1. Статья подготовлена в рамках проекта по гранту Российского гуманитарного



Pdf көрінісі
бет1/3
Дата02.04.2019
өлшемі218.94 Kb.
  1   2   3

2 4 0

  •  


Л О Г О С  

1   [ 9 1 ]   2 0 1 3   •



Немецкий университет

 XIX


 века 

и дисциплинарная специализация 

философии

1

М А К С И М   Д Ё М И Н



А

ЛЬБОМ, выпущенный в 1860 году по случаю 50-летне-

го юбилея Берлинского университета, украшен литогра-

фическим изображением

2. На переднем плане — триум-

фальная арка, в саду за которой виднеется здание самого уни-

верситета. На своде арки — портреты венценосного основателя 

университета Фридриха Вильгельма

 III

, правящего короля Прус-



сии Фридриха Вильгельма

 IV


 и регента прусского королевства 

принца Вильгельма 

I

. На  правой и  левой опорах — портреты 



36 ректоров. Центральная часть свода арки украшена изображе-

нием восседающей на троне женщины. Одетая в античную туни-

ку с совой у ног, она жестом рафаэлевского Платона одной рукой 

указывает наверх, а другой держит открытую книгу.

Литография на  торжественном альбоме — редкий для ску-

пых на отвлеченные рисунки академических изданий

 XIX

 века 


пример визуального представления идеи главного университета 

Пруссии, состоящей в утверждении единства университетской 

корпорации, члены которой служат истине под покровитель-

ством королевской семьи. Афина Паллада, как олицетворение 

университетской науки, служит важным для той эпохи симво-

лом преемственности: прусская столица объявляет себя наслед-

ницей самого эмблематического из античных полисов. Иконо-

графия университета призвана убеждать зрителя, что немецкая 

1. Статья подготовлена в рамках проекта по гранту Российского гуманитарного 

научного фонда 

(РГНФ

) «Институциональная история философии: фор-



мирование профессиональной философии в немецкой институциональ-

ной среде

 XVIII–XX

 веков» 12–03–00451 (а).

2. Die Gründung der Königlichen Friedrich-Wilhelms Universität zu Berlin  / 

R. A. Köpke (Hg.). Berlin: Dümmler, 1860.

2013_1_Logos.indb   240

2013_1_Logos.indb   240

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



 

•   М А К С И М   Д Ё М И Н   •  

2 4 1

наука воплощает античные идеалы знания. Изображение совы 



Минервы, повадки которой, согласно известному изречению 

Гегеля, подобны философии, кажется более оправданным, ибо 

классическая наука немыслима без любви к мудрости. Как из-

вестно, идеология приобретает свою убедительность не за счет 

проговоренности тезиса, а, наоборот, в силу апелляции к неяв-

ному, но всеми подразумеваемому. Данное изображение хорошо 

иллюстрирует представление об особой роли философии в прус-

ской модели университета. Именно ей отводилось место глав-

ной инстанции, легитимирующей все научное знание, «зодчим»

которого, согласно метафоре Канта, выступает философ. Такое 



3. Arbeiter am Gebäude der Wissenschaft  — «работник [при постройке] здания 

наук». См.: Кант И. Антропология с прагматической точки зрения / Пер. 

2013_1_Logos.indb   241

2013_1_Logos.indb   241

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



2 4 2

  •  


Л О Г О С  

1   [ 9 1 ]   2 0 1 3   •



представление хорошо вписывается в картину становления наук 

о человеке в

 XIX

 веке, часто рисуемую как процесс эмансипации 



новых областей знания от архаичных стандартов. И оно же пи-

тает ностальгию по золотому веку философии, пронизанной пе-

чальной тоской по утерянному единству знания.

Однако насколько такое представление об устройстве немец-

кого университета

 XIX


  века соответствует действительности? 

Не  являемся  ли мы жертвами аберрации дисциплинарной па-

мяти в своем следовании за идеологическими конструкциями, 

созданными одновременно с  транслирующими их института-

ми? Представляется, что для ответа на эти вопросы нужно сме-

нить исследовательскую перспективу и посмотреть на историю 

немецкой философии как на процесс становления одной из уни-

верситетских дисциплин. Важно понять, как сказалось на ака-

демической философии воплощение гумбольдтовской модели 

университета, во многом инспирированной самими философа-

ми; исследовать, как реагировала философия на изменения ме-

тодологических стандартов университетского знания; проанали-

зировать, насколько философия могла поддерживать, а иногда 

и инициировать успешное междисциплинарное взаимодействие 

в рамках немецкой науки

 XIX


 века.

«ФИЛО С О Ф СКИЕ УМЫ» И РЕФ ОРМЫ 

НЕМЕЦКОГО УНИВЕР СИТЕТА НАЧА ЛА XIX ВЕКА

В конце


 XVIII

 столетия целесообразность университета как глав-

ного образовательного и научного центра ставилась под сомне-

ние по всей Европе. Если в 1789 году на территории Западной Ев-

ропы насчитывалось 143 университета, то к 1815 году их осталось 

только 83. Во Франции были ликвидированы 24 университета, 

еще 12 трансформированы в специальные высшие учебные заве-

дения. Из 34 немецких университетов остались только 18, в Ис-

пании число университетов сократилось до 10

4.

с нем.  Н. М. Соколова // Кант И. Соч.: В 6 т. М.: Мысль (Философское на-



следие), 1966. Т. 6. С. 528.

4. Geschichte der Universität in Europa — Gesamtwerk. In 4 Bänden: Geschichte der 

Universität in Europa. Bd. 3. Vom 19. Jahrhundert zum Zweiten Weltkrieg 

1800–1945 / W. Rüegg (Hg.). S.17. Подробнее о кризисе немецкого универ-

ситета конца

 XVIII


 столетия см.: Hardtwig W. Krise der Universität. Stu-

dentische Reformbewegung 1750–1819 und die Sozialisation der jugendlichen 

deutschen Bildungsschicht. Aufriß eines Forschungsproblems // Geschichte 

und Gesellschaft . 1985. 11. S. 155–174. См. также: Андреев А. Ю. Российские 

университеты

 XVIII


 — первой половины

 XIX


 веков в контексте универ-

ситетской истории Европы. М.: Знак, 2009. С. 331–350.

2013_1_Logos.indb   242

2013_1_Logos.indb   242

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



 

•   М А К С И М   Д Ё М И Н   •  

2 4 3

Катализатором радикального сокращения числа универси-



тетов послужили наполеоновские войны. Революционные по-

трясения и  последовавшая за  ними стабилизация, связанная 

с  приходом к  власти Наполеона, способствовали радикально-

му переустройству всей системы образования. Все университе-

ты Франции были объединены в рамках так называемого госу-

дарственного Имперского университета, факультетами которого 

становятся отдельные специализированные вузы: школы права, 

медицины, фармакологии, факультеты наук, искусств и теологии. 

Имперский университет, таким образом, становился своего рода 

Министерством образования, в задачи которого входил контроль 

над всеми научными профессиями и инженерными специально-

стями. Государство контролировало весь процесс обучения, на-

чиная с учебного плана и заканчивая порядком проведения экза-

менов, оно следило за политической и религиозной лояльностью 

университета, а также устанавливало строгую, почти военную 

дисциплину для обучаемых и  тех, кто им преподавал. Эволю-

ция французской системы образования, новая идеология кото-

рой распространялась по Европе вместе с французскими войска-

ми, составила тот идейно-политический контекст, в котором го-

товились реформы университета в Германии

5.

Реформы немецкого университета заключались в  его пере-



устройстве в соответствии с новым пониманием смысла обра-

зовательной деятельности и техник научного исследования. Эти 

последние во многом опирались на известное сочинение И. Кан-

та «Спор факультетов», ставшее одним из теоретических осно-

ваний образовательных реформ. Кант сравнивает факультет-

ское устройство университета с фабрикой, на которой имеет ме-

сто разделение труда. Причиной, заставившей Канта обратиться 

к этой теме, стало недовольство цензурными ограничениями, ко-

торым подвергли его работы коллеги с теологического факуль-

тета. Реформа университета понималась Кантом как основанная 

на принципах, выведенных из разума, как борьба с предрассуд-

ками сложившихся традиций. Главная мысль, проводимая кё-

нигсбергским мыслителем, состояла в утверждении значимости 

философского факультета, который из  подразделения, выпол-

няющего подготовительные функции для трех других «высших» 

факультетов — медицины, права и теологии, — должен был пре-

вратиться в центральное звено всей академической структуры.

Однако как представлял Кант сам философский факультет? 

Не углубляясь в анализ структуры факультета, Кант описывает 

его следующим образом:

5. Подробнее о французской модели на русском языке см.: Сокулер З. А. Знание 

и власть: наука в обществе модерна.

 СП

б.:


 РХГИ

, 2001. С. 114–144.

2013_1_Logos.indb   243

2013_1_Logos.indb   243

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



2 4 4

  •  


Л О Г О С  

1   [ 9 1 ]   2 0 1 3   •



Философский факультет имеет два отделения: отделение исто-

рического познания (к которому относится история, география, 

языкознание, гуманистика со  всем, что дает природоведение

опирающееся на эмпирическое знание) и отделение чистого по-

знания разумом (чистой математики и чистой философии, мета-

физики природы и нравов); между обоими отделениями сущест-

вует взаимная связь. Именно поэтому философский факультет 

включает все части человеческого знания (стало быть, истори-

чески и высшие факультеты), но делает все эти части (а именно 

специфические учения или предписания высших факультетов) 

не содержанием, а лишь предметом своего исследования и сво-

ей критики, имея целью пользу всех наук

6

.

Создание на философском факультете двух отделений мало со-



ответствовало реальной организации протестантских универ-

ситетов времен Канта. К  концу

 XVIII

  века по  своей структуре 



философский факультет являлся наследником средневеково-

го факультета свободных искусств, обучение на  котором, со-

гласно концепции Меланхтона, в  ходе реформации было до-

полнено занятиями по  истории, литературе, а  также препода-

ванием греческого и  древнееврейского языков

7. Предложения 

по  реформированию университета были не  лишены слабых 

мест


8. В частности, Канта практически не интересовали образо-

вательные функции университета. Его заботило включение в об-

разование тех разделов знания, без которых невозможно пло-

дотворное научное исследование. Акцент на исследовательской 

деятельности университета превращал его в подобие Академии 

наук, что было, очевидно, недостаточным для успешного рефор-

мирования учреждения. Новый университет должен был полу-

чить и новую образовательную программу, разработка которой 

и стала задачей мыслителей следующего поколения.

Противопоставление «нижнего» философского факульте-

та трем «высшим» факультетам постулируется Фридрихом Шил-

лером за несколько лет до того, как был опубликован «Спор фа-

культетов» Канта. В 1789 году уже известный к тому времени пи-

сатель, автор «Разбойников», Шиллер читает публичную лекцию 

при вступлении в должность профессора Йенского университета. 

6. Кант И. Cпор факультетов / Пер. с нем. Ц. Г. Арзаканьяна // Кант И. Соч.: В 6 т. 

М.: Мысль, 1966. Т. 6. С. 325.

7. Höfl echner W. Bemerkungen zur Diff erenzierung des Fächerkanons und zur Stel-

lung der philosophischen Fakultäten im Übergang vom 18. auf das 19. Jahr-

hundert // Artisten und Philosophen. Wissenschaft s- und Wirkungsgeschichte 

einer Fakultät vom 13. bis zum 19. Jahrhundert / R. C. Schwinges  (Hg.).  Basel, 

1999. Bd. 1. 297–317.

8.  Mittelstraß J. Der Streit der Fakultäten und Philosophie // Kant im Streit der 

Fakultäten / V. Gerhardt (Hg.). Berlin: de Gruyter, 2005. S. 39–60.

2013_1_Logos.indb   244

2013_1_Logos.indb   244

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



 

•   М А К С И М   Д Ё М И Н   •  

2 4 5

Выступление под названием «Что такое всеобщая история и с ка-



кой целью ее следует изучать?» имело оглушительный успех. Лек-

ция была построена на идее радикального обновления образова-

тельной системы. Писатель противопоставляет два учебных плана:

Учебный план (Studierplan) ученого, работающего ради хлеба на-

сущного (Brodgelehrte), отличается от учебного плана, который 

составляет себе философский ум (der philosophische Kopf). Пер-

вый, если он прилежен, заботится лишь о том, чтобы выполнить 

условия, вытекающие из  его служебных обязанностей, и  вос-

пользоваться возможными выгодами. <…> Философский ум со-

единяет то, что ради хлеба ученый разъединяет

9

.

Понимая историю как процесс перехода из «естественного состоя-



ния» в «рассудочное», Шиллер предписывает университету, а вер-

нее, философскому факультету как его центру новую роль — вос-

питание нации посредством культуры. Методологические пробле-

мы исторического исследования Шиллер предлагает решать при 

помощи философского аппарата: «Философия превращает агрегат 

в систему, в разумное и закономерно связанное целое»

10.

Можно лишь догадываться, что испытывали профессора, 



представители высших факультетов, слушая радикальные вы-

сказывания  Шиллера, бóльшая часть символического капита-

ла которого была приобретена вне университетских стен. Одна-

ко его романтический посыл нашел поддержку среди философ-

ски ориентированных мыслителей. Анализу университетского 

устройства и осмыслению задач научной деятельности посвяще-

ны ключевые работы конца 1790-х — начала 1800-х годов, а именно 

«Лекции о назначении ученого» (1794) Фихте и «Лекции о методе 

академического образования» (1802) Шеллинга. Согласно Фихте 

и  Шеллингу, во  главу угла в  новом образовательном учрежде-

нии должны быть помещены научные исследования, обращен-

ные на воспитание нового поколения, описываемого в терминах 

высокого исторического предназначения. Учет социально-идео-

логического контекста, сложившегося вокруг образовательных 

реформ, может служить хорошим ресурсом для адекватного про-

чтения данных текстов и понимания особенностей философских 

построений того времени, во многом инициированных стремле-

нием к институциональному строительству.

Здесь же имеет смысл коснуться лишь терминологического 

аспекта, прояснив специфику употребления таких понятий, как 

9.  Шиллер Ф. В  чем состоит изучение мировой истории и  какова цель этого 

изучения / Пер. с нем. Е. Книповича // Шиллер Ф. Собр. соч.: В 7 т. М.: 

Гос. изд. художественной литературы, 1956. Т. 4. С. 10–13.

10. Там же. С. 24–25.

2013_1_Logos.indb   245

2013_1_Logos.indb   245

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



2 4 6

  •  


Л О Г О С  

1   [ 9 1 ]   2 0 1 3   •



«философия», «философ» и близких к ним по содержанию. Уже 

текст Шиллера показывает, что названные понятия несут оце-

ночный характер и большей частью определяются через проти-

вопоставление тому, что не есть философия. В целом за слова-

ми «философ» или «философский ум» скрывается конгломерат 

многозначных, но мало проясненных понятий. Сходную карти-

ну представляют сочинения Фихте и Шеллинга. Философия, как 

особая область знания, оказывается трудноопределимой и, что 

не менее важно, плохо поддающейся трансляции. Фихте прямо 

говорит о «неопределенности (Unbekanntschaft ) сущности фило-

софии»

11, Шеллинг утверждает, что она является «особым да-



ром, предоставленным судьбой»

12. Сам же философ определяет-

ся как учитель мудрости (Weisheitslehrer), просвещенный ученый 

(vollendete Gelehrte), собственно философ (eigentliche Philosoph). 

Сложности с  уяснением сути философии приводят Шеллинга 

даже к  парадоксальному утверждению, что философского фа-

культета «нет и быть не может… что он является всем, именно 

поэтому не может быть ничем в особенности»

13.

Йенские интеллектуалы были не единственными, кто активно 



предлагал реформировать систему образования. Необходимость 

реформ университетской системы обсуждалась в немецком об-

ществе на протяжении долгого времени, еще начиная с 1770-х го-

дов


14. Для осуществления реформ требовался консенсус между 

представителями разных интеллектуальных традиций и школ. 

Кроме того, требовались политическая воля и талантливый ад-

министратор, который мог бы координировать действия всех за-

интересованных лиц. Волею судеб победа наполеоновских войск 

под Йеной, приведшая к оккупации значительной части Пруссии 

и закрытию в 1806 году университета в Галле, совпала с желани-

ем Фридриха Вильгельма

 III

 превратить Берлин в крупную науч-



ную метрополию. Вильгельм фон Гумбольдт, задействовав свои 

широкие интеллектуальные связи, сумел привлечь представите-

11. Fichte J. G. Deducirter Plan einer zu Berlin zu errichtenden höhern Lehranstalt // 

Fichte, Schleiermacher, Steff ens über das Wesen der Universität. Mit einer 

Einleitung / Ed. Spranger (Hg.). Leipzig: Durr (Philosophische Bibliothek), 

1910. S. 28.

12. Шеллинг  Ф. В. Й. Лекции о методе университетского образования / Пер. с нем. 

И. Л. Фокина // Лекции о методе университетского образования.

 СП

б.: 


Миръ, 2009. С. 53.

13. Там же. С. 70.

14. Gelegentliche Gedanken über Universitäten / M. Ernst ((Hg.). Leipzig: Reclam, 

1990. Bibliotheca geographica Germaniae. Literatur der Landes und Volks-

kunde des Deutschen Reichs, bearb. im Auft rage der Zentral-Kommission für 

wissenschaft liche Landeskunde von Deutschland / P. E. Richter  (Hg.).  Leip-

zig, 1896. S. 785–789.

2013_1_Logos.indb   246

2013_1_Logos.indb   246

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31


 

•   М А К С И М   Д Ё М И Н   •  

2 4 7

лей разных дисциплин и университетских традиций к организа-



ции «с нуля» университета нового образца.

Помимо кардинальных изменений в стандартах философии, 

в немецкоязычном академическом ландшафте конца

 XVIII


 сто-

летия произошла еще одна, выражаясь в терминах Томаса Куна, 

«смена парадигм». Новые практики и  задачи филологическо-

го исследования послужили тем важным ориентиром, который 

позволил успешно реализовать в новом университете принцип 

«единства обучения и исследования».

Новая исследовательская парадигма филологического знания, 

заключавшаяся в переосмыслении соотношения между истори-

ко-филологической интерпретацией, критикой и герменевтикой 

и в выработке новых исследовательских практик, стала предме-

том исследования Энтони Графтона

15. Филология перестает рас-

сматривать античные тексты только как тексты, прекрасные в сво-

ей завершенности, работа с  которыми требовала исключитель-

но герменевтической процедуры, нацеленной на интерпретацию 

имеющихся разночтений. Новая стратегия предполагала на  ос-

новании разночтений реконструкцию всей истории текста, вы-

явление и атрибуцию разных списков литературного памятника. 

Проводниками научной революции стали ученые из ведущих уни-

верситетских центров Германии конца

 XVIII

 столетия. Христиан 



Гейне (Heyne) в Гёттингене, Готфрид Герман в Лейпциге, Август 

Вольф (до приглашения в 1807 году в Берлин) в Халле организовы-

вали и руководили особым подразделением — филологическим се-

минаром. Новая структура оказалась настолько востребованной, 

что очень быстро получила в свое распоряжение значительные 

средства и приобрела влияние на университетское управление.

Графтон обращает внимание, что к концу

 XVIII


 века вводит-

ся новая процедура обучения классической филологии. Изучение 

древних языков теперь представляет собой комбинацию тради-

ционных лекций с  инновативной формой — семинарскими за-

нятиями. Технология проведения семинаров была заимствова-

на антиковедами у богословов, однако применение ее в процессе 

изучения литературных текстов свидетельствовало о существен-

ном сдвиге в понимании предмета занятий. Использование но-

вых форм преподавания сделало традиционную филологию пе-

редовой дисциплиной.

Восемь–десять студентов собирались вместе один-два раза 

в неделю на семинаре, чтобы научиться разбирать тексты так, 

как это следовало делать в  школьном классе. Так, устав Лейп-

15. Графтон Э. От полигистора к филологу (как преобразилась немецкая наука 

об античности в 1780–1850-е годы) / Пер. с англ. С. Силакова // Новое ли-

тературное обозрение. 2006. № 82. С. 59–92.

2013_1_Logos.indb   247

2013_1_Logos.indb   247

16.04.13   10:31

16.04.13   10:31



2 4 8

  •  


Л О Г О С  

1   [ 9 1 ]   2 0 1 3   •



цигского семинара гласил, что участник семинара должен разъ-

яснять аудитории каждый отрывок (чем в основном и занима-

лись на семинарских занятиях), делая упор на «грамматических», 

а не на «эстетических» интерпретациях. Следовало

прилежно останавливать внимание на каждом слове по отдель-

ности, на их написании, этимологии, значениях, их употребле-

нии разными авторами в разные эпохи… не пропускать ни одно-

го слова или грамматической формы, ни одного тропа, фигуры 

речи или периода и  вообще ничего, что важно для установ-

ления подлинного текста, его разбора или иллюстрирования 

примерами

16

.



Распространение семинарской работы изменило и содержание 

традиционных лекций. Они все чаще продумывались и читались 

как систематические введения в самостоятельную научную ра-


Каталог: pdf -> logos


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет