Английский язык с Оскаром Уайльдом



бет1/4
Дата02.04.2019
өлшемі0.6 Mb.
  1   2   3   4
Английский язык с Оскаром Уайльдом
Oscar Wilde

Lord Arthur Savile’s crime and other stories


Оскар Уайльд

Преступление лорда Артура Сэвила и другие рассказы




Перевел Андрей Еремин
Метод чтения Ильи Франка

LORD ARTHUR SAVILE’S CRIME



(Преступление лорда Артура Сэвила)
CHAPTER I (глава 1)
It was Lady Windermere’s last reception before Easter (это был последний прием леди Уиндермир перед пасхой), and Bentinck House was even more crowded than usual (и Бентинк-Хаус был даже более переполнен, чем обычно; house — дом; здание; crowd — толпа; to crowd — толпиться; переполнять, набивать /помещение, пространство/). Six Cabinet Ministers had come on from the Speaker’s Levée in their stars and ribands (шесть министров явились с приема у парламентского спикера в своих орденах и лентах; Cabinet Minister — министр-член кабинета; to come on — появляться в назначенное время; to speak — говорить; выступать с речью; levée — дневной прием при дворе монарха с присутствием одних мужчин; star — звезда, звездочка /знак отличия/; riband /уст./ = ribbon — лента; знак отличия), all the pretty women wore their smartest dresses (все прелестные женщины были в своих изящнейших платьях; woman — женщина; to wear — быть одетым /во что-л./, носить /что-л./; smart — нарядный; изящный, элегантный; dress — платье, одежда), and at the end of the picture-gallery stood the Princess Sophia of Carlsruhe (а в конце картинной галереи стояла принцесса София из Карлсруэ; to stand), a heavy Tartar-looking lady (полная, с татарскими чертами дама; heavy — тяжелый; крупный, массивный; Tartar — татарин, татарка; татарский; to look — смотреть; выглядеть, иметь вид), with tiny black eyes and wonderful emeralds (с крохотными черными глазками и удивительными изумрудами; wonder — чудо; нечто удивительное), talking bad French at the top of her voice (говорившая очень громко на плохом французском; at the top of one`s voice — во весь голос, громогласно; top — вершина; высшая степень), and laughing immoderately at everything that was said to her (и смеявшаяся неумеренно над всем, что ей было сказано = что бы ей ни сказали; moderate — умеренный; to say). It was certainly a wonderful medley of people (несомненно, это была замечательная смесь людей = общество собралось на редкость пестрое; certain — верный, бесспорный; medley — смесь; смешанное общество; разношерстая компания). Gorgeous peeresses chatted affably to violent Radicals (сиятельные леди любезно беседовали с ярыми радикалами; gorgeous — великолепный, блестящий; peeress — супруга пэра; леди; chat — непринужденный разговор; беседа; болтовня; violent — неистовый, яростный), popular preachers brushed coat-tails with eminent sсeptics (прославленные проповедники и известные скептики задевали друг друга фалдами фрака = прославленные проповедники невольно сталкивались с известными скептиками; popular — популярный; to preach — проповедовать; to brushслегка касаться, задевать; coat-tail — фалда /фрака, мундира/: coat — пиджак; пальто; tail — хвост; пола, фалда; tails — фрак /разг./), a perfect bevy of bishops kept following a stout prima-donna from room to room (целая толпа епископов неотступно следовала за дородной примадонной из комнаты в комнату; perfect — совершенный; полный, настоящий /эмоц.-усил./; bevy — компания, собрание /особ. женское/; стая, стадо; to keep doing /smth./ — продолжать делать /что-л./), on the staircase stood several Royal Academicians (на лестнице стояли несколько членов Королевской академии искусств; stair — ступень/ка/; case — коробка; лестничная клетка), disguised as artists (маскирующихся под художников; disguise — маскировка; переодевание; маска; art — искусство), and it was said (и говорили = прошел слух) that at one time the supper-room was absolutely crammed with geniuses (что одно время столовая была совершенно набита гениями = в столовой было не протолкнуться от гениев; cram — давка, толкотня /разг./; supper — ужин; room — комната; зал). In fact, it was one of Lady Windermere’s best nights (действительно, это был один из лучших вечеров леди Уиндермир; fact — факт; истина, действительность; night — ночь; вечер), and the Princess stayed till nearly half-past eleven (и принцесса задержалась почти до половины двенадцатого: «половины после одиннадцати»; to stay — оставаться, задерживаться).
reception [rI`sepS(q)n], crowded [`kraVdId], women [`wImIn], laughing [`lRfIN], disguised [dIs`gaIzd]
It was Lady Windermere’s last reception before Easter, and Bentinck House was even more crowded than usual. Six Cabinet Ministers had come on from the Speaker’s Levée in their stars and ribands, all the pretty women wore their smartest dresses, and at the end of the picture-gallery stood the Princess Sophia of Carlsruhe, a heavy Tartar-looking lady, with tiny black eyes and wonderful emeralds, talking bad French at the top of her voice, and laughing immoderately at everything that was said to her. It was certainly a wonderful medley of people. Gorgeous peeresses chatted affably to violent Radicals, popular preachers brushed coat-tails with eminent sceptics, a perfect bevy of bishops kept following a stout prima-donna from room to room, on the staircase stood several Royal Academicians, disguised as artists, and it was said that at one time the supper-room was absolutely crammed with geniuses. In fact, it was one of Lady Windermere’s best nights, and the Princess stayed till nearly half-past eleven.
As soon as she had gone (как только она ушла; soon — скоро, вскоре; to go — ходить; уходить, уезжать), Lady Windermere returned to the picture-gallery (леди Уиндермир вернулась в картинную галерею), where a celebrated political economist was solemnly explaining the scientific theory of music (где знаменитый экономист с серьезным видом объяснял научную теорию музыки; to celebrate — праздновать; славить/ся/; political economy — политическая экономия; solemn — серьезный, важный) to an indignant virtuoso from Hungary (негодующему виртуозу из Венгрии), and began to talk to the Duchess of Paisley (и начала говорить с герцогиней Пейсли; to begin). She looked wonderfully beautiful with her grand ivory throat (она выглядела изумительно прекрасно: величественная белоснежная шея; grand — великий; величественный, благородный; ivory — слоновая кость; цвета слоновой кости; throat — горло, гортань), her large blue forget-me-not eyes (большие светло-голубые глаза; blue — синий; голубой; forget-me-not — незабудка; светло-голубой цвет; to forget — забывать), and her heavy coils of golden hair (и густые, тяжелые локоны золотых волос; heavy — тяжелый; обильный, густой; coil — виток, кольцо). Or pur they were (это было чистое золото /фр./) — not that pale straw colour (не тот бледный соломенный цвет; straw — солома; цвет соломы, бледно-желтый) that nowadays usurps the gracious name of gold (который в наши дни удерживает благое имя золота = величается золотом; to usurp — узурпировать, незаконно захватывать; gracious — милостивый; благодатный), but such gold as is woven into sunbeams or hidden in strange amber (а такое золото, которое вплетено в солнечные лучи или сокрыто в таинственном янтаре; to weave — плести; сплетать; вплетать; sun — солнце; beam — луч; to hide — прятать/ся/, скрывать/ся/; strange — странный, необычный); and they gave to her face something of the frame of a saint (и они придавали ее лицу нечто от святого = святые черты; to give — давать; придавать; frame — каркас, остов; склад, характер), with not a little of the fascination of a sinner (с немалым очарованием грешницы; not a little — немало, изрядно; sin — грех). She was a curious psychological study (она являлась интересным психологическим феноменом; curious — любопытный; необычный, курьезный; study — изучение; предмет /достойный/ изучения).
solemnly [`sPlqmlI], talk [tLk], beautiful [`bjHtIf(q)l], colour [`kAlq], usurps [jH`zE:ps], psychological [,saIkq`lPGIk(q)l]
As soon as she had gone, Lady Windermere returned to the picture-gallery, where a celebrated political economist was solemnly explaining the scientific theory of music to an indignant virtuoso from Hungary, and began to talk to the Duchess of Paisley. She looked wonderfully beautiful with her grand ivory throat, her large blue forget-me-not eyes, and her heavy coils of golden hair. Or pur they were — not that pale straw colour that nowadays usurps the gracious name of gold, but such gold as is woven into sunbeams or hidden in strange amber; and they gave to her face something of the frame of a saint, with not a little of the fascination of a sinner. She was a curious psychological study.
Early in life she had discovered the important truth (в молодости: «рано в жизни» она открыла /для себя/ важную истину) that nothing looks so like innocence as an indiscretion (ничто не похоже на невинность так, как опрометчивость; to look like — быть похожим, выглядеть как; discretion — осторожность, благоразумие); and by a series of reckless escapades (и с помощью ряда опрометчивых проделок; escapade — веселая проделка, смелая выходка), half of them quite harmless (половина из них /была/ совершенно безобидной; harm — вред, ущерб; зло), she had acquired all the privileges of a personality (она приобрела все привилегии видной личности). She had more than once changed her husband (она более, чем однажды = не раз меняла мужа); indeed, Debrett credits her with three marriages (в действительности, «Дебретт» приписывает ей три брака; Debrett — «Дебретт» /ежегодный справочник дворянства; издается с 1802 г./; credit — вера, доверие; заслуга, честь; to credit with — приписывать /кому-л. что-л./; to marry — женить/ся/, выходить замуж); but as she had never changed her lover (но поскольку она никогда не меняла любовника), the world had long ago ceased to talk scandal about her (свет давно прекратил злословить на ее счет; world — мир, свет; общество; ago — тому назад; to talk — говорить; сплетничать, судачить; scandal — скандал; злословие, сплетни). She was now forty years of age, childless (теперь ей было сорок лет, /она была/ бездетна; age — возраст; child — дитя), and with that inordinate passion for pleasure (и обладала той неумеренной страстью к удовольствиям) which is the secret of remaining young (которая является секретом молодости: «/того, чтобы/ оставаться юной»).

Suddenly she looked eagerly round the room (вдруг она нетерпеливо оглядела комнату; to look round — оглядываться кругом; eager — страстно желающий /чего-л./, нетерпеливый), and said, in her clear contralto voice (и сказала чистым контральто), ‘Where is my cheiromantist (где мой хиромант)?’

‘Your what, Gladys (твое что, Глэдис)?’ exclaimed the Duchess, giving an involuntary start (воскликнула герцогиня, невольно вздрогнув; start — начало; вздрагивание; to give a start — вздрогнуть; voluntary — добровольный; сознательный).
discovered [dIs`kAvqd], truth [trHT], half [hRf], husband [`hAzbqnd], talk [tLk], pleasure [`pleZq], cheiromantist [`kaIqrqmxntIst]
Early in life she had discovered the important truth that nothing looks so like innocence as an indiscretion; and by a series of reckless escapades, half of them quite harmless, she had acquired all the privileges of a personality. She had more than once changed her husband; indeed, Debrett credits her with three marriages; but as she had never changed her lover, the world had long ago ceased to talk scandal about her. She was now forty years of age, childless, and with that inordinate passion for pleasure which is the secret of remaining young.

Suddenly she looked eagerly round the room, and said, in her clear contralto voice, ‘Where is my cheiromantist?’

‘Your what, Gladys?’ exclaimed the Duchess, giving an involuntary start.
‘My cheiromantist, Duchess (мой хиромант, герцогиня); I can’t live without him at present (не могу жить без него теперь; can’t = can not; present — настоящее /время/).’

‘Dear Gladys (дорогая Глэдис)! you are always so original (ты всегда так оригинальна),’ murmured the Duchess, trying to remember what a cheiromantist really was (пробормотала герцогиня, пытаясь вспомнить, что же такое хиромант; really — действительно, на самом деле), and hoping it was not the same as a cheiropodist (и надеясь, что это не то же самое, что и мозольный оператор).

‘He comes to see my hand twice a week regularly (он регулярно приходит дважды в неделю, чтобы посмотреть на мою руку; hand — рука /кисть/),’ continued Lady Windermere (продолжала леди Уиндермир), ‘and is most interesting about it (и очень ей интересуется; most — в высшей степени, чрезвычайно).’

‘Good heavens (о боже; heavens — небеса)!’ said the Duchess to herself (подумала герцогиня; to say to oneself — сказать себе; подумать про себя), ‘he is a sort of cheiropodist after all (все-таки: «после всего» он что-то вроде мозольного оператора; sort — сорт, вид, род). How very dreadful (как очень ужасно = какой кошмар; dread — страх, ужас). I hope he is a foreigner at any rate (надеюсь, он, по крайней мере, иностранец; foreign — иностранный, чужеземный). It wouldn’t be quite so bad then (тогда это не было бы так уж плохо).’

‘I must certainly introduce him to you (я должна непременно представить его вам).’
without [wI`DaVt], always [`Llw(e)Iz], murmured [`mE:mqd], foreigner [`fPrInq]
‘My cheiromantist, Duchess; I can’t live without him at present.’

‘Dear Gladys! you are always so original,’ murmured the Duchess, trying to remember what a cheiromantist really was, and hoping it was not the same as a cheiropodist.

‘He comes to see my hand twice a week regularly,’ continued Lady Windermere, ‘and is most interesting about it.’

‘Good heavens!’ said the Duchess to herself, ‘he is a sort of cheiropodist after all. How very dreadful. I hope he is a foreigner at any rate. It wouldn’t be quite so bad then.’

‘I must certainly introduce him to you.’
‘Introduce him (представить его)!’ cried the Duchess (вскричала герцогиня); ‘you don’t mean to say he is here (не хочешь ли ты сказать, что он здесь; don’t = do not; to mean — иметь в виду, подразумевать)?’ and she began looking about for a small tortoise-shell fan (и она начала искать глазами маленький черепаховый веер; to look about — оглядываться по сторонам; tortoise — черепаха /сухопутная/; shell — панцирь /черепахи, краба/) and a very tattered lace shawl (и весьма потрепанную кружевную шаль; to tatter — рвать/ся/ в клочья; превращать/ся/ в лохмотья; lace — шнурок; кружево), so as to be ready to go at a moment’s notice (с тем чтобы быть готовой уйти в любой момент; notice — извещение; предупреждение).

‘Of course he is here (разумеется, он здесь); I would not dream of giving a party without him (мне бы и в голову не пришло устроить прием без него; dream — сон; мечта; to dream — видеть сон; мечтать; to dream of — думать, помышлять; to give a party — позвать гостей, устроить вечер). He tells me I have a pure psychic hand (он говорит, у меня безупречная одухотворенная рука; psychic — духовный; психический; обладающий сверхъестественными способностями), and that if my thumb had been the least little bit shorter (и что если бы мой большой палец был чуть-чуть короче; least — самое меньшее; меньше всего), I should have been a confirmed pessimist, and gone into a convent (я была бы убежденной пессимисткой и ушла бы в монастырь).’

‘Oh, I see (а, понятно)!’ said the Duchess, feeling very much relieved (сказала герцогиня с большим облегчением: «чувствуя себя очень облегченной»); ‘he tells fortunes, I suppose (полагаю, он предсказывает судьбу; fortune — счастье; фортуна, судьба; to tell fortunes — гадать, предсказывать судьбу)?’
introduce [,Intrq`djHs], psychic [`saIkIk], thumb [TAm], convent [`kPnvqnt], fortunes [`fLC(q)nz]
‘Introduce him!’ cried the Duchess; ‘you don’t mean to say he is here?’ and she began looking about for a small tortoise-shell fan and a very tattered lace shawl, so as to be ready to go at a moment’s notice.

‘Of course he is here; I would not dream of giving a party without him. He tells me I have a pure psychic hand, and that if my thumb had been the least little bit shorter, I should have been a confirmed pessimist, and gone into a convent.’

‘Oh, I see!’ said the Duchess, feeling very much relieved; ‘he tells fortunes, I suppose?’
‘And misfortunes, too (и не судьбу = неудачи тоже; misfortune — беда, неудача, несчастье),’ answered Lady Windermere (ответила леди Уиндермир), ‘any amount of them (все, что угодно: «любое их количество»). Next year, for instance (в следующем году, например), I am in great danger, both by land and sea (я /буду/ в большой опасности и на суше, и на море; both — оба, обе; и тот и другой), so I am going to live in a balloon (поэтому я собираюсь жить на воздушном шаре), and draw up my dinner in a basket every evening (и поднимать /к себе/ обед в корзине каждый вечер; to draw — тащить, тянуть; dinner — /поздний/ обед, ужин). It is all written down on my little finger (это все написано на моем мизинце: «маленьком пальце»; to write), or on the palm of my hand, I forget which (или на ладони руки, я не помню, где; which — какой?, который? /из них/).’

‘But surely that is tempting Providence, Gladys (но это, несомненно, /означает/ искушать провидение, Глэдис; sure — уверенный; несомненный).’

‘My dear Duchess, surely Providence can resist temptation by this time (моя дорогая герцогиня, несомненно, провидение умеет не поддаваться искушению к этому времени = уже давно научилось не поддаваться искушению). I think every one should have their hands told once a month (я думаю, каждому следует гадать по руке раз в месяц; to tell), so as to know what not to do (чтобы знать, чего не /нужно/ делать). Of course, one does it all the same (конечно, /потом/ все равно это делаешь; one — один; используется в неопр.-личных предложениях; all the same — тем не менее; все равно), but it is so pleasant to be warned (но так приятно быть предупрежденной/предостереженной). Now if some one doesn’t go and fetch Mr. Podgers at once (так вот, если кто-нибудь сейчас же не приведет мистера Поджерса; to fetch — /сходить и/ привести, принести; at once — тотчас, немедленно), I shall have to go myself (мне придется пойти самой).’
answered [`Rnsqd], written [rItn], month [mAnT], warned [wLnd]
‘And misfortunes, too,’ answered Lady Windermere, ‘any amount of them. Next year, for instance, I am in great danger, both by land and sea, so I am going to live in a balloon, and draw up my dinner in a basket every evening. It is all written down on my little finger, or on the palm of my hand, I forget which.’

‘But surely that is tempting Providence, Gladys.’

‘My dear Duchess, surely Providence can resist temptation by this time. I think every one should have their hands told once a month, so as to know what not to do. Of course, one does it all the same, but it is so pleasant to be warned. Now if some one doesn’t go and fetch Mr. Podgers at once, I shall have to go myself.’
‘Let me go, Lady Windermere (позвольте мне /пойти/, леди Уиндермир),’ said a tall handsome young man (сказал высокий красивый молодой человек), who was standing by (который стоял рядом), listening to the conversation with an amused smile (слушая разговор с веселой улыбкой; to amuse — развлекать; позабавить, развеселить).

‘Thanks so much, Lord Arthur (большое спасибо, лорд Артур); but I am afraid you wouldn’t recognise him (но, боюсь, вы бы его не узнали = вы его не узнаете).’

‘If he is as wonderful as you say, Lady Windermere (если он такой замечательный, как вы говорите, леди Уиндермир), I couldn’t well miss him (я его сразу узнаю: «я совсем не мог бы его не заметить»; well — хорошо; вполне, весьма; to miss — упустить; не заметить). Tell me what he is like (скажите мне, как он выглядит; to be like — быть похожим /на кого-л., что-л./), and I’ll bring him to you at once (и я тотчас приведу его к вам).’

‘Well, he is not a bit like a cheiromantist (ну, он совсем не похож на хироманта; bit — небольшое количество, частица). I mean he is not mysterious, or esoteric, or romantic-looking (я хочу сказать, он не таинственный = в нем нет ничего таинственного, или эзотерического, или романтического). He is a little, stout man (это маленький, полный человечек), with a funny, bald head (со смешной лысой головой), and great gold-rimmed spectacles (в огромных очках с золотой оправой; to rim — снабжать ободком, обрамлять); something between a family doctor and a country attorney (что-то между семейным доктором и провинциальным адвокатом; country — сельская местность, провинция). I’m really very sorry, but it is not my fault (мне, право, очень жаль, но это не моя вина). People are so annoying (люди так раздражают; annoying — раздражающий; надоедливый; to annoy — досаждать; докучать, раздражать).



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет