Соучастники образовательного процесса (родители)



жүктеу 2.99 Mb.
бет1/16
Дата20.06.2017
өлшемі2.99 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Том 2

«А это какой глагол?» — «Невозвратный». Какое романсное слово! «Не возвратить былых желаний...» «Я встретил Вас, и всё былое...» «Невозвратный...» Как я раньше не замечал?

Соучастники образовательного процесса (родители).
Рекомендации по выработке рекомендаций.
Знание непонятного назначения.
Как слон в зоопарке: издалека поглядеть — на свободе, подойдёшь — по периметру зубья.
Не так на людей поглядеть, как себя показать.
Комплимент остаётся в силе.
Почему «Медный всадник», но «бронзовый конь»?
Мужское отторжение.
Обманутый Цезарь.
На ту ли планету я попал?
Отчаяние жонглёра: «Не знаешь, за что хвататься».
Медведь не только не убит, но ещё и не выслежен. (Л.Г.)
Оживший вулкан (о влюблённости).
Тело, прогретое сном.
Лечение радикулита святыми мощами.
У каждого предмета душа. «У предметов души быть не может». Разумеется, не может, но надо верить, что может, — только так можно органично вписаться в жизнь.
За свои трагедии Софокл был награжден лишь венком из дубовых листьев.
В парикмахерской: «С боков покороче?» — «Да-да, покороче...» А сам: «И сказал царь: жив Господь! не падёт и волос сына твоего на землю». Жик! — упали.
Прощать людям их обыкновенность.
Что-нибудь за что-нибудь непременно зацепится.
«Тут и там в утином пруду среди утят тоскливо растет лебеденок, который так никогда и не погружается в живой поток общения с себе подобными белокрылыми птицами. Тут и там рождается святая Тереза, которой ничего не дано основать, — она устремляется к недостижимой благодати, но взволнованные удары ее сердца, ее рыдания бесплодно растрачиваются и замирают в лабиринте препятствий, вместо того чтобы воплотиться в каком-нибудь деянии, долго хранящемся в памяти людской». (Джордж Элиот, «Мидлмарч».)
Правобережно-нежно.
Что значит «долг платежом красен»? Проценты?
Сделай то, то и то, а не то...

Планктон записных книжек.


Слово на заслуженном отдыхе (историзм).
«Надо жить так, как будто смерти нет». (В.Шкловский, «Письма внуку».)
Удивительное лицо! Какое-то привнесённое.
Труженики моря (пляжники).
Мужской потенциометр.
Встреча с женщиной на своём поле.
«Конструктивный стиль». Сразу ощущение чего-то временного. Всё, что мы делаем, должно делаться навсегда. Навсегда не бывает, но мы должны думать, что навсегда.
Мудрёна вошь.
Всё в комнате да комнате — как парниковый огурец.
Той боли, которая была, уже не будет.
Пока в стену лбом не ударится, не верит, что стена.
Докторесса. (н. м.)
«Истинное образование не подчинено утилитарной цели; его высший смысл — стремление к совершенству. <...> Стремление к образованию, то есть совершенствованию ума и души, — это не утомительный путь к тем или иным ограниченным целям, это расширение нашего кругозора, обогащение нашей способности жить и радоваться жизни». (Гессе Г. Письма по кругу. М. 1987. С. 148.)
Вся соль жизни в пустяках.
Понять это можно только артистически — на минутку став другим человеком.
Обделённость жизнью.

На отшибе цивилизации.


У Порт-Артура броненосец «Петропавловск», с палубы которого Верещагин писал сцену сражения, наткнулся на японскую мину и в полторы минуты затонул. Погибло более 700 человек, в их числе Верещагин и адмирал Макаров.
На улице скользко, только под ноги и гляди. Если бы навстречу шла красивая женщина, я бы её не заметил. А тогда и жить зачем?
Пиктографическая переписка.
Напиток снобов (кофе).
Я только напоминание о том, что должно быть.
Случайные люди в нашей жизни и есть самые неслучайные.
Гоген был сторонником театра без театра, бумажного театра; считал, что всякая постановка искажает мысль и образы пьесы, что только в воображении просвещённого читателя пьеса может состояться.
Во всём провинциальная расчётливость.
Нравственно окрепнуть.
Мужские притязания.
В медкарте призывника: «Подвиги противопоказаны».
Когда я нервничаю, я ем холодную сметану.
Люди редко дотягивают до своих замыслов (я не исключение); потому чаще оцениваешь замысел, чем исполнение.
Как можно было о смерти инвалида с ампутированными ногами сказать «ушёл из жизни»?
Умыться не умылся, а лягушек напугал.
«Делай великое, не обещая великого». (Пифагор)
...И если в раскрытый мой рот не влетела муха, то потому, что ещё зима.
Парки, перешедшие на поточный метод.
Повальная грамотность.
Песенный омут.
Есть много замечательных людей, которым никто не скажет, что они замечательные. А сказать надо.

Человек нуждается в нежности, ласковом слове, без них разрушается здоровье — физическое и психическое, портится характер.

Маяковский был нежным человеком.

Как силён предрассудок ― скрывать лучшее в себе! Что за нелепость: «Отойдём на пару ласковых». Какая неумная ирония!

Ласковое слово — сила, перед которой не устоять. Чего нельзя добиться разумным словом, можно добиться ласковым.
Потусторонним вход воспрещён.
Классика дилетантизма.
Экс-икс.
Человек нравится себе таким, каким он нравится другим. (Н.)
Не в Пиквикский ли клуб я попал?
Я уж не тот скок-поскок.
Страна бедных рифм.
Дар понимания.
Удовольствие лишать себя удовольствий.
Дарительница-природа.
Лозинский замечательно перевёл «Собаку на сене», но одно место меня удивило:

«Я уезжаю, чтоб затих

Враждебный шум. Целую ногу». (3 д., 7 явл.)

Теодоро — Диане. А ещё: «Целую ваши ноги». Теодоро — отцу.


С пожеланием нинакогонепохожести.

Супружеский мандат.


Попасть под детскую коляску.
Воистину из ничего можно сделать всё.
Собственной организованностью противостоять общей неорганизованности жизни.
«По смерти Абу Бакра халифом был выбран Омар. Он поклялся, что из уст самого Мухаммеда слышал откровение Аллаха, повелевающего побивать прелюбодеев и прелюбодеек камнями, и помнил это место из Корана наизусть.

В списках Корана такого откровения не нашли — напротив, там говорилось не о смертной казни за подобное преступление, а о ста ударах палками. Один из самых полных списков Корана хранился в сундуке Хафсы, жены пророка и дочери Омара, — в нем тоже не нашли повеления побивать камнями. И все-таки Омар настоял на своем — было решено считать, что коранический текст, о котором он говорил, существовал, но его съели мыши». (Панова В.Ф., Бахтин Ю.Б., «Пророк Мухаммед». Из Интернета.)


Нерасчётливая расчётливость.
Аскетический завтрак.
Музей современного искусства. (лифт; Н.)
Культработник в колпаке с бубенцами.
Женщину А.Стринберг называл «недоразвитой формой человеческого существа, вершина которой ― мужчина».
Стерильная тишина.
Когда игра закончена, король и пешка возвращаются в одну коробку. (н. м.)
Погода ― вихри враждебные.
Не знаю, чего больше в счастье ― тепла или жара?
Поцеловать на лето. (н. м.)
Воспоминания, пересыпанные нафталином.
«Вы не знаете, что такое смерть? Вот что значит не ходить в воскресную школу». (Ричард Олдингтон, «Все люди — враги».)
Традиционно основным ориентиром для развития натуральной философии оставались теологические построения. Особый интерес натурфилософов к растениям и животным Нового света был вызван тем, что спутники Колумба искали земной рай в устье реки Ориноко. В новых видах растений, животных и птиц старались узнать тех, кто упоминался в св. Писании. Многочисленные споры были связаны с попытками определить, какое именно из растений Нового света описано в Библии под видом «яблони», плоды разных растений называли «библейскими яблоками». В разнообразных видах колибри и заморских птицах с диковинным оперением видели райских птиц. (Из Интернета.)
Официальные гвоздики. (н. м.)
«Сиренью пахло от чернил». (И.Северянин)

Врать мелко, глупо.

Газета «Русский еврей» (80-е годы XIX века).
Налог в виде наложницы.
«Белые мухи...» То есть снег. Пока не задумаешься, вроде, нормально. Задумаешься — неприятно. Мухи. Бр!..
Карта кушаний. (н. м.)
«Королева Елизавета называла его Море. У этого человека нет ни формы, ни границ, ни смысла. Сегодня он не помнит, что говорил вчера. Только что он утверждал, что боготворил кого-то (ту же королеву, к примеру), а теперь жалуется, что в постели у нее пахли ноги». (Най Р. Странствие «Судьбы». М. 1986. С. 206.)
Розовый Рабинович.
Одному богу известно. Если известно.
Чудотворные письма.
Погас свет, и по собственной квартире я, как вор, бродил с фонариком.

«Жизнь льется через край», новая повесть Людвига Тика, с трогательно-очаровательной наглядностью показывает, что человек чистый душою может устоять против судьбы, если у него хватит сил и мужества играючи нести свою ношу, смотреть на нее как бы со стороны, как на некую чисто случайно придвинувшуюся к нему данность внешнего мира». (Ф.Геббель. Избранное в 2 тт. Т. 2. М. 1978. С. 453.)


Третьего не дано (обед без третьего).
Половецкие пляски (дискотека).
Захватанная женщина.
О Брюсове: «Он отлично видел людей и знал, на сколько пуговиц перед каждым стоит застегнуться». (Гиппиус З.Н. Живые лица. Воспоминания. Тбилиси. 1991. С. 40.)
Агонизирующая старость.
Это пожертвование, а не жертва.
Переводчик, который заставит заговорить любого.
Комната как аэродром. (н. м.)
Его невежество простиралось так далеко, что... (н. м.)
«Ванечка у нас весь в папу...», «Ходит, как слон...», «Это вообще ни на что не похоже...» Люди хотят сходств. В сходствах им видится упорядоченность мира.
Санаторно-курортным шагом.
Пугачёва. Тип русской императрицы.
Есть невозможное-трудное и невозможное-невозможное.
Забыть о той, что продела нитку в иглу. (китайское)
Всё обо всём.

Заигрывать со смертью.


А. о моей трудовой книжке: справочник по всем отраслям народного хозяйства.
«В царствование Павла I слово «отечество» было запрещено. Его заменило слово «государство». Полковник Тарасов, не зная об этом, в письме к императору написал «отечество наше», за что отсидел в крепости... Для меня, когда я сегодня прочел об этом, по-новому прозвучала пушкинская строка: «Отечество нам Царское Село!..» Я услышал его как бы ушами мальчика Пушкина — это слово». (А.И.Пантелеев. «Из старых записных книжек».)

Соплехранилище.


Пасмурная интонация.
По-настоящему религиозных людей мало, в основном статисты, кордебалет.
«...Всё можно сказать тому, к кому равнодушен, а от дорогого человека многое хочется скрыть». (Толстой Л.Н. СС в 22 тт. Т. 17-18. М. 1984. С. 325.)
Туманное счастье. (н. м.)
Дети знают о жизни больше взрослых: какой она должна быть и какой когда-нибудь станет.
Без тебя для тебя.
Заготовить комплимент.
В «Сказке о царе Салтане» чудеса начинаются с момента, когда младенец снимает крест:

Мать и сын теперь на воле;

Видят холм в широком поле,

Море синее кругом,

Дуб зелёный над холмом.

Сын подумал: добрый ужин

Был бы нам, однако, нужен.

Ломит он у дуба сук

И в тугой сгибает лук,

Со креста снурок шелковый

Натянул на лук дубовый,

Тонку тросточку сломил,

Стрелкой лёгкой завострил

И пошёл на край долины

У моря искать дичины.
Есть такие чокнутые. Что-нибудь случится, они и живут этим всю оставшуюся жизнь.
«А голос пел: ценою жизни ты мне заплатишь за любовь». (А.Блок)
Исчерпать себя в чьих-то глазах.
Утешительные капли.
Одушевляя в стихах неживые предметы, надо и в жизни уважительно относиться к ним. Хотя бы на место класть.
«Остались от козлика рожки да ножки». Почему ножки, они ведь съедобные? Потому что копытца не рифмуются и в строку не лезут.
В полон таких не берут.
Учительское «Верую»: «Всё, что я преподаю, — нужно».
Мотыльковый сор.
У тебя есть стоп-кран?
Красавица местного значения.
Горизонтальное существование.
В 1856 году, когда Огарёвы приехали в Лондон, Наталья Алексеевна влюбилась в Герцена. Герцен тоже увлёкся молодой Огарёвой, муж которой проявил поразительное великодушие. Новый брак не был оформлен, но фактически Тучкова-Огарёва оставалась женой Герцена до его смерти. Брак не был счастливым, но и расхождения не произошло.

Для рисунка. Невообразимо толстая женщина по телефону: «Я так похудела! Ты меня не узнаешь».


О спортсмене: с физкультприветом.
С телёнком общий язык, со змеёй общее жало.
Лужи, украшенные окурками.
За плугом пританцовывают плохие поэты.
Человечество никогда не запоёт хором.
Муза меланхолии.
Роман наш на время сделался эпистолярным.
Рука Цветаевой, протянутая де Грие.
Записные книжки вели Стивенсон и Уитмен.
Мозолящий взгляд.
В «Новой Элоизе» ученица в конце концов поучает учителя.
Второй серии не будет.
В трагикомическом раньше постигается комическое ― как лежащее на поверхности.
Татуировка: сердце в тисках чешуйчатой синей змеи. Два кинжала. Якорь и крест. На сердце надпись: «Не трожь его, оно и так разбито». (н. м.)
Несбывшиеся люди.
Так хочется внести живое в страну мёртвых! Расколдовать, взять за плечи и растрясти.
Самоварный разговор.
Тайна тайн. (н. м.)
Первобытная красота.
Душа, не умещающаяся в сосуд.
«Даже днём лицо её казалось освещённым луной». (Акутагава Рюноскэ. Новеллы. М. 1959. С. 378.)
Русский человек по-русски не понимает.
Паломничество в жилконтору.
Не приспособлен ни к получению, ни к нанесению ударов.
Идея Анаксимена: всё берётся из воздуха. Метафизично. Красиво. А теперь чего только не производят из природного газа.
Колесо истории — треугольное.
В поцелуе что-то есть от причастия.
Отвращение к правильности усиливается с каждым днём. Хочется всё трясти, мять, ворошить, переиначивать. Правильные предложения наводят уныние. Где нет игры, нет вообще ничего.
Может, всё остальное, и правда, к лучшему — только не это.
Кафка требовал, чтобы после его смерти рукописи были сожжены, но ближайший и единственный друг его Макс Брод опубликовал «Процесс». Так начались публикации.
Былинные плечи.
Директория для ума и директория для глупости.
Понятие «враг народа» есть в шекспировском «Кориолане» (перевод А.А.Смирнова):

Кориолан: Я презираю вас и этот город

И становлюсь спиной к нему теперь:

Есть жизнь вне этих стен.

[Уходят Кориолан, Коминий, Менений, сенаторы и патриции.]

Эдил: Уходит враг народа, он уходит!


Готический укол.
В каком-нибудь Чертыханске.
Илистый взор.
«Любовь всего лишь светящаяся точка, и однако же нам мнится, что время подвластно ей. Немного дней назад ее еще не было, вскоре ее уже не будет; но пока она живет в нас, она озаряет своим сиянием и те годы, что предшествовали ей, и те, что последуют». (Констан Бенжамен. Адольф. М. 1959. С. 44-45.)
Потрафить собственной глупости.
Эта старушка меня целовала.
«Подводные камни любви». (Д.И.Писарев, «Старое барство».)
Чудо как хороша! (н. м.)
«Я понимаю, что предо мной стоит гений. Он напоминает мне автомат Калашникова, который стреляет абсолютно в любых условиях. Но как это получается, никто, даже сам Калашников, толком объяснить не может». (н. м.)
Фигуре умолчания отныне присваиваю твоё имя.
Падает камень на кувшин — горе кувшину, падает кувшин на камень — горе кувшину. (поговорка)

Боди арт (лицо в синяках).


«Женщинам нравятся мужчины, которым они интересны». (Ф.Феллини, Ш.Чэндлер, «Я, Феллини». В ж. «Иностранная литература», 2002, №3.)
Я не предлагаю дважды.
Вознесенский. Усталый пассажир сверхзвуковых лайнеров, корреспондент отовсюду. Желание дышать одним воздухом с миром приводит к одышке.

Миллионы людей живут другой, настоящей жизнью. Посещение особняка Кеннеди или Трюдо, девочка, попавшая под лёд, автомобильная катастрофа их не заденут. Слишком красиво, чтобы быть чем-то серьёзным.


Как за горизонт ушло.
Как об этом подумаю ― всё вянет внутри.
«...Вспомнилась старая шутка Сэма Кинга.

— Знаете, какое самое верное средство от морской болезни, адмирал?

— А что, есть такое?

— Есть, и притом единственное.

— Средство от морской болезни? Так быстрей же. Не томи, выкладывай...

— Надо посидеть под вязом, — сказал Сэм».



(Най Р. Странствие «Судьбы». М. 1986. С. 133.)
Тоска по вчерашнему недоеденному пирогу.
Помоги ему случай.
Видел стаю перелётных гусей. Клин не совсем правильный. Некоторые отстают, потом навёрстывают, и целое как бы волнуется, напоминая цветомузыку.
Луна как символ отражённого света.
Льющиеся волосы.
Изысканная неправильность речи.
Никто не становится сразу монахом. Сперва в послушниках походи, потом в рясофор постригись, прими малую схиму, а там думай о великой и о монашестве.
Стать зверем ночным.
Игрушечный мир Вознесенского.
«Я бы охотно отдала тебе мою игрушку, — говорит маленькая девочка. — Но я не могу: она моя». (Жюль Ренар, Из «Дневника».)
Дико ― но хорошо.
Тайна красоты — обезволивающей, затягивающей, порабощающей.
О большевистской революции Павлов говорил, что этот опыт делается таким небрежным способом, что он не дал бы лягушки, не то что собаки.
Вложить всю душу, чтоб оказаться обманутым вкладчиком. (н. м.)
Водопад волос.
Приглашение в постель.
По подвигу в день.
В медицине есть понятие стрессового числа. Смертельная доза ― 200 единиц.
Ложь, от которой не очиститься.
Скорлупки от миндаля и косточки от фиников. (Эзоп, «Путник и Гермес».)
Протетические свойства религии.
После того как Гёте обрядил Вертера в синий фрак, мужская половина Европы стала носить синие фраки.
Мученик по призванию.
Некоторым вообще не стоило родиться.
Шелестеть страницами.
«Всякий ум интересовал меня лишь тем, что отличало его от прочих». (Андре Жид, «Яства Земные».)
«Языку ничего нельзя навязать, но можно нечто предложить — в надежде, что не все будет отвергнуто». (Михаил Эпштейн)
Тост за нескромность!
Пессимисты редко ошибаются. (н. м.)
В.Набоков о Пастернаке: «Пастернак — поэт, а не прозаик. Как роман «Доктор Живаго» — ничто, он полностью соответствует консервативному стилю советской литературы. Он плутает, подобно «Унесенным ветром», и к тому же переполнен мелодраматическими ситуациями и всевозможными ляпами». «Меня интересует только художественная сторона романа. И с этой точки зрения «Доктор Живаго» — произведение удручающее, тяжеловесное и мелодраматичное, с шаблонными ситуациями, бродячими разбойниками и тривиальными совпадениями. Кое-где встречаются отзвуки талантливого поэта Пастернака, но этого мало, чтобы спасти роман от провинциальной пошлости, столь типичной для советской литературы. Воссозданный в нем исторический фон замутнен и совершенно не соответствует фактам». «Как переводчик Шекспира он очень плох. Его считают великим только те, кто не знает русского языка». (1959 г.)
Матричное мышление.
Трудны только те дела, которые не хочется делать. (н. м.)
По-женски привязчив.
Время от времени меня надо опускать в глицерин.
Кисло-сладкий поцелуй.
Из чего угодно может произойти всё что угодно.
Пятьдесят восемь... Возраст растерянности, когда не знаешь, за что хвататься. Хочется ещё что-то создать, а вместе узнать новое, упорядочить, сделанное, с кем-то поделиться. Суетишься, бегаешь туда-сюда, временами кажется, вообще ничего не делаешь, и так проходит жизнь.
Удерживать на расстоянии, оставаясь желанной.
Это нерассказуемо.
Пишешь... как бы немного в воздух.
Я ― оттуда.
Нравственные аксиомы.
Бьющиеся о стёкла строфы рифмы-бабочки (н. м.). Как Набоков проскочил мимо этого образа ― не понимаю.
Работать с ней одно удовольствие. Даже два.
Delete — и все дела.
Что происходит со мной, происходит во мне.
«...О наградах, полученных некоторыми поэтами, сохранились поражающие воображение сведения. Императору Августу так понравилась одна трагедия Вария, что он отвалил счастливому автору миллион сестерциев. Близкому другу Вария, Вергилию, также рекой текли императорские милости. После смерти Вергилия его наследство составило десять миллионов сестерциев! Третий друг, Гораций, благодаря щедрости Мецената мог без забот творить свои стихи, что «долговечней металла». И как имя Горация стало бессмертным, так имя Мецената превратилось в вечный символ покровителя поэзии и искусства». (Иштван Рат-Вег, «Комедия книги».)
Причёска «Можно подумать!»
Жить по сокращённой программе.
Голова ню.
«Пойми всех, люби и выделяй немногих». (Альбер Камю, «Записные книжки».)
Листаю лубки. Человек не меняется. В XVIII веке Бова Королевич, Еруслан Лазаревич, в XX агент 007.
О бедной рифме замолвите слово.
Хочется говорить, чтоб люди вздрагивали.
Патологоанатомы заждались меня.
«Естественность не дается от рождения: это достоинство приобретенное». (Альбер Камю, «Записные книжки».)
Это трагедия, но трагедия пережитая.
Так дети ждут звонка с урока.
Вторую неделю не топят. Единственный нагревательный прибор — я сам.
Наместник чёрта на земле.
О. — мой траурный флаг. Иногда трепещет, иногда виснет — всё от погоды.
«...Говорит на шести известных и шести неизвестных языках». (Даниил Хармс, Дневниковые записи.)
Осознать свою инструментальность.
Репетиция текста.
Нарастающее безразличие ко всему.
Безоглядность как ресурс.
Потому и понятны друг другу.
Обшарить себя в поисках карандаша.
За пределами какого-то возраста каждый по-своему утрачивает творческую способность.
Всем место нашлось — и осам, и ласточкам.
Когда школьный учитель читает письма Ремарка Марлен или сценарии Жака Превера — это и есть будни русской культуры. Россияне всегда знали Запад лучше, чем Запад знал россиян.
Всё, что нужно, нужно для чего-то.
Артистизм не фальшь, но полнота самораскрытия.
Окаменеть в вере.
Автобус. Кто-то издалека показывает карточку кондуктору. «Вижу! Вижу!» Как Иоланта.

Никаким рычагом не свернуть с дивана.


Сияние вещей. (н. м.)
Непредставимо невежественен. (н. м.)
На такого червяка как не клюнуть?
Когда пишешь экспрессивные тексты, нельзя не заострять лексику, синтаксис, образную систему. Не назову это «поэтикой», но что-то вроде. Можно сказать, я гиперболизирую тексты, можно сказать, ретуширую. Пресное не люблю. Многое из сказанного мною нельзя понимать буквально: ретушированное слово скорей указывает направление, чем обозначает цель.
Человек без миссии.
По подсчётам лингвистов, примерно 14 000 слов (7%) Даль придумал сам.
В кабинете 8 градусов. Если купить второй градусник, будет 16.
Срывать головы цветам жизни.
Опуститься до сосисок.
Шершавость Данте. (В.Г.Маранцман)
Прогрессирующее облысение.
«Меланхолия — это всего лишь угасшая пылкость». (Андре Жид, «Яства Земные».)
Перед сном читаю Крачковского, пытаюсь найти хоть что-нибудь. 2-3 страницы ― дальше не идёт. Так до конца жизни и буду читать, и похоронят меня в белой простыне.
Всепонимание не мой удел.
Нервотрепательная машина.
Эстетика названий. «...Иное название ещё драгоценнее самой вещи». (Гоголь)

Припахивающие тиной окушки.


Клерикальный сюжет.
Брянские леса давно сделались мифом, брянского волка нет ни в одном зоопарке мира.

«Теперь известно, что слабый тип нервной системы, отличающийся низкой степенью выносливости, характеризуется вместе с тем значительно более высоким уровнем чувствительности, чем сильный тип, т. е. такой сенсорной организацией, которая имеет важное положительное значение для многих видов деятельности. Сильный тип с большей работоспособностью корковых клеток обладает несравненно большей выносливостью по отношению к нагрузкам и экстремальным условиям. Относительность каждого из этих свойств и возможности их многообразных компенсаций в зависимости от задач воспитания требуют глубокого комплексного анализа критериев оценки свойств человека с точки зрения медико-биологических и социально-педагогических наук...». (Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб. 2001. с. 82.)

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


©stom.tilimen.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет