Чалова алена владимировна психологические условия сексуального благополучия мужчин и женщин в устойчивых супружеских парах



Pdf көрінісі
бет1/18
Дата25.10.2018
өлшемі9.12 Kb.
#94046
түріРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение 
высшего профессионального образования 
«Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ)  
Институт психологии им. Л.С. Выготского  
 
На правах рукописи  
 
ЧАЛОВА АЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА 
 
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ 
МУЖЧИН И ЖЕНЩИН В УСТОЙЧИВЫХ СУПРУЖЕСКИХ ПАРАХ 
 
 
19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии 
(психологические науки) 
 
 
ДИССЕРТАЦИЯ 
на соискание ученой степени кандидата психологических наук 
 
 
Научный руководитель 
кандидат психологических наук, 
доцент 
Шевеленкова Татьяна Дмитриевна 
  
 
 
Москва – 2016 

2
СОДЕРЖАНИЕ 
Введение.……………………………………………………………………………….3 
Глава 1. Теоретические подходы к изучению сексуальности человека 
1.1 Общая характеристика сексуальности человека.……………………………….12 
1.2 Половая социализация человека………………………………...……….………17 
1.3 Психогенез сексуальности……………….………….……………..……..………23 
1.4 Выводы……………………………..…………………………………….………..29 
Глава 2. Сексуально-эротическая функция семьи и ее реализация в системе 
межличностных отношений супружеской пары 
2.1 Сексуальное благополучие как результат реализации сексуально-эротической 
функции семейной системы……………………..…………………………………...31 
2.2 Сексуальное благополучие, его структура и его психологическая 
обусловленность в супружеской паре………………….…………………………...38 
2.3 Половые различия в сексуальном благополучии и их формирование в процессе 
социализации и усвоения гендерных ролей и стереотипов.……………………….52 
2.4 Выводы…………………………………………………………………………….58 
Глава 3. Эмпирическое исследование особенностей сексуальности человека в 
контексте межличностных отношений 
3.1 Описание выборки……………………..…………………………………….……62 
3.2 Процедура исследования……………...………………….………………………62 
3.3 Характеристика методов исследования……………………..…………………..63 
3.4 Описание результатов…………………………………………………………….70 
3.5 Обсуждение результатов………………………..………………………………117 
3.6 Выводы……………………..…………………………………….………………153 
Заключение………………………………..…………………………………….…..158 
Список литературы……………………..…………………………………….……161 
Приложения……………………..…………………………………….…………….177 
 
 

3
«Для современных обществ характерно вовсе не то, что они обрекли секс 
пребывать в тени, но то, что они обрекли себя на постоянное говорение о нём, 
делая так, чтобы его оценили, как тайну».  
Поль Мишель Фуко 
Введение 
 
Актуальность 
работы. 
Сексуальность 
человека 
является 
междисциплинарной 
проблемой, 
освещаемой 
различными 
научными 
дисциплинами  медицинской,  психологической,  биологической  и  социальной 
направленности.  В  большинстве  этих  исследований  внимание  специалистов 
сконцентрировано на патологических аспектах сексуального взаимодействия как 
индивидуального,  так  и  парного  характера  [Г.  Вагнер,  Р.  Грин,  1985;  В.А. 
Доморацкий, 2002; Г. Келли, 2000; Г.С. Кочарян, Кочарян А.С., 1994; С.С. Либих, 
2001;  З.В.  Рожановская,  1995;  А.Б.  Смулевич,  1983;  Е.Т.  Соколова,  Н.С. 
Бурлакова,  Ф.К.  Лэонтиу,  2001;  J.  Giles,  2008;  H.S.  Kaplan,  1995;  D.  Renshaw, 
2001].Несмотря  на  то,  что  полученные  в  них  данные,  безусловно,  позволяют 
значительно  продвинуться  в  понимании  механизмов  формирования  сексуальных 
расстройств,  постижение  природы  человеческой  сексуальности  невозможно  без 
исследований  в  области  ее  нормального  функционирования  (которые,  в  свою 
очередь,  достаточно  редки  и  крайне  разрозненны),  и  потому  многочисленные 
исследования  «сексуальных  дисгармоний»  должны  быть  дополнены  изучением 
«сексуального благополучия». 
Более того, возникновение сексуальных нарушений объясняется чаще всего 
различными  физиологическими  причинами  и,  как  правило,  фокусируется 
исключительно на физиологическом компоненте наличия/отсутствия сексуальной 
удовлетворенности  [Д.Л.  Буртянский,  В.В.  Кришталь,  Г.В.  Смирнов,  1990;  А.А. 
Габелов,  1972;  В.И.  Здравомыслов,  З.Е.  Анисимова,  С.С.  Либих,  1982;  А.М. 
Свядощ,  1988;  Л.М.  Щеглов,  2001].  Таким  образом,  складывается  впечатление, 
что понятие «сексуальное благополучие» приравнивается к понятию «сексуальная 
гармония»  (в  противовес  использованию  термина  «сексуальная  дисгармония»)  и 

4
может быть сведено к возможности получения физического удовлетворения, что 
на  наш  взгляд  требует  уточнения,  как  самого  понятия  «сексуальное 
благополучие»,  так  и  места  сексуального  удовлетворения  среди  составляющих 
сексуального благополучия. 
С  другой  стороны,  в  психологии  довольно  широко  освещена  тема 
индивидуальных  психических  нарушений,  оказывающих  влияние  на  появление 
различных  сексуальных  дисфункций  в  паре  [М.Л.  Бутовская,  2003;  В.А. 
Доморацкий,  2003;  Р.  Крукс,  К.  Баур,  2005;  Д.Э.  Шарфф,  2008].  При  этом 
указывается  на  наличие  психологических  травм  у  одного  из  партнеров, 
присутствия комплексов и внутренних барьеров, низкого уровня психологической 
адаптации,  несовпадения  диапазонов  сексуальной  приемлемости  и  других 
специфических  факторов,  лежащих  в  основе  супружеских  дисгармоний 
психогенного  происхождения.  Однако,  на  наш  взгляд,  в  современных 
психологических  исследованиях  практически  не  разрабатывается  и  не 
обосновывается  эмпирическими  исследованиями  представление  о  том,  что  в 
основе парного нарушения могут лежать не только индивидуальные особенности 
каждого из партнеров, но и специфика их отношений внутри семейной системы. 
Несмотря на то, что на сегодняшний день уже накоплен значительный опыт 
как  в  области  системной  семейной  психотерапии,  так  и  в  сфере  коррекции 
сексуальных  супружеских  дисгармоний,  взаимосвязь  между  этими  двумя 
направлениями практической работы с парой не является явной. В своих работах 
множество авторов лишь косвенно ссылаются на результаты своих практических 
наблюдений, свидетельствующих о влиянии нарушений во взаимоотношениях на 
формирование сексуальных дисфункций [Л. Берг-Кросс, 2004; Э. Берн, 2003; А.Я. 
Варга, 2001; Р.Р. Гринсон, 2010; И. Кемпер, 1994; А. Лазарус, 2001; К. Маданес, 
1999;  С.  Минухин,  Ч.  Фишман,  2012;  П.  Пэпп,  2006;  А.П.  Тихонов,  2000;  F.M. 
Dattilio, L.J. Bevilacqua, 2000; H.S. Kaplan, 1987]. 
Подводя  итог  сказанному  выше,  отметим,  что  актуальность  работы 
обуславливается  тем,  что  в  существующих  на  сегодняшний  день  исследованиях, 
как в медицине, так и в психологии, полностью упускаются из виду размышления 

5
о  сексуальном  благополучии  супружеской  пары  в  целом,  как  возможности 
реализации  в  полной  мере  сексуально-эротической  функции  семьи,  а  также 
получения не только физического, но и эмоционального наслаждения от процесса 
сексуальной близости. При этом исследование широкого спектра факторов (редко 
психологических)  и  причин  сексуальных  дисгармоний  все  же  не  позволило 
создать  представление  о  собственно  психологических  условиях  сексуального 
благополучия.  
Целью 
исследования 
является 
сравнительное 
исследование 
психологических  условий  сексуального  благополучия  мужчин  и  женщин  в 
устойчивых супружеских парах.  
Объектом  исследования  выступает  сексуальное  благополучие  мужчин  и 
женщин,  их  личностные  особенности  и  различные  аспекты  их  отношений  в 
устойчивых семейных парах. 
Предметом исследования является психологические условия сексуального 
благополучия мужчин и женщин, в устойчивых семейных парах. 
Общие гипотезы исследования:   
1. 
Исследуемые  компоненты  сексуального  благополучия  будут  значимо 
взаимосвязаны между собой, причем у мужчин и женщин будет обнаружено 
сходство  в  характере  связи  между  ними,  а  также  выявятся  лишь 
количественные  различия  в  плотности  (степени)  этих  связей  и  в 
выраженности компонентов сексуального благополучия;  
2. 
Как  личностные  особенности  мужчин  и  женщин,  так  и  особенности 
общения  в  устойчивых  супружеских  парах  выступают  в  качестве 
психологических  условий  сексуального  благополучия,  выявляя  значимые 
взаимосвязи со всеми исследуемыми его компонентами. 
Частные гипотезы исследования:  
1. 
Конгруэнтность  между  ожиданиями  и  реальной  сексуальной  жизнью  (как 
один 
из 
показателей 
социально-психологической 
и 
сексуально-
поведенческой  адаптации),  а  также  отношение  к  сексу  будут  являться 

6
значимыми  психологическими  факторами,  связанными  с  переживанием 
сексуальной удовлетворенности как мужчинами, так и женщинами; 
2. 
Существует  как  сходство,  так  и  различие  в  характере  взаимосвязи 
сексуального  благополучия  с  личностными  особенностями  мужчин  и 
женщин  в  устойчивых  супружеских  парах.  Характер  связи  способностей  к 
эмпатии  с  компонентами  сексуального  благополучия  будет  отличен  от 
характера связи с данными компонентами особенностей позиционирования 
себя  мужчинами  и  женщинами  в  системе  отношений  в  устойчивых 
семейных парах; 
3. 
Будут  выявлены  особенности  взаимосвязи  сексуального  благополучия  с 
отношениями в устойчивых супружеских парах (особенностями социальной 
перцепции и общения в семье), причем наибольшую связь с отношениями в 
семейной  паре  выявит  такой  компонент  сексуального  благополучия  как 
социально-психологическая и сексуально-поведенческая адаптация. 
Задачи исследования 
Теоретические задачи: 
1. 
Провести  теоретический  анализ  различных  подходов  к  изучению 
сексуальности человека; 
2. 
Осветить  и  проанализировать  понятие  «сексуальное  благополучие»  как 
результат реализации сексуально-эротической функции семьи и условия его 
обуславливающие. 
Задачи эмпирического исследования: 
1. 
Подобрать  батарею  методов  и  методик  для  диагностики  сексуального 
благополучия  и  личностных  особенностей,  и  особенностей  отношений  в 
устойчивых супружеских парах; 
2. 
Определить  различия  в  сексуальном  благополучии  мужчин  и  женщин  в 
устойчивых семейных парах; 
3. 
Изучить  личностные  особенности  мужчин  и  женщин  и  особенности 
общения  в  устойчивых  семейных  парах  как  психологические  условия 
сексуального благополучия.  

7
Методы  исследования.  Для  исследования  сексуального  благополучия 
использовались 
следующие 
методики: 
«Опросник 
уровня 
социально-
психологической  и  сексуально-поведенческой  адаптации  супружеской  пары» 
Кришталь  В.В.,  Буртянского  Д.Л.  (психологический  компонент    сексуального 
благополучия) [66]; «Опросник установок к сексу» Айзенка Г. (социокультурный 
компонент  сексуального  благополучия)  [6];    стандартное  сексологическое 
обследование  представлений  о  физиологическом  состоянии  половой  сферы 
мужчин  и  женщин  «СФМ»  и  «СФЖ» (физиологический компонент  сексуального 
благополучия)  [77].  Также  нами  было  проведено  исследование  личностных 
особенностей  мужчин  и  женщин  при  помощи  «Теста  межличностных 
отношений»  Лири  Т.  в  двух  модификациях  (представления  о  себе  и  о  партнере) 
[96]  и  «Диагностики  уровня  эмпатических  способностей»  Бойко  В.В.  [82]. 
Особенности  процесса  общения  партнеров  исследовались  опросником 
«Особенности  общения  между  супругами»  Алешиной  Ю.Е.,  Гозмана  Л.Я., 
Дубовской  Е.М  [129].  Полученные  материалы  подверглись  количественному  и 
качественному  анализу.  Статистический  анализ  проводился  с  использованием 
статистического пакета «SPSS 20». При обработке данных использовался анализ 
групповых  различий  с  применением  U-критерия  Манна-Уитни,  а  также 
корреляционной анализ [11; 32; 40; 41; 103; 131]. 
Выборка  исследования.  В  исследование  приняли  участи  53  супружеские 
пары  (106  человек),  находящиеся  в  браке  (гражданском  или  официальном)  не 
менее  3  лет,  в  возрасте  от  20  до  40  лет.  При  помощи  анкетирования  нами  были 
исключены респонденты с наличием физиологических нарушений эндокринной и 
репродуктивной систем, а также расстройств психической сферы. Таким образом, 
выборку составили условно здоровые мужчины и женщины в возрастном периоде 
активной сексуальности с постоянным половым партнером. 
Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения 
работы  обсуждались  на  заседаниях  кафедр  нейро-  и  патопсихологии  Института 
психологии  им.  Л.С.  Выготского  РГГУ,  педагогики  и  медицинской  психологии 
ПМГМУ  им.  Сеченова  и  междисциплинарной  сексологии  ЧОУ  ВО  «Открытый 

8
Институт-Высшая  профессиональная  школа»,  а  также  в  отделе  сексопатологии 
Московского НИИ психиатрии. В результате чего были внедрены в преподавание 
курсов базового профессионального психологического образования «Клиническая 
психология  сексуальных  расстройств»,  «Гендерная  психология  и  психология 
сексуальности»,  курса  профессиональной  переквалификации  по  специальности 
«Сексология»  и  курсов  повышения  квалификации  «Клинические  вопросы 
сексологии»,  «Сексуальное  здоровье  и  психотерапия  сексуальных  расстройств». 
Кроме  того,  результаты  исследования  были  представлены  на  4  международных 
научно-практических  конференциях,  а  именно  «Психологические  аспекты 
современного  образования»,  «Новая  наука:  опыт,  традиции,  инновации»,  «Наука 
третьего  тысячелетия»,  «Тенденции  и  перспективы  науки  XXI  века».  По  теме 
исследования опубликовано 7 работ, из них 3 в журналах, включенных в список 
ВАК. 
Надежность  и  достоверность  результатов  исследования  обеспечивается 
методологической  обоснованностью  исходных  теоретических  положений, 
использованием  адекватных  задачам  исследовательских  процедур,  достаточным 
объемом  эмпирического  материала,  применением  статистических  процедур 
обработки данных, соответствующих эмпирическому материалу.  
Теоретическая значимость и новизна работы заключается в расширении 
научных представлений о сексуальном благополучии, а также о его взаимосвязи с 
личностными  особенностями  мужчин  и  женщин  и  особенностями  отношений  в 
устойчивых супружеских парах. Эмпирическое исследование данной взаимосвязи 
позволит  расширить  как  методологическую  базу  в  сфере  разработки  методов 
помощи  семьям,  страдающим  от  сексуальных  дисфункций,  а  также  наметить 
мишени  коррекционной  работы.  Положения  и  выводы  диссертационного 
исследования  позволят  обновить  существующие  теоретические  представления  о 
психологических  особенностях  сексуальных  отношений  как  одного  из  аспектов 
межличностного  взаимодействия  партнеров  в  нормально  функционирующих 
семьях,  что  внесет  вклад  как  в  семейную  психологию  и  психотерапию,  так  и  в 
общую  сексологию.  Данные,  полученные  в  проведенном  исследования, 

9
сформируют  предпосылки  для  углубления  и  более  детального  изучения 
психологических  условий,  в  том  числе  и  межличностных  отношений  в 
устойчивых  парах,  способных  оказывать  влияние  на  переживание  сексуального 
благополучия.  
Практическая  значимость  исследования  состоит  в  формировании 
эмпирически подтвержденной теоретической базы, необходимой для повышения 
эффективности  оказываемой  помощи  пациентам,  страдающим  от  сексуальных 
дисгармоний,  улучшения  качества  их  жизни,  а  также  выработки  системы 
профилактики  сексуальных  дисфункций  до  момента  их  появления.  Полученные 
результаты позволят создать предпосылки для решения не только теоретических, 
но  и  широкого  спектра  практических  задач  в  области  семейной  и  сексуальной 
психотерапии.  Кроме  того,  расширение  знаний  в  этой  области  позволит 
предотвратить  целый  спектр  психических  нарушений,  являющихся  следствием 
длительного  нахождения  в  ситуации  психологической  дезадаптации,  вызванной 
отсутствием  достаточного  инструментария  в  сфере  помощи  людям  с 
расстройствами сексуальной сферы.  
Положения, выносимые на защиту: 
1. 
Сексуальное  благополучие  является  сложным,  многокомпонентным 
системным  образованием,  характеризующимся  степенью  реализованности 
сексуально-эротической  функции  семейной  системы,  включающим  в  себя 
психологический  компонент  (социально-психологическую  и  сексуально-
поведенческую  адаптацию),  социокультурный  компонент  (культурно 
опосредованное 
отношение 
к 
различным 
сторонам 
секса) 
и 
физиологический 
компонент 
(переживание 
сексуальной 
удовлетворенности).  
2. 
Исследуемые 
компоненты 
сексуального 
благополучия 
значимо 
взаимосвязаны между собой, при этом характер их взаимосвязи у мужчин и 
женщин  обнаруживает  принципиальное  сходство,  выявляя  лишь 
количественные различия в степени их выраженности, а также в плотности 
(степени) связей этих компонентов между собой. Принципиальное сходство 

10
между  мужчинами  и  женщинами  в  устойчивых  супружеских  парах 
обнаружено  в  степени  их  социально-психологической  и  сексуально-
поведенческой  адаптации.  Различается  количественно  степень  их 
удовлетворенности сексуальными отношениями (значимо выше у мужчин), 
а  также  частота  встречаемости  видов  отношения  к  сексу.  Также  женщины 
обнаруживают большую плотность связи особенностей отношения к сексу с 
удовлетворенностью сексуальными отношениями, чем мужчины.  
3. 
Как  личностные  особенности  мужчин  и  женщин,  так  и  особенности 
общения  в  устойчивых  супружеских  парах  выступают  в  качестве 
психологических  условий  сексуального  благополучия,  выявляя  значимые 
взаимосвязи  со  всеми  исследуемыми  его  компонентами,  причем  эта  связь 
различна  у  мужчин  и  женщин  и  в  большей  степени  прослеживается  у 
мужчин, нежели у женщин.  
4. 
Особенности  отношений  в  устойчивых  супружеских  парах  (особенности 
социальной перцепции и общения в семье) связаны в наибольшей степени с 
таким 
компонентом 
сексуального 
благополучия 
как 
социально-
психологическая  и  сексуально-поведенческая  адаптация.  Мужчины  и 
женщины  обнаруживают  сходства  во  взаимосвязях  с  компонентами 
сексуального благополучия оценки общения (со своей стороны) как легкого 
и доверительного, сходства во взглядах, а также с констатацией наличия у 
их партнеров таких личностных черт как альтруистичность и зависимость. 
5. 
Существует  как  сходство,  так  и  различие  в  характере  взаимосвязи 
сексуального  благополучия  с  личностными  особенностями  мужчин  и 
женщин  в  устойчивых  супружеских  парах.  Характер  связи  способностей  к 
эмпатии  с  компонентами сексуального  благополучия  отличен  от  характера 
связи  с  данными  компонентами  особенностей  позиционирования  себя 
мужчинами  и  женщинами  в  системе  отношений  в  устойчивых  семейных 
парах.  Отношение  к  сексу  женщин  более  тесно  связано  с 
позиционированием себя в системе отношений (с представлениями о себе) в 
паре,  чем  у  мужчин,  однако  несмотря  на  то,  что  способности  к  эмпатии 

11
значимо  сильнее  выражены  у  женщин,  с  различными  компонентами 
сексуального  благополучия  они  окажутся  более  тесно  связанными  у 
мужчин.  
6. 
Выявлены значимые психологические факторы, связанные с переживанием 
удовлетворенности 
сексуальными 
отношениями 
(как 
компонента 
сексуального  благополучия)  как  мужчинами,  так  и  женщинами  в 
стабильных  супружеских  парах,  к  которым  относятся  конгруэнтность 
между  ожиданиями  и  реальной  сексуальной  жизнью,  а  также  отношение  к 
сексу.  Переживание  благополучия  в  сексуальных  отношениях  как 
мужчинами,  так  и  женщинами,  связано  с  отношением  к  сексу, 
характеризующимся 
готовностью 
получать 
удовлетворение 
и 
реализовываться в сексе. Наличие у женщин невротичности, застенчивости 
и  отвращения  к  сексу  снижает  чувство  гармоничности  сексуальных 
отношений,  тогда  как  у  мужчин  препятствующим  сексуальному 
благополучию выступает стремление к обезличенному сексу. 
 
 
 

12
Глава 1. Теоретические подходы к изучению сексуальности человека 
1.1  Общая характеристика сексуальности человека 
Согласно  определению  Всемирной  Организации  Здравоохранения  (1977), 
сексуальность  –  стержневой  аспект  человеческого  бытия  на  всем  протяжении 
жизни, от рождения до смерти. Она включает в себя пол, гендерные идентичности 
и  роли,  сексуальную  ориентацию,  эротизм,  удовольствие,  интимность  и 
репродукцию.  Сексуальность  переживается  и  выражается  в  мыслях,  фантазиях, 
желаниях,  верованиях,  установках,  ценностях,  действиях,  ролях  и  отношениях. 
Все  эти  явления  взаимосвязаны,  но  они  не  всегда  переживаются  и  выражаются 
совместно  и  одновременно.  Сексуальность  зависит  от  взаимодействия 
психологических,  социальных,  экономических,  политических,  культурных, 
этических,  правовых,  исторических,  религиозных  и  духовных  факторов  и 
является  важным  элементом  не  только  личной,  но  и  общественной  жизни  и 
культуры.  
Однако  такое  представление  было  не  всегда  и  по  сей  день  не  является 
общеприняты  в  обществе.  Так,  например,  на  сегодняшний  день  все  еще 
существует ряд религиозных представлений относительно сексуальности, в числе 
которых  теологическая  концепция,  полагающая,  что  сексуальность  дарована 
человеку  Богом  исключительно  с  целью  продолжения  рода,  не  выполняя  более 
никаких  функций  в  его  жизни  (образовалась  в  русле  религиозных  течений, 
исповедующих  Христианство).  Кроме  того,  существует  и  противоположенный 
взгляд, образовавшихся в ряде религиозных течений востока, сосредотачивающий 
свое  внимание  на  обучение  искусству  любви  с  целью  получение  чувственного 
удовольствия  и личностного удовлетворения во время полового акта. 
Схожие  дихотомии  прослеживаются  не  только  в  религиозных,  но  и  в 
философских    размышлениях.  Так,  В.  Соловьев  (1977)  [99]  выдвигает 
предположение  о  том,  что  чувственная  любовь  и  деторождение  являются 
взаимоисключающими  функциями,  утверждая,  что  сильная  страсть  не  оставляет 
потомства,  а  рождение  детей  является  уделом  пар  без  чувства  любви.  Автор 

13
возводит любовь в ранг божественного начала, придавая ей особый мистический 
смысл,  противопоставляя  ее  физиологической  составляющей  сексуальности,  не 
имеющей  для  него  духовной  ценности.  В  противовес  его  взглядам  В.  Розанов 
(1991)  [85]  полагает,  что  божественное  начало  прослеживается  именно  в 
продолжение  рода,  что  и  делает  сексуальные  отношения  священным  актом 
близости  между  партнерами,  объединенными  чувством  любви  и  желанием 
завести совместное потомство в рамках их союза. 
Стоит сказать, что  подобные односторонние рассмотрения данного явления 
главенствовали в мировом сознание довольно долго и лишь колоссальный вклад 
нескольких  ученых,  решившихся  бросить  вызов  устоявшимся  представлениям, 
позволил сдвинуть взгляды научного сообщества в сторону отказа от устаревших 
моделей  в  силу  их  несостоятельности  на  фоне  доказанной  вариативности  и 
индивидуальности сексуального поведения человека.  
Одним  из  первых  научных  исследователей  в  области  сексологии  по  праву 
считается  А.Ч.  Кинси  (1948),  который  провел  невероятный  для  того  времени 
сексологический  опрос,  полностью  отвечающий  критериям  научности,  на  11240 
респондентах,  включающий  521  вопрос  анкеты.  В  рамках  своей  работы  Кинси 
продемонстрировал 
величину 
диапазона 
индивидуальных 
проявлений 
сексуальности  человека  на  примере  огромной  доказательной  базы.  Кроме  того, 
ему  удалось  охарактеризовать  динамику  возрастных  сексуальных  проявлений,  а 
также  вскрыть  коррелятивные  связи  между  ними  и  целым  рядом  социальных 
факторов,  таких  как  степень  экономической  обеспеченности,  образовательного 
уровня,  принадлежности  к  различным  религиозным  течениям  и  т.д.  [171;  172]. 
Бречер, анализируя вклад А.Ч. Кинси, писал следующее: «…подвел под изучение 
сексуальности человека надежный квантифицированный фундамент» [146, С. 28]. 
Тот  факт,  что  в  рамках  своей  работы  А.Ч.  Кинси  не  удалось  решить 
проблему  нормативности  в  сексологии,  не  помешал  ему  безусловно  доказать 
недостаточность  чисто  физиологической  изученности  половых  функций.  Данное 
понимание  легло  в  основу  следующего  крупнейшего  исследования  в  области 
сексологии,  опубликованного  У.  Мастерс  и  В.  Джонсонс  в  1966  году.  Они 

14
предприняли  попытку  восполнить  пробел,  оставленный  А.Ч.  Кинси,    за  счет 
наблюдения в специально оборудованной лаборатории за более чем 10000 полных 
половых  актов  (694  человека)  при  использование  новейшей  регистрационной 
аппаратуры,  фиксирующей  все  основные  физиологические  параметры  состояния 
участников  исследования.  В  результате  своей  работы  им  не  только  удалось 
доказать цикличность полового акта, разделив его на четыре фазы, но и описать 
физиологические особенности различных патологических состояний сексуальной 
сферы,  таких  как  преждевременное  семяизвержение,  эректильная  дисфункция  и 
др. [75; 177; 178; 179]. 
Впоследствии,  опираясь  на  выдающиеся  научные  труды  вышеописанных 
авторов,  появилось  еще  множество  работ,  расширяющих  и  дополняющих 
полученные  данные,  в  числе  которых  фундаментальные  труды  Х.  Каплан,  Г.С. 
Васильченко,  И.С.  Кона,  В.В.  Кришталя,  С.  Кратохвила,  С.  Льва-Старовича  и 
многих  других  [25;  51;  62;  66;  70].  В  связи  с  чем,  с  накоплением  эмпирических 
знаний,  современные  ученые  пришли  к  выводу  о  необходимости  принятия 
интегративной  модели  сексуальности,  вариант  которой  был  предложен  С.Т. 
Агарковым и Е.А. Кащенко и получил свое название Тривиумальной концепции. 
В рамках данной концепции сексуальность человека характеризуется этапностью 
изменений  личности  в  совокупности  соматогенеза,  социгенеза  и  психогенеза. 
Соматегенез  здесь  рассматривается  как  изменения  в  физическом,  внутреннем  и 
внешнем,  состояние  человека  в  ходе  его  развития.  Под  социогенезом  понимают 
развитие личности в социокультурном контексте через взаимодействие человека с 
его социальным окружением. Психогенез же в данном подходе определяется как 
изменения психического мира человека в процессе фило- и онтогенеза [50].  
Долгое время в науке главенствовало мнение о том, что в отличие от всех 
остальных  биологических  видов  сексуальность  человека  отделена  от  строго 
биологической  детерминированности  и  выполняет  не  только  функцию 
прокреации  или  продолжения  рода,  но  и  рекреативную  функцию  получения 
чувственного  наслаждения.  Позже  ряд  авторов  в  своих  исследованиях  доказали, 
что  в  процессе  эволюции  не  только  человек,  но  и  целый  ряд  высших  животных 

15
приобрели  самоценность  сексуальной  функции  как  с    точки  зрения  получения 
сексуального  удовольствия,  так  и  в  контексте  знаковых  функций  (установление 
иерархических  отношений  власти,  регуляция  системы  внутригрупповых 
отношений, урегулирование конфликтов и др.) в отрыве от репродуктивных задач 
[16; 56; 94; 97; 147; 156]. В своих работах С.Т. Агарков приводит данные о том, 
что полифункциональность сексуальности животных была эмпирически доказана 
в  исследованиях  различных  авторов  как  минимум  у  450  видов.  Полученные 
данные  о  филогенезе  сексуальности  животных  привели  ученых  к  заключению  о 
том, что в процессе эволюции и развития психики сексуальность прошла путь от 
жестко  запрограммированного  поведения  к  гибкому  и  избирательному,  где 
человек является вершиной эволюционной цепи [2].  
Однако  в  своей  работе  «Введение  в  сексологию»  И.С.  Кон  пишет  о 
необходимости проявления осторожности в теоретических обобщениях вопросов, 
касающихся  сексуальности  человека,  основанных  на  изучение  филогенеза: 
«Наиболее  общая  филогенетическая  тенденция,  существенная  для  понимания 
человеческой  сексуальности  –  прогрессивное  усложнение,  дифференцировка  и 
автономизация  сексуальной  анатомии,  физиологии  и  поведения.  Чем  выше 
уровень  биологической  организации  вида,  тем  более  сложно  и  многоуровневой 
становится  система  его  репродуктивных  органов  и  способов  ее  регуляции  на 
уровне  организма.  Это  связано  также  с  усложнением  и  автономизацией  самой 
сексуальной функции.» [57, С. 74-85]. 
Таким  образом,  с  расширением  представлений  о  сексуальности  животных 
однозначным  в  научных  кругах  становится  мнение  о  том,  что  человеческая 
сексуальность  является  сложноорганизованным  явлением  и  имеет  свое 
распространение  в  большинстве  сфер  межличностных  отношение,  а  также 
приобретает  индивидуальные  характеристики  в  контексте  внутриличностных 
различий  людей.  Так,  например,  Л.И.  Козловская  пишет,  что  сексуальность 
позволяет  человеку  реализовать  свою  потребность  в  самоактуализации  за  счет 
познания себя через общение с партнером [37, С. 3-4]. 

16
Согласно  исследованиям  руководителя  Федерального  центра  медицинской 
сексологии  и  сексопатологии,  профессора  Н.Д.  Кибрика,  неудовлетворение 
сексуальных потребностей может являться для человека источником сильнейших 
фрустраций, приводящих не только к сексуальной, но и к социопсихологической 
дезадаптации [54].   
Понимание  многогранности  данного  явления  и  его  исключительной 
значимости  в  жизни  человека  заставляет  исследователей  из  разных  областей 
знаний по сей день не останавливать своих изысканий и предлагать все новые и 
новые  взгляды  на  человеческую  сексуальности.  Однако,  несмотря  на 
значительное  расширение  за  последнее  время  теоретических  представлений  в 
данной  сфере,  многие  вопросы  по  сей  день  остаются  открытыми.  Например, 
существуют ли значимые различия в онтогенезе сексуальности между мужчинами 
и  женщинами,  их  установками,  взглядами,  ожиданиями,  потребностями  и  т.д. 
Кроме того, остаются неясными детерминанты, определяющие место сексуальных 
отношений  в  системе  ценностей  людей.  Под  вопросом  стоят  и  психологические 
причины  представления  о  сексуальной  удовлетворенности,  а  также  способы 
профилактики  сексуальных  супружеских  дисгармоний  разного  генеза.  В  связи  с 
этим,  в рамках данной работы нами было принято решение предпринять попытку 
исследования  ряда  вышеописанных  неизученных  аспектов  сексуальности 
человека  и  интегративного  рассмотрения  полученных  результатов  в  контексте 
системы межличностных отношений партнеров. 
С целью подтверждения наших размышлений хочется привести слова И.С. 
Кона  на  тему  междисциплинарности  изучения  сексуальности  человека: 
«Поскольку  сексуальное  поведение  не  сводится  к  репродуктивной  биологии 
является  полифункциональным  и  многоуровневым,  ни  одна  биологическая 
дисциплина  в  отдельности,  ни  все  они  вместе  взятые  не  претендуют  на  его 
всестороннее 
объяснение. 
Генетические, 
нейрофизиологические, 
психогормональные  и  прочие  специально-научные  теории  и  подходы  не 
исключают  друг  друга,  а  границы  правомерности  каждого  подхода  невозможно 
установить  априорно;  они  проясняются  и  изменяются  в  ходе  живого  развития 

17
науки,  на  основе  сопоставления  и  критического  анализа  данных,  полученных 
разными  науками.  Если  это  верно  относительно  животных,  то  подавно 
невозможно  чисто  биологическое  объяснение  человеческой  сексуальности, 
находящейся под социальным и культурным контролем.» [57, С. 74-85]. 
1.2  Половая социализация человека 
Как  уже  было  сказано  выше,  рассмотрение  сексуальности  в  отрыве  от 
социокультурного  контекста  развития  человека  не  представляется  возможным. 
Описывая  социализацию  сексуальности  В.В.  Кришталь  и  С.Р.  Григорян  пишут, 
что  «культура  –  есть  процесс  развития  самого  человека,  как  общественного 
существа, целостной гармоничной личности, способ существования человека как 
субъекта  деятельности,  мера  его  творческого,  социального,  интеллектуального, 
нравственного,  эстетического  и  физического  совершенствования.»  [66,  С.  335-
338]. 
Важно понимать, что понятие культуры в узком понимание включает в себя 
характеристики  содержательной  стороны  психического  склада  личности, 
называемые  индивидуальной  культурой.  Индивидуальная  культура  включает  в 
себя различные модели мира и процессы поведения, внушенные в раннем детстве, 
усвоенные  в  процессе  обучения  или  сознательно  выработанные  человеком  в 
течении жизни.  
Освещая  идею  «культурного  развития»  человека  Л.С.  Выготский  пишет:  
«не  природа,  но  общество  должны  рассматриваться  как  детерминирующий 
фактор  поведения  человека»  [30,  с.184].  Отталкиваясь  от  данного  понимания 
следует  заключить,  что  сексуальность,  так  же  как  и  остальные  сферы 
деятельности  человека,  не  может  рассматриваться  вне  анализа  социальной 
ситуации  развития  индивида.  Ю.П.  Зинченко  в  своей  работе  «Клиническая 
психология  сексуальности  человека  в  контексте  культурно-исторического 
подхода» отмечает: «если считать, следом за Л.С. Выготским, что самое главное 
"свойство  высшей  психической  функции  —  овладение  собственным  процессом 
поведения", то достаточно логично, что сексуальность на довольно раннем этапе 

18
утрачивает свой непроизвольный характер.» [43, С. 39]. Таким образом, исходя из 
данного  понимания,  к  индивидуальной  культуре  человека  можно  отнести 
сексуальную  культуру,  состоящую  из  комплекса  знаний,  морально-этических 
норм,  социальных  ценностей,  определяющих  половое  поведение  человека  и 
систему установок относительно сексуальной жизни. 
Позже, вслед за идеями Л.С. Выготского, один из ведущих исследователей в 
области  сексуальности,  И.С.  Кон,  описывает  основные  принципы,  лежащие  в 
основе социокультурного подхода в сексологии [61]: 
1. 
сексуальная  мотивация  и  поведения  являются  социокультурными 
явлениями, а не биологическими; 
2. 
исходной единицей исследования является социальное целое, а не индивид 
или пара; 
3. 
соционормативная  культура  общества,  зависящая  от  его  социальной 
структуры и образа жизни, лежит в основе формирования сексуального поведения 
и установок людей; 
4. 
отдельные  элементы  сексуальной  культуры  имеют  свои  корни  в 
биологическом  наследие  человека,  но  не  существуют  в  отрыве  от  внутренней 
логики  и  последовательности  развития  культуры  как  системного  целого,  т.е.  в 
целом является социальным явлением; 
5. 
сексуальная  культура  разных  человеческих  обществ  хоть  и  имеет  общие 
компоненты, в целом является разнообразной и исторически изменчивой, а значит 
требует сравнительно-исторического междисциплинарного исследования; 
6. 
в  различных  социальных  группах  и  слоях  одного  и  того  же  общества 
наблюдаются существенные различия по сексуальным установкам и поведению; 
7. 
отдельные  элементы  сексуальной  культуры  и  вся  она  в  целом  неразрывно 
связаны  с  более  общими  социокультурными  явлениями  и  изменяются  вместе  с 
ними. 
Множество  авторов,  изучающих  социокультурную  детерминированность 
сексуальности  человека,  указывают  на  особенное  значение  усвоения  в  процессе 
социализации  установок,  ограничивающих  диапазон  сексуальной  приемлемости 

19
представителей  той  или  иной  культурной  среды  с  целью  унификации  их 
поведения  в  обществе  [59;  60;  135;  136;  154].  Ю.П.  Зинченко  пишет:  «В 
отношении  сексуальности  интериоризуется  в  первую  очередь  система 
ограничений,  правил  и  нормативов,  существующая  в  начале  в  качестве 
развернутой  экстрапсихической  совместной  деятельности  ребенка  и  его 
воспитателей.».  Кроме  того,  сексуальная  культура  включает  в  себя  и  систему 
положительных  предписаний,  регламентирующих  «правильное»  поведение 
индивида,  соблюдение  которых  обеспечивается  внутренним  локусом  контроля 
человека за счет чувства стыда, вины, эстетического удовольствия и т.д. [43].  
Французский  философ  М.  Фуко  (1976),  анализируя  данное  явление, 
отмечает, что основной сложностью изучения сексуальной культуры является тот 
факт,  что  ее  предписания  всегда  неоднозначны  и  неоднородны  на  фоне  их 
универсального  преподнесения,  а  значит  требуют  подробной  детализации 
относительно  того,  кому  они  предназначаются  и  в  каких  ситуациях. 
Действительно,  существует  множество  противоречий  между  установками, 
касающимися  мужчин  и  женщин,  взрослых  и  детей,  слов  и  действий.  Также 
различается и жесткость предписаний и меры наказания за их несоблюдение [114; 
157].  
Стоит отметить, что сексуальная культура регламентирует и качественную 
и  количественную  стороны  сексуальности.  Так,  испокон  веков  количественная 
сторона  сексуальности  определялась  обычаями  и  религиозными  предписаниями 
разных  народов.  Тогда  как  качественная  сторона  сексуальности  нормирует, 
например,  отношение  к  различным  отклонениям  в  сексуальной  сфере,  а  также 
ритуалы ухаживания, сексуальные техники и особенности взаимодействия между 
партнерами.  Таким  образом,  сексуальная  культура  не  только  разрешает  или 
запрещает  те  или  иные  проявления  сексуальности,  но  и  определяет  их 
социальную,  этическую  и  эстетическую  значимость,  трансформируя  эти 
представления  в  процессе  развития  общества  в  тесном  переплетение  культурно-
символических, 
естественно-биологических 
и 
социально-экономических 
факторов.  

20
Сбигнев  Лев-Старович  описывал  влияние  социальных  установок  на 
сексуальное  поведение  следующим  образом  –  культурные  установки  образуют 
«фильтр»,  вмонтированный  в  структуру  личности  человека,  зачастую 
неосознаваемый, 
но 
регламентирующий 
реализацию 
его 
сексуальных 
потребностей и ожиданий [70]. 
В  качестве  одного  из  важнейших  проявлений  влияния  культуры  на 
взаимоотношения  полов,  в  том  числе  и  сексуальные,  выделяется  социальная 
детерминированность  полоролевого  поведения  или  распределения  половых 
ролей. Стереотипы полоролевого поведения проявляются как на высших уровнях 
культуры  при  осмысление  природы  половых  различий  в  рамках  религиозных  и 
философских систем, так и на бытовом уровне в повседневном сознание людей.  
Первые  серьезные  попытки  обоснования  данного  феномена  идеей  о 
«естественной  взаимодополняемости  полов»  были  предприняты  американскими 
социологами    Т.  Парсонс  и  Р.  Бейлс  (1955),  которые  утверждали,  что  мужчины 
обладают  преимущественно  «инструментальным»  стилем  жизни,  а  женщины 
«экспрессивным»,  в  силу  наличия  различий  между  ними  в  выполняемых 
семейных  функциях,  не  позволяющих  принципиально  поменять  данную 
структуру.  Однако  в  ходе  исследований  довольно  быстро  стало  понятным,  что 
подобные  умозаключения  являются  применимыми  к  ряду  конкретных  обществ, 
но не могут распространятся на всех людей [187].  
Впоследствии  в  науке  предпринималось  множество  попыток  сведения 
социальных  взаимоотношений  полов  к  единой  системе  детерминант,  но  все  они 
оказались  несостоятельными,  подтверждая  мысль,  что  каждое  конкретное 
общество  в  рамках  своей  культуры  определяет  стили  полоролевого  поведения 
соответствующие  имеющейся  социальной  ситуацией  и  условиями  среды.  Кроме 
того,  данное  понимание  подкрепляется  исследование  в  области  сексуального 
поведения,  которое  по  своей  природе  является  лишь  частным  аспектом 
социального  поведения  человека,  однако,  обладает  заметной  автономией  от 
других полоролевых свойств. В сексуальности наиболее ярко проявляются черты 
полового деморфизма, не зависящие от культурных изменений. Важно заметить, 

21
что  сексуальные  свойства  (поведенческие  или  соматические)  и  сами  по  себе 
являются  универсальными  знаками  половой  принадлежности  как  на  уровне 
культуры,  так  и  в  рамках  обыденного  сознания,  составляя  неотъемлемую  часть 
символической культуры человечества.   
Еще  одна  особенность  влияния  культуры  на  сексуальное  поведение 
человека, о которой мы  не можем не сказать – это формирование общественных 
мифов, зачастую ложащихся в основу представлений индивида о сексуальности. 
В  данном  контексте  под  мифами  следует  понимать    сложившиеся  под  влиянием 
культурных традиций и обычаев предания относительно алгоритмов сексуального 
поведения.  Их  основными  особенностями  является  универсальный  характер  и 
отсутствие  опоры  на  объективные  медицинские  или  психологические  данные  о 
сексуальности человека, т.е. построение на основе индивидуального опыта людей 
без  какого-либо  научного  доказательства.  В  их  числе  всем  известные  мифы  «о 
райском  наслаждение»,  «о  Дон  Жуане»,  «о  Казанове»,  а  также  многие  другие 
более  частные  варианты,  свойственные  различным  общественным  группам. 
Сбигнев  Лев-Старович  пишет  о  мифах  следующее:  «Их  можно  назвать 
реликтовой  формой  массового  сознания,  поверхностных  наблюдений,  страхов  и 
навязчивых идей» [70, С. 16-19].  
Стоит  заметить,  что  данное  явление  не  следует  недооценивать,  т.к. 
масштабы  его  влияния  крайне  велики  и  зачастую  имеют  негативный  характер, 
ложась 
в 
основу 
множества 
психогенных 
нарушений 
сексуального 
взаимодействия  из-за  несоответствия  данных  установок  реально  получаемому 
опыту людей. С.Т. Агарков и Е.А. Кащенко отмечают, что за последнее время с 
развитием  сексологии  и  информационных  технологий  влияния  мифов  на 
представления людей о сексуальности значительно уменьшилось, однако  для их 
полного  замещения  позитивными  стереотипами  и  эталонами  адекватного 
сексуального  поведения  необходима  система  серьезного  сексуального 
образования на всех уровнях общественного устройства [3].  
На  сегодняшний  день  принято  выделять  четыре  основных  варианта 
сексуальной  культуры,  определяющих  норму  и  наиболее  характерные  формы 

22
нарушения  сексуального  поведения.  В.В.  Кришталь  и  С.Р.  Григорян  описывают 
их следующим образом [66]: 
1. 
Гармоничный вариант: 
а) 
аполлоновский тип – характеризуется гармонией души и тела, ложащейся в 
основу естественной радости секса; 
б) 
мистический  тип  –  отличается  центрацией  на  техниках  достижения 
сексуального  удовольствия  через  близость  между  партнерами  (представлен  в 
распространенных на Востоке традициях «Дао любви», «Камасутра»); 
2. 
Дисгармоничный вариант: 
а) 
либеральный тип – характеризуется терпимостью отношения к сексуальным 
нормам  и  обычаям  при  отсутствии  модели  любви  и  доминированием  модели 
жертвенности; 
б) 
невротический  тип  –  выражается  в  наличие  признаков  невроза,  чувства 
угрозы,  страха  перед  противоположенным  полом,  нарушений  психики  при 
половом акте; 
в) 
примитивный  тип  –  отличается  отсутствием  этико-эстетических  мотивов  в 
сексуальном  поведение  и  фиксацией  на  удовлетворение  исключительно 
физиологических потребностей; 
г) 
патриархальный  тип  –  характеризуется  двойной  моралью,  где  мужчинам 
доступны внебрачные связи, а женщинам запрещены; 
3. 
Девиантный вариант: 
а) 
оргиастический  тип  –  отличается  принятием  всех  форм  сексуальной 
активности с трактовкой секса как источника удовольствия без ограничений; 
б) 
гиперролевой  тип  –  выражается  в  оценке  маскулинного  поведения 
значительно  выше  феминного,  вплоть  до  жестких  требований  подчиненного 
поведения женщины; 
4. 
Асексуальный вариант: 
а) 
репрессивный тип – характеризуется направленностью на подавление секса 
в любые его проявлениях; 

23
б) 
пуританский  тип  –  отличается  отвержением  любых  в  т.ч.  сексуальных 
удовольствий. 
Таким образом, все вышеизложенное свидетельствует о значительной роли 
культуры  в  процессе  становления  сексуальности  и  невозможности  ее 
рассмотрения  в  отрыве  от  социокультурного  контекста.  Однако,  современное 
научное представление предостерегает от перекосов в мышление исследователей 
в  сторону  однозначной  детерминированности  сексуального  поведения  человека 
общественной  средой,  возвращая  к  пониманию  необходимости  интегративного 
подхода  в  данном  вопросе  при  учете  как  социальных  факторов,  так  и 
биологической составляющей в комплексе с индивидуальными психологическим 
особенностями  развития  человека.  И.С.  Кон,  анализируя  влияние  культуры  на 
формирование  сексуальности  человека,  писал:  «Мир  культуры  всегда 
многоцветен, а сексуальность никогда и нигде не является самодовлеющей силой. 
Чем  сложнее  культура,  общество  и  личность,  тем  сложнее  диалектика  их 
взаимоотношений.» [57, С. 134]. 
1.3  Психогенез сексуальности 
Теперь  хотелось  бы  подробнее  остановится  на  этапах  психосексуального 
развития.  Стоит  сразу  отметить,  что  существует  целый  ряд  сложностей  в 
периодизации  развития  сексуальности.  И.С.  Кон  предпринимает  попытку 
объяснения этих трудностей многомерностью происходящих изменений, широкой 
вариативностью, множественностью типов психосексуального развития и крайней 
неравномерностью  распределения  научных  данных  о  психосексуальных 
особенностях  разных  этапов  жизненного  пути  в  силу  эволюционной  сущности 
онтогенеза человека [58]. Однако, несмотря на эти сложности, множество авторов 
предпринимали  различные  попытки  создания  подобной  периодизации,  ряд  из 
которых и будут освещены далее. 
Родоначальником  теории  психосексуального  развития  принято  считать  З. 
Фрейда (1911), идеи которого об этапности формирования личности в контексте 
переживаемого  человеком  различного  сексуального  опыта  получили  широкое 

24
распространение  во  всем  мире  [28;  36;  160].  Важно  отметить,  что  в 
психоаналитическом  толкование  понятие  сексуальности  приобрело  расширенное 
понимание.  Во-первых,  сексуальность  стала  определяться  как  функция, 
пронизывающая всю жизнь человека и направленная на получение чувственного 
удовольствия,  отделившись  от  прямой  связи  с  гениталиями.  Во-вторых, 
появилось  понимание  о  том,  что  сексуальность  возникает  вместе  с  жизнью, 
проявляясь  с  детства  в  различных  характерных  феноменах.  В-третьих,  Фрейд 
вводит  представление  о  том,  что  все  духовные  проявления  любви  и  эмоции, 
связанные  с  ней,  являются  по  своему  происхождению  исключительно 
сексуальными  стремлениями,  заторможенными  или  сублимированными  в 
процессе развития человека [109; 110].  
В  рамках  своей  динамической  концепции  Фрейд  предпринимает  попытку 
выделения 
ряда 
стадий 
психосексуального 
развития, 
отличающихся 
доминированием  определенных  сексуальных  проявлений,  а  именно  оральной, 
анальной,  фаллической,  латентной  и  генитальной.  В  данной  концепции 
главенствует идея о том, что в основе почти всех сексуальных проблем человека 
лежат  травматические  переживания  его  раннего  детства.  Таким  образом, 
основной  задачей  человека  при  прохождение  каждой  из  стадий  является 
разрешение  конфликтов  и  обретение  равновесия  между  фрустрацией  и 
удовлетворением своих потребностей [109; 196].   
Наиболее важным, на наш взгляд, представляется отметить инновационную 
для    того  времени  идею  Фрейда  о  решающей  роли  семьи  в  формировании 
сексуальности  ребенка,  в  частности  матери,  как  первичного  объекта,  от 
взаимодействия  с  которой  и  зависит  успешность  прохождения  ребенком 
выделенных  автором  стадий.  Данное  понимание  навсегда  определило  законное 
место  психологии  в  структуре  дисциплин,  изучающих  человеческую 
сексуальность,  и  легло  в  основу  множества  психологических  исследований 
данного  вопроса,  по  сей  день  активно  развивающихся  в  рамках  мирового 
научного сообщества [110]. 

25
Однако,  несмотря  на  колоссальный  вклад  З.  Фрейда  в  формирование  
научного  представления  о  психологии  сексуальности,  в  рамках  современного 
сексологического  знания  выделяется  целый  ряд  критических  замечаний  к 
вышеизложенной  концепции  [29].  В  первую  очередь  речь  идет  об  отсутствии 
учета  в  периодизации  развития  сексуальности  человека  пренатальной  и 
инволюционной  стадий.    Еще  одним  важным  замечанием  к  теории  Фрейда,  на 
которое  указывает  большинство  исследователей  в  данном  направление,  это 
пансексуализм  и,  как  следствие,  сложности  в  коннотации  понятия  «либидо», 
приобретающее 
у 
Фрейда 
многозначное 
всеобъемлющее 
толкование, 
утрачивающее  свой  основной  смысл.  Нельзя  не  сказать  и  о  несостоятельности 
психогидравлической  теории,  где  центральной  идеей  является  представление  об 
ограниченном  объеме  сексуальной  энергии,  которую  человек  вынужден 
распределять  между  сексуальной  активностью  и  другими  видами  общественной 
деятельности,  формируя  непримиримый  конфликт  между  сексуальностью  и 
культурой.  Анализируя  данные  утверждения  И.С.  Кон  (1988)  пишет:  «В  свете 
современных  данных  эта  антитеза  представляется  ложной.  Во-первых,  люди 
обладают 
разными 
энергетическими 
ресурсами 
и 
при 
нормальном 
физиологическом режиме половая активность не только не мешает другим видам 
деятельности, но даже повышает ее общий тонус. Во-вторых, культура не просто 
указывает  каналы,  по  которым  должна  изливаться  сексуальная  энергия,  но  и 
формирует конкретный сценарий сексуального поведения индивида, характерные 
для него психосексуальные установки и ориентации.» [57, С. 16-22].  
Кроме  основных  вышеизложенных  замечаний  разные  авторы  склонны 
развенчивать  представления  Фрейда  о  доминирование  мужской  сексуальности 
над  женской,  опровергая  идеи  зависти  к  пенису  и  пониженной  женской 
сексуальности,  а  также  положения  о  детской  сексуальности,  связанные  с 
универсальностью  Эдипова  комплекса  и  идентификацией  с  родителем  своего 
пола  [108].  Осознание  описанных  слабостей  теории  психосексуального  развития 
З.  Фрейда  привело  к  постепенной  утрате  психоанализом  ведущих  позиций  в 

26
мировой  сексологии  и  необходимости  поиска  новых  более  универсальных 
объяснительных моделей развития сексуальности. 
На  сегодняшний  день  наиболее  состоятельной  концепцией  онтогенеза 
сексуальности  представляется  периодизация,  предложенная  Г.С.  Васильченко, 
предпринимающая  попытку  реализации  идеи  объединения  социальных, 
психологических и физиологических факторов детерминации сексуальности [77]: 
1. 
пренатальный  период  (от  зачатия  до  рождения)  –  характеризуется 
формирование морфологического пола; 
2. 
парапубертатный  период  (от  0-1  до  5-7  лет)  –  выражается  формированием 
сенсорики,  эмоциональности,  полового  самосознания  и  началом  формирования 
личности; 
3. 
препубертатный  период  (от  5-7  до  11-13  лет)  –  характеризуется 
формированием  половых  ролей  и  пробуждением  платонического  либидо  у 
девочек в конце этапа; 
4. 
пубертатный период (от 11-13 до 15-18 лет) – на данном этапе происходит 
половое  созревание,  пробуждение  эротического  и  сексуального  либидо, 
формирование психосексуальных ориентаций; 
5. 
переходный  период  (от  15-18  до  25-30  лет)  –  выражается  в  приобретение 
опыта партнерства и поиске постоянного партнера; 
6. 
период  зрелой  сексуальности  (от  25-30  до  50-55  лет)  –  характеризуется 
наличием регулярной половой жизни с постоянным сексуальным партнером; 
7. 
инволюционный  период  (от  50-55  до  70  лет  и  старше)  –  выражается  в 
обратном развитие либидо, снижение сексуальной активности, асексуальности. 
Описывая данную классификацию С.Т. Агарков и Е.А. Кащенко отмечают, 
что не следует поддаваться иллюзии синхронности психического, социального и 
физического  развития  сексуальности,  т.к.  периоды  стадии  и  фазы  могут  не 
совпадать  по  разным  параметрам.  Например,  соматосексуальное  развитие 
начинается  с  оплодотворения,  психосексуальное  развитие  начинается  с 
формирования  в  первые  годы  жизни  полового  самосознания,  а  социогенез 

27
сексуальности  начинается  с  момента  усвоения  правил  и  норм  сексуального 
поведения в обществе [1]. 
Кроме  того,  вслед  за  идеей  Фрейда  о  тесной  связи  либидо  и  сознания, 
претерпевающего  длительную  индивидуальную  эволюцию  по  принципу 
усложнения  и  приобретения  новых  качеств,  в  отечественной  сексологии  Г.С. 
Васильченко были выделены пять основных стадий формирования либидо [77]:  
1. 
Понятийная  стадия  –  характеризуется  формированием  у  ребенка  сознания, 
лишением  чувственной  окраски  и  отсутствием  отношения  к  сексуальному 
влечению.  В  этот  период  у  ребенка  формируется  представление  о  том,  что  все 
люди делятся на мужчин и женщин и, как следствие, происходит отождествление 
себя с одним из двух полов. 
2. 
Романтическая  стадия  –  имеет  половые  различия  в  прохождение, 
характеризуясь  у  юношей  фантазиями  о  подвигах  в  честь  идеализированного 
объекта  первой  влюбленности,  а  у  девушек  появлением  стремления  к 
привлечению внимания «прекрасного рыцаря», способного проявить о ней заботу. 
На  этой  стадии  наблюдается  высокий  накал  чувств  с  элементами  трагизма  и 
самоотречения, а также убежденность в уникальности переживаний и возвышение 
физиологических инстинктов до «истиной любви». 
3. 
Эротическая  стадия  –  характеризуется  стремлением  к  нежности  и  ласкам 
без фиксации на достижение физической разрядки от сексуального контакта. 
4. 
Сексуальная  стадия  –  выражается  в  инстинктивном  влечение  к 
физиологической разрядке сексуального напряжения.  
5. 
Стадия 
зрелой 
сексуальности 
– 
характеризуется 
гармоничным 
соотношением  понятийного,  возвышенно-романтического,  эротического  и 
сексуально-чувственного  элементов  со  всей  системой  морально-этических 
ценностей личности.  
Однако в наши дни становится ясно, что не только онтогенез сексуальности 
определяет  психологические  особенности  сексуального  поведения,  но  и  система 
ценностных  ориентаций  человека,  формирующаяся  на  более  зрелых  стадиях 

28
развития как в рамках индивидуального становления личности, так и в процессе 
межличностных партнерских взаимоотношений. 
 Мы  уже  упомянули  выше,  что  безусловно  фундамент  системы  ценностей 
закладывается культурально в процессе семейного и социального воспитания, но 
в  отличие  от  большинства  установок  сексуального  поведения,  которые  человек 
проносит  с  собой  через  жизнь,  значимость  секса  приобретается  и  занимает  свое 
место в иерархии ценностей только в процессе приобретения опыта сексуальных 
отношений через осмысление таких понятий как близость, интимность и любовь 
во взаимодействие с партнером.  
В рамках экзистенциального представления В. Франкл (1990) описывает три 
уровня  отношения  к  человеческой  личности,  где  самым  примитивным  является 
уровень  сугубо  сексуальных  отношений,  основанных  на  исключительно 
физическом влечение. На следующий уровень помещено эротическое отношение, 
проникающее  на  более  глубокий  слой  психологического    влечения  к  личности 
другого 
человека. 
Третий 
уровень 
характеризуется 
вступлением 
во 
взаимоотношения с другим человеком, как с духовным существом, через чувство 
глубокой  любви  ко  всей  личностной  структуре  партнера  с  его  индивидуальным 
своеобразием  и  неповторимостью.  В  своей  концепции  В.  Франкл  пишет,  что 
духовная близость является наивысшей точкой достижения в рамках партнерских 
взаимоотношений: «Тому, кто любит, уже недостаточно больше для возбуждения 
соответствующего  физического  или  эмоционального  состояния  –  его  по-
настоящему затрагивает только духовная близость партнера» [105, с. 247]. Таким 
образом,  любовь  представлена  как  нечто  большее,  чем  просто  эмоциональное 
состояние  –  это  интенциональный  акт,  направленный  на  сущность  другой 
личности. 
В  результате  вышеизложенных  представлений  становится  ясным,  что 
помимо  необходимого  прохождения  всех  стадий  онтогенеза  сексуальности  и 
формирования  либидо,  необходимым  условием  для  гармоничных  сексуальных 
отношений  является  личная  зрелость  партнеров  со  сформированной  у  них 
системой  ценностных  жизненных  ориентаций.  Основываясь  на  данном 

29
представление,  С.  Лев-Старович  предлагает  4  критерия  зрелой  сексуальности 
[70]: 
1. 
способность  формировать  и  поддерживать  прочные  духовные  узы, 
отношения  дружбы  и  сотрудничества  с  представителями  противоположенного 
пола, образовывать с ними психологическое единство; 
2. 
осознание себя, как представителя своего пола, своей сексуальности; 
3. 
чувство  ответственности  за  себя  и  партнера,  отношение  к  партнеру  как  к 
равному себе; 
4. 
умение  управлять  своими  потребностями  и  сексуальным  поведением,  а 
также  способность  помогать  партнеру  вырабатывать  навыки  сексуального 
самоконтроля. 
Таким  образом,  из  всего  вышесказанного  следует,  что  исследования 
психологической составляющей в процессе развития человеческой сексуальности 
не только показали свою обоснованность с точки зрения современной науки, но и 
просто  не  оставили  возможности  рассмотрения  данного  явления  в  отрыве  от 
анализа личностных особенностей индивида.  
Важно отметить, что на сегодняшний день становится очевидным еще и тот 
факт,  что  межличностные  отношения  между  партнерами  также  становятся 
объектом  для  научных  исследований  в  рамках  психологии  сексуальности,  как 
отдельное  направление  для  изучения  в  силу  приобретения  понимания  о 
формирование  ценности  сексуальных  отношений  исключительно  в  процессе 
партнерского  взаимодействия  не  только  на  сексуальном,  но  и  на  духовном 
уровне. 
1.4  Выводы 
Подводя  итог  первой  главы  можно  заметить,  что  на  сегодняшний  день  в 
науке  необходимость  междисциплинарного  изучения  сексуальности,  как 
сложноорганизованного 
многоуровневого 
явления, 
имеющего 
свои 
индивидуальные  особенности  развития  и  выполняющего  целый  ряд  самоценных 
для человека функций, представляется очевидной.  

30
Исследователи выделяют три основные ветви научных изысканий в данном 
направлении, а именно соматогенез, социогенез и психогенез сексуальности, как 
взаимосвязанных  процессов,  ложащихся  в  основу  формирования  гармоничных 
сексуальных  отношений  человека.  Такое  представление  носит  название 
тривиумальной  концепции  и  характеризуется  этапностью  изменений  личности  в 
процессе развития сексуальности.  
В рамках данного исследования научный интерес для нас представляют две 
составляющие  онтогенеза  сексуальности.  Во-первых,  социогенез,  как  источник 
регламентирующих  сексуальное  поведение  установок,  гендерных  ролей,  а  также 
мифов  сексуальной  культуры,  приводящих  к  формированию  сексуальной 
дезадаптации.  Во-вторых,  психогенез,  определяющий  индивидуальные  различия 
сексуальности  людей,  закладывающиеся  в  процессе  их  психического  развития  и 
приобретения  опыта  межличностных  партнерских  отношений.  Особое  внимание 
привлекает  вопрос  взаимосвязей  между  этими  двумя  составляющими  и  их 
взаимодействии  в  период  зрелой  сексуальности  в  рамках  отношений  с 
постоянным  сексуальным  партнером,  который  не  рассматривался  ранее  в 
научных  работах,  но  представляется  нам  значимым  для  расширения 
представлений о человеческой сексуальности. 
Базируясь  на  этом  представлении  в  рамках  данного  исследования  мы 
предлагаем 
определять 
сексуальное 
благополучие 
как 
сложного 
многокомпонентного 
системного 
образования, 
включающего 
в 
себя 
психологический  компонент  (социально-психологическую  и  сексуально-
поведенческую 
адаптацию), 
социокультурный 
компонент 
(культурно 
опосредованное  отношение  к  различным  сторонам  секса)  и  физиологический 
компонент (переживание сексуальной удовлетворенности). 
Особое  внимание  привлекает  вопрос  взаимосвязей  между  этими 
компонентами  у  мужчин  и  женщин  в  период  зрелой  сексуальности  в  рамках 
отношений  с  постоянным  сексуальным  партнером,  который  не  рассматривался 
ранее  в  научных  работах,  но  представляется  нам  значимым  для  расширения 
представлений о человеческой сексуальности. 

31



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




©stom.tilimen.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет