  более  высокими  показателями  ин­

теллектуальных  шкал  формально-динамических  свойств  индивидуальности:  эр-

40


П сихология

гичности,  пластичности,  скорости,  активности,  психомоторной  пластичности,  об­

щей  адаптивности,  но  меньшей  эмоциональностью,  и  эти  различия  статистически 

значимы;


3)  отлично  успевающие  по  химическим  дисциплинам  студенты,  а  также  ото­

бразившие химические образы в  невербальной батарее Торренса тяготеют к  «мыс­

лительному типу»  высшей нервной деятельности  по  Павлову,  а неотобразившие и 

хуже  успевающие  —  к  «среднему»;

4)  отлично  успевающие  по  химии  студенты  характеризуются  более  выражен­

ными  показателями  саморегуляции,  аналитического  мышления,  второй  сигналь­

ной  системы,  обладают  более  сильной  нервной  системой;

5)  в  группе  более  способных  по  химии  студентов  в  интеллектуальной  сфере 

наиболее часто встречается сангвинистический и смешанный высокоактивный типы 

дифференциального  темперамента  и  не  характерны  низкоактивные  и  высокоэмо­

циональные типы темперамента,  в группе менее успешных по химическим дисцип­

линам  студентов  наиболее  часто  встречается  смешанный  высокоэмоциональный 

тип  темперамента;

6)  данные  непараметрического  анализа для  К-независимых  выборок  позволи­

ли  выявить  наличие  причинно-следственной  связи  между типами темперамента и 

показателями химических  способностей;

7)  разные  химические  дисциплины  базируются  на  разных  свойствах  нервной 

системы,  и чем  выше  показатели успешности  по  химии,  тем  меньше  связей  между 

показателями  успеваемости  и  природообусловленными  свойствами  нервной  сис­

темы,  следовательно,  задатки  только  обеспечивают  более  благоприятные  условия 

для  формирования  специальных  способностей,  но  не  определяют  их  уровень;

8)  ключевую  роль  в  успешности  усвоения  химических  знаний  может  играть 

дискриминативная  способность  мозга в  области  сенсорных  и  перцептивных  отно­

шений,  лежащая в  основе высокой сенсорно-перцептивной чувствительности  (чув­

ства вещества).

1. Акимова  М.  К.  Интеллект  как  динамический  компонент  в  структуре  способностей:  Д н е .... 

д-ра  психол.  наук.  М.,  1999.

2.  Волкова  Е.  В.  Использование  методики  Е.  Торренса  для  изучения  способностей  студен- 

тов-химиков  / /   Изв.  Урал.  гос.  ун-та.  2007.  №  50  (Сер.  1.  Проблемы  образования,  науки  и 

культуры;  Вып.  21).

3.  Вудворд  К.  Артистизм  и  элегантность  Роберта  Бернса  Вудворда  / /   Химия  и  жизнь  — 

XXI век.  1998.  №  4.

4.  Голубева  Э.  А.,  Изюмова  С.  А.,  Кабардов  М.  К.  и  др.  Опыт  комплексного  исследования 

учащихся  в  связи  с  некоторыми  проблемами  дифференциации  обучения  / /   Вопр.  психологии. 

1991.  №  2.

5.  Голубева  Э.  А.  Комплексное  исследование  способностей  / /   Вопр.  психологии.  1986.  №  5.

6.  Гуревич К.  М. Профессиональная пригодность и  основные  свойства нервной  системы.  М., 

1970.


7.  Равич-Щербо И.  В.,  Полетаева И.  И.  Психогенетика:  Учеб.  2-е  изд.,  испр.  и доп.  М.,  2006.

8.  Ратанова  Т.  А.,  Чуприкова  Н.  И.  Время  реакции  как  показатель  дискриминативной  спо­

собности  мозга  / /   Психология  высших  когнитивных  процессов  /   Под  ред.  Т.  Н.  Ушаковой,

Н.  И. Чуприковой.  М.,  2004.

9. Русалов В. М. Биологические  основы индивидуально-психологических различий.  М.,  1979.

41


2008

Известия  УрГУ

№  60

10.  Русалов  В.  М.,  Наумова  Е.  Р.  О  связях  общих  способностей  с  «интеллектуальными» 



шкалами  темперамента  / /   Психол.  жури.  1999.  Т.  20,  №  1.

11.  Савенков  А.  И.  Одаренные  дети  в  детском  саду  и  школе.  М.,  2000.

12.  Симонов  П.  В.  Эмоциональный  мозг.  М.,  1981.

13.  Степанова  Л.  П.,  Рождественская  В.  И.  Особенности  работоспособности  в  условиях 

монотонной  деятельности  / /   Вопр.  психологии.  1986.  №  3.

14.  Стреляу  Я.  Роль  темперамента  в  психическом  развитии.  М.,  1982.

15.  Теплое  Б.  М.  Избранные  труды:  В  2  т.  Т.  1.  Психология  музыкальных  способностей.  М., 

1985.


Статья  поступила  в редакцию  18.05.2008  г.

Н.  В.  Гафарова

РОЛЬ  ЛИЧНОСТНЫХ  ХАРАКТЕРИСТИК  В  ФОРМИРОВАНИИ 

СИНДРОМА  ЭМОЦИОНАЛЬНОГО  ВЫГОРАНИЯ  У  СРЕДНЕГО 

МЕДИЦИНСКОГО  ПЕРСОНАЛА

С татья  посвящ ена  изучению   синдрома  эм оционального  вы горания  у  м едицинских  сес­

тер  различного  профиля:  психиатрического,  терапевтического,  хирургического,  реани­

мации  и  интенсивной  терапии.  В  исследовании  установлено,  что  в  основе  развития 

этого  синдрома,  независимо  от  п роф иля  работы,  возраста  и  стажа,  леж ит  особая  погра­

ничная личностная  организация,  для  которой  характерна спутанность  ф ункционально­

ролевого,  нормативного  и  интим но-личностного,  эм оционального  уровней  м еж личнос­

тного  взаимодействия.

В  настоящее  время  синдром  эмоционального  выгорания  (СЭВ)  признан  про­

блемой,  требующей  медицинского  вмешательства,  и  на  этом  основании  внесен 

в Лексиконы  психиатрии  Всемирной  организации  здравоохранения.  В  МКБ-10 

синдром выгорания выделен в отдельный диагностический таксон  —  Ъ1Ъ  (пробле­

мы,  связанные  с  трудностями  управления  своей  жизнью)  [см.:  9].

Во  всем  мире,  и  в  нашей  стране в  частности,  в  последнее  время  продолжается 

рост  числа  невротических  расстройств.  Только  10  %  населения  стрессоустойчи­

вы;  25  %  переживают  стресс  с  потерями  для  здоровья.  Две  трети  всех  заболева­

ний  составляют  невротические,  связанные  со  стрессом,  и  соматоформные  рас­

стройства.

Среди  медицинских работников  отмечается  более высокий уровень заболевае­

мости  психическими  расстройствами,  по  сравнению  со  средними  показателями 

населения,  и  обычно  считается,  что  это  связано  с  особенностями  медицинской 

профессии.

Синдром выгорания  в  самом общем виде можно  определить как неадаптивную 

реакцию  на  стресс,  возникающую  в  результате  профессиональной  деятельности.

ГАФАРОВА  Наталья  Владимировна  —  старший  преподаватель  кафедры  клинической  психоло­

гии  факультета  психологии  Уральского  государственного  университета  им.  А.  М.  Горького 

(E-mail:  n.  v.  gafarova@mail.ru).

©  Гафарова  Н.  В.,  2008



42

Каталог: bitstream -> 10995


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет