’1 о понятии поля как инструмента анализа юридического дискурса о. А. Крапивкина



Дата08.03.2018
өлшемі93.74 Kb.
УДК 81’1

О ПОНЯТИИ ПОЛЯ КАК ИНСТРУМЕНТА АНАЛИЗА ЮРИДИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

©О.А. Крапивкина1

Иркутский национальный исследовательский технический университет,

Российская Федерация, 664074, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.

Аннотация. Целью настоящей статьи является попытка расширить методологическую базу анализа дискурса путем привлечения понятия поля – одного из основных понятий концепции социального пространства. Юридическое поле, как динамическое взаимодействие экспертов и обывателей, позволяет экспертам контролировать дискурсивное поведение последних, участвовать в формировании определенной картины мира, производить и транслировать дискурсы, которые задают рамки восприятия реальности.

Ключевые слова: поле, юридическое поле, юридический дискурс, эксперт, агенты юридического поля.


CONCEPT OF FIELD AS A TOOL FOR ANALYSIS OF LEGAL DISCOURSE

O.Krapivkina

Irkutsk National Research Technical University

83 Lermontov St., Irkutsk 664074

Abstract. The paper aims to extend the methodological framework of discourse analysis by discussing the concept of field as one of the basic notions of the concept of social space. The legal field as a dynamic interaction between experts and ordinary people allows experts to monitor the discursive behavior, to participate in the formation of a certain picture of the world, to produce and broadcast the discourses that define the framework of reality perception.

References: 8.



Keywords: field; legal field; legal discourse; expert; expert knowledge; agents of legal fields.
В настоящее время социальный конструктивизм является одной из наиболее востребованных парадигм гуманитарного знания. К его эпистемологическим возможностям проявляют интерес все больше и больше исследователей из разных научных сфер.

В данной работе с целью анализа юридического дискурса мы обращаемся к концепции П. Бурдьё, который показал, что существует социальный генезис схем восприятия, мышления и действия (габитуса) и социальных структур и полей [1].

В основе конструктивизма лежит посылка, что индивиды имеют предрасположенность вести себя определенным образом, исходя из приобретенного опыта, который выступает некоей матрицей социального действия. Социальное взаимодействие участников юридических дискурсивных практик, детерминированное нормами и правилами юридического поля, является очевидным доказательством данного тезиса.

Каждый субъект действует в одном или нескольких пространственных полях. На него влияют объективные отношения сил, свойственных этому полю [там же], то есть сфере социальной жизни, которая постепенно принимает социальные отношения, средства и цели, характерные только для нее и потому отличается от других сфер. Власть и внутренняя логика развития права определяют структуру поля.

Юридический дискурс является продуктом функционирования поля, логика которого двояко детерминирована: с одной стороны, особой расстановкой сил, определяющей его структуру и задающей направление конкурентной борьбе, конфликту компетенций; и, с другой стороны, внутренней логикой юридических текстов, очерчивающих в каждый отдельный момент времени пространство возможного.

Поле как арена борьбы включает и борьбу за монополию на толкование закона, которую ведут агенты-эксперты. Суть борьбы состоит в общественно признанной способности интерпретировать корпус текстов, санкционирующих легитимное видение мира [там же]. П. Бурдьё подчеркивает, что юридический текст оказывается ставкой в борьбе по причине того, что толкование является одним из способов присвоения потенциально содержащейся в нем символической власти. Интерпретация закона актуализирует его, адаптируя к новым обстоятельствам. Все агенты юридического поля обладают властью эксплуатировать полисемичность, многозначность юридических формул, стремятся максимально выгодно использовать эластичность закона, а также существующие в нем противоречия, двусмысленности или лакуны.

Результатом символической борьбы экспертов (адвоката и прокурора), мобилизующих юридические ресурсы с целью выиграть дело, является, к примеру, содержание вердикта присяжных заседателей или решения суда. Конфликт противоборствующих сторон трансформируется в диалог экспертов, целью которых является достижение консенсуса в упорядоченном продвижении к истине. Вердикт присяжных или судебное решение являются неким компромиссом между непримиримыми требованиями противоборствующих сторон. Происходит трансформация конфликта сторон в юридически регламентированные прения агентов юридического поля, соблюдающих законы юридического поля.

Социальный разрыв между агентами юридическими поля (экспертами) и их клиентами (обывателями) обосновывается процессом борьбы за монополию, которая выражается в увеличении дистанции между формально определенными правовыми нормами и наивными интуитивными представлениями о явлениях правовой действительности. Так, эксперты осмысливают несправедливость сквозь призму прав, занимаются выявлением этих прав и фактов их нарушения. Отстаивание справедливости / несправедливости, основанное на субъективном чувстве, присуще обывателям, поскольку семиотическая система знаков агентов юридического поля не доступна широкому кругу наивных носителей языка. Такая система позволяет дифференцировать общество «Все» и общество «Мы» [4, с. 118]. Приведем в качестве примера фрагмент выступления прокурора в процессе судебного заседания при зачитывании обвинительного заключения:


Прокурор: Фабула дела всесторонне исследована в зале судебного заседания. Старовойтов по предварительному сговору с Ишкабуловым совершил изнасилование и убийство Кардаша. Остановимся на моментах, которые необходимы для квалификации действий подсудимого Старовойтова.

Обвинительная речь прокурора насыщена уголовно-правовой и криминалистической терминологией – фабула дела, предварительный сговор, квалификация действия подсудимого. Для правильной интерпретации данных терминов субъекты должны владеть профессиональными знаниями, которые уплотняют содержание понятий признаками, имеющими профессиональное значение, релевантными для юридического поля.

Формирование юридического поля предполагает установление границы между экспертами и обывателями. Последние могут выступать лишь клиентами экспертов, обладающих необходимой компетентностью, которая позволяет установить монополию на производство и коммерциализацию юридических услуг. Юридические инстанции «стремятся вырабатывать целые специфические традиции, категории восприятия и оценки, никак не сводимые к категориям неспециалистов, порождая свои проблемы и свои решения согласно логике, полностью герметичной и недоступной для профанов» [1, c. 99]. Рассмотрим примеры:
Прокурор: Согласно заключению судебно-дактилоскопической экспертизы, в квартире убитого обнаружены генетические следы и отпечатки пальцев рук только самого убитого и подсудимой.

Адвокат: Ваша честь, я протестую. Данные доказательства являются недопустимыми.


Данный фрагмент диалога адвоката и прокурора в ходе судебного заседания демонстрирует коммуникацию агентов юридического поля, знакомых с нормами, регулирующими порядок осуществления судебного следствия. В частности, адвокат утверждает о недопустимости доказательств, изложенных стороной обвинения. При этом дескрипция недопустимыми в контексте его высказывания имеет свойство термина – единую интерпретанту с ограниченным объемом. В юридическом поле недопустимыми считаются доказательства, полученные с нарушением требований, установленных процессуальным законом. Все участники коммуникации (прокурор, адвокат, судья) имеют схожий опыт, приобретенный в ходе обучения праву и профессиональной деятельности, поэтому у них не возникает трудностей интерпретации высказывания.

Социальное взаимодействие агентов юридического поля строится на основе юридического габитуса – системы приобретённых схем, действующих на практике как категории восприятия и оценивания. Габитус определяется как «ментальные, или когнитивные структуры», с помощью которых люди действуют в социальном мире [3, с. 459]. Это совокупность диспозиций действия, мышления, оценивания и ощущения, свойства, результирующие приобретение разнообразных знаний и жизненного опыта. Диспозиции приняты индивидом благодаря объективным условиям его социальной траектории. Это продукт субкультуры некоторой общности [6, с. 357]. Рассмотрим пример:


Defender: There is a big case from 1976, State vs. Hill, where the court was bitterly divided five to four, with the dissenters opting for a more liberal definition of insanity.
Адвокат как агент юридического поля описывает ситуацию с помощью терминов юридического сообщества. Не всякий обыватель знаком с регламентом принятия решений коллегиальным судебным органом, предусматривающим возможность выражения особого мнения судьей, не согласным с мнением большинства (dissenter). Знак insanity в юридическом контексте также имеет ограниченный объем, включающий такие признаки, как inability to distinguish fantasy from reality, conduct her/his affairs, uncontrollable impulsive behavior [8], в то время как в языке обывателя insanity нередко отождествляется с такими признаками, как low intelligence и mental deficiency.

Коммуникация в юридическом поле протекает только в соответствии с установленными правилами и нормами, предполагает имплицитное принятие такого способа дискуссии, который подразумевает отказ от простейших форм символического насилия. Право распределяет среди агентов использование разного рода компетенций или возможностей, санкционирует процессы, связанные с использованием этих прав, тем самым легитимируя порядок. Правовой спор разрешается в судебном порядке с соблюдением определенных процедур, опираясь на принципы правосудия. Социальное взаимодействие агентов юридического поля в судебном процессе построено на принципе агона [греч. ’αγων, борьба, состязание], который представляет собой «универсальное качество культуры, заключающееся в состязательности, вытекающей из потребности присваивать, сделать своим иное пространство» [2, с. 32]. В основе этой борьбы лежит аргумент, посредством которого обосновывается позиция участника спора.

П. Бурдьё вводит понятие гомологации, означающее «соглашаться» или «говорить на том же языке». Гомологация создает условия для некой формы рационализации, предсказуемости и просчитываемости [1]. Субъекты, действующие в правовом поле могут рассчитывать на норму, имеющую обязательный характер для всех, и в соответствии с ней просчитывать свои поступки и рассчитывать на определенный результат. Наибольшее преимущество гомологация открывает юристам, которые используют такую формальную норму как инструмент.

Приведем в качестве примера фрагмент защитительной речи адвоката:


Адвокат: Особое внимание прошу уделить тому, что все, даже малейшие сомнения в виновности подсудимого, по закону, надлежит складывать на чашу весов защиты.
Как агент юридического поля, адвокат обосновывает свою позицию, опираясь на формально определенную норму закона, а не на наивные интуитивные представления о справедливости. Обыватели, не обладающие экспертным знанием юристов, свои решения принимают опираясь на феноменологический опыт, наивные представления о правовой действительности, в то время как компетентность агентов юридического поля позволяет конструировать конфликты, предлагая оценку шансов на успех и последствий выбора той или иной тактики поведения.

Знание дает экспертам власть, и для достижения господства эксперты создают «закрытые системы» [7]. «Эксперт прекрасно знает, что только коллега поймет все технические аспекты и тонкости проблемы, находящейся в его ведении, а потому никогда не согласится признать компетентным судьей своих действий обывателя или дилетанта» [5, с. 560].

Одним из главных средств, позволяющих экспертам создавать «закрытые системы» и ограничивать туда доступ обывателям, является терминология – кодовый язык, совокупность знаков, правильная интерпретация которых зависит от наличия экспертного знания. Обладая экспертным знанием как ресурсом манипуляции и находясь в рамках определенной ситуации, эксперт может навязывать собственное видение решения проблемы.

Таким образом, концепция П. Бурдьё позволяет осуществлять анализ социального взаимодействия в юридическом поле с учетом интересов коммуникантов (экспертов и обывателей) и стратегий, используемых ими с целью формирования выгодных для себя конфигураций дискурсивных практик. Юридическое поле как динамическое взаимодействие субъектов, чьи действия продиктованы их статусным положением, как сфера реализации власти эксперта, позволяет контролировать дискурсивное поведение клиентов, управлять социальным взаимодействием. Социальные институты выступают источниками формирования определенной картины мира, которая легитимируется и навязывается обывателям. Социальные институты производят и транслируют дискурсы, которые задают рамки нашего восприятия реальности.


Библиографический список

1. Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. СПб.: Алетейя, 2005. 576 c.

2. Калашникова Н.К. Агональные основы культуры донского казачества: дис. ... канд. филос. наук. Ростов н/Д, 2005. 117 с.

3. Ритцер Д. Современные социологические теории. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002. 688 с.

4. Тюрнева Т.В. К вопросу о природе концепта как базовой единицы познания в условиях дискурса различий // Magister Dixit. 2012. № 4. С. 118–124.

5. Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М.: РОССПЭН, 2004. 1056 с.

6. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности: Диспозиционная концепция. 2-е расширенное изд. М.: ЦСПиМ, 2013. 376 с.

7. Fuller S. Social Epistemology. Bloomington; Indianapolis: Indiana University Press, 1986. 222 p.

8. Law Dictionary [Электронный ресурс]. URL: http://dictionary.law.com (23.06.2017).


1 Крапивкина Ольга Александровна, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков для технических специальностей № 2, e-mail: koa1504@mail.ru

Krapivkina Olga, Candidate of Philology, Associate Professor of Foreign Languages Department for Technical Specialties №2, tel.: 89041317565, e-mail: koa1504@mail.ru



Каталог: sys -> mod -> attach.php?journals -> 2017
2017 -> А. Н. Трущелев1, К. В. Варыханова
attach.php?journals -> ’25 Владение словом – один из основных ресурсов профессиональной компетентности начинающего переводчика
attach.php?journals -> Анализ историографических версий о связях тунгусов с историей центральной азии
2017 -> Саморазвитие личности в восточных оздоровительных практиках
attach.php?journals -> Система образования великобритании и ее отличия от российской системы образования
attach.php?journals -> Новые методы повышения производительности труда менеджеров
attach.php?journals -> Методы утилизации и основные направления применения


Достарыңызбен бөлісу:


©stom.tilimen.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет