А. Н. Трущелев1, К. В. Варыханова



Дата07.03.2018
өлшемі154.02 Kb.
УДК159.99
ВЫБОР СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ СОТРУДНИКАМИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ НАЛИЧИЯ У НИХ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ
А.Н. Трущелев1, К.В. Варыханова2

Иркутский национальный исследовательский технический университет,

664074, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.

Рассмотрены основные научные подходы к изучению эмоционального выгорания и совладающего поведения. Представлены результаты эмпирического исследования стратегий совладающего поведения как фактора преодоления эмоционального выгорания у сотрудников уголовно-исполнительной системы. Показано, что конструктивные стратегии совладающего поведения способствуют преодолению эмоционального выгорания, а деструктивные стратегии, напротив, усиливают процесс его формирования.



Ключевые слова: уголовно-исполнительная система (УИС); экстремальные условия; стресс; правоохранительные органы; синдром эмоционального выгорания; стратегии совладающего поведения; ассертивные действия; вступление в социальный контакт; импульсивные действия; избегание; агрессивные действия; деперсонализация; эмоциональное напряжение; профессиональная мотивация.
SELECTING STRATEGIES OF CONDUCTING BEHAVIOR BY EMPLOYEES OF THE CRIMINAL-EXECUTIVE SYSTEM DEPENDING ON THE PRESENCE OF THE EMOTIONAL FIRE

A.Trushchelev, K.Varykhanova

Irkutsk National Research Technical University,

83 Lermontov St., Irkutsk, 664074

The main scientific approaches to the study of emotional burnout and coping behavior are considered. The results of an empirical study of the strategies of coping behavior as a factor for overcoming emotional burnout in UIS employees are presented.It is hown that constructive strategies of coping behavior contribute to overcoming emotional burnout, and destructive strategies, on the contrary, strengthen the process of its formation.



Keywords: penitentiary system, emotional burnout syndrome, coping behavior strategies, assertive actions, entry into social contact, impulsive actions, avoidance, aggressive actions, depersonalization, emotional tension, professional motivation.
На современном этапе развития российского общества в условиях социально-экономической нестабильности, конкуренции на рынке труда, социальных стрессов растут требования, предъявляемые к профессионализму, коснулось это и сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС). Условия, в которых протекает профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов, по праву называют экстремальными. Они стимулируют развитие стресса, в результате возникает реальная угроза физической и психической безопасности сотрудников правоохранительных структур, что способствует возникновению у них эмоционального выгорания, раздражительности, тревоги.

В связи с этим успешная психологическая подготовка к экстремальным условиям профессиональной деятельности, определяемая как профессиональная экстремально-психологическая подготовка, помогает сотрудникам успешно усвоить профессиональные знания, умения, навыки, сформировать специфические профессионально важные качества, к числу которых в первую очередь относится стрессоустойчивость.

По мнению Н.Е. Водопьяновой, на фоне этого повышается вероятность формирования эмоционального выгорания. Оно возникает под влиянием внешних и внутренних стресс-факторов, проявляется в виде приглушенных эмоций, исчезновения остроты чувств и переживаний. Происходят конфликты с коллегами, утрачивается вера в собственные силы [1].

Изначально феномен психического выгорания появился как социальная проблема. Наблюдение за работниками разных профессий показало, что те испытывают постоянное эмоциональное истощение, потерю мотивации и работоспособности. Для обозначения данного феномена и был введен специальный термин «burnout» – выгорание [цит. по: 2].

В отечественной психологии первые упоминания об этом феномене были найдены в работах Б.Г. Ананьева, который употреблял аналогичный понятию «выгорание» термин «эмоциональное сгорание» для обозначения отрицательного явления, возникающего у людей профессий типа «человек – человек» и связанного с межличностными отношениями. Данный феномен был только зафиксирован, но не подтвержден эмпирическими разработками. В дальнейшем интерес к его изучению вновь возрос благодаря работам В.Е. Орла, изучавшего стресс [3].

А.А. Рукавишников считает, что синдром эмоционального выгорания следует рассматривать как негативное психологическое явление, которое проявляется через психоэмоциональное истощение, развитие дисфункциональных профессиональных установок и снижение профессиональной мотивации. По мнению В.В. Бойко, научные подходы к изучению эмоционального выгорания представлены также в трудах Н.Е. Водопьяновой, Е.С. Старченковой, Г.А. Макаровой [4]. Авторы выделяют следующие симптомы эмоционального выгорания: усталость, утомление, истощение, психосоматическое недомогание, негативное отношение к работе, раздражительность, негативную Я-концепцию, злоупотребление алкоголем, табаком. По мнению ученых, синдром эмоционального выгорания является одним из признаков профессиональной деформации личности и представляет собой приобретенный стереотип эмоционального поведения, который сказывается на эффективности труда.

В.Е. Орел полагает, что причины синдрома эмоционального выгорания могут быть подразделены на две группы:

1. Субъективные (индивидуальные), связанные с особенностями личности, возрастом (молодые сотрудники больше подвержены риску «выгорания»), системой жизненных ценностей, убеждениями, способами и механизмами индивидуальной психологической защиты. К данной группе относятся личностное отношение к выполняемым видам деятельности, взаимоотношениям с коллегами по работе, членами своей семьи, а также высокий уровень ожидания результатов своей профессиональной деятельности, преданности моральным принципам, проблема невозможности ответить на просьбу отказом, сказать «нет», склонность к самопожертвованию. Больше всего подвержены «выгоранию» и первыми выходят из строя, как правило, самые ответственные сотрудники – те, кто наиболее добросовестно относится к своей работе, переживает за полученные результаты, жертвует личным временем, здоровьем.

2. Объективные (ситуационные), напрямую связанные со служебными обязанностями, с увеличением профессиональной занятости, недостаточным пониманием своих должностных обязанностей, неадекватной социальной и психологической поддержкой руководства [3].

Эмоциональное выгорание как динамический процесс характеризуется нарастающей степенью выраженности всех его проявлений. В.В. Бойко выделяет три последовательно развивающиеся фазы:



  • напряжения, включающего глубокие переживания различных психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворенность собой, ощущение «загнанности в клетку», тревогу и депрессию;

  • резистенции, подразумевающей неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, эмоционально-нравственную дезориентацию, экономию эмоций и редукцию профессиональных обязанностей;

  • истощения – эмоционального дефицита и отстраненности, деперсонализации, психосоматических и психовегетативных нарушений [4].

Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой установлено, что одним из факторов синдрома выгорания является продолжительность стрессовой ситуации, ее хронический характер. На развитие хронического стресса у представителей «коммуникативных» профессий влияют ограничение свободы действий, использования имеющегося потенциала, монотонность работы, высокая степень неопределенности в оценке осуществляемой работы, неудовлетворенность собственным социальным статусом [1]. В условиях стресса необходимо всем сотрудникам использовать способы совладающего поведения реализуемого посредством применения различных копинг-стратегий. Совладающее поведение направлено на устранение ситуации психологической угрозы, на поддержание баланса между требованиями среды и ресурсами, которые удовлетворяют этим условиям. Психологическое значение копинга заключается в том, чтобы эффективнее адаптировать человека к требованиям ситуации, овладеть ею, смягчить эти требования, постараться избежать их или привыкнуть к ним, погасить возникшее стрессовое воздействие.

Следует отметить, что в психологической литературе понятия «совладающее поведение» и «копинг-поведение» чаще рассматриваются как синонимы. Копинг-стратегии классифицируются по различным основаниям, но, несмотря на множество вариантов поведения, по мнению Р. Лазаруса и С. Фолкман, могут быть объединены в два стиля реагирования:

1. Проблемно-ориентированный стиль, направленный на рациональный анализ проблемы, связан с выполнением плана разрешения трудной ситуации, проявляется в таких формах поведения, как самостоятельный анализ случившегося, обращение за помощью к кому-либо, поиск дополнительной информации.

2. Эмоционально-ориентированный стиль – результат эмоционального реагирования на ситуацию, не сопровождающуюся конкретными действиями, проявляется в виде попыток не думать о проблеме, вовлечения других в свои переживания, желание забыться во сне или с помощью алкоголя [5].

Проблемно-ориентированный стиль является конструктивным вариантом разрешения проблемы, а субъективно-ориентированный – неконструктивным, при котором формы поведения характеризуются наивной оценкой происходящего.

Совладающее поведение, особенно эмоционально-ориентированное, по своим целям и механизмам имеет много общего с психологическими защитами. По сравнению с ними данное поведение более осознано и в меньшей степени основано на искажении чувств или действительности.



Нами было проведено исследование в одной из колоний ГУФСИН России по Иркутской области, находящейся в г. Иркутске. В нем приняли участие 30 сотрудников охраны УИС, из них 24 мужчины и 6 женщин. Дежурства осуществляются ими круглосуточно, испытуемые вооружены, а условия работы приближены к оперативным. Возраст испытуемых варьируется от 25 до 35 лет.

Были использованы следующие методики:

1. Опросник «Диагностика профессионального выгорания» (MBI) К. Маслач и С. Джексона.

Методика создана для определения степени выраженности и распространенности синдрома выгорания среди профессионального контингента, содержит 3 шкалы: «эмоциональное истощение», «деперсонализация», «редукция профессиональных достижений».

2. Опросник SACS («Стратегии преодолевания стрессовых ситуаций») С. Хобфолла, адаптированный Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой. Он содержит девять моделей преодолевающего поведения: ассертивные действия, вступление в социальный контакт, поиск социальной поддержки, осторожные действия, импульсивные действия, избегание, манипулятивные (непрямые) действия, асоциальные действия, агрессивные действия.

В процессе анализа результатов по методике К. Маслач и С. Джексона мы получили данные, которые представлены в таблице.

Распределение показателей профессионального выгорания по уровням у сотрудников охраны УИС


Шкала

Количество испытуемых по уровням выгорания

высокий

средний

низкий

Эмоциональное напряжение

4

8

18

Деперсонализация

(личностное отдаление)



15

8

7

Редукция личностных достижений

0

3

27


Из таблицы видно, что 18 испытуемых имеют низкие показатели по шкале «эмоциональное напряжение». Это свидетельствует о повышенном эмоциональном фоне, активной позиции, эмоциональной вовлеченности в социальные контакты. Сотрудники полны оптимизма и энергии, ориентированы на решение проблем – собственных и коллег. Могут продуктивно работать длительное время, не испытывая усталости, что очень важно из-за специфики их сложной профессиональной деятельности в условиях, приближенных к боевым.

Высокий уровень эмоционального напряжения имеют 4 охранника, средний – 8. Можно предположить, что у этих сотрудников имеет место процесс истощения эмоциональных, физических, энергетических ресурсов. Сниженный эмоциональный фон, эмоциональное перенасыщение, истощение проявляется в хроническом эмоциональном и физическом утомлении, эмоциональной пустоте, равнодушии и холодности по отношению к окружающим. Отмечены признаки депрессии и раздражительности, проявляющиеся ситуативно. На них мы обратили особое внимание, так как они указывают на группу риска. Эти сотрудники правоохранительных органов вооружены, а условия работы приближены к боевым, в связи с чем возможны срывы, непредсказуемые действия. Низкие показатели отмечены по шкале «редукция личностных достижений» почти у всех испытуемых, а именно у 27 сотрудников. Для них характерна позитивная оценка себя, своих профессиональных достижений и успехов, служебных возможностей. Это является очень важным моментом в условиях оперативной обстановки, связанной с риском для жизни при работе со спецконтингентом сотрудников правоохранительных структур.

Средний уровень по шкале «редукция личностных достижений» имеют оставшиеся 3 охранника. У таких сотрудников нормальный уровень самооценки, но в ситуации интенсивных социальных контактов может проявляться некоторая тенденция к негативному оцениванию себя, своих профессиональных достижений и успехов. Высокого уровня выгорания ни у кого из испытуемых не было выявлено, что объясняется хорошей профессиональной подготовкой.

К сожалению, высокий уровень отмечен по шкале деперсонализации у 15 испытуемых. Это свидетельствует о специфической форме социальной дезадаптации сотрудников, работающих с людьми, отбывающими наказание, имеет место выраженная деформация отношений с сослуживцами. Это может быть повышенная зависимость от других или проявление негативизма, циничности и негативных установок по отношению к окружающим, подчиненным.

У оставшихся 7 испытуемых были выявлены низкие показатели по шкале деперсонализации. Это свидетельствует о том, что данным сотрудникам не свойственны деформации в области эмоциональных отношений с другими сотрудниками. Для них характерна нацеленность на взаимодействие с окружающими, включенность в проблемы последних. Такие работники активно сотрудничают с сослуживцами, чутко реагируют на оценки с их стороны, обладают чувством юмора, активны, позитивно настроены. Вместе с тем мы обратили внимание на то, что иногда они критичны по отношению к окружающим и абсолютно не критичны в оценке самих себя.

В процессе анализа данных по методике C. Хобфолла «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS)» мы получили результаты, которые представлены на рисунке.
Распределение показателей стратегий преодолевающего поведения в стрессовых ситуациях у сотрудников охраны: по оси ординат – количество испытуемых; по оси абсцисс – ассертивные действия (АД), вступление в социальный контакт (ВСК), поиск социальной поддержки (ПСП), осторожные действия (ОД), импульсивные действия (ИД), избегание (Из), манипулятивные действия (МД), асоциальные действия (АсД), агрессивные действия (АгД)
Они указывают на то, что активная стратегия в виде ассертивных действий (уверенных действий) выражена в высокой степени у 12 сотрудников, в средней – у 6 респондентов. Это свидетельствует о том, что данные работники умеют выражать свои мысли и чувства в социально-приемлемой форме, готовы принять ответственность за свои действия, стремятся разрешать проблемы конструктивно, добиваясь их решения. Необходимо отметить, что данная стратегия – самая эффективная: ее наличие у человека также указывает на высокий уровень эмоционально-личностной зрелости, целостности личности, наличие устойчивой системы ценностей, принятие себя и других.

Стратегия вступления в социальный контакт выражена в высокой степени у 7 испытуемых, а в средней степени – у 14 сотрудников охраны. Поиск социальной поддержки предпочитают 13 работников, а у 8 эта модель выражена в средней степени. Данные показатели свидетельствуют о том, что испытуемые в стрессовых ситуациях прибегают к помощи близкого значимого окружения: коллег, родных, друзей, знакомых. Преодоление стресса осуществляется путем возвращения эмоционального равновесия за счет социальной поддержки, ориентации на опыт других людей, укрепления уверенности через поддержание тесных взаимосвязей с окружением, поиска в общении личностных ресурсов для преодоления профессионального стресса.

В целом, данная стратегия является достаточно конструктивной, но нужно отметить, что только в том случае, когда поиск социальной поддержки не связан со снятием с себя ответственности за принятие решений. Это зависит от личностных особенностей человека.

Неконструктивная, пассивная стратегия в виде осторожных действий представлена на высоком уровне у 21 испытуемого. Сотрудники охраны могут долгое время обдумывать и тщательно взвешивать все возможные варианты решений, стремятся избегать риска, проверять информацию, долго готовятся, прежде чем действовать, чего нельзя сказать об оставшихся 9 испытуемых. Они могут, не задумываясь о последствиях, сделать то, что считают одним и единственно правильным решением. Следует заметить, что в профессиональной деятельности сотрудников охраны УИС подобные действия не всегда уместны.

Установлено, что использование импульсивных действий допускают 25 работников в высокой степени, а низкая степень выраженности выявлена только у 3 человек. Это говорит о том, что испытуемые склонны действовать по первому побуждению, под влиянием внешних обстоятельств или эмоций без предварительного обдумывания своих поступков, взвешивания всех «за» и «против» и принятия наиболее целесообразных и обоснованных решений. В условиях пенитенциарного учреждения, по нашему мнению, это недопустимо, так как может привести к непредсказуемым последствиям.

Нами выявлено, что у 17 сотрудников показатели по шкале избегания имеют высокую степень выраженности, низкая же степень характерна для 8 охранников. Это говорит о том, что данные испытуемые стараются избегать решительных действий, требующих большой напряженности и принятия ответственности за последствия. Им свойственно стремление отдалиться от напряженной ситуации, откладывать решение возникшей проблемы, думать о чем-то другом, отвлекаться на иные занятия и виды деятельности. Это совершенно недопустимо, поскольку специфика службы обязывает быть всегда наготове.



Непрямая стратегия, выражающаяся в модели манипулятивных действий (защитное поведение), в средней степени проявляется у 10 сотрудников охраны, в низкой степени – у 17. Можно сказать, что половина испытуемых использует данную модель в качестве защиты от тревоги. Неуверенность у этой группы людей проявляется в том, что они мобилизуют силы не на самостоятельное решение проблем, а на то, чтобы другие решили их проблемы. При этом они могут успешно воздействовать на сослуживцев, умеют убеждать, манипулировать. Следует заметить, что большая часть испытуемых старается самостоятельно решать свои проблемы и не привлекать к этому других лиц, чтобы как можно меньше коллег знало о существовании этих проблем. Каждый сотрудник испытывает опасения относительно стабильности работы, боится казаться неуверенным, ненадежным. Естественно, что при такой стратегии испытуемые со средним и высоким уровнем выраженности рассматриваемого показателя оказываются зависимы от других людей, и если они не смогут на них воздействовать, то возникает угроза, что ситуация не будет преодолена. Данную стратегию также нельзя отнести к конструктивной.

Асоциальные стратегии в виде асоциальных действий выражены в высокой степени у 10 испытуемых. Это значит, что большинство охранников готовы пойти на риск, для таких людей нет никаких преград, которые смогут их остановить.

Агрессивные действия выявлены в высокой степени у 15 работников, в низкой – у 12. Мы видим, что половина сотрудников готова проявлять агрессию, чтобы изменить ситуацию, и неприязнь и гнев по отношению к тому, что создает проблему. Но есть и те работники, которые не считают агрессию методом избавления от проблемы, а наоборот, полагают, что, используя агрессию, можно усугубить ситуацию и предпочитают разрешать проблемы, не применяя агрессивных действий.

Эмпирическое исследование показало, что 18 сотрудников охраны УИС в стрессовых ситуациях используют активные (ассертивные действия) стратегии поведения, в результате у них отмечен высокий уровень преодоления эмоционального выгорания. Это уверенные, активные и ответственные в профессиональной деятельности сотрудники.

К сожалению, нами выявлено, что у большинства испытуемых показатели пассивных стратегий и моделей совладающего поведения представлены на высоком либо среднем уровне («осторожные действия», «импульсивные действия» и «избегание»). Для данных сотрудников характерно психоэмоциональное напряжение в ситуации стресса, повышение неуверенности в себе, снижение самооценки, чувство растерянности, низкая работоспособность, внезапные эмоциональные вспышки. Полагаем, что в экстремальных профессиональных условиях у них могут возникнуть значительные проблемы.

Нами было выявлено, что у большинства сотрудников такие показатели эмоционального выгорания, как «эмоциональное напряжение» и «редукция личностных достижений», представлены на низком уровне. Для них характерна позитивная оценка себя, своих профессиональных достижений, они энергичны, полны оптимизма и нацелены на решение проблем в рамках выполняемой ими профессиональной деятельности. К сожалению, у 15 охранников отмечены высокие показатели деперсонализации личности, что недопустимо в их профессиональной деятельности. Для таких сотрудников характерна высокая степень раздражительности и нетерпимости в ситуациях общения, они проявляют негативизм по отношению к другим людям, отстраняются от любых проблем.

По результатам исследования авторами выделены условно 2 группы испытуемых: к первой относятся сотрудники с высоким уровнем эмоционального выгорания, которые предпочитают деструктивные стратегии, а именно импульсивные, манипулятивные, агрессивные, асоциальные действия, ко второй – работники с низким уровнем эмоционального выгорания, для которых характерны конструктивные стратегии, такие как ассертивные действия, поиск социальной поддержки, вступление в социальный контакт.

Таким образом, в процессе исследования была выявлена структура взаимосвязей, подтверждающая предположение о том, что конструктивные стратегии совладающего поведения являются средством преодоления эмоционального выгорания у сотрудников УИС, а использование деструктивных стратегий, напротив, усиливает процесс его формирования. В связи с этим необходимо профессиональное психологическое сопровождение сотрудников уголовно-исполнительной системы и своевременное оказание помощи тем из них, у кого наблюдаются проявления эмоционального выгорания и недостаточной сформированности конструктивных стратегий совладающего поведения.

Библиографический список
1. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. СПб: Питер, 2009. 335 с.

2. Нартова-Бочавер С.К. «Copingbehavior» в системе понятий психологии личности // Психологический журнал. М.: Кострома, 2007. Т. 18, № 5. С. 20–30.

3. Орёл В.Е. Синдром психического выгорания личности. М.: Изд-во Института психологии РАН, 2011. 330 с.

4. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. СПб: Питер, 2010. 105 с.

5. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования // Эмоциональный стресс / Под ред. Л. Леви. М.: Медицина, 1970. С. 178–208.


1Трущелев Алексей Николаевич, студент 4 курса, e-mail: Huey.ej@mail.ru

Trushchelev Alexey , student 4 courses, e-mail: Huey.ej@mail.ru



2Варыханова Клара Викторовна, кандидат биологических наук, доцент кафедры психологии,

e-mail: varklar@mail.ru

Varykhanova Klara, Candidate of Biology, Associate Professor of the Department of Psychology,

e-mail: varklar@mail.ru




Каталог: sys -> mod -> attach.php?journals -> 2017
2017 -> ’1 о понятии поля как инструмента анализа юридического дискурса о. А. Крапивкина
attach.php?journals -> ’25 Владение словом – один из основных ресурсов профессиональной компетентности начинающего переводчика
attach.php?journals -> Анализ историографических версий о связях тунгусов с историей центральной азии
2017 -> Саморазвитие личности в восточных оздоровительных практиках
attach.php?journals -> Система образования великобритании и ее отличия от российской системы образования
attach.php?journals -> Новые методы повышения производительности труда менеджеров
attach.php?journals -> Методы утилизации и основные направления применения


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет