Аркадий Гайдар «Голубая чашка»



Дата15.01.2017
өлшемі328.99 Kb.
#1942
түріПротокол


Наталия Мошина

ЖАРА

А жизнь, товарищи... была совсем хорошая!



Аркадий Гайдар

«Голубая чашка», 1935 год


ПРОЛОГ, он же ЭПИЛОГ
Я не хотел бы расстраивать вас…

Да.


…Но сегодня не получится.

Да.


Вы понимаете?

Я понимаю.

Просто видите…

Да.


Мы сбиваемся с ног, это что-то невероятное.

Понимаю.


Что с людьми происходит – это ужас какой-то. С ума посходили. Это жара. Да ещё теракты эти. Столько пострадавших…

Да.


Это всё от жары.

Наверно.


Потому что жара за сорок для апреля – это ненормально. Отсюда срывы. Понимаете?

Он ведь в холодильнике у вас?

Что?.. А, да. Да, конечно. Конечно. Холодильник, морг, там холодно. Если вы насчет жары – не волнуйтесь. У нас с этим в порядке всё. Там холодно.

Да. Просто я подумала…

Что?

Это ж забрать – и сразу хоронить надо.



Что?

Ну, жара же…

А, вы про это! Ну да, ну да. У нас-то холодно, да, всё в порядке, а дома-то… Да.

Не по-людски.

А что сделаешь? Разве похолодает только, но что-то вряд ли. Прогноз не обещает. Говорят, небывалая солнечная активность. Так, Рысаков… Вот тут распишитесь.

Что это?


Протокол опознания тела. Почитайте. Роспись вот тут. Да. И дату. Двадцать четвёртое, ноль четвёртый, двенадцатого. Да.

Так я когда забрать его могу?

Завтра. У них там в морге смена кончилась уже, вы простите. Они там все злые сейчас, это что-то невероятное просто. С ног сбиваемся…

Да.


Завтра утром, ладно? Вы подъезжайте к десяти, скажем.

У вас там точно холодно?



Там очень хорошо!


ПЯТЬ

Кабинет. За столом Человек в Синем Пиджаке, что-то пишет. Напротив него – Зимородок.

Зимородок: Повторяю: меня зовут Зимородок, и я требую, чтобы вы меня арестовали.
Человек в Синем Пиджаке: Основания?
Зимородок: Вы не могли не слышать об этом. О нашей акции. Никогда не поверю, что ваша контора не знала. Уже вся страна знает, а вы нет? Был пост в ЖЖ – висел на первом месте в Топе целый день, потом опомнились, убрали. Четырнадцать тысяч двести восемьдесят комментов, тысяча двести ссылок. Вы понимаете, что такое четырнадцать тысяч двести восемьдесят комментов? На Ю-тубе было два ролика – больше сотни тысяч просмотров у каждого в тот же день, как выкладывали. Все знают.
Человек в Синем Пиджаке (продолжает писать, не поднимая головы): А на человеческом языке вы умеете разговаривать?
Зимородок: Что?
Человек в Синем Пиджаке: Вот это «жеже», «ютуб», «комменты» – это что вообще такое?
Зимородок: Да ладно.
Человек в Синем Пиджаке (смотрит на Зимородка): Вы ко мне на приём рвались, чтобы вот эту тарабарщину нести?
Зимородок: Нет, чтобы вы меня арестовали.
Человек в Синем Пиджаке: За что?
Зимородок: Опять двадцать пять. За террористическую деятельность. Экстремизм. (Человек в Синем Пиджаке снова опускает голову и продолжает писать) У меня – явка с повинной. Захват заложников. Взрыв бомбы. Я же говорил уже.
Человек в Синем Пиджаке: Доказательства.
Зимородок: Я же говорю: ЖЖ, ролики на Ю-тубе. Наши обращения. Они на месте снимались и тут же выкладывались. Я не понимаю просто – может, мы кого-нибудь из ваших начальников позовём?
Человек в Синем Пиджаке: Можно.
Зимородок: Так давайте.
Человек в Синем Пиджаке: А зачем?
Зимородок: Ну, если вы не в курсе того, о чём вся страна говорит, то, может, начальство ваше в курсе?
Человек в Синем Пиджаке: Сколько, говорите, в ЖЖ комментов было?
Зимородок: Четырнадцать тысяч двести восемьдесят. И тысяча двести ссылок.
Человек в Синем Пиджаке: А пользователей в вашем ЖЖ – почти два миллиона. Так о чём, ты сказал, страна говорит?
Зимородок (удовлетворённо): Я так и знал, что вы в курсе всего. Я только не понимаю, почему вы не реагировали.
Человек в Синем Пиджаке (поднимает лист бумаги): Зацени!
Оказывается, он не писал, а рисовал.
Зимородок: Что это?
Человек в Синем Пиджаке: Что, не похоже нарисовал?
Зимородок: Пистолет.
Человек в Синем Пиджаке: А что за пестик? Разбираешься?
Зимородок: «Гюрза»?..
Человек в Синем Пиджаке: О, похоже, значит! Он, самозарядный пистолет Сердюкова, СПС, ага. Калибр?
Зимородок (недоумённо): Девять миллиметров.
Человек в Синем Пиджаке: Магазин?
Зимородок: Двухзарядный. На 18 патронов.
Человек в Синем Пиджаке: Ну, и?..
Зимородок: Патрон 9 на 21, с бронебойной пулей. Эффективная дальность – 200 метров. До ста метров пробивает тридцать слоёв кевлара. Это первый, второй и третий класс броников. Кевларовую каску – навылет.

Человек в Синем Пиджаке: Ты что, стрелял из такого?
Зимородок: Было дело.
Человек в Синем Пиджаке: И где взял?
Зимородок: Купил. У кого-то из ваших сослуживцев, видимо.
Человек в Синем Пиджаке: Откуда вы только, уроды, берётесь... (Комкает листок, выкидывает) Бойцы невидимого фронта дебильные.
Зимородок: Ну вот, пошёл разговор.
Человек в Синем Пиджаке: Будет тебе сейчас разговор. Сиди.
Встаёт, идёт к выходу.
Зимородок: Давайте, давайте.
Человек в Синем Пиджаке выходит.

Зимородок сидит и думает, что, вероятно, его сейчас будут бить. Но он готов.

Секунд через десять Человек в Синем Пиджаке возвращается в кабинет. Вместо синего пиджака – серый.
Человек в Сером Пиджаке: Добрый день.
Зимородок не отвечает, смотрит удивлённо. Человек в Сером Пиджаке садится, достаёт из лежащей на столе папки бланк, кладёт перед собой, берёт ручку.
Человек в Сером Пиджаке: Слушаю вас.
Зимородок: В смысле?
Человек в Сером Пиджаке: Вы по какому вопросу?
Зимородок: Вы издеваетесь, что ли?
Человек в Сером Пиджаке: Не понял. Подчиненный сказал, вы требуете начальство. Так вы по какому вопросу, молодой человек?
Зимородок: Я же вам говорил.
Человек в Сером Пиджаке: Мне?
Зимородок: Вам. Пять минут назад.
Человек в Сером Пиджаке: Так. Спецслужбы следят из розеток и облучают через телеантенны?
Зимородок: Что?
Человек в Сером Пиджаке: Постоянно сталкиваемся. Требуют прекратить.
Зимородок: Не понял…
Человек в Сером Пиджаке: Приходят в шапочках из фольги и пишут заявления. Количество психических расстройств, увы, растёт. А крайние, конечно, мы. Психотропное оружие и тыры-пыры. У вас тоже есть шапочка из фольги?
Зимородок: Из какой фольги?
Человек в Сером Пиджаке: Да из любой фольги. Хоть из шоколадок надербанить. Только чтобы просто фольга, без бумажной подложки. А ещё в рулонах её продают – запекать в ней всякое можно. Из такой лучше всего шапочки делать. (Совсем смешавшийся Зимородок молчит). Странно, что вы такой молодой, а уже вот так. Обычно старики, вы знаете. И среднего возраста, под пятьдесят. Такие молодые редко. Так что у вас? (Приготовился записывать)
Зимородок: В каком смысле?
Человек в Сером Пиджаке: Ну, как именно на вас воздействуют? Через розетки, телеантенну, или просто с экрана телевизора диктор инструкции передаёт? Или по радио? Через журналы, может быть?
Зимородок: Журналы?..
Человек в Сером Пиджаке: Да. По специальному коду можно расшифровать и понять истинный смысл. Например, статья «Как подарить любимой незабываемую ночь», а после расшифровки – коды доступа ракет средней дальности. Или вот одна женщина регулярно присылает инструкции для президента, которые ей шифрограммой передаёт Высший Вселенский Разум в кулинарной рубрике журнала «Лиза».
Зимородок: Так… С вашим начальством я могу поговорить?
Человек в Сером Пиджаке: Зачем?
Зимородок: Повторяю. Меня зовут Зимородок. Я и моя боевая группа три дня назад захватили офис компании, принадлежащей через подставных лиц одному из тех, кто несёт ответственность за несправедливые приговоры, вынесенные некоторым военным и группе наших соратников. Мы взяли сорок человек заложников. Потом, правда, отпустили половину. Женщин. Наши требования были изложены в видеообращении, которое широко транслировалось в Интернете. В случае невыполнения наших требований мы пообещали через два дня после захвата начать убивать заложников. Позднее… позднее мы сделали отсрочку. Но и после этого никто ни в какие переговоры с нами не вступил. Сегодня рано утром мы отпустили остальных заложников и взорвали то здание, где находился захваченный нами офис. Утром я пришёл к вам. Один из наших товарищей… ладно. Я требую арестовать меня как главу террористической группы и немедленно сообщить о нашей акции во всех СМИ, иначе будут взорваны ещё несколько зданий.
Пауза.
Человек в Сером Пиджаке: Очень любопытно.
Зимородок: Ещё как.
Человек в Сером Пиджаке: Сколько, говорите, было заложников?
Зимородок: Сорок.
Человек в Сером Пиджаке: А что не тысяча?
Зимородок: Сорок.
Человек в Сером Пиджаке: А убили сколько, говорите?
Зимородок: Ни одного.
Человек в Сером Пиджаке: Ни одного? Что же вы? Это не вызовет резонанса. Хотя бы десять надо было.
Зимородок: Ни одного.
Человек в Сером Пиджаке: И взрыв был, говорите?
Зимородок: Да.
Человек в Сером Пиджаке: А по какому адресу?
Зимородок: Да здесь, недалеко от вашей конторы.
Человек в Сером Пиджаке: А, сегодня на рассвете? Так там газовый баллон в подвале взорвался. Утром по радио передавали.
Зимородок: Это был не газ.
Человек в Сером Пиджаке: Не газ, а ваша террористическая группа?
Зимородок: Да. И ещё сегодня утром Рысь… один из наших товарищей – он же взорвал себя прямо вот тут, у вас на площади. Позвонил в несколько СМИ, чтобы они приехали, и взорвал. Это тоже был газ?
Человек в Сером Пиджаке: Сегодня утром? В районе восьми?
Зимородок: Да.
Человек в Сером Пиджаке: Был взрыв, точно. Небольшой. Транспортировка взрывчатых веществ с нарушением техники безопасности. Рабочий с ближайшей стройки.
Зимородок (задохнувшись): Ложь!!
Человек в Сером Пиджаке: Ведём расследование. Выясняем, кто доверил гражданину Таджикистана Ашкану Фаррухзодовичу Сопдонову перенос динамитных шашек для нужд строительства.
Зимородок: Ложь!
Человек в Сером Пиджаке: А вы, значит, хотите сказать, что это опять ваша террористическая группа была?
Зимородок: Да!
Человек в Сером Пиджаке: Хи-хи. (Достаёт из кармана шапочку из фольги, расправляет, надевает). Ваша где?
Зимородок: Что?
Человек в Сером Пиджаке: Шапочка ваша. Надевайте.
Зимородок: У меня нет.
Человек в Сером Пиджаке: Это вы зря. (Достаёт из ящика стола вторую шапочку, расправляет, протягивает Зимородку). Вот.
Зимородок: Зачем это? Я не буду.
Человек в Сером Пиджаке (шёпотом): Быстро надевайте, я вам говорю!
Зимородок: Да не буду я!
Человек в Сером Пиджаке: Быыыыссссстро.
Зимородок надевает шапочку.
Зимородок: И чего теперь?
Человек в Сером Пиджаке: Теперь мы выглядим как полные придурки, зато спрятанные в розетках приборы скрытого слежения модели ПО-125Ц не могут нас засечь.


ЧЕТЫРЕ

Комната в офисе, захваченном группой Зимородка. Почти все столы и стулья сдвинуты в угол, чтобы освободить пространство. Вдоль двух стен сидят на полу несколько заложников – мужчины и женщины разного возраста. Их держит под прицелом автомата один из группы, Сокол. Другой, Лис, сидит у компьютера, быстро печатает. Рядом с ним на столе лежит автомат. На авансцене стоят Зимородок и Рысь, также вооружённые автоматами, приглушённо разговаривают. На всех членах боевой группы – чёрные балаклавы.
Рысь: …И вот, когда человек при власти побудет немного, он уже всё – он перестаёт быть прежним. Меняется он. И он другой уже. Все думают, что это психология, хренология, а на самом деле физически меняется человек. У него кровь другой становится. Вот вы думаете, почему они в специальных поликлиниках лечатся? А потому что в простую не пойдёшь уже – запалят. Другая кровь. Не человеческая. На анализах всё видно будет. Поэтому в этих специальных правительственных больничках врачи подписку дают, типа тайна и всё такое. Другая кровь совсем. И человек уже вроде как не человек становится. В обычном понимании. Так и не просечёшь. Просто будешь смотреть и думать: «И откуда такие козлы берутся?», – а он просто другой, да и всё.
Зимородок: Поэтому мочить их надо спокойно совершенно.
Рысь: Да, совершенно спокойно.
Лис: Уже за тысячу комментов, камрады! Представляете?
Зимородок: Надо сказать Медведю и Слону, чтобы сильно не отсвечивали там наверху. Снайпера могут работать. Вряд ли они на штурм пойдут – скорее всего, постараются незаметно просочиться. Думаю, у Зубра там с минированием нормально всё.
Рысь: Ему Север помогает.
Зимородок: Хорошо.
Заложница 1: Ребята…
Сокол: Чего?
Заложница 1: Мне нужно… в дамскую комнату.

Заложница 2: И мне!
Заложник 1: Я, кстати, не понял – нам попить, например, дадут вообще?
Заложник 2: Позвольте покурить.
Заложница 3: И я хочу. У меня сигареты в сумке вон на том столе! Умоляю!
Поднимается гомон. Слышны слова «позвонить маме», «что же это творится», «когда закончится издевательство», «туалет», «курить» и пр.

Зимородок: Сокол.
Сокол даёт короткую очередь в потолок. Гомон моментально смолкает. Заложники испуганно прижимаются друг к другу и огромными глазами смотрят на стрелявшего.

Сокол: Ну вот.
Зимородок встаёт, подходит.
Зимородок: Господа… люди, мы не звери. Не чурки на Дубровке. И в туалет выпустим, и покурить дадим. Только в дабл по одному и под конвоем, ясно? И без глупостей. Вы не в кино. А что касается курева, то, когда кончится, вам за ним никто не побежит – экономьте. Мы некурящие, так что стрельнуть не получится.
Сокол: У них нет, у нас да.
Зимородок: Чего?
Сокол: Получится стрельнуть. (Поднимает дуло автомата)
Лис смеётся.
Заложница 4: Господи, такие молодые ребята… Мальчики. Вас же убьют всех.
Зимородок: Спокойно, сударыня, без причитаний. Проблемы будем решать по мере их поступления.
Заложник 1: Вы, Елена Сергеевна, лучше беспокойтесь, чтобы нас не убили. Или бандиты вот эти, или наш спецназ хвалёный – потравят газом, и привет.
Зимородок: Минутку. Мы не бандиты. Мы тут не ради денег и прочей шелухи. Так что следите за словами.
Заложник 1: Ну да, ну да.
Заложник 3: Олег, да заткнись ты! Нас всех убьют из-за тебя!

Кто-то из заложниц всхлипывает.
Зимородок: Спокойно. Никто никого не убивает. Давайте без истерик.
Сокол: Слушай, может, их в ту комнату отвести? К остальным? Чтоб мозг не выносили.
Зимородок: Нам заложники и здесь нужны, если вдруг штурм отсюда, через центральный вход начнётся. А эти там и так на головах друг у друга практически. И кондишна нет. Схватит у кого-нибудь сердце – на фиг надо? С самого утра жарища адская.
Заложник 1: Прелесть какая! Под прицелом держат и беспокоятся, как бы приступа сердечного не было!
Заложница 1: Олег, да заткнись же ты
Сокол: Ты чё такой борзый, Олег? Самый главный в этой конторе, что ли?
Заложница 4: Нет-нет, что вы, он не главный! Он нервный просто! Не сердитесь на него!
Рысь: Да знаем мы, кто у вас главный. Работаете на всякую падаль, вот и попали под замес.
Зимородок: Ладно, кончай тёрки. Кто тут в туалет хотел?
Заложница 1: Я.
Заложница 2: И я!
Зимородок: По очереди. Лис, отведи. Внимательно только.
Заложница 1 поднимается, уходит, за ней – Лис с автоматом.
Заложник 2: А покурить можно?
Заложница 3: Да!
Сокол: Блин, во расслабон у вас. Выходной внеплановый, да ещё со всеми удобствами. Где курево?
Заложник 2: Здесь, в кармане у меня.
Сокол: Ну, так кури! Я думал, принести надо.
Заложница 3: Это мне принести. Вон в той сумочке коричневой.
Сокол: Его покури.
Заложница 3: У меня с ментолом, я другие не могу.
Сокол: Чёрт. В какой сумке?
Зимородок: Да вон, коричневая. (Возвращаются Лис с Заложницей 1). Лис, вместо Сокола встань пока. И сигареты этой дай. Сокол, сюда иди на пять сек.
Лис достаёт сигареты из сумки, кидает заложнице. Стоит, держит заложников под прицелом. Заложник 2 и Заложница 3 курят.

Зимородок, Рысь и Сокол – на авансцене. Разговаривают приглушённо.
Зимородок: Баб отпускать надо.

Сокол: С чего вдруг?
Зимородок: Да замучают щас в дабл бегать. Попить, покурить, поссать.
Рысь: Точно. И вообще женщин и детей захватывать не принято. Мы же не беспредельщики.
Сокол: Ну, начинается. То холивор у нас, то гуманизм какой-то попёр. Давайте определимся уже.

Зимородок: Ты не догоняешь. Во-первых, не благородно это – баб. Что мы, зверьё? Правильно Рысь говорит. Во-вторых, как узнают, что мы женщин отпустили – сразу очки дополнительные заработаем. Политический момент. Понимаешь?
Сокол: Допустим.
Зимородок: Ну, а в-третьих, просто достанут! Вот нам сейчас мало дел, истерики их гасить.
Сокол: Да вроде спокойно все сидят. Вон только тот борзый.
Зимородок: Это они пока только четыре часа просидели, вот и спокойные более-менее. А потом начнётся.
Рысь: Сокол, серьёзно.
Сокол: Да я чё? У нас Зимородок старший, пусть командует.
Зимородок: Гут. Значит, расклад такой: ты, Рысь, идёшь сейчас к Зубру, и пусть он снимет растяжки с задней двери, которая во двор. Возьмёшь там Енота, ещё кого-нибудь, и держите дверь под прицелом, пока тётки не уйдут, и растяжки обратно Зубр не поставит.
Рысь: Понял.
Зимородок: Сокол, сейчас с Лисом возьмёте тех баб, что здесь, и – туда их, к остальным. Потом вернётесь сюда.
Сокол: О’кей.
Зимородок: «О’кей»… Не расслабляемся, э.
Сокол: Да понял я, понял.
Рысь: Блин, Сокол, это тебе не прыжок с мобом на говне. Мы такой серьёзный аргументаж не для того три года покупали, чтобы теперь расслабляться.
Сокол: Ну, ты сипец на каких сложных щщах. Я тебе говорю – у меня муха не пролетит.
Зимородок: Так, всё. Рысь, давай к Зубру.
Сокол (неожиданно кричит слова песни CWT): «Как будет много в этот день тестостерона, и шансов показать себя!..»
Лис (присоединяется, кричат вдвоём): «Сегодня первый тур – открытие сезона!! Пришла пора хулиганья!!!»
Зимородок (с улыбкой): Карланы.
Рысь неодобрительно качает головой.


ТРИ

Кабинет. Человек в Сером Пиджаке и Зимородок сидят в шапочках из фольги.
Человек в Сером Пиджаке (читает с листа): «Сначала нашу семью преследовали, чтобы завладеть нашей квартирой. После того, как мы начали "искать правду", писали президенту, нас стали преследовать тотально. Преследуют на работе (я менял несколько мест работы, но менты доставали везде). Преследуют на улице. Последнее время – не дают пройти и шагу, чтобы не обработать своей спецхренью. Делают это менты и ментовки в гражданской одежде. Аппаратуру прячут в сумки, телефоны, зажигалки, на ремне, под одеждой. Единственный способ борьбы с ними, который ведем, – фотографируем этих "людей". Естественно, если успеваю среагировать, заметить атаку. Аппарат ещё у нас слабоват, качество снимков страдает. Атакуют и из машин. Разместил фото этих "ребят" в Интернете. Конечно, документы они мне не предъявляли о том, что они – менты. Но, думаю, ошибся я в единицах из опубликованных. Переодеться они могут, но лица и поведение поменять трудно.

Что я хотел бы еще сказать про действия наших спецслужб?

Первое. Что работают они четко, умело, профессионально. От них, если они взялись тебя "вести", не уйдешь.

Второе. Работает много женского пола. В основном, молодые. Возможно, курсанты. Много нерусских; в основном, азербайджанцы.

Третье. Технические средства. Оснащены очень хорошо. Опыт попыток скрыться от них хотя бы на некоторое время показал, что контролируют абсолютно. В метро, на улицах в Москве много видеокамер. Похоже, они все завязаны на центральный пункт в МВД и ФСБ. Контролируют по биллингу, если у тебя мобильный с собой. Перестали брать мобильные – результат не изменился. Появляются перед тобой даже, когда петляли среди домов, по улочкам, в лесу Ромашково на тропинках. Пришли к выводу, что контроль ведется через спутник. Оператор смотрит за нами и руководит агентами, автомашинами. Облачность, дождь, ночь – не помеха. Это мы все прошли и проходим на собственном опыте. Недавно в поиске в Интернете нашли подтверждения наших выводов. Технические возможности для контроля над гражданами безграничны. О том, что на Западе контролируют всех, там пишут давно. У нас – помалкивают. Но, не сомневаюсь, мы не отстали в этой области от них. На охранку власть наших денег не пожалеет.

Четвёртое. Спецотрава. Свои ощущения, что за отрава и как она применяется, я уже писал. Все материалы по делу – в приложении к письму.

Как бороться, если тебя стали преследовать так же, как нас? Или – другим способом прессовать. Лучший способ – коллективная взаимовыручка. Мы должны объединяться. Особенно те, кто активно занимается общественной деятельностью. Обменяться телефонами, по одному стараться не ходить. Говорить своим, куда идешь, фотографировать и вести видеосъемку, где возможно. Если четко поняли, кто вас атаковал или преследует, и вы не один (или справитесь сами) – хватайте его и к ментам для составления протокола. "Хватать" надо с предложением тому добровольно пройтись к милиционеру. Вести аудио- и другую фиксацию разговоров.

То, чем занимаются эти менты в гражданском, полностью подходит под уголовные преступления. В случае нас с дочерью – это покушение на убийство. И они это знают. А делают по принуждению начальства, так как давно увязли в этой клоаке. Рады бы выбраться, да грехи у начальников запротоколированы, подписки взяты. Попали они крепко. Спасти их можем только мы, если спасем страну от нелюдей»1. (Откладывает листок. Пауза)


Зимородок: Круто.
Человек в Сером Пиджаке: И вот такое – по несколько штук в неделю. Это из редакции федеральной газеты переслали. (Пауза) Спасает только то, что большинство граждан реагируют правильно – как на параноидальный бред. А то было бы невозможно работать.
Зимородок: В каком смысле?
Человек в Сером Пиджаке: В том смысле, что вот этот жалобщик прислал в газету шестьдесят две фотографии тех, кто за ним следит, так на сорока восьми – наши сотрудники. Качество дерьмо, конечно, но узнать можно. А опубликуй их СМИ? Всё. Этак никаких оперативников не напасёшься.
Зимородок: Круто. То есть вы хотите сказать?..
Человек в Сером Пиджаке: Да. Но только потому, что на нас шапочки. А так я молчу.
Зимородок: Угу.
Человек в Сером Пиджаке: Работу ведём серьёзную, есть плоды. Превентивно предотвращаем. В связке с милицией. Трудно, но без труда не выловишь и рыбку из пруда. Очень мешает всякая шелуха, ложные сигналы. Вот вы. Вы ведь отвлекаете, вам понятно? Небылицами своими.
Зимородок (снимает шапочку, комкает и кидает на пол): Так, слушайте. Если в одиннадцать (смотрит на часы), то есть через сорок минут, я не позвоню своим ребятам и не сообщу, что меня арестовали, и в СМИ не уйдёт инфа про нашу акцию, будут ещё три взрыва. В центре города, рядом с правительственными зданиями. Начался рабочий день, пострадают люди. Много людей. Поэтому, может быть, вы прекратите гнать здесь всю эту пургу и дадите мне, наконец, поговорить с кем-нибудь из начальства? Я не тот дебил, что в газетку пишет, я – глава террористической группы, экстремист настоящий, понятно?! И пришёл к вам с чистосердечным признанием! Я предупреждаю вас об угрозе нескольких взрывов! Когда по телефону анонимно звонят и предупреждают о таком же, то вы же проверяете досконально всё, с собаками, людей эвакуируете! Три взрыва будут через сорок минут, три, слышите вы?! Наш подрывник – выпускник химфака МГУ, он вам даже из килограмма карамелек сделает такую бомбу, что всё это ваше здание здоровенное целиком на воздух взлетит! Немедленно принимайте у меня явку с повинной, арестовывайте и сообщайте в СМИ о нашей акции!
Человек в Сером Пиджаке: Боже мой, Боже мой… (Суетливо собирает разложенные на столе бумаги, снимает шапочку, засовывает в карман). Какой же вы террорист, если вы такой нервный? Так нельзя. Надо пить афобазол, донормил, мелаксен, ново-пассит, персен, настойку пустырника или пиона, фито новосед, просто валерьянку, наконец.
Зимородок (достаёт телефон): Я звоню, чтобы взрывали сейчас.
Человек в Сером Пиджаке (встаёт, быстро идёт к выходу): Нет-нет, не надо! С вами сейчас побеседуют! (Выходит)
Зимородок: Сволочи. Уроды. (Вскакивает, подбегает в розетке, орёт в неё) Уроды вы долбанные! (Тяжело дышит) Чёрт... (Опомнившись) Чёрт, что за фигня?
Собеседник Зимородка возвращается с пухлой папкой в руках. Теперь он – в чёрном пиджаке.
Человек в Чёрном Пиджаке (на пороге, с улыбкой): Действительно разговариваете с розетками? Значит, прав был мой подчинённый? А я думал, шутит. Он любитель конспирологии, знаете ли. Впрочем, на его участке работы конспирологию любить необходимо. (Проходит, садится) Садитесь, Алексей Михайлович.
Зимородок: Что?.. Вы меня знаете?
Человек в Чёрном Пиджаке (улыбаясь): Обижаете. (Поднимает папку) Весь вы, как на ладони, Алексей Михайлович. Или вы предпочитаете, чтобы я называл вас Зимородком? (Короткая пауза. Зимородок в замешательстве) Каким же вы оказались прытким говнюком вместе со всей этой вашей зверино-птичьей бандой. (Пауза, с улыбкой смотрит на Зимородка. Потом улыбка гаснет). А ну, сел быстро, я сказал.


ДВА

Захваченный группой Зимородка офис. У стены сидят несколько мужчин-заложников, рядом с ними сидит на стуле Сокол, держит их под прицелом. Лис – за компьютером. Рысь разговаривает по рации в глубине сцены. Зимородок сидит на авансцене, на полу. Балаклав на членах боевой группы уже нет.
Рысь (закончив разговор, подходит, садится рядом с Зимородком): Я ничего не понимаю. Бизон говорит – нет никого.
Сокол: Ерунда какая-то.
Рысь: Почти двое суток прошло. Не может быть, чтобы до них не дошла информация.
Зимородок: Не может.
Рысь: Где они тогда? Не понимаю. Тут за час весь квартал был бы «космонавтами» оцеплен, «Альфа» бы давно могла штурмовать. А они даже на связь с нами не выходят. Бизон говорит – всё, как обычно. Люди ходят, машины ездят, ментов не прибавилось.
Сокол: Ну, это ещё допустим. Например, стягивают силы, хотя двое суток стягивать – это уж прям для войны какой-то.
Зимородок: А у нас что с ними – не война?
Сокол: Не, Зим, я не про это. Почему по радио нет ничего? По телеку? В тырнете почему нет, а? Лис!
Лис: Чего?
Сокол: Что на новостных сайтах?
Лис: Главная новость везде – «Экстремально высокая температура в Москве». Насчёт нас пусто.
Сокол: Ну, нормально вообще. Нормально, а? Пусто.
Лис: Ваще не понимаю ничего. В камментах куча журналистов отметилась – писали, что прямо сейчас в экстренные выпуски всё пойдёт.
Сокол: Прямо сейчас, ага. Двое суток назад.
Зимородок: Пост в Топе ещё?
Лис: Нет, давно нет. Ну, это понятно как раз. Они ж вручную всё крутят, ты знаешь.
Зимородок: Ясно…
Сокол: Что делать будем, Зим?
Заложник 1: Что, обломились?
Сокол: Чего-о?!
Заложник 2: Олег!
Заложник 1 (смеётся): Набрали оружия, воевать пошли, а вот обломитесь! Никому вы на фиг не упёрлись – воевать с вами!
Другие заложники (стонут в полном ужасе): А-але-ег!
Сокол вскакивает, подбегает, замахивается прикладом автомата. Заложник 1 закрывается руками, но продолжает смеяться.
Зимородок: Сокол! Отставить! Истерика у него – не видишь?
Кто-то из заложников громко шепчет «Господи, Господи…»

Сокол хватает Заложника 1 за грудки, трясет, орёт ему в лицо.
Сокол: Чмо ты! Чмо! Чмо офисное! Овощ! Овощ!!! (Кидает Заложника 1, оглядывает заложников. Говорит, распаляясь всё больше). Все, все вы – крысы настоящие. Нет, не крысы – те умные животные, агрессивные, наглые. Вы – бараны, овцы тупые. И всю жизнь раком, в коленно-локтевой позиции. Вас морят, убивают, в мозги вам гадят с утра до ночи – одно дерьмо в голове, – а вы, уроды, только блеете: «Ой, чё-то достало всё, пора валить!» Куда, куда валить вы собрались, вы, тупорылые?! На черта вы кому нужны, там своих долбоклюев выше крыши! Овощи! Умеете только жрать и срать, жрать и срать, ротожопые обыкновенные, подцарство простейших! И ни черта вас больше не волнует, как только пожрать повкуснее и посрать покомфортнее, и чтоб туалетная бумага двухслойная, ароматизированная и с пупырышками!
Зимородок: Сокол…
Сокол (отмахнувшись): Кто вы? Вот кто вы? На кой чёрт живёте? Что делаете? Работаете у полной мразоты, и сами – такая же мразота! Пусть горит всё огнём, пусть страна ваша рушится, а вас только кредит за тачку волновать будет, сэйлы, дисконты, дресс-код, корпоратив, и что – печалька какая – суши уже не те, раньше вкуснее были! А потом очередной пьяный мент убивает кого-нибудь из вас в супермаркете, и вы начинаете верещать: «Ай, ой, куда катится эта страна?!» Она не катится – это вы, вы катите её! Вас за одно словосочетание «эта страна» гасить надо! Потому что если вы про страну, где живёте, говорите не «моя», а «эта», так чего вы требуете от неё? Вы ничего не готовы делать для того, чтобы она стала вашей, так какого чёрта скулите, а?! И для любой страны вы, как сейчас, будете блевотиной, потому что срать на всё хотели, а ваша страна везде, где хавка на столе и сортир тёплый! Перхоть. Накипь. Паразиты. И поэтому вы не смеете верещать, и блеять не смеете, потому что вам нравится быть овцами и нравится, что от вас ничего не зависит! Вот почему я сейчас не пишу свой диплом, а стою тут с автоматом и вещаю вам всё это? Да потому что мне не всё равно! Мне не всё равно до всей этой мерзости! Потому что я ненавижу эту уродскую систему и мне не всё равно, в какой стране будут жить мои дети! А вам всё равно! Вот у тебя, у тебя есть дети? (Тычет дулом в Заложника 1. Тот молчит). Есть, а? Есть?
Заложник 1: Есть.
Сокол: Ну, нормально. (Рыси и Зимородку) И вот такие размножаются. (Заложнику 1) Кто у тебя – сын, дочь? (Тот молчит) Кто, я сказал?
Заложник 2 (умоляюще): Ребята, успокойтесь, пожалуйста. Сын у него. Маленький.
Сокол: Сын. Ну, нормально. Отлично просто. Сын. Вот у такого – сын. Вырастишь его таким же ублюдком, а? А когда он в двенадцать лет на наркоту сядет, которую ему в школе продадут, ты тоже будешь плакать в своей уютной ЖЖ-шечке: «Куда катится эта страна?» А когда его менты отмудохают в шестнадцать, и он у тебя спросит: «Папа, чё за фигня творится?», – ты чё ему скажешь, а? А когда его в двадцать азеры порежут, ты как ему в глаза посмотришь, а?..
Рысь подходит, берёт Сокола за рукав.
Рысь: Ладно, Сокол, брось. Ничего они не поймут, пока не вставит по самые гланды. Овощи, ты же сказал.
Сокол: А?! (Тычет дулом в Заложника 1. Потом отворачивается). Уроды.
Рысь: Ну, всё, всё.
Отходят от заложников. Пауза.
Лис: Слышь, Сокол, а у тебя диплом как называется?
Рысь: Лис, ну ты в тему прям.
Лис: Ну, интересно, правда. А, Сокол?
Сокол: Оно тебе надо?
Лис: Не, ну серьёзно, Сокол? Ты ж биолог типа, что там у тебя?
Зимородок: По ходу, «Ротожопые обыкновенные и как с ними бороться».
Смеются.
Лис: Не, ну правда, чё за тема?
Сокол: «Сравнение экзон-интронной структуры генов и пространственной структуры белков». Легче стало?
Лис: Ни хера се. Это по-русски вообще? (Смеются) А я сейчас курсач пишу, «НДС при операциях с финансовыми вложениями». Задолбался.

Заложник 2: Простите, пожалуйста, а покурить можно?
Зимородок: Что ты спрашиваешь постоянно? Кури.
Заложник 2 закуривает.

Зимородок, Сокол и Рысь на авансцене.
Сокол: Зим, прости. Выбесил он меня.
Зимородок: Да ладно, фигня. Проехали. Всё правильно сказал. Непонятно вот только, что делать.
Рысь: Надо ждать. Надо снять и выложить ещё одно обращение, и ждать. Я предлагаю напрямую позвонить в СМИ. Позвонить и ждать.
Сокол: И сколько ты ждать собираешься? Через несколько часов будет двое суток. Мы говорили, что через двое суток начнём убивать заложников.
Зимородок: Чёрт.
Рысь: И что ты предлагаешь?
Сокол: Догадайся с трёх раз.
Рысь: Сокол…
Зимородок: Он прав.
Рысь: Блин, камрады…
Сокол: Слушай, я чё-то не понимаю. Ты чё, на измену упал? Во время акций не падал никогда, а тут упал? Ты ж боевой чел, Рысь, ты чего?
Рысь: Я не могу так. Это… хэзэ, неправильно это как-то. Акция – это акция. Там всё понятно. Прыгнули, накрыли, отпинали, отошли. А тут… Блин.
Сокол: Чего?
Рысь: «Чего»… Ну, вот давай, Сокол, иди и стрельни в башку вон тому, слева. Иди, давай. Стрельни.
Сокол: А чё в него-то? Я лучше в того истерика пальну. Олега этого.
Рысь: Ага, давай. Вот подойди и выстрели в голову этому Олегу. Давай.
Сокол: Да с чего я в него стрелять должен?
Рысь: Потому что пора убивать заложников, ты же сказал.
Сокол: Так не сейчас же. Двое суток ещё не прошло.
Рысь: А, то есть не время ещё? А вот через (смотрит на часы) два с половиной часа спокойно подойдёшь и выстрелишь, да? А Лис будет снимать, да?
Сокол: Слушай, чё ты прикопался?
Рысь: Потому что у тебя на словах это всё выходит просто, а я хочу сказать, что это не просто.
Сокол: А такое серьёзное дело, какое у нас сейчас, – оно вообще непростое очень, Рысь. Чё за базары гнилые вообще, я не понял? Если надо будет для освобождения наших десять таких овощей убить – я убью, без пэ. Потому что там – боевые товарищи, реальные люди, а тут – говно на палке, которое ещё и радуется, когда читает, что кого-то из наших закрыли. Да мне по фиг вообще – я сейчас мочкану, кого скажешь. Кого, ну?.. Лис, готовь камеру!
Зимородок: Так, кончай тёрки! Сиди, Лис. Сокол, я думал, ты успокоился. Ты чё заведённый такой? Иди спать ложись, я говорил тебе.
Сокол: Да меня выбешивает, когда начинают вот так сопли на кулак мотать. Ну, Рысь, ты меня разочаровываешь конкретно. Ты посмотри на них. И вот неужели кого-то из них тебе жалко, если за это могут Славку отпустить? Или Семёна?
Рысь (смотрит на заложников, пауза): Ни фига не жалко.
Сокол: Ну, слава Богу.
Рысь: Только без гопничества давайте. Не кого попало. И без всяких там жребиев. Нам их всех расспросить надо и выбрать того, у кого меньше всего родичей.
Зимородок: Смысл?
Рысь: Смысл в том, чтобы как можно меньше людей нас проклинало за гибель любимого родственника. Вот даже у Олега этого придурочного есть сын. Стало быть, и жена есть. И зачем нам нужно, чтобы эта жена сыну потом рассказывала, что его несчастного папу убили те люди, которые сейчас у власти?.. Доходчиво?
Зимородок: Круто.
Сокол: Рысак, ты голова.
Рысь: Потому что, я уверен, сын этого Олега будет расти всё-таки уже при нашей власти.
Сокол: Конечно.
Зимородок: При правильной. Да.


ОДИН

Кабинет. У стола, напротив друг друга – Человек в Чёрном Пиджаке и Зимородок.
Человек в Чёрном Пиджаке: Неприятно признавать себя побеждённым, однако, боюсь, вам придётся это сделать. На мой взгляд, это даже не проигрыш, неуважаемый Зимородок. Это – полноценное фиаско.
Зимородок: Почему вы не отреагировали?
Человек в Чёрном Пиджаке: А зачем? Да, ещё несколько лет назад на каждое публичное собрание оппозиции мы сгоняли по два полка ОМОНа, даже если вас собиралось три калеки в два ряда. Вас принимали и паковали под объективами фотокорреспондентов и телеоператоров, потом их фото и репортажи обсуждали все, кому не лень. Тем самым рекламу мы вам делали ого-го какую. Себе во вред. Но вы же понимаете, что тогда были просто игры в песочнице. Вы решили играть серьёзнее, и мы решили играть серьёзнее, выучившись на собственных ошибках. И теперь, когда вы предлагаете сыграть в вашу игру, мы этого как бы не замечаем. Чтобы победить, не надо играть вообще. Ну, разместили вы свои воззвания в Интернете, ну, прочитало их и увидело несколько тысяч человек – пусть даже несколько десятков тысяч. И что? Ролики ваши снесли, блог засуспендили – ничего не осталось. Была ваша акция, не было её – какая разница? Очередные виртуальные борцуны с режимом.

А вот если бы всё это появилось в федеральных СМИ, да на новостных сайтах – тогда, конечно, дело другое. Тогда эта ваша вылазка стала бы реальностью, от которой не отмахнуться. Нужно ли нам это? Конечно, нет. Поэтому в СМИ пришли люди, представляющие интересы государственной безопасности, и сказали главным редакторам, что если они не хотят нанести этой безопасности урон, – а это сами понимаете, чем чревато, – тогда никаких упоминаний о так называемой «группе Зимородка» в их средстве массовой информации быть не должно. «Нет человека – нет проблемы» – это вчерашний день. А сегодня: нет рассказа о человеке и его делах в СМИ – нет ни человека, ни его дел. Поэтому девяносто девять целых и девять десятых процентов людей в стране совершенно ничего не знают ни о вас, ни о вашей акции... Да, собственно, что это я? Какая акция? Ничего не было.


Зимородок: Круто.
Человек в Чёрном Пиджаке: Ещё как. Отреагируй мы, пойди у вас на поводу – народ бы понял, что это всё серьёзно. Мы своими руками сколотили бы вам трибуну, с которой вы обратились бы ко всей стране. И, учитывая некоторые экономические и политические реалии, какая-то часть страны могла бы проникнуться и встать на вашу сторону.
Зимородок: Они встали бы на нашу сторону, потому что поняли бы, что за нами правда. За нами, а не за вами. За вами – пустота, ложь и гниль.
Человек в Чёрном Пиджаке: За нами – ресурс, молодой человек. Тот ресурс, который не позволил вам изложить вашу так называемую правду. Понимаете? И ресурс большой.
Зимородок: Но не бесконечный.
Человек в Чёрном Пиджаке: На наш век хватит. Уровень развития информационных технологий позволяет предположить, что можно невероятно долго внушать массам всё, что угодно. Конечно, всегда найдутся отдельные маргиналы, озабоченные какими-то химерами и стремящиеся раскрыть другим глаза. Ну, вот вы, например. Однако ресурс, повторяю, велик настолько, что всё гасится практически одним плевком. И три самых важных дня в вашей недолгой жизни, три дня, к которым вы и ваши дружки шли несколько лет, остались совершенно незамеченными подавляющим большинством. Они ничего не знают. Благодаря нам.
Зимородок: Но остаются те, из одной десятой процента, которые знают. Они знают. И ничего вы с этим поделать не можете.
Человек в Чёрном Пиджаке: Да Бог бы с ними. Статистическая погрешность – не более.
Зимородок: Мы не первые. И не последние. И когда-нибудь пойдёт такая лавина, что вам не хватит рук, чтобы заткнуть все дыры.
Человек в Чёрном Пиджаке: Ох, как высокопарно. Вы стихи не пишете, нет? А то многие технари балуются. Что касается дыр, то затыкать их – наша профессия. Предотвратить их появление мы не можем, увы, но уж заткнуть – это отработано.
Зимородок: Прибиваете заплатки на разлезающийся по швам паровой котёл? Ну-ну. Много таких прибивателей было. Всех потом пар сварил.
Человек в Чёрном Пиджаке: Нет, ну вы точно стихи пишете! Как образно всё у вас. А на самом деле, хорохориться вы сейчас можете, сколько угодно, – это всё от осознания поражения, я понимаю. Столько сил и времени потрачено, а результат?
Пауза.
Зимородок: Скажите… Я, возможно, никогда больше не буду иметь возможности поговорить с кем-нибудь типа вас, поэтому хочу спросить. Мне всегда было интересно. Как только я всё понял, как только всё для меня встало на свои места и разложилось по полочкам, меня всегда страшно интересовала одна вещь. Вот скажите, вы вообще понимаете, на чьей стороне стоите, чьи интересы защищаете? Или просто делаете работу и ни о чём не задумываетесь? Вы явно не можете рассуждать о действительности так, как вам скажут по телевизору. И анализировать вы должны уметь. Так что же?
Человек в Чёрном Пиджаке: Я очень понимаю ваш интерес. Но удовлетворить его не могу. Мучайтесь дальше.
Зимородок: Я так и знал. То есть не ждал ответа. Думаю, некоторым из таких, как вы, просто страшно себе на этот вопрос отвечать. Ну, не големы же вы, в самом деле, не киборги из секретной лаборатории. Папа-мама вас родили, учили чему-то, вы, наверное, книжки читали хорошие… Может, прав был Рысь, когда говорил, что у вас кровь меняется, какой-то нечеловеческой становится, и вы уже не способны вести себя по-людски?..
Человек в Чёрном Пиджаке: Рысь? Рысаков Павел Андреевич? Который сегодня с утра нам тут на площади ямку разворотил и всё своими ошмётками уделал?
Зимородок (устало): Как же я вас ненавижу. Если бы вы знали.
Человек в Чёрном Пиджаке: Да на здоровье. Мне от вашей ненависти ни жарко, ни холодно. Вернее, жарковато, конечно, но не от ненависти вашей, а потому что третий день под тридцать градусов уже с утра, город плавится просто. Синоптики говорят, небывалая солнечная активность. А Рысаков ваш, конечно, изрядно нас удивил, потому что мы не думали, что вы так скоро готовы будете перенять опыт исламских шахидов. Но ничего – и про его выходку никто не узнает. Если в Интернет заглянуть, то там чёрным по белому написано: рабочий-таджик переносил взрывчатые материалы для нужд строительства без соблюдения техники безопасности, спецслужбы отрицают возможность теракта. Народ конечно, как окончательно проснётся, забурлит на форумах, что уже и на Лубянской площади небезопасно, потому что понаехавшие чёрт-те что творят. Но к вечеру успокоится всё. К вечеру мы им что-нибудь поинтереснее подбросим для обсуждения.
Зимородок: Где Рысь?
Человек в Чёрном Пиджаке: То есть, то, что от него осталось? Собрали в мешочек и в морг увезли, куда же ещё.
Зимородок: В какой? Мне его матери позвонить надо.
Человек в Чёрном Пиджаке: Уже позвонили. Работаем чётко.
Зимородок: И что сказали?
Человек в Чёрном Пиджаке: Что её сын добровольно отдал жизнь за светлое будущее Отечества, угу. Ну, естественно, несчастный случай, что же ещё мы могли сказать. Без деталей.
Пауза.
Зимородок: Знаете… Я недавно шёл по переходу в метро, и там сидел дядька, на баяне играл, песни пел военные. А недалеко, у стены, стоял пацан, слушал. Ну, маленький пацан, лет десяти. По мордахе видно, что смышлёный. Привалился плечом к стене и слушал. И улыбался так… ну, как дети. Как дети улыбаются. То есть без всяких мыслей разных – вот просто нравится им, хорошо им, они и улыбаются. Светленький такой пацанёнок, симпатичный... С чумазым лицом и одетый в полурваньё какое-то. Беспризорный, наверное. И я тогда подумал… знаете, простить можно многое, даже упырям вроде вас, вроде системы нынешней. Но вот миллионы таких детей – они перевесят все ваши оправдания. Они всё перевесят. Понимаете? И я поражаюсь, как вы не боитесь, у вас ведь тоже есть дети. Неужели вы думаете, что ваши дети, выкормленные слезами и кровью других детей, будут здоровы и счастливы? Как вы не понимаете, что всё всегда возвращается, – всё и всегда? Не к детям вашим вернётся, так к внукам, к правнукам. Вы ведь своими делами всю свою кровь запомоили, весь свой род до скончания веков. И неважно, как далеко вы отправите своих деток учиться, в какие заграничные страны – я сейчас не про человеческий суд говорю, не про земной. Я о карме, если хотите. И если вы сами не боитесь ни Бога, ни чёрта, то хотя бы о детях своих подумали.
Человек в Чёрном Пиджаке: Я бездетный.


НОЧЬ

Офис, захваченный группой Зимородка. Темно, только светится монитор и горит лампа, стоящая на полу. В комнате только Зимородок, Рысь, Сокол. Они стоят на авансцене.
Зимородок: На рассвете мы их отпускаем. Сейчас Зубр, Енот, Бизон, Север и Лис отправятся минировать здания. В восемь я иду писать явку с повинной и потребую, чтобы об акции сообщили во все СМИ, иначе будут взрывы.
Рысь: Давайте пойдём вместе.
Зимородок: Нет, я один. Какая польза, если нас всех закроют? А так возьмут только меня. В конце концов, именно я – командир группы. А вы будете нужны на воле.
Рысь: Я не согласен.
Сокол: Рысь, Зимородок дело говорит.
Рысь: Что, на нары не хочется?
Сокол: Да плевал я на это. У меня уже четыре года в прихожей рюкзак собранный стоит со всем необходимым, если внезапно нагрянут. Так что к нарам я давно готов. Но помнишь, о чём мы говорили? Надо, чтобы серия акций была, одна за другой, всё громче и громче. Только тогда овощей проймёт. Зима закроют – мы останемся дело делать.
Рысь: И толку от нашего дела, если даже в новостях ничего об этом не сообщают? Ну, захватили. Обещали убивать заложников – не смогли.
Сокол: Могли, но не стали.
Рысь: Да, перенесли на сутки. Последнее китайское предупреждение, о-ло-ло. Враги обкакались от страха.
Зимородок: Ну, а ты чё предлагаешь? С утра я пойду сдамся, инфа появится в СМИ, следом вы ещё несколько акций устроите, народ очнётся, наконец, – что не так?
Рысь: Да не очнётся он. Вот что не так. Вот я чего боюсь. Им зомбоящик скажет убиться об стену – они встанут и убьются. Мы должны… я даже не знаю. Что-то невероятное должны сделать. Что-то… не знаю. Чтобы они хоть на минуту жевать перестали и подумали: «Ну, ни фига себе».
Сокол: Ну, а что это может быть? Ядерную бомбу на Кремль сбросить?
Рысь: Зачем на Кремль? Это мировой памятник архитектуры. Что же, если в нём теперь шваль сидит, давайте всё порушим?
Сокол: Это прикол вообще-то был.
Рысь: Я понял вообще-то. Просто уже и так пол-Москвы эти уроды разрушили, так что не надо нам так шутить.
Сокол: Ой, Рысь, ну ужас ты занудный какой бываешь.
Зимородок: Всё, всё, опять тёрки беспонтовые начались. Всё. Я, Рысь, так и не понял, что ты предлагаешь.
Рысь: Я подумаю ещё. Не могу пока сформулировать.
Зимородок: Думай. Но утром я пойду один, и тему мы на этом закрываем.
Рысь: Хорошо.
Сокол: Я покемарю, Зим?
Зимородок: Ложись, конечно.
Рысь: И ты отдохни, Зим. Я подежурю. Подумаю как раз.
Зимородок: Точно? Ну, ладно. Разбуди через пару часов – я тебя сменю.
Сокол (устроившись спать на столе): Эх, Ленку бы во сне увидеть. Не снится, зараза.
Рысь: Да? А мне снилась. Ну, не Ленка твоя, конечно, а Маруся.
Сокол: Угу, ещё бы Ленка. Зарэжу, э.
Зимородок: А мне ничего не снится. Уже давно. (Пауза) Я, камрады, сказать вам хотел… Ну, короче, молодцы мы. Я так рад, что вы… ну, в общем, что у меня такие друзья. И мы молодцы. Завтра я всех там на уши подниму. Такая волна пойдёт – они ошизеют.
Сокол: Конечно!
Зимородок: Главное, помнить, что мы не напрасно всё это сделали. Это всего лишь один кирпичик, их ещё много нужно, но мы свой положили. И потом положим больше.
Рысь: Да.
Сокол: Мы молодцы, Зим. Всё правильно.
Зимородок: Да, всё правильно.


2008-2009 г.

г. Уфа
moshina@yandex.ru

nmoshina@gmail.com

1 Реальный пост в ЖЖ-сообществе terror_fsb


Каталог: files
files -> 1 дәріс : Кіріспе. Негізгі түсініктер мен анықтамалар. Тиеу-түсіру жұмыстары жөніндегі жалпы түсініктер
files -> Қыс ең зақымданатын жыл мезгілі. Бірақ жаралану, сынық, тоңазу, үсіп қалу біздің қысқы тұрмыстың міндетті салдары емес
files -> Қазақ халқының ұлттық ойындары
files -> Тема: Детский травматизм. Травма мягких тканей лица и органов рта у детей. Особенности первичной хирургической обработки ран лица. Показания к госпитализации ребенка
files -> Тематичний план практичних занять


Достарыңызбен бөлісу:




©stom.tilimen.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет